Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе и технологиях в России

Сооснователь IQ Capital Макс Баутин: как инвестировать в новые технологии (чтобы не было мучительно больно за вложенные деньги)

Сооснователь IQ Capital Макс Баутин: как инвестировать в новые технологии (чтобы не было мучительно больно за вложенные деньги)
Макс Баутин / Фото: Owen Richards/The District
Максим Баутин родился в 1976 году в семье ученых, вырос в Иркутском Академгородке. В 2006 году Макс вместе с партнерами Эдом Стейси и Керри Болдуин основал венчурный фонд IQ Capital Partners, который инвестирует в B2B-программное обеспечение, включая технологии искусственного интеллекта и машинного обучения. Под управлением фонда находятся $100 млн, а покупателями портфельных стартапов IQ Capital были Apple, Google и Huawei (с 3-15-кратной возвратностью инвестиций). Макс Баутин прилетел в Казань на конкурс стартапов IV Russian Tech Tour и рассказал Inc., как потерял миллион долларов в море, почему вкладывает только в глобальные стартапы и как правильно инвестировать в технологии будущего (спойлер: выбирать те, которые можно применить уже сегодня).

«Настоящий успех — это компания-«дракон»

Венчурная индустрия — это всегда высокий риск. Нужно быть готовым потерять до 50% своих инвестиций, даже вложенных в перспективные на вид стартапы. С другой стороны, инвесторы, которые дают нам деньги, из-за высокого риска ожидают получить больший процент, чем от традиционных финансовых инструментов, — минимум 20-25% в год. Это означает, что фонд должен за 8–10 лет обеспечивать трехкратный (а с учетом внутренних расходов — почти четырехкратный) возврат инвестиций.

Если списать половину денег на провалившиеся стартапы, оставшиеся 50% должны вырасти в 7-8 раз (а настоящий успех — это компания-«дракон», которая возвращает весь капитал фонда единолично). Поэтому нам интересны только те компании, которые могут вырасти минимум в 10 раз. Вообще мы хотим видеть 30-50-кратный потенциал: если его нет, 10-кратного «минимального» роста, скорее всего, не достигнешь.

Разработать и успешно вывести на рынок новый бизнес с годовым оборотом $20-30 млн (когда его становится интересно купить) стоит от $5 млн до $10 млн. Добавим минимум 30-40% от продажи основателям на выходе и получаем минимальную желаемую сумму сделки $65-$150 млн. Соответственно, нам нет смысла инвестировать в компанию, которая не имеет перспективы быть проданной за $150 млн и выше. Это не значит, что у нее плохая бизнес-идея. Просто это не венчурная модель. Таким стартапам лучше обращаться не к нам, а к бизнес-ангелам.

Шансов, что узкорегиональная компания вырастет хотя бы до $50 млн за 5-6 лет, — практически никаких. Только глобальный игрок может разрастись настолько, чтобы оправдать венчурную модель. Кроме того, у глобально масштабируемых технологических стартапов еще два преимущества. Во-первых, если у стартапа точно есть уникальная технология, остальные компоненты успеха команду (кроме двух-трех ключевых людей), правильную стратегию, финансирование, пути на рынок можно добавить. Во-вторых, даже если ты ошибся (например, неправильно оценил рынок), всегда остается план Б: технологию можно продать крупной компании за $50 млн — $200 млн и выше. Для венчурного инвестора такой выход — уже успех.

Портфолио фондов под управлением IQ Capital включает 24 компании, в том числе:

Spectral Edge — технология обработки изображений, позволяющая вывести на новый уровень качество цифровых фотографий

BioBeats — анализ биометрических данных с применением искусственного интеллекта, позволяющий контролировать стресс и улучшать продуктивность работы
Speechmatics — технология для распознавания речи на любом языке с 90%+ точности  с использованием методов глубокого обучения

Audio Analytic — технология распознавания звуков для «умного дома»

Grapeshot — «умные» контекстуальные поисковые алгоритмы для маркетинга и рекламы, обрабатывающие триллионы обращений в месяц

Thought Machine — полная IT-инфраструктура банка на основе облачных технологий, умных контрактов и блокчейна

У нас под управлением всего около $100 млн, а вкладываем мы по $5–15 млн в компанию в течение ее жизненного цикла. Имея под управлением сравнительно небольшой объем средств, мы выбрали для инвестирования сегмент deep tech in software — как правило, это технологические стартапы с уникальной софтверной технологией и глобально масштабируемой бизнес-моделью.

Deep learning («глубокое обучение»), machine reading («машинное чтение») или disruptive algorithms (прорывные технологии в программировании — Inc.) это модные слова, которые появились в последние пару лет. Внезапно так стало называться все, что раньше называлось data analytics («аналитикой данных»).

Мы инвестируем в базовую технологию с четко выраженными USPs (unique selling points уникальными свойствами продукта). Из такой технологии можно сделать глобально масштабируемое решение, превосходящее уже имеющиеся на рынке. Если мы видим фундаментальное изобретение на уровне алгоритма, которое встроено в программное решение, нас не очень интересует, присутствует ли в этом стартапе элемент машинного обучения.

Макс Баутин, Керри Болдуин, Эд Стейси

Фото: Owen Richards/The District

«Мы не инвестируем, когда идея есть, а продукта еще нет»

Несколько глобальных технологий изменят мир и существующие бизнес-модели. Например, Human-Computer Interface — интеграция человека с компьютером. По прогнозам, в мире количество подключенных к интернету мобильных устройств к 2021 году достигнет 11 млрд, а количество «умных» сенсоров из сферы интернета вещей к 2025 году перевалит за 75 млрд. Ключевым вопросом станет взаимодействие со всеми этими компьютерами. Для этого клавиатуры уже мало, — они должны лучше понимать нашу речь, жесты, биологические процессы и потребности (не за горами и сигналы мозга). Поэтому мы смотрим на технологии, которые помогают компьютерам улучшать это понимание.

Количество данных в корпоративной среде растет чудовищными темпами, и нужен их анализ. Мы ищем технологии, которые помогут выудить из big data решения, способные изменить производственные и коммерческие процессы и повлиять на финансовый результат — например, повысить вероятность покупок.

В целом ряде областей потребуются новые решения. Это финтех, кибербезопасность, персонализация данных, оптимизация индустриальных процессов с помощью интернета вещей, digital health — системы, которые помогут нам быть здоровыми и поддерживать связь с доктором. Тот, кто предлагает глобальное технологическое решение в любой из этих сфер, может захватить долю на соответствующем рынке.

Все эти технологии должны быть адресно применимы и максимально эффективны уже сегодня. Мы готовы брать на себя риски, связанные с выводом продукта на рынок, но не с наличием самого рынка. Он должен быть уже сегодня, чтобы готовый продукт можно было продать за конкретные деньги тем, кто нуждается в нем сейчас, а не завтра или послезавтра. Поэтому инвестиционный горизонт у нас не очень длинный: мы рассчитываем на выход из компании максимум в течение 5–8 лет.

Самые успешные экзиты IQ Capital Partners

Сентябрь 2010: Apple приобрела кембриджский стартап Imsense, разработчика технологии по улучшению цифровых HDR-изображений для камеры в iPhone. Фонд инвестировал в стартап $1 млн в 2008-09 году.

Декабрь 2010: Google купил одну из портфельных компаний фонда — британский стартап Phonetic Arts, в который IQ Capital инвестировал $1 млн в 2008 году. Стартап создал технологию, позволяющую на основе записей создать искусственный «голос». Сумма сделки на выходе не разглашается.

Август 2012: фармацевтический гигант Becton Dickinson купил компанию Sirigen, создателя технологии флуоресценции нового поколения, позволяющей повысить эффективность диагностических тестов. Фонд инвестировал в стартап $2 млн в 2010 году.

Апрель 2014: онлайн-платформа Rosslyn Analytics, позволяющая анализировать и визуализировать большие данные в режиме реального времени, вышла на IPO, разместив 30 млн своих акций на бирже и подняв £10 млн (а ее капитализация составила £24,9 млн). IQ Capital Partners инвестировал в компанию $3 млн в 2012 году в обмен на 1/5 часть компании.

Сентябрь 2014: китайский телеком-гигант Huawei приобрел стартап Neul, разработчик нового протокола Wi–Fi для интернета вещей, в который фонд инвестировал $4 млн в 2010 году. По данным британского издания Business Weekly, сумма сделки составила $25 млн.

Февраль 2015: компания Xchanging приобрела стартап Spikes Cavell & Co, разработчик «умной» аналитической платформы для принятия решений в области консалтинга, образования и госуправления. Инвестировали $3 млн в 2007 году.

Мы не инвестируем на предпосевной стадии, когда идея есть, а продукта еще нет. Даже у компаний, которые приходят к нам на посевной стадии, есть хотя бы минимальная демонстрация продукта. Наше определение посевной стадии — это когда минимальный продукт уже есть.

Самый яркий пример технологического провала в моей практике — британский стартап по сбору энергии морских волн. В начале 2000-х мы с партнерами, еще до IQ Capital Partners, инвестировали в него около $1 млн (всего стартап поднял около $3 млн). Компания строила станцию индустриального масштаба для сбора энергии волн в море и уже имела несколько готовых рабочих моделей. Когда станцию наконец достроили, ее прицепили к кораблю и вышли в море, где она… перевернулась и утонула. Следующие два года стартап провел в переговорах со страховой компанией, чтобы получить выплату, которую благополучно истратили на зарплаты за это время. Следующую станцию компания так и не построила.

В 90% случаев провал связан не с технологиями, а с тем, что их не смогли трансформировать в нужный клиенту продукт, либо хромал продуктовый маркетинг. Часто бывает, что рынок просто еще не готов к передовой технологии (хрестоматийный пример — MySpace и другие предшественники Facebook). Или, например, выясняется, что у 80% пользователей процессорные мощности компьютеров просто не позволяют внедрить твою технологию.

«Нам проще, если стартап готов переехать в Лондон или Берлин»

Мы активно инвестируем в домашний рынок. Для нас это — кембриджский технологический кластер, где на 20 квадратных километрах находятся 4,5 тысячи технологических компаний. В этой благоприятной среде стартапы, благодаря постоянному обсуждению, быстро понимают, есть рынок для их идеи или нет. Мы ищем стартапы в первую очередь в этой среде.

IQ Capital Partners в цифрах

$100 млн
под управлением фонда

24
компании в портфеле

$4 млн
средний размер инвестиционного чека

8
успешных экзитов с 2006 года (2 выхода на IPO и 6 продаж)

35%
текущая доходность по инвестициям фонда

Источник: данные компании

Иногда R&D–подразделение остается там, где компания образовалась, например, в Израиле или Восточной Европе. Но развитие продукта и маркетинг мы переносим в более питательную среду. Нам так проще работать. Это одна из многих причин, почему мы концентрируемся на инвестициях в Великобритании и других странах Европы и пытаемся вырастить из компаний глобальных лидеров.

Инвестируем ли мы в российские стартапы? Пока нет, потому что, по нашему мнению, питательной среды в России нет. Нам проще, если стартап или его головной офис готов переехать в Лондон или Берлин. Там он сможет глобализироваться и воспользоваться той самой питательной средой.

Читайте нас в Facebook, Twitter и ВКонтакте.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России