• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Как компания из Калининграда покорила мир и заработала миллиарды на бесплатной CRM. История «Битрикс24»

«Битрикс24»: как покорить мир и заработать миллиарды на бесплатной CRM

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Придумать

История Impossible Foods: как придумать бизнес на $2 млрд, занимаясь наукой

История Impossible Foods: как придумать бизнес на $2 млрд, занимаясь наукой
Анимация: Impossible Foods

Пэт Браун не планировал открывать Impossible Foods, а занимался наукой и преуспел в ней. Но увидев, какие возможности открывают технологии производства альтернативного мяса, не смог их упустить. Пэт Браун привык не столько изобретать, сколько переосмысливать. Он часто видит чьи-то воплощенные идеи, раскрытые не в полной мере, ищет новые подходы к той же задумке и находит ей лучшее применение. Следуя этой логике, он смог переосмыслить самого себя и попасть в Кремниевую долину, возможно, самым неожиданным образом.


Библиотека, генетический код и рынок животноводства


Изначально Браун учился на педиатра. Но, увидев, что генетика встала на путь прогресса в борьбе с опасными болезнями, в том числе раком, перешел к научным исследованиям в Стэнфордском университете. Через несколько лет он придумал ДНК-микрочипы — технологию, позволяющую изучать генетический код на новом уровне. Его открытие стало прорывом в науке, и многие исследователи посчитали бы это пиком своей карьеры. Но не Пэт. В 2001 году он всерьез озаботился проблемой глобального доступа к научным работам и вместе с коллегами создал общественную научную библиотеку PLOS. Этот проект сильно расширил возможности ученых по доступу к научной информации.


Impossible Foods в цифрах:

Источники: данные компании, Vox, Crunchbase


440

человек — число сотрудников.


$2

млрд — рыночная стоимость (август 2019 года).


$687,5

млн — объем привлеченных инвестиций


12

количество инвестиционных раундов.


>7000

ресторанов, продающих продукцию Impossible Foods.

Десять лет спустя он обнаружил еще одну, куда более серьезную проблему в устройстве мироздания — мясо. Браун понял, что выращивание животных на убой ради потребления человеком белков обходится природе слишком дорого. На это уходит невообразимое количество питьевой воды, земельных ресурсов и энергии. «Сегодня мировой рынок животноводства оценивается в $1,6 трлн, но там до сих пор используются доисторические технологии», — негодует он. Тогда Пэт решил бросить Стэнфорд и науку ради стартапа. Сегодня он основатель и глава Impossible Foods — компании, придумавшей мясо заново.


Как найти инвестора в 57 лет


В отличие от тех предпринимателей, что коллекционируют стартапы будто охотник головы добытых животных, Браун не стремился поскорее вписать слово «основатель» в свое резюме. «Я не мог представить себя в этой роли, — рассказывает он за обедом в одном из ресторанов Impossible Burgers. — Но свободный рынок оказался самым могущественным и разрушительным оружием. Если ты смог решить задачу и при этом осчастливить клиента, из игры уже не выйти».

Браун открыл Impossible Foods в 2011, когда ему было 57. Для начала нужно было найти инвесторов. «Моя первая презентация была настолько профанской, что, если показать ее в группе студентов бизнес школы, все со смеху попадают со стульев и начнут кататься по полу», — признается Пэт. Но он с полной уверенностью мог заявить потенциальным инвесторам, что его идея только преумножит их и без того неприличное богатство. «Прямо так я, конечно, не говорил, — уточняет он. — Но точно знал, что с этим могу достичь заоблачных высот. И идея сработала».

На раунде инвестиций в 2011 году Impossible получили всего $9 млн, и с тех пор успели привлечь $750 млн, включая $300 млн в мае этого года. Сейчас стоимость компании перевалила за $2 млрд.


Масштаб для самозванцев


Среди нас не так много людей, равных Брауну по уровню интеллекта, но во многих таится тот же предпринимательский дух. Нам лишь не хватает уверенности в своих способностях. Да, у многих успешных бизнесменов нет степени MBA, но есть интуиция: они могут учуять, что стоят на пороге чего-то невидимого остальному миру.

Успех Пэта Брауна отчасти объясняется способностью трезво оценивать собственные возможности. Он подобрал хорошую команду: на него работает прекрасный операционный отдел и маститый финдиректор, которого сам Пэт называет «укротителем инвесторов». Откуда он мог знать, что, уйдя из науки, справится с должностью гендиректора компании? Расчет был прост: вряд ли кто-то еще попробует всерьез взяться за проблему мясной индустрии, учитывая ее глобальные масштабы.

Придумывать себе ограничения — это не про Пэта. В том и заключается его посыл. «Стремления себя ограничивать и синдром самозванца — распространенные феномены, — говорит Браун. — Одни говорят, мол, работу сделать нужно, но вряд ли им это подходит. Другие считают, что им не хватает опыта. Люди сами лишают себя возможностей».

Пэт делает небольшую паузу и откусывает от бургера. «В нашем деле нет протоптанных дорожек, — продолжает он. — Но кто-то же должен решать все эти задачи». Браун считает, что для такой работы подойдет и он сам.