Журнал
О проекте
О проекте
Inc. — журнал-икона американских предпринимателей.
Уже 37 лет он рассказывает, как запускать бизнес с нуля.
С 2016 года мы делаем это в России.
Связаться с нами лучше всего по электронной почте
Редакция
editorial@incrussia.ru
Рекламный отдел
ad@incrussia.ru
Адрес редакции
109263, город Москва, улица Шкулева, дом 9, корпус 1, офис II Вакансии
Взлететь

Riot Games: Как лучшая компания-2016 (по версии Inc.) меняет профессиональный спорт

Riot Games: Как лучшая компания-2016 (по версии Inc.) меняет профессиональный спорт
Фотографии: gettyimages.ru
Вероятно, вы ничего не слышали о Riot Games. Тем временем в ее онлайн-игру League of Legends играют 7,5 млн геймеров одновременно, а соревнования между профессиональными киберспортсменами проходят на лучших стадионах и собирают полные трибуны фанатов. Рассказываем, за что мы так любим Riot Games.

Нью-Йорк. Спорткомплекс «Мэдисон-сквер-гарден». Пятничный вечер. Сотни людей жаждут крови.

Продавцы билетов и сахарной ваты, похоже, никогда еще не приходили в такое замешательство. В центре главной спортивной арены Нью-Йорка перед мониторами друг напротив друга на вращающихся стульях сидят две команды, в обеих — по пять мужчин. С виду они напоминают сотрудников колл-центра: на каждом — гарнитура с наушником и микрофоном. Одна команда — в красно-белые блейзерах, другая — в черных футболках с изображением белого тигра на груди. Они стучат по клавиатуре, нажимают на кнопки мыши, а вверху на огромных экранах разворачивается странная сцена: старец, лучник и безбашенная женщина-киллер готовятся напасть на киборга. Мгновение спустя на него градом обрушиваются пули и стрелы. Ревущая толпа безжалостна. Она желает киборгу смерти. «Это убьет команду Rox Tigers!» — ревет комментатор. Спустя 13 минут база красно-белой команды превращается в вихорь из дыма и огня. «Rox Tigers ответят во втором раунде!» — обещает комментатор, и обе команды удаляются в раздевалки, по дороге растирая руки, чтобы не дать им остыть.

Добро пожаловать в мир командной онлайн-игры League of Legends (LoL), в которую ежемесячно играют более 100 000 человек. Сама игра бесплатна, однако желающие могут дополнительно купить персонажей-«чемпионов», а также виртуальную одежду («оболочку»), которая стоит от $7 до $25. По оценке агентства SuperData, в 2016 году доходы от продажи виртуальных товаров Riot составили $1,6 млрд. Кроме того, Riot продает спонсорские пакеты, реальную сувенирную продукцию и права на трансляцию игр. В 2015 году инвесторы с жаром скупали доли участия у профессиональных команд и вакантные места в лиге LoL. В числе новоиспеченных владельцев профессиональных игровых команд League of Legends — владелец баскетбольного клуба Washington Wizards Тед Леонсис, голливудский продюсер и совладелец бейсбольного клуба Los Angeles Dodgers Питер Губер и лайф-коуч Тони Роббинс.

Riot Games: цифры

2 500
сотрудников
Главные конкуренты
Valve (создатель DotA 2); Blizzard Entertainment (создатель Overwatch, StarCraft II и World of Warcraft)
$1,6 млрд
ежегодный внутриигровой доход
133
игровых персонажа League of Legends
Одна
видеоигра выпущена Riot за первые 10 лет существования компании
7,5 млн
игроков каждый день одновременно играют в LoL в периоды пиковой нагрузки

Десять лет назад Марк Меррилл и Брендон Бек создали компанию Riot Games, чей бизнес основан на совершенствовании одной-единственной онлайн-игры. Вскоре компания превратилась в империю с огромным креативным потенциалом и требовательными фанатами. «Это похоже на то, как если мы бы изобрели баскетбол, — объясняет Марк Меррилл. — И при этом владели бы всеми мировыми баскетбольными площадками, продавали баскетбольные кроссовки и основали профессиональную лигу НБА».

LoL не продукт массового потребления, однако он завоевал огромный рынок. Пока потребители проводят много времени онлайн, подобные нишевые продукты будут развиваться. Они нужны своим преданным потребителям — тем, кто живет в закрытом, непонятном для других мире.

