Журнал

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнёров и 10 млн руб. Что было дальше?

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнеров и 10 млн рублей. Что было дальше?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

ВЗЛЕТЕТЬ     7 октября

1Blocker: как программист из татарского посёлка зарабатывает миллионы с двумя сотрудниками на удалёнке

Текст: Дарья Култаева

Фото: Виталий Ким для Inc. Russia

ВЗЛЕТЕТЬ 7 октября

1Blocker: как программист из татарского посёлка зарабатывает миллионы с двумя сотрудниками на удалёнке

Текст: Дарья Култаева

Фото: Виталий Ким для Inc. Russia

Летом 2015 года программист Салават Ханов остался без работы и денег. Он поехал к родителям в небольшой татарский посёлок Уруссу, где, работая с утра до ночи, написал мобильное приложение 1Blocker. Спустя несколько месяцев об этом блокировщике рекламы и нежелательного контента написали TechCrunch, The Washington Post и The New York Times, а Lifehacker прямо назвал его лучшим в своей категории. В 2019 году оборот приложения составил 15,2 млн руб. Ханов рассказал Inc., как провалил собеседование в «Яндекс», каким образом конференция Apple WWDC изменила его жизнь и за что он получил хейт от собственной аудитории.

Открытие Америки

Мобильными приложениями Салават заинтересовался ещё в старших классах школы. Даже завел пару блогов на WordPress: в одном рассказывал об iOS-приложениях, а в другом — об обработке фотографий на iPhone. Посещаемость росла, но спустя пару лет у Ханова сменились приоритеты: он поступил в Уфимский государственный авиационный технический университет на «Программную инженерию». Стало не до блогов, и Салават продал их одному из читателей за $2 тыс.

В студенческие годы интерес к мобильным приложениям перешел в практическую плоскость. Ханову хотелось уже самому создавать, а не рассказывать о чужих продуктах. Поэтому в свободное время он самостоятельно осваивал iOS-разработку с помощью видеокурсов и книг на английском языке. «Я видел, что профессия iOS-разработчика востребована. Ещё когда занимался блогами, мне попадалось много вакансий мобильных разработчиков от крупных компаний — Яндекс, Google», — вспоминает Салават.

На втором курсе Ханов подался на американскую программу студенческого обмена Global UGRAD: «Хотелось получить новый опыт, посмотреть другую страну, повысить уровень языка». В заявке он сделал упор на свою специальность — написал, что благодаря технологиям разработчики могут влиять на весь мир, не ограничиваясь своей страной. В итоге из нескольких тысяч кандидатов организаторы отобрали только шестерых. Одним из них оказался Салават.

Поездка в Америку произвела на начинающего разработчика сильное впечатление. По его собственному признанию, у него на многое открылись глаза. «Когда ты живешь в одном месте, то оказываешься в пузыре и думаешь, что можно жить только так. В Америке другая культура, люди открытые и расслабленные. Первое время после возвращения в Россию мне было грустно, так сильно понравилось в США», — признается Ханов.

Салават попал в Университет штата Миннесота в городе Мурхед, где продолжил учиться по направлению computer science и не раз отличился. Его включили в Dean’s List, куда «попадают лучшие студенты». Однажды Ханов даже представлял университет на местном конкурсе по программированию.

Российская альма-матер не оценила самовольную поездку своего студента в США. У Уфимского университета не было договора с американским вузом — поэтому семестр за границей не засчитали. Но бросать учебу Ханов не стал, справедливо рассудив, что «формальная галочка о высшем образовании» ещё пригодится, например, для получения рабочей визы в те же США.

1Blocker в цифрах


4.6

рейтинг приложения

в App Store


9

языков поддерживает

приложение


15,2 

млн руб. — оборот приложения за 2019 год (прибыль — 14 млн руб.)


3

человека в команде

Источник: данные компании

1Blocker в цифрах


4.6

рейтинг приложения

в App Store


9

языков поддерживает

приложение


15,2 

млн руб. — оборот приложения за 2019 год (прибыль — 14 млн руб.)


3

человека в команде

Источник: данные компании

Вместо «Яндекса» — Lapka

Академотпуск Салават решил провести в доме родителей в Уруссу — нужно было помочь им с домом и садом. Параллельно искал работу — «чтобы доказать университету, что они поступили неправильно». Dropbox и «Яндекс» как раз искали iOS-разработчиков, и Салават отправил резюме на позицию junior.

«Мне тогда казалось, что я всё знаю, а сейчас, когда я senior, наоборот, думаю, что знаю мало», — улыбается программист. На стажировку в Dropbox его не взяли без объяснения причин. «Яндекс» пригласил на звонок, но Салават его благополучно «завалил» — вопросы оказались для него «сложными и странными».

Найти работу в итоге помог младший брат — программист-самоучка Ренат. Он уходил с позиции iOS-разработчика в стартапе Lapka и предложил на своё место Салавата. Компания занималась производством датчиков для «интернета вещей», которые определяют количество нитратов в овощах и замеряют уровень радиации, влажности, температуры и электромагнитного излучения.

В Lapka Салават проработал на удалёнке до конца своего академа. «Больше всего мне нравилось чувствовать, что мы делаем крутой проект. Про Lapka писали TechCrunch и другие известные медиа, нашими продуктами пользовались крутые люди, — вспоминает разработчик. — Из минусов — не хватало менеджмента. Были дни, когда я не знал, что делать».

Благодаря Lapka, Ханов вновь оказался в Америке. В 2014 году компания отправила его в Калифорнию на всемирную конференцию для разработчиков Apple WWDC. Эта поездка разделила жизнь Салавата на «до» и «после». По его признанию, на конференции он получил «крутой и уникальный опыт», связи и мотивацию. «Я увидел, что с небольшой командой можно выходить в топы App Store, зарабатывать много денег, создавать классные, красивые приложения, которые получают всемирное признание», — говорит программист.

После возвращения из США Ханов ушел из Lapka — у стартапа закончилось финансирование и зарплату стали выплачивать с перебоями (спустя год компанию приобрел Airbnb). Салават вернулся в университет на третий курс и вскоре нашёл новую работу — в проекте «В кармане». Этот стартап делал приложение, которое позволяло хранить на смартфоне банковские данные и сканы документов.

Совмещать учёбу с работой оказалось сложно. Ханов перешел на part-time, но и это не помогло — из «В кармане» тоже пришлось уволиться (в 2016 году эту компанию приобрел «Тинькофф»).

Погоня за хайпом

Салават решил больше не искать себе работу и стать инди-разработчиком. Летом 2015 года он поехал к родителям в Уруссу, где задался целью создать собственное мобильное приложение. Его выход он хотел приурочить к назначенной на сентябрь презентации новой iOS — чтобы воспользоваться хайпом, который обычно сопровождает все новинки Apple.

«Я изучал новые технологии и фичи, читал документацию и думал, на основе чего можно сделать приложение», — рассказывает Ханов. В итоге его внимание привлекли две анонсированные функции будущей IOS: шагомер и блокировщик контента. Сначала Салават сделал приложение с геймификацией шагов (оно позволяло соревноваться с друзьями), но позже отказался от этой идеи.

Хорошее приложение решает какую-то реальную пользовательскую проблему, а в шагомере её не было. Думаю, тогда, в 2015 году, такое приложение вряд ли бы зашло.

Другое дело — надоедливая реклама. Салават предположил, что желание избавиться от баннеров и трекеров — «хорошая мотивация, чтобы открыть App Store, поискать приложение и скачать».

Ханов программировал с утра до ночи и без выходных. К середине сентября блокировщик рекламы под названием 1Blocker был готов. Салават загрузил приложение в App Store, после чего вернулся в университет на четвёртый курс. «У меня была сильная мотивация сделать что-то крутое, чтобы меня заметили, и заработать немного денег. После релиза я выгорел, месяц-полтора не выпускал обновления», — описывает то время разработчик.

Удачная рассылка

Салават знал, что один из способов продвинуть новое приложение — запитчить его прессе. Еще до релиза он отправил в TechCrunch, The Next Web и Mashable электронное письмо, в котором рассказал о преимуществах своего блокировщика и приложил скриншоты. «Я не просил писать обо мне, а предложил попробовать бету. На следующий день ответила журналистка TechCrunch, а через несколько дней вышла публикация и обо мне узнали. Позже другие начали писать, в Twitter пошёл разговор. Люди стали ждать выпуск приложения», — рассказывает Ханов.

В первые месяцы о 1Blocker написали Lifehacker, The Washington Post и несколько раз The New York Times. Продвижение блокировщика с помощью рекламы противоречило бы смыслу продукта — поэтому Салават использовал инфоповод. Apple анонсировала новые технологии, и издания писали о них — так можно было «засветиться».

Месяц после релиза был самым крупным по скачиваниям и деньгам. За 30 дней сервис вышел на оборот $118 тыс. с прибылью $78,6 тыс. Количество загрузок составило 260 тыс.

В университете Салават старался не «афишировать» работу над приложением. «У меня было ощущение, что всё быстро пройдёт. Я не особо верил, что нужны обновления, что это надолго. Не верил, когда видел суммы доходов: ни на какой работе с зарплатой такие деньги невозможно получать», — делится разработчик.

После успеха первого месяца, действительно, начался спад. «Основная трудность в App Store — стабильно зарабатывать», — поясняет Салават. Загрузки платных приложений идут, пока о них пишет пресса. Затем они постепенно сходят на нет, