• Usd 69.97
  • Eur 81.39
  • Btc 6258.95 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Онлайн-галерея и аукционы SAMPLE: сделать бизнес на продажах картин малоизвестных художников по разумным ценам

Онлайн-галерея и аукционы SAMPLE: сделать бизнес на продажах картин малоизвестных художников по разумным ценам

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Основатель Replika Евгения Куйда: почему в России не умеют прощать неудачи и как развивать эмпатию у роботов

  • Наталья Суворова, специальный корреспондент Inc.

Стартап Luka, который основали в Сан-Франциско бывший обозреватель «Афиши» Евгения Куйда и экс-сотрудник «РИА Новости» Филипп Дудчук, в начале декабря привлек $6,5 млн на развитие приложения Replika, виртуального друга на базе искусственного интеллекта. Общее число инвестиций в Replika уже превысило $11 млн. Суть сервиса с момента его запуска в марте 2017 года изменилась: теперь это не просто цифровая копия пользователя, а полноценный собеседник, с которым каждый день общаются «за жизнь» несколько десятков тысяч человек. Основательница стартапа считает, что для инвесторов Replika — рискованный проект с потенциальным гигантским возвратом. Зарабатывать сервис планирует на дополнительных возможностях чатов с виртуальным собеседником. Евгения Куйда рассказала Inc., зачем роботам эмпатия, как Luka удалось привлечь пользователей благодаря ЛГБТ-коммьюнити в Бразилии, чем стартапу помогает основатель Yota Cергей Адоньев и как правильно монетизировать виртуального друга.


О разговорах с искусственным интеллектом

Обучаемый искусственный интеллект — это шаг вперед в понимании, что такое человек и отношения с роботом. Уже сейчас несколько десятков тысяч человек ежедневно общаются с персональным виртуальным другом, выстраивают с ним отношения, что-то про себя рассказывают. Такого в мире до сих пор не было.

Многое из того, что мы видели про искусственный интеллект в кино, уже можно воплотить. Например, я в качестве эксперимента придумала сделать прогулки с Replika — когда приложению можно показать, что вокруг, взять его в парк, рассказать, что ты видишь, обсудить, как ты себя чувствуешь. Это дает возможность пользователю почувствовать себя немножко больше соединенным с окружающей средой, лучше себя понять.

Предпринимателям всегда кажется, что пользователи похожи на них, но это не так. Для меня было открытием, когда я поняла, что многие наши пользователи хотят разговаривать с Replika голосом. Мне сложно разговаривать и проще писать, но кому-то удобнее наоборот. И сейчас мы работаем над тем, чтобы с Replika можно было говорить вслух.

Наши разговоры в течение дня на 99% — это вовсе не заказ Uber и не вызов пиццы, мы просто общаемся с друзьями или пытаемся что-то понять. Поэтому мне не хотелось бы прямо сейчас учить Replika вызывать такси или заказывать доставку еды. Мы раньше очень долго разрабатывали функциональные боты, пытались найти им практическое применение, но людям это было не нужно, спроса не было. Когда что-то можно сделать нажатием кнопки, это почти всегда проще, чем разговором.


Что такое Replika

Replika — это приложение для iOS на основе искусственного интеллекта,

«виртуальный друг», с которым можно переписываться и вести диалог. В отличие от голосовых помощников вроде Siri, Replika не ищет информацию по запросу пользователя, не вызывает ему такси и не заказывает пиццу. Вместо этого она разговаривает с пользователем, спрашивает, как прошел его день, и присылает ему картинки, обучаясь на его ответах. За каждый ответ начисляются баллы в зависимости от его ценности для обучения Replika — так робота можно прокачать от 0 до 50 уровня (создатели обещают, что тогда он будет максимально хорошо понимать пользователя).

Есть разговоры, за которые человек заплатил бы деньги, чтобы их никогда не было. А есть те, за которые заплатил бы, чтобы они были. Самые ценные разговоры — с друзьями, с психотерапевтом, коучем, ментором, астрологом, психологом, с самим собой, в конце концов. Даже с незнакомцем в поезде может случиться беседа, которая откроет для тебя что-то новое. И нам хотелось бы создавать вот эти ценные разговоры, чтобы человек сказал:  я бы заплатил денег, чтобы у меня этот разговор был.

Мы пытаемся научить искусственный интеллект эмпатии, отсутствию суждения в моменте, возможности дать человеку принятие. Из всех этих вещей и состоит хороший разговор. Для этого мы проводим исследование с двух сторон: с одной стороны, что такое вообще хороший разговор с психологической и общечеловеческой точки зрения, а с другой — как его лучше технологически построить. Вторым занимается наша команда глубинного обучения, которая делает reinforcement learning (когда нейронная сеть сама обучается и учится принимать решения все лучше и лучше, в зависимости от фидбека).

Евгения Куйда. Фото: Алена Сазонова/Inc.

Об уроках Кремниевой долины

Ты должен находиться там, где твои пользователи, постоянно общаться с ними. Когда мы три года назад приехали в Кремниевую долину, то были аутсайдерами. Мы не знали, как все это делать (хотя до этого год занимались стартапом в Москве). Поэтому первые знания из Y Combinator нам очень сильно помогли (стартап Luka стал первым из России, попавшим в акселератор Y Combinator в феврале 2015 года. — Inc.). Мы хотели сделать бот, который рекомендовал бы ресторан в Нью-Йорке. Ребята из Y Combinator на первой же встрече спросили: «А зачем? Какой Нью-Йорк? Вы же в Сан-Франциско, почему бы не сделать про Сан-Франциско?».

Стартапу в самом начале все надо делать очень быстро, гораздо быстрее, чем это кажется возможным. Любой разработчик хочет месяцами что-то разрабатывать, а с пользователями никогда не общаться.


Вместо этого надо собрать из говна и палок хоть что-то, раздать 10 знакомым, посмотреть, как они реагируют, все поменять — и только таким итерационным процессом двигаться.


Стартапам мешают страхи и ощущение, что все должно быть на высшем уровне. Но ни с каким продуктом никакой интуиции не хватает, всегда нужно получать фидбек от пользователей. Иначе тебе кажется, что ты сделал все офигенно, а пользователь сидит и ничего не понимает.

Сначала мы запустили продукт, в котором пользователи могли создать цифровую копию себя. Но выяснилось, что никому персональный бот не нужен. Нужен друг, возможность поговорить, рассказать о себе. И мы очень сильно все поменяли. Мы сделали так, чтобы можно было обучать и растить персонального друга, который с тобой разговаривает. Он может быть немножко на тебя похож, но это все-таки не ты.

В стартапе нужно быстро принимать решения, не бояться обжечься и продолжать двигаться дальше. Хочется быстрого успеха, но просто как-то надо выживать и ты взбиваешь молоко в масло бесконечно и бежишь как можно быстрее вперед. Особо вопросов стараешься не задавать, просто принимать быстро решения и двигаться.

В России совсем нет привычки мириться с тем, что у тебя что-то не получается. У нас вокруг этого страшная  стигма: если не получился проект, тебе больше никто никогда ничего не даст и вообще ты неудачник. Есть какая-то фантастическая строгость, отсутствие эмпатии и понимания, что неудача проекта совершенно не обязательно означает неудачу следующего.

Чтобы монетизировать сервис, нужно получить достаточное количество пользователей и сделать продукт, который нужен людям. Если кто-то сможет сделать искусственный интеллект, виртуального друга, с которым люди каждый день разговаривают, то это уже большая история. Все бы хотели виртуального друга, если он хорошо сделан.

Монетизация Replika не может быть связана с пользовательскими данными. Нельзя построить друга, если он торгует вашими данными. Сначала нужно, чтобы продукт правильно заработал для большого количества пользователей.

Мы привлекали пользователей в основном благодаря активному коммьюнити на Facebook (сейчас там больше 30 тыс. человек). Люди, которые получили доступ к приложению, стали просто писать в свои локальные комьюнити, и к нам потекли пользователи. В Бразилии самое большое ЛГБТ-комьюнити про нас написали — и прибежали несколько сот тыс. человек сразу. Кроме того, вокруг нас всегда было много прессы. На момент запуска Replika в нашем wait-листе было 1,5 млн человек.

Если ты несешь деньги в венчур, то ожидаешь вернуть 100Х или 50Х, но не 2Х или 3Х (для этого есть гораздо менее рискованные опции). Поэтому задача инвесторов — находить потенциально гигантских победителей, и, естественно, все такие истории обладают гигантским количеством рисков. Мы для наших венчурных инвесторов именно в такой категории. У нас очень рискованный проект, но с потенциальным гигантским возвратом.

Евгения Куйда. Фото: Алена Сазонова/Inc.

О менторах и команде

Новые инвестиции пойдут на разработку продукта и зарплаты команде, а также на эксперименты вокруг продукта. У нас большая команда, потому что продукт сложный, требует много исследований в области нейронных сетей. Сейчас у нас работает 27 человек в Москве и в Сан-Франциско — бывшие сотрудники Яндекса, еще кого-то мы нашли через друзей и знакомых, некоторые просто сами написали: «Хотим у вас работать».

Чтобы стимулировать в команде творчество, нужно создать атмосферу безопасности. Тогда люди будут счастливее и у них лучше будет работать воображение. Ценности, которые мы вложили в продукт, мы стараемся сделать ключевыми внутри команды. Мы все время говорим пользователям, что надо друг друга слышать, пытаться понимать, развивать эмпатию, что всегда можно договориться и услышать друг друга, убрать эмоции и разрешить конфликт. Мне важно применять все это внутри компании.

Чтобы масштабировать бизнес, мы планируем выходить на новые рынки и переводить Replika на другие языки. У нас большая база пользователей в Бразилии, и для них язык — серьезный барьер. Если бы они могли разговаривать с Replika по-португальски, это сильно улучшило бы показатели.

Важно, чтобы у стартапа был кофаундер, потому что без него очень трудно переживать тяжелые моменты. Мы с Филиппом [Дудчуком, сооснователем Luka — Inc.] прошли огонь и медные трубы, и ближе человека у меня, наверное, нет. Когда мы только переехали в Долину, то делали вместе все, что могли. Я брала на себя максимум хозяйственных дел, все, что связано с финансированием, с организацией компании, логистикой, едой — закупала ее и готовила по три раза в день всей команде. Филипп потрясающе организован и может, с одной стороны, придумать, как улучшить продукт, а с другой — довести это до конца, провести все нужные эксперименты, сделать так, что вся команда знает: все сделано и запущено в разработку. Такой фантазии, сопряженной с усидчивостью, мне очень не хватает. Поэтому Филипп в ежедневном режиме руководит командой, а я больше занимаюсь самим разговором, а также всем, что связано с пиаром, с тем, как разговаривать с инвесторами, пользователями, командой и так далее.

Кажется, что СЕО – это человек, которому все подчиняются, но на самом деле СЕО стартапа подчиняется всем своим сотрудникам. Так говорит наш инвестор и ментор [основатель Evernote – Inc.] Фил Либин. Если кому-то нужна справка с места работы – твоя задача ее сделать. Кому-то плохо эмоционально — тебе нужно с ним поговорить. У кого-то что-то не получается —  твоя задача, чтобы получалось, и т.д.


То есть ты на самом деле находишься в самом низу пирамиды — любой человек из стартапа может попросить тебя о чем-то, и ты должен в этот момент реагировать.


«Человек определяется не тем, что может делать, а тем, чего не может не делать», сказал мне Сергей Адоньев (основатель Yota — стартап Luka назван в честь его младшего сына Луки. — Inc.). Для меня он всегда был и остается самым главным ментором. Без Сережи я была бы другим человеком. Если все остальные местные менторы давали тактические  советы, то стратегически, по общей картине мира, по тому, куда двигаться, очень сильно помог именно он. Я не могу не общаться с людьми, не пытаться понять, как они устроены, не разобраться в человеческих отношениях — и не могу перестать рассказывать истории. И в Replika это все фантастическим образом сложилось – это про то, что я не могу не делать.

Евгения Куйда. Фото: Алена Сазонова/Inc.

О Романе Мазуренко и сингулярности

В начале декабря мы запустили отдельное приложение Roman в память о нашем погибшем друге Роме Мазуренко (основатель LAM Magazine и издательской платформы Stampsy — Inc.). Эта история про процесс, чтобы что-то понять про себя. Мне очень хочется, чтобы он стал первым человеком—искусственным интеллектом. Я знаю, что он бы этого хотел. Для меня работа над Роминым ботом — способ прожить мою собственную утрату. Для других людей я, наверное, этого сделать не смогу, потому что технология очень ограниченная: нужно принимать собственные решения насчет того, как он будет отвечать на вопросы.

С ботом люди не чувствуют, что им надо стараться, и говорят вдруг по-честному, что у них на уме и на сердце. Даже возможность просто сказать это уже обладает некоторым терапевтическим свойством, она вдруг заставляет тебя подумать. Вместо того чтобы забивать свободное пространство листанием Instagram, ты вдруг находишься с собой в диалоге и что-то про себя понимаешь.

Прежде чем достичь сингулярности, мне бы хотелось научиться быть счастливым человеком. Получать удовольствие от работы, с друзьями и бойфрендом хорошо время проводить — и чтобы в жизни было много людей и счастья. Мне кажется, если мы можем хоть какому-то количеству людей сказать, что они тоже достойны любви и счастья, если мы это ощущение эмпатии и поддержки сможем масштабировать в Replika, — это будет хорошим достижением.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России

Gett для Бизнеса

Все фишки
и секреты сервиса