Лучшая DotA

В игре участвуют две команды по пять человек. Задача — уничтожить базу противника. Новые игроки начинают с уровня рядового воина. Его силы недостаточно, чтобы одержать победу, поэтому каждый член команды «растет», убивая монстров и персонажей противоположной команды.

34-летний Бек и 36-летний Меррилл — рьяные соперники и очень близкие друзья. Хотя они мало похожи друг на друга. Оба росли в обеспеченных семьях поблизости от Лос-Анджелеса, оба окончили Университет Южной Калифорнии, оба увлекались играми типа Dungeons & Dragons. И у обоих были амбициозные родители, беспокоившиеся о том, что увлеченные играми сыновья не добьются в жизни ничего путного. Но на этом их сходство заканчивается. Бек так и не окончил среднюю школу «из-за синдрома дефицита внимания» и экстерном поступил в университет. Меррилл был бойскаутом, отличником и капитаном школьной футбольной команды.

Окончив университет, друзья устроились на работу: Бек — в консалтинговую компанию, Меррилл — сначала в банк, затем в маркетинговое агентство. Жили в одной квартире в центре Лос-Анджелеса. В гостиной друзья устроили игровую зону с огромными мониторами и удобными креслами, в которых можно проводить часы напролет. Там они оба и влюбились в игру, которая впоследствии изменила их жизнь: Defense of the Ancients, сокращенно DotA.

DotA была странным явлением даже для начала 2000-х. Во-первых, у этой игры не было владельца. В 2002 году компания Blizzard Entertainment выпустила Warcraft III (игру-фэнтези, в которой люди сражаются против орков и других волшебных существ) и дали пользователям возможность самостоятельно ее исправлять и совершенствовать. Так фанаты начали создавать собственные версии игры. Самой популярной из них стала DotA, где сражаются две команды по пять человек. Игровое сообщество DotA превратилось в отдельный мир со своими форумами, новостями и медиа.

Бек и Меррилл подумали: что, если создать такую версию DotA, где сглажены все шероховатости, а новые игровые фичи появляются регулярно? В отличие от обычных издателей игр, работающих по принципу киностудий, Бек и Меррилл хотели обслуживать одну-единственную игру.

Чтобы привлечь инвестиции, Бек и Меррилл обратились к родственникам и бизнес-ангелам и в итоге собрали полтора миллиона долларов. В этой сфере у них уже имелся некоторый опыт: в колледже друзья участвовали в организации игрового стартапа. Но ни Бек, ни Меррилл никогда прежде не создавали серьезных игр и писать код умели лишь на любительском уровне. Они сами не понимали, насколько позорно выглядела их попытка заинтересовать издателей игр на одной из отраслевых конференций.

«Брендон подошел ко мне со словами: «Николо, взгляни вот. Это видео о нашем прототипе. Мы создали его всего за четыре месяца», — вспоминает Николо Лорен, в те годы представлявший интересы европейского издателя компьютерных игр. — Он прямо светился от гордости. Но то, что он показал, было ужасно». Позднее, в 2009 году, Лорен присоединится к команде Riot Games.

Бек и Меррилл продолжали работать над игрой и раздобыли $7 млн, убедив инвесторов в том, что намерены создать новый тип компании на идее электронной коммерции. «Эта модель выглядела разумной», — говорит Рик Хайтцман, управляющий директор компании FirstMark Capital, которая стала участником первого и последующих раундов финансирования.

Игровой код, написанный подрядчиком, содержал такое количество ошибок, что запуск игры отложили на год. League of Legends вышла 27 октября 2009 года. Скачать ее можно было бесплатно. На выбор предлагали 40 персонажей. Спустя месяц Бек и Меррилл открыли внутриигровой магазин, решив, что никогда не станут продавать в нем апгрейды, к примеру, особые виды оружия, которые давали бы игрокам серьезные преимущества перед остальными. Они считали такой подход антигеймерским. Вместо этого они предлагали «косметические» улучшения, например, новую одежду: она меняет облик персонажей, придает им индивидуальность и помогает выделиться. Геймерам это важно, ведь они играют подолгу, и время от времени хочется что-то изменить.

По данным SuperData, доход компании Riot Games к концу 2010 года составил $17,25 млн. Еще через год продажи увеличились почти в пять раз — до $85,3 млн. Китайский интернет-гигант Tencent Holdings оценил стремительный взлет и в начале 2011 года предложил $400 млн за 93% долю в Riot Games. Меррилл и Бек согласились при условии, что Tencent Holdings сохранит за разработчиками независимость.

В декабре 2015 года китайский холдинг купил оставшиеся 7% компании. Сумму сделки не разглашали. Однако тот факт, что Riot Games теперь целиком принадлежит другой организации, ничего не изменил.

«У нас очень нетипичные деловые отношения, — говорит исполнительный вице-президент Tencent Holdings Дэвид Уоллерштейн. — Такое ощущение, что чем большей долей Riot Games мы владеем, тем независимее она становится».

Большинство сотрудников Riot Games работают в офисе компании в Лос-Анджелесе. За одной из дверей раздаются громкие удары, как будто кто-то с жаром колотит мечом по броне. Это звукорежиссер Riot Games Брендон Ридер лупит по камертону, записывая звуки для нового персонажа. Помимо звукорежиссеров, в компании работают четыре композитора и команда музыкальных продюсеров. Они записывают музыку для экранов авторизации и загрузки, а также для роликов. Сотни художников и дизайнеров трудятся непосредственно над игрой, остальные работают над созданием видеоклипов и анимированных зарисовок, раскрывающих историю каждого персонажа. 14 авторов и художников слагают легенды, создавая особый мир League of Legends наподобие миров Толкиена. Кроме того, в штате Riot Games работают режиссеры-документалисты, ведущие хронику будней креативных сотрудников компании.

Но больше всего поражает воображение профессиональное спортивное подразделение Riot Games. После первого мирового чемпионата, прошедшего на отраслевой конференции в Швеции в 2011 году, Бек и Меррилл не жалели сил на то, чтобы обеспечить LoL всеми необходимыми атрибутами профессионального вида спорта. Они организовали лигу, вложились в оборудование для организации прямых трансляций, наняли продюсера с опытом работы на Олимпийских играх и научили топовых игроков LoL хорошо смотреться в кадре. На следующий год соревнования с призовым фондом в миллион долларов прошли на арене «Гален-центра» Университета Южной Калифорнии. С тех пор Riot Games бронировала стадионы в Берлине, Сеуле и, конечно, Нью-Йорке. В 2014 году компания наняла обладателей «Грэмми» Imagine Dragons, и музыканты выступили на финальных играх и записали новые песни для League of Legends. Члены группы — ярые фанаты LoL, и Бек хотел, чтобы игроки об этом знали. В 2016 году финал мирового чемпионата проходил в «Стэйплс-центре» в Лос-Анджелесе. Для фанатов пел Zedd в сопровождении оркестра.

По мнению Бека, музыкальные клипы и анимированные видео могут служить основой для дальнейшего развития игры, потому что помогают полноценному погружению геймеров в виртуальную реальность. «С самого начала мы стремились сделать своих персонажей настолько интересными, чтобы о каждом из них можно было снимать кино», — добавляет Меррилл.

«Честно говоря, затраты иногда меня беспокоит, — говорит финансовый директор Riot Games Дилан Джадейя. — Отдачу, которую принесут решения основателей, не всегда можно просчитать. Эти двое всегда действуют по наитию. Мы выкидываем на ветер огромные суммы денег, прежде чем понимаем, что всё сделали правильно».

Деньги стали главной темой дискуссии, развернувшейся вокруг спортивного подразделения Riot Games. В этом месте League of Legends начинает напоминать профессиональный спорт, так что инвесторы, игроки и владельцы команд рассчитывают получать доходы профессионального уровня. Споры о том, как этого добиться, разгорелись не на шутку. Хотя Riot Games выделяет призовой фонд для чемпионатов и каждый сезон выплачивает тренерам и профессиональным игрокам пособия в размере $12 500, команды всё чаще претендуют на долю доходов от продажи спонсорских пакетов, прав на онлайн-трансляцию игр и виртуальных товаров со своим логотипом. (По словам владельцев команд, содержание профессиональной команды обходится им примерно в миллион долларов в год, при этом спонсорский пакет может и не возместить эти расходы, особенно если команда не войдет в список участников чемпионата.)

В сентябре Riot Games опубликовала открытое письмо, в котором пообещала делиться доходами, предоставлять командам «постоянное участие» в лиге и совместно разрабатывать новые бизнес-модели.

Фанаты LoL привыкли к тому, что к их пожеланиям прислушиваются. Невероятный успех пришел к Riot Games потому, что компания сделала нечто несвойственное для обычного издателя онлайн-игр: она прислушивается к пожеланиям игроков.

Битва за финал

На второй день полуфинала, примерно в половине пятого вечера, по Седьмой авеню в направлении «Мэдисон-сквер-гарден» стекается толпа зрителей. Матч между командами Samsumg и H2K начнется только в шесть, но зрители уже буянят. «H2-что?» — спрашивают одни. «H2K!» — отвечают другие.

«Они начали пить еще утром», — объясняет 24-летний Зах Смит, передавая другу электронную сигарету. На улице холодно и дождливо, Смит одет только в джинсы и майку, но продрогнуть он не боится. Он приехал сюда вчера из Мэриленда вместе с двумя друзьями. В баре они встретили еще двух игроков LoL, прибывших из Олбани. Теперь они вместе упиваются радостью от того, что встретили единомышленников. Эти люди понимают то, что весь остальной мир не может понять.

«99% времени нас считают изгоями, — говорит Смит. — Мы любим компьютерные игры. Нам нравится наблюдать, как играют другие. Если об этом рассказать кому-нибудь постороннему, тебя спросят: «Ты о чем вообще?» И вот ты приезжаешь сюда, встречаешь таких же людей, и это очень сближает. Это в самом деле потрясающее ощущение».

Сколько денег они потратили на «оболочки»? Парень из Олбани вздыхает: $200. Его приятель присоединяется к разговору: он отдал $300. Третий добавляет, что тоже $200. Смит — $500.

Тем временем к торговым точкам выстраиваются очереди в 20–40 человек. Они хотят купить футболки с логотипом игры за $25, толстовки за $65 и шапки из искусственного меха за $25. Выше, на втором ярусе, готовятся занять места пятеро друзей — члены клуба любителей онлайн-состязаний Университета штата Пенсильвания. Они добирались сюда пять часов, а билеты купили еще до того, как определились команды-финалисты. Они рассказывают, что количество участников их клуба увеличилось с 30 до 200 человек, причем большинство из них играют в LoL.

Начав сокрушительное наступление, команда H2K убивает несколько персонажей, но дисциплинированная и эффективная команда Samsung быстро встает на ноги, разбивает противника и выходит в финал. Матч проходит неровно, но фанатов это не волнует. Они болеют за Samsung. Они болеют за H2K. Они также болеют за TSM — команду-фаворита, несмотря на то, что она сегодня не играет. Уходя со стадиона, зрители задерживаются у выхода. Они фотографируются с участниками костюмированного шоу. Охранники кричат, чтобы все расходились. Но зрители не собираются уходить: это их любимая игра, они в своей стае. И намерены насладиться этим моментом сполна.

Как Riot Games защищает корпоративную культуру

«Мы учитываем интересы сотрудников, но это не означает, что каждый получит всё, что хочет», — заявил Брендон Бек на конференции 2011 года. Вот 5 главных правил, которым должен следовать каждый, кто хочет работать в Riot Games:

1. Ценности не обсуждаются
Эффективный сотрудник независимо от своего ранга отказывается от глупых идей, нормально относится к жесткой критике и обожает решать проблемы вместо того, чтобы избавляться от них. В другой компании такой человек превратился бы в отщепенца, в Riot он — идеальный сотрудник.

2. Ищи фанатиков
Обсуждение игрового опыта — важная часть собеседований с кандидатами. Рекрутеры часто просматривают историю игр, чтобы проверить, действительно ли человек такой заядлый геймер, каким хочет казаться. Это главное. Шикарное резюме никого не волнует.

3. Продавай людям трудные задачи
Игроки хотят побеждать, прикладывая усилия и упражняясь в мастерстве, и в Riot нужны люди, которые разделяют эти идеалы. Вместо того, чтобы рассказывать, как круто работать в Riot, рекрутеры объясняют, каким образом здесь можно профессионально расти, развивая и оттачивая навыки.

4. Подружись с препятствиями
Прежде чем получить работу, кандидаты должны добиться одобрения поручителя (вдобавок к одобрению рекрутера). Поручители стоят на страже культуры компании и критично рассматривают выбор рекрутера. Этот процесс может занять несколько месяцев. 

5. Хочешь уйти — уходи
У новых сотрудников есть полгода, чтобы понять, подходит ли им работа. Если нет, то компания не обидится, а наоборот, поощрит уход: выплатит 10% годовой зарплаты (но не больше $25 000).

Читайте нас в Facebook, Twitter и ВКонтакте.

Подписаться на самые важные материалы
о бизнесе и технологиях в России