Журнал
О проекте
О проекте
Inc. — журнал-икона американских предпринимателей.
Уже 37 лет он рассказывает, как запускать бизнес с нуля.
С 2016 года мы делаем это в России.
Связаться с нами лучше всего по электронной почте
Редакция
editorial@incrussia.ru
Рекламный отдел
ad@incrussia.ru
Адрес редакции
109263, город Москва, улица Шкулева, дом 9, корпус 1, офис II Вакансии
Взлететь

BelkaCar: как три девушки развивают сервис каршеринга, борются с угонщиками (и выбивают льготы у правительства)

BelkaCar: как три девушки развивают сервис каршеринга, борются с угонщиками (и выбивают льготы у правительства)
Фото предоставлено пресс-службой
Пятый по счету сервис поминутной аренды авто в Москве запустили в 2016 году три подруги: Лориана Сардар, Елена Мурадова и Екатерина Макарова. На прошлой неделе их стартап BelkaCar привлек €2,1 млн на развитие от одного из фондов. На эти деньги компания в разы увеличит парк автомобилей и выведет бизнес за пределы Москвы

В офисе BelkaCar праздничное настроение: на столе конфеты «Белочка» — символ компании — и бокалы шампанского. Несколько дней назад стартап получил более €2,1 млн на развитие. Девушки, знакомые дольше 10 лет, в 2013 году решили «сообразить бизнес на троих».

— Об автомобильной сфере мы никогда не думали, хотя все три — отличные водители, — говорит Елена. — Что нас объединяло, кроме дружбы, так это любовь к дороге и мужской склад ума.

Лора работала финансовым аналитиком в фонде BMT Private Equity основателя «ВымпелКом» Дмитрия Зимина. С Еленой и Екатериной она познакомилась во время учебы в московском филиале Калифорнийского государственного университета, где девушки получали МВА. С тех пор раз в три месяца подруги собирались у Лоры в Милане, а в перерывах между встречами «не слезали с телефона». В одном из таких разговоров Лора рассказала о системе поминутной аренды автомобилей, которая набирала популярность в Европе. Неожиданно для Лоры девушки подхватили идею и решили развивать каршеринг в Москве. Катя в то время поступила в стартап-академию «Сколково», а у Елены был собственный бизнес по производству одежды. Затея с каршерингом казалась авантюрой, но от этого еще более притягательной.  

Каршеринг — система поминутной аренды автомобиля. Появился в Северной Америке в начале 2000-х, первым крупным игроком стал ZipCar, основанный двумя домохозяйками. Сейчас сервис популярен в США и Европе, в России работает с 2015 года. Чтобы воспользоваться услугой, надо скачать приложение оператора каршеринга, зарегистрироваться и привязать банковскую карту. Машины можно арендовать на городских парковках, а после поездки — оставлять в разрешенном оператором месте. Минута автоаренды в Москве стоит от 6 до 10 рублей (в BelkaCar — 8 рублей).

В мире существует несколько моделей поминутной аренды автомобиля. Сервисы делятся на B2 °C, когда услугу оказывает компания, и peer-to-peer, когда пользователи обмениваются собственными машинами. Эта модель, в свою очередь, предполагает три варианта работы. Первый — традиционный каршеринг: машину можно взять с определенной парковки и к концу срока аренды вернуть ее туда же. Другой вариант — point-to-point: пользователь берет автомобиль на одной из условленных парковок, а возвращает — в любую точку из списка. Лора, Лена и Катя выбрали самый современный вариант, free-floating: разрешено брать и оставлять машину на любой уличной парковке города, платной или бесплатной. Схема идеальна для русской зимы: пользователи не мерзнут по дороге до дома, на машине можно подъехать прямо к подъезду.  

Большой автомобильный пирог

Фото предоставлено пресс-службой

В столице работают 1200 каршеринговых автомобилей, абсолютный лидер рынка — «Делимобиль» (700 машин). Остальные 500 авто делят между собой еще 4 игрока. В их числе — BelkaCar, которая в ближайшие дни увеличит автопарк в 2,5 раза — до 250 машин. К концу 2017 года стартап планирует «разрастись» до 950 автомобилей. По прогнозам основателя YouDrive Бориса Голикова, до конца 2017 года в столице будут ездить около 3 тысяч каршеринговых авто, а рынок вырастет на 400% за год.

Основательницы BelkaCar говорят, что сейчас поделено не больше 10% каршерингового рынка, и «пирог еще огромный, но делить его будут, скорее всего, крупные компании. Мелкие, с парком до 100 машин, вряд ли выдержат конкуренцию».

Спасибо, что не первые

BelkaCar запустили в октябре 2016 года. 34% АО «Каршеринг» принадлежат Екатерине Макаровой, а Елене Мурадовой и Лориане Сардар — по 33%. До этого в Москве стартовали «Делимобиль», Anytime, YouDrive и Car5.

— Сначала мы переживали, что не стали первыми, но потом оценили преимущества положения, — улыбается Елена. — Нам удалось избежать многих шишек, которые обязательно бы набили, будь мы первопроходцами.

Москва помнит опыт «Делимобиля», который после аварии обязал клиента выплатить компенсацию, сопоставимую со стоимостью новой машины, но после резонанса в Facebook отказался от требований. BelkaCar сразу ввела страхование всех машин и по ОСАГО, и по КАСКО. В случае ДТП по вине пользователя он заплатит не больше 30 000 рублей компенсации +15% от суммы, если ущерб превысит 100 000 рублей.

Собственные $260 000 основательницы BelkaCar потратили на формирование команды и первый этап разработки IT-платформы. На первые сторонние инвестиции, полученные весной 2016 года от фонда BMT Private Equity Ltd в размере $260 000, сформировали автопарк из 100 автомобилей Kia Rio — их взяли в лизинг, заплатив аванс 25%. По 36 тысяч рублей потратили на оснащение каждой машины: парктроники, GPS-трекеры, зарядные устройства, держатели для мобильных телефонов, фирменная оклейка.

— Сложнейший IT-продукт, юридические тонкости, автопарк в сотню машин — со всем этим мы разобрались легко. А вокруг названия разгорелись жаркие дебаты, — вспоминает Елена. Тематические имена, которые содержат компоненты вроде drive, now и anywhere, были заняты, поэтому девушки искали нетривиальное слово, способное вызвать положительные эмоции. К «белке» пришли случайно и решили, что у россиян название ассоциируется с дружелюбным зверьком, живущим в родных лесах, а иностранцы легко запомнят лаконичное сочетание букв.

Сегодня каждый автомобиль BelkaCar занят по 3–4 часа в день, средний чек одной поездки (40 минут езды и 20 минут бесплатного ожидания) — 320 рублей. Арендовать машину может не только частое лицо, но и компания — на более длительный срок и на особых условиях.

— Появление нового игрока — хороший показатель потенциала услуги, популяризация которой будет происходить еще быстрее, — говорит Борис Голиков, основатель сервиса каршеринга YouDrive. — Мы, в отличие от BelkaCar, работаем только с частными пользователями и предоставляем автомобили более высокого класса, поэтому компаниям тесно на рынке не будет.

В операционную прибыль BelkaCar надеется выйти к сентябрю 2017 года. Как раз тогда инвестиции подойдут к концу, а пока вложенных средств хватит еще на 10–12 месяцев работы.

Как подружиться с государством

Фото предоставлено пресс-службой

В 2013 году, когда подруги готовились к запуску, каршеринга в Москве еще не было. Девушки понимали, что создают новый рынок, который требует новых правил игры. Пришлось налаживать диалог с правительством. BelkaCar собрали данные о работе каршеринга на Западе и отправились в Департамент транспорта Москвы.

— Сначала нас всерьез не воспринимали. Но мы продолжали ходить, рассказывать о западном опыте, показывать презентации, приводить статистику. В общем, взяли измором, — вспоминает Елена.

В августе 2015 года городские власти внесли поправки, которые оговаривают условия работы каршеринга. Годовую аренду парковочного места установили в размере 20 000 рублей (сегодня — 24 000), в то время как для рядового горожанина она обходится в сумму 250 000 рублей. Кроме того, машинам сервисов каршеринга разрешили парковаться в резидентских местах — во дворах и у подъездов жилых домов, где автомобили могут оставлять только местные жители.

Каршеринг интересен правительству, потому что позволит многим москвичам отказаться от личного транспорта хотя бы в центральных районах, что уже заметно разгрузит дороги. Поэтому общение BelkaCar c властью оказалось на удивление приятным.

— Если честно, мы очень боялись вступать в отношения с правительством, постоянно ждали подвоха, — вспоминает Лора. — Однако на деле мы общались с молодым руководителем, который пришел из бизнеса, поэтому и подход у него ко многим вещам бизнесовый, а не чиновничий. Встречи обычно назначают на следующий день, пару раз даже встречались в «Старбаксе».

Фото: Глеб Леонов

В будущем основательницы хотят договориться, чтобы каршеринговые авто могли ездить по выделенным полосам, как такси. Еще одна проблема сейчас — эвакуация: девушки предлагают, чтобы машины не забирали на штраф-стоянки, а просто отгоняли на ближайшую разрешенную парковку. Штрафы при этом будет оплачивать сама BelkaCar, зато автомобили не будут простаивать. 

Гололед, угонщики и воры

Первую партию машин девушки ждали, как чуда. На производство автомобилей требовалось 3 месяца, установка всего оборудования и оклейка занимает еще 15 дней. Готовые машины нужно было забрать на парковке у дилерского центра и расставить по точкам тепловой карты — районам города, в которых поминутная аренда особенно востребована. Обычно это центральные улицы, а также крупные торговые и бизнес-центры. Гнать туда машины пришлось, в том числе, и самим основательницам стартапа: четырех нанятых помощников не хватало, чтобы сервис заработал к утру.

— Ночь, парковка у дилерского центра, вокруг ни души. Мы, три девушки, садимся по машинам и начинаем их разгонять. И в этот момент у нас начинаются баги в системе, — вспоминает Катя. — Пришлось разработчикам фиксить всё прямо на парковке в автомобиле.

Первый месяц работы превратился для подруг в испытание на прочность. На второй день после запуска Москву накрыл ледяной дождь, резко увеличилось число аварий, пришлось в экстренном порядке «переобувать» все машины.

— Автомобили угоняли, полностью обчищали, портили салоны, ездили бесплатно и даже жили в машинах. Каждый день происходила какая-то ерунда, чего мы только не нахлебались, — теперь уже с улыбкой вспоминает Елена. Почти всё время и ресурсы уходили на «затыкание дыр».

Угонов как таковых основательницы не боялись: GPS непрерывно сообщал, где находится автомобиль. Главная неприятность в том, что за каждым таким преступником приходилось в буквальном смысле гоняться. Если в BelkaCar видели, что пользователь не завершает аренду несколько дней и отказывается вернуть машину на стоянку или гонит ее за пределы Московской области, вызывали полицию и отправляли корпоративные машины для перехвата.

— Такие настоящие киношные погони с полицией и мигалками, — делится впечатлениями Екатерина.

После этого наняли специалиста по безопасности, который выяснил, что среди клиентов BelkаСar были группы профессиональных угонщиков. Злоумышленники пользовались лазейкой в правилах пользования сервисом: на первых порах оплачивать услугу нужно было после завершения аренды, когда машина уже встала на стоянку. Теперь действует биллинговая система: платеж списывается с карты клиента частями по 500 рублей. Если карта пуста, а услуга не оплачена, система автоматически завершает аренду и заглушает мотор.

— И если вы ехали ночью посреди леса, то останетесь там же, — предупреждает Катя. — Конечно, мы не глушим авто на полном ходу, чтобы не провоцировать аварий, но делаем это сразу же, когда машина останавливается или замедляется до 10 км/ч.

Сложнее было с мелкими вредителями: теми, кто портил салон автомобилей и воровал оборудование. Акта приема-передачи в BelkaCar не было и быть не может: пользователь оставляет машину на любой доступной парковке, и повреждения можно зафиксировать только следующий клиент.

— Мы всегда хотели сделать сервис максимально удобным, поэтому добавили держатели. Чтобы телефоны во время аренды не садились, вставили универсальные зарядные устройства. Естественно, их растащили в первую же неделю, — вспоминает Лора.

Чтобы обезопасить себя от лишних трат, но не понижать уровень сервиса, все детали, которые можно снять или открутить, оборудовали антивандальной защитой.

Сейчас самая острая проблема BelkaCar — аварийность.

— Машины бились и будут биться, это специфика бизнеса, мы это понимаем. Избавиться от этого мы не в силах, поэтому главная задача — максимально быстро ремонтировать авто и возвращать в парк, — говорит Лора.

Вслед за Москвой сервис планирует покорять регионы: выходить сначала в Санкт-Петербург, а потом и в другие города-миллионники. Никуда не делись и оперативные задачи. Одна из главных сейчас — наладить работу команды из 30 человек.

— Мы пережили период, когда сами разгребали всё одной лопатой. Сейчас нужно четко выстроить процессы в компании, ввести KPI, — уверена Екатерина. — Пора переходить от романтики к суровому семейному быту.

Читайте нас в Фейсбуке, Твиттере и ВКонтакте.

Подписаться на самые важные материалы
о бизнесе и технологиях в России