Журнал
О проекте
О проекте
Inc. — журнал-икона американских предпринимателей.
Уже 37 лет он рассказывает, как запускать бизнес с нуля.
С 2016 года мы делаем это в России.
Связаться с нами лучше всего по электронной почте
Редакция
editorial@incrussia.ru
Рекламный отдел
ad@incrussia.ru
Адрес редакции
109263, город Москва, улица Шкулева, дом 9, корпус 1, офис II Вакансии
Взлететь

Создатель Ethereum Виталик Бутерин: «Блокчейн поможет искоренить коррупцию»

  • Ольга Любимова, cпециальный корреспондент Inc.

Платформу Ethereum называют одной из самых передовых технологий в сфере блокчейна и криптовалют. Ее придумал программист российского происхождения Виталик Бутерин. С шести лет он живет в Канаде, куда эмигрировали его родители. В 2014 году, оставив учебу в Университет Уотерлу, чтобы реализовать свою идею, Бутерин получил грант на $100 тысяч от фонда основателя PayPal Питера Тиля и выиграл премию World Technology Awards, обогнав Марка Цукерберга. Cегодня капитализация Ethereum — больше $4 млрд, а интерес к платформе проявляют IBM, Acronis, JPMorgan Chase, Deloitte, Royal Bank of Scotland, Сбербанк и другие ведущие мировые компании. Microsoft и UBS уже запустили на платформе собственные приложения. В интервью русской версии Inc. Бутерин рассказал, почему нельзя сравнивать Ethereum с биткоином, каким образом с помощью блокчейна побороть коррупцию и как перспективную технологию может использовать бизнес.


Больше чем биткоин

— New York Times писала, что JPMorgan Chase, Microsoft и IBM рассматривают Ethereum как усовершенствованную версию биткоина. Можно назвать его биткоином 2.0?

— Нет. Биткоин — просто цифровая валюта, а наша платформа — это общий децентрализованный мировой компьютер, применение которого гораздо шире. У Ethereum тоже есть криптовалюта, но мы на ней не фокусируемся. Цель проекта — делать то, чего не делает биткоин.

— А что делает Ethereum? Можешь простым языком объяснить, что это такое?

— Это децентрализованная программная платформа, на которой каждый разработчик может построить что-то свое. Ethereum исполняет программный код, принимая и обрабатывая транзакции от любого человека в мире, и делает это по четким правилам, с гарантией результата. С помощью этой платформы могут надежно взаимодействовать даже те люди, которые друг другу не доверяют.

Идея пришла мне в голову в 2013 году, когда стало ясно, что технологию блокчейн можно применять не только в криптовалютах. Тогда было множество нишевых блокчейн-проектов, и я решил сделать одну общую, объединяющую  платформу, на которой можно будет использовать эту технологию в любых сферах. Это может быть работа с деньгами — финансовые контракты, страховка, краудфандинг, все виды инвестиций… Единственное условие — чтобы все операции можно было описать как математические правила. С этой базовой идеи и начался Ethereum.

— Что было дальше?

— Я сделал описание проекта и предоставил доступ к документу своим друзьям. Потом мы подключили новых участников, сделали проект публичным. Вскоре несколько десятков человек предложили помощь в программировании платформы, — так пришли первые кофаундеры Ethereum Гэвин Вуд и Джеффри Уилки.

В середине 2014 года мы зарегистрировали некоммерческий фонд в Швейцарии. Выбрали эту страну, потому что в ней много банков и других финансовых институтов, которым может быть интересна технология блокчейн. Плюс в Швейцарии либеральные законы по отношению к криптовалютам. Мы продали 60 миллионов единиц «эфира» (нашей криптовалюты) и получили за них 18 миллионов долларов, чтобы заплатить за разработку протокола. После этого мы еще целый год делали Ethereum и только в середине 2015-го выпустили платформу.

— Офис Ethereum и сейчас находится в Швейцарии?

— У нас два офиса — в Швейцарии и в Сингапуре, где сейчас тоже идеальная среда для развития блокчейн-проектов. Это мировой финансовый центр, крупный рынок, там больше денег для развития блокчейна.

Что такое Ethereum

Ethereum — открытая платформа для создания децентрализованных блокчейн-сервисов и приложений, работающих на базе умных контрактов. C ее помощью можно создать собственную криптовалюту, лотерею, систему идентификации, платформу краудфандинга, децентрализованный маркетплейс, мобильный платежный сервис и многое другое.

Платформа была запущена 30 июля 2015 года. Для ее реализации в Швейцарии был организован фонд Ethereum.

У Ethereum есть собственная криптовалюта — ether («эфир»). В марте 2017 года ее рыночная капитализация составляла более $4 млрд. Сейчас на платформе работают сотни онлайн-сервисов и приложений.

— Что оказалось сложнее всего при работе над проектом?

— Самая большая сложность — технологическая. Нужно было сделать с нуля очень сложную систему, написать много кода и все проверить, чтобы это было безопасно. В конце концов все получилось, но времени ушло больше, чем мы думали.

Вторая сложность — организационная: когда создаешь столь сложную децентрализованную систему, обязательно возникнут проблемы с людьми.

И третья сложность — проблема доверия. Необходимо было рассказать миру о платформе и добиться, чтобы количество операций на ней росло. Это заняло время. Некоторые сразу поняли идею и поверили в нее. Но были и те, кто называл нас жуликами, а проект — нереалистичным, так как считали что технологически его реализовать невозможно.

— Было обидно?

— Я решил доказать, что все получится. Мне кажется, это удалось. Хотя и сейчас есть люди, которые говорят то же самое. Но их уже мало кто слушает…

— Какие приложения, работающие на Ethereum, можно назвать успешными?

— Несколько проектов пробуют запустить цифровые валюты, кое-кто занимается страхованием, другие — цифровой собственностью и верификацией продуктов. Уже появились команды, которые работают в сфере здравоохранения. Одни приложения уже запущены, но пока не имеют коммерческого успеха. Другие пока находятся на стадии тестирования, она продлится еще год-два.

Сейчас в Ethereum идет формирование инфраструктуры. Нечто подобное в свое время было с Интернетом, который эволюционировал от простеньких веб-страниц до масштабных проектов вроде Gmail, Facebook и Twitter в результате развития его языка программирования. Когда у Ethereum будет развитая инфраструктура — выстрелят проекты на базе блокчейн. Первые по-настоящему массовые проекты появятся через 2-5 лет.

Три преимущества блокчейна (по версии Виталика Бутерина)


1

Дешевизна. Многие проекты на Ethereum можно делать без значительных вложений. Для поддержки сервисов не нужна централизованная IT-инфраструктура.


2

Отсутствие посредников. Люди могут взаимодействовать друг с другом в доверительной среде. Нет необходимости в посреднике, который бы все контролировал.


3

Высокий уровень доверия. Это самое важное преимущество для пользователей. Высокий уровень безопасности и доверия между участниками обеспечивают, в частности, «умные контракты».

Блокчейном по коррупции

— Какие перспективы есть у криптовалют и технологии блокчейн в России?

— Перспективы хорошие. Криптовалюта упрощает международные транзакции. Даже у нашего фонда Ethereum (занимается продвижением одноименной платформы — Inc.) бывают проблемы с оплатой труда контракторов, которые сидят в 15-ти странах. Если им платить через банковскую систему, нужно каждый раз заполнять кучу полей. С криптовалютой все проще: дайте нам адрес (это 40 букв и чисел), и мы пошлем туда деньги. При этом деньги приходят сразу, а стоимость транзакции  очень низкая.

Насколько мне известно, сейчас в России госучреждения думают, как использовать технологию блокчейн для внутри- и межведомственного взаимодействия. Например, Центральный банк изучает сценарий создания мастер-блокчейна, или мастерчейна, — межбанковской системы, в которой будет содержаться база данных всех финансовых операций. Цель — повысить эффективность и прозрачность финансовой системы страны. Когда идет распределение бюджетных средств и ассигнований на целевые проекты (вплоть до построения конкретного моста), цифровые деньги можно пометить. И если средства уйдут не по назначению, это всегда можно отследить, и очень оперативно.

— Ты веришь в то, что коррупцию можно искоренить с помощью технологий?

—  Да, с помощью блокчейна это реально. Криптовалюту легко пометить, а значит, легко проследить ее путь до конечного получателя, будь то учитель, врач и так далее.

Для чего блокчейн нужен государству и бизнесу

— Объясню на простом примере. Сейчас, чтобы зарегистрировать свою недвижимость, вы заполняете документы и сдаете их в соответствующее учреждение. Но где гарантии, что злоумышленник, получивший доступ к данным, не перепишет ваш дом или квартиру на другого? С блокчейн это невозможно. Система распределена на большом количестве компьютеров, и все ее участники тут же увидят изменения: они отслеживаются. Поэтому доверие граждан к услугам с использованием блокчейн резко возрастает.

Или возьмем сферу межведомственного взаимодействия. Сейчас есть централизованные электронные системы документооборота, но опять же, никто не застрахован от манипуляций, подмен или удаления данных. А в блокчейн все транзакции прозрачны и зарегистрированы.

Владислав Мартынов

представитель Ethereum в России

По тем же причинам блокчейн интересен бизнесу. Эта технология в ближайшее время радикальным образом изменит работу компаний в сфере страхования, финансов, логистики и многих других. И масштаб изменений будет сопоставим с тем, как повлиял на бизнес интернет.

— Как платформа будет развиваться дальше?

— Сейчас она готова к применению. Но пока не решена проблема ее масштабируемости — готовности к большому количеству пользователей. Даже если завтра удастся убедить 50 миллионов бабушек использовать блокчейн, сейчас у нас есть место только для 5 тысяч бабушек. Если вдруг количество компьютеров, работающих на платформе, сильно возрастет, нет уверенности, что все будет работать безупречно. Я сейчас работаю над этим и в течение года должен эту проблему решить.

Есть еще проблема макро-конфиденциальности: вся информация на блокчейне публична, но некоторые люди не хотят обнародовать свои транзакции. В таких случаях можно использовать криптографию, но над этим еще нужно работать.

— В одном из интервью ты сказал, что, впервые узнав о блокчейне, удивился: «Как такая система может жить, ведь это просто цифры в компьютере? Какая у них может быть стоимость?» Сейчас ты уже знаешь ответ на этот вопрос?

— Я бы ответил так: их стоимость зависит от того, что о них думают люди. Это такой эмоциональный момент. Так же, как квадратный метр земли в одном месте стоит намного больше, чем в другом. Нет какой-то одной причины, почему стоимость именно такая, а не другая. Просто уже сформировался рынок и люди валюте нашей платформы доверяют, — это, наверное, все, что нужно.

— А сколько сейчас стоит Ethereum?

— Капитализация Ethereum — выше 4 миллиардов долларов США.

Поделиться
Подписаться на самые важные материалы
о бизнесе и технологиях в России