Журнал

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнёров и 10 млн руб. Что было дальше?

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнеров и 10 млн рублей. Что было дальше?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

ПРИДУМАТЬ 23 января 2020

Кейс Elbrus: обучить гуманитариев программировать по методу американских военных

Текст

Джейхун Мамедов

Фото

Андрей Стекачев для Inc.

Первый буткемп для разработчиков — курс интенсивной подготовки IT-специалистов в сжатые сроки — появился в США в 2013 году и вскоре начал набирать популярность. За 6 лет число обучающихся по такому формату в США и Канаде выросло в 11 раз — с 2 тыс. до 23 тыс. студентов. В России первым нишу освоил московский буткемп Elbrus, запущенный в октябре 2018 года. Участники рынка образования сдержанно оценивают полезность обучения в таком формате, однако всего за три месяца проект вышел в прибыль, а уже на восьмой месяц окупил стартовые вложения. Основатель Elbrus Георгий Бабаян рассказал Inc., почему в России мало хороших разработчиков и как совместить буткемп с ипотекой.


Что такое буткемп?

Изначально Bootcamp — это программа интенсивной подготовки, которую использовали американские вооруженные силы, чтобы в сжатые сроки сделать из новобранцев профессиональных солдат. Позднее в США появился Coding Bootcamp, который стал готовить разработчиков для рынка труда. Сейчас эта методика обучения используется во многих американских вузах и компаниях.

Программист-экономист по образованию, Георгий Бабаян три года проработал в венчурных фондах аналитиком. Затем еще несколько лет занимался операционными задачами в стартапах. Ни один из них не выстрелил, и Георгий решил попробовать себя в новых областях.

В конце 2016 года он стал искать курсы MBA в США и наткнулся на альтернативу — Dev Bootcamp в Сан-Франциско, который за $14 тыс. и три месяца готовил универсальных разработчиков (в противовес $100-200 тыс. и двум годам обучения на MBA). Программированием Георгий интересовался с детства. Ознакомившись с новым форматом обучения, он поступил в буткемп.

После учебы стал искать вакансии. Из-за высокой конкуренции на рынке труда найти хорошую позицию в Кремниевой Долине было непросто. Георгий вернулся в РФ и стал искать работу в Москве. 

В это время проходил хакатон Spacehack, организованный венчурным фондом Gagarin Capital, где решали задачи машинного обучения, — и Георгий принял в нем участие. Вместе с командой он разработал алгоритм, снижающий процент возврата покупок в онлайн-магазинах: пользователь загружал фотографии из соцсетей, и алгоритм вычислял размер его одежды. Проект назвали Easydress.

По итогам хакатона команда Бабаяна выиграла поездку в американский акселератор eBay. Чтобы найти двух недостающих Easydress IT-специалистов, предприниматель три месяца отсматривал резюме на сайтах и проводил собеседования. Оказалось, что на рынке кадровый голод и в России сложно найти топового разработчика.

Тогда Георгий загорелся идеей открыть в России буткемп, где обучают программировать. Он провел кастдев через Facebook и понял, что спрос на обучение в буткемпе есть. Бабаян взял 2 млн руб. в кредит, еще 2 млн руб. занял у друзей, нанял преподавателя, помощника, сейлза и двух рекламщиков на удаленке.

Летом 2018 года команда Elbrus провела тестовый бесплатный интенсив на базе «Альфа-Опыта» — площадки «Альфа-Банка» для корпоративного обучения, — а в октябре запустила первую учебную группу.


Elbrus в цифрах:

Годовая выручка: ~ 18 млн руб.

Стоимость 12-недельного интенсива: 210 тыс. руб.

Длительность программы: 600 часов

Набор одного учебного сезона (две группы): 50-60 студентов

Источник: данные компании



Elbrus в цифрах:


~18 млн

руб. — годовая выручка.


210 тыс.

руб.— стоимость 12-недельного интенсива.


600

часов — длительность программы.


5060

студентов — набор одного учебного сезона (две группы).

Источник: данные компании

Установили особую модель оплаты — привлекли учеников и вышли в прибыль

Бесплатный формат не сработал: чтобы иметь мотивацию, человек должен платить за обучение. Тестовый интенсив мы проводили на следующих условиях: банк предоставлял помещение и делал рассылку по базе сотрудников, откликнувшихся мы должны были обучить бесплатно. На курс записалось 10 сотрудников, но в итоге никто не пришел.

Найти толковых преподавателей программирования было сложно. Нужен был человек с сильным техническим бэкграундом — и в то же время хороший педагог. За 3 месяца я провел около 50 собеседований и нанял только одного преподавателя. Для сравнения: на позицию менеджера я нашел человека после трех собеседований. Сейчас в штате 6 преподавателей.

Когда люди видят, что ты попал в знакомую для них ситуацию, они готовы помогать. У нас была сильная поддержка. Я общался с тремя выпускниками Dev Bootcamp, которые сделали такой же формат в других городах и странах — в Нью-Йорке, Мумбаи (Индия) и Найроби (Кения). Спрашивал об их методиках обучения (например, как они учат студентов парному программированию и работе в команде), проговаривал свои гипотезы и узнавал их мнение.

Новый формат, никто о нем не знает, маленькая школа, мало преподавателей — у людей было недоверие. Мы показывали, как программа работает на Западе и почему она эффективна, рассказывали, как устроено обучение и какими будут его итоги. Так набрали первую группу в 5 человек.

Половина из них — знакомые знакомых, которые искали очные курсы по программированию. Остальных мы нашли на открытых лекциях — например, о том как начать карьеру в IT.

Для первой группы мы установили особую модель оплаты. 20% студент платил перед обучением, остальные 80% — со своей первой зарплаты. Подобная модель распространена в буткемпах в Калифорнии. Участники второй группы, которые пришли через две недели, уже оплачивали полную стоимость.

Через три месяца мы вышли в прибыль. Количество студентов росло в хорошей динамике. Мы первыми на российском рынке предложили подобную интенсивную программу, которая в сжатые сроки приводит студента к ощутимому результату и помогает сразу найти работу.

Востребован ли формат буткемпов в России?


Надежда Королева

наставник Moscow Coding School

Суть буткемпов расходится с выводами исследователей-когнитивистов о том, как учится человеческий мозг. Такой формат обучения можно приравнять к зубрежке.

Забывание просто не успевает произойти, и знания извлекаются из памяти слишком легко, чтобы овладеть скиллами. Для продуктивного обучения требуется как раз обратное: чем сложнее вызвать информацию из памяти, тем крепче новые нейронные связи.


Александр Ларьяновский

управляющий партнер Skyeng

Главный плюс интенсивов: они сразу показывают, что ты способен, что у тебя получится. А мотивация ученика — это самое главное в образовании. Минус в том, что эволюция не готовила нашу память к интенсивам.

Можно запомнить много и быстро, но не надолго. Можно запомнить мало, но, повторяя материал, хорошо им овладеть. Поэтому буткемпы хороши как быстрый старт. К счастью, на большее в них никто не рассчитывает.


Павел Специан

гендиректор Компьютерной Академии ШАГ

Буткемпы хороши тем, что вы полностью погружаетесь в процесс обучения, находитесь в кругу единомышленников, не отвлекаетесь на посторонние дела и нацелены на результат. Однако практика показывает, что не каждый способен поглощать и усваивать большой объем информации в короткий промежуток времени.

К тому же интенсивное непрерывное обучение полностью выключает вас из остальной жизни. Для работающих людей и студентов это неудобно. Поэтому бо́льшая часть наших учеников выбирает длительное обучение с меньшей интенсивностью.

Перспективы у буткемпов, безусловно, есть, и они найдут своих приверженцев. Но ни в России, ни в соседних развитых странах такой формат в массы не пошел. Скорее им пользуется меньшинство. В современном ритме жизни не у многих получается погрузиться в учебу с головой, отказавшись от других задач.


Алексей Полехин

руководитель направлений Дизайн и Программирование в «Нетологии»

Популярность этого формата будет расти — и не только в разработке. Компания Elbrus — первопроходцы на российском рынке. Ряд других образовательных проектов сейчас планирует выходить в подобный формат. Постоянный дефицит кадров на рынке труда будет также способствовать популярности буткемпов.

Такой формат бизнеса сложно масштабировать, так как многое завязано на конкретных преподавателях. При наличии сети буткемпов по России будет непросто контролировать качество обучения — особенно по франшизе.

Запустили реферальную программу — заработали рекомендации и окупили стартовые вложения

На рынке есть много образовательных продуктов — это как разные способы передвижения по городу: пешком, на велосипеде, на автобусе. В итоге все приезжают к своей цели: кто-то раньше — с большими затратами, кто-то позже — с меньшими. Если вы хотите в короткое время пройти интенсивную программу и готовы заплатить за нее, то вам подходит буткемп. Если у вас много времени и немного денег, вы, скорее всего, пойдете получать высшее образование. Если у вас мало свободного времени и мало денег, то возьмете онлайн.

Представьте, что вы учите английский язык: можно учить несколько часов в неделю, а можно приехать в англоговорящую страну и окружить себя нейтивами, — то же самое у нас. Студент фокусируется только на разработке и окружает себя кодом. Интенсив длится с 9 утра до 7 вечера каждый будний день. Мы пытаемся создать максимально комфортные условия для студентов, организуем досуг: запустили занятия по йоге прямо в школе, по пятницам играем в настольные игры, ходим в паб. Тем не менее это три достаточно тяжелых месяца.

Большая часть клиентов приходят по рекомендациям выпускников. За год мы выпустили около ста разработчиков. Их истории рассказывают о нас лучше, чем мы сами, и повышают доверие следующих клиентов. Также у нас есть реферальная программа: приведи друга, который хочет стать разработчиком, и получи бонус.

Параллельно мы рекламируемся в соцсетях и используем контекстную рекламу. Цена лида в Instagram варьируется от 300 до 700 руб. (зависит от успешности рекламной кампании). Лид в контекстной рекламе стоит дороже — от 2 тыс. до 3 тыс. руб.

Когда человеку 30 лет, дома жена и на нем висит ипотека, он точно знает, зачем пришел в буткемп. Знает, что такое работа, и умеет работать.

Самому молодому студенту 20 лет, самому взрослому — 48. 80% имеют высшее образование, и только 20% — технари, остальные — гуманитарии.

Одни на время обучения берут кредит, вторые — откладывают деньги заранее, третьим помогают родители. По сути, затраты окупаются в первые два оплачиваемых месяца работы по новой специальности (цена 12-недельного интенсива — 210 тыс. рублей).

На восьмой месяц мы отбили стартовые инвестиции. Наш основной заработок — плата за обучение. 3040% выручки мы тратим на аренду помещения и оборудование, еще 3040% — на зарплаты сотрудникам, и 20% — на продажи и маркетинг.

Адаптировали программу под запросы рынка — обеспечили трудоустройство выпускников

Первоначально мы ориентировались на программу, разработанную Dev Bootcamp, в котором я учился. Она проверена опытом, оставалось подстроить ее под российский рынок. Если в американском буткемпе учили языку Ruby, то в нашей учебной программе основным языком стал JavaScript. Мы разговаривали с экспертами индустрии, изучали открытые вакансии и анализировали общемировые тренды. JavaScript оказался наиболее востребованным на российском рынке.

Мы собираем обратную связь от студентов, чтобы программа была актуальной. Например, раньше обучали без онлайна, а теперь вынесли в онлайн модуль HTML/CSS, потому что студенты хотели больше верстки на этих языках. Две недели они дистанционно учатся верстать сайт, а программированием занимаются уже в самом буткемпе. К тому же мы стали проводить больше сессий код-ревью — индивидуальных занятий, когда преподаватель разбирает код студента и объясняет, как его усилить. После первых выпусков выяснилось, что некоторые студенты стеснялись подойти к преподавателю вне специально выделенного времени, если им требовалась помощь с кодом.


СЛОВАРЬ

Frontend — разработка пользовательского интерфейса и функций, которые работают на клиентской стороне сайта или приложения.

Backend — разработка аппаратно-программных средств, при помощи которых реализована логика работы сайта.

Fullstack-разработка — участие во всех этапах разработки веб-приложений, начиная от серверной логики и ее реализации с помощью различных технологий и заканчивая клиентским кодом, работающим непосредственно в браузере.

Junior-разработчик — стартовая позиция в программировании, которая требует выполнения простых задач.

Middle-разработчик — разработчик среднего уровня, способный самостоятельно выполнять отдельные задачи в программировании.

Лучшие современные продукты созданы коллективами, а не одиночками, поэтому мы также учим студентов коммуницировать. Сюда входит работа в команде, постоянное общение с коллегами и заказчиками. Каждую пятницу проводим ретроспективу — стендап по проблемам каждого — и тренируем умение объяснять свой код. Еще у нас есть специальный карьерный коуч, который учит студентов составлять резюме и проходить собеседования.

90% выпускников находят работу в первый же месяц. Одни идут на фронтенд, другие — на бэкенд, третьи — на фулстек. Большинство берут как junior-разработчиков, некоторые с первых дней оказываются на позиции middle. Все зависит от способностей человека и его предыдущего опыта работы в других областях. Я участвовал в обучении 50 студентов и думал, что многие из них пойдут в компании второго порядка. Но их нанимают топовые работодатели: Qiwi, Ozon, Wildberries, ВТБ и другие.

Работодатели — о выпускниках буткемпов


Анна Сергеева

IT-рекрутер Ozon

Если у разработчика есть опыт в сфере, не связанной с программированием, и теоретические знания в разработке, полученные во время обучения в буткемпе, — мы можем предложить ему вакансию младшего специалиста. Уровень знаний проверяем на техническом интервью, после чего вместе с командой решаем, приглашать ли специалиста в компанию. Так, в команде разработки маркетплейса Ozon работает один из выпускников Elbrus — в прошлом трейдер и финансовый директор.


Мария Шевченко

заместитель генерального директора группы QIWI

В QIWI есть опыт привлечения IT-специалистов, окончивших буткемпы. Причем мы необязательно ищем их непосредственно на этих площадках: многие из них обитают и на HeadHunter, и в соцсетях, и на специализированных сайтах.

Буткемпы дают кандидатам преимущество за счет того, что обучают необходимой для джуниора технической базе. Это позволяет ему проще и быстрее адаптироваться в структуре коммерческой разработки. Но с точки зрения приобретенных навыков и привлекательности для работодателя, такой же результат могут принести и разные школы программирования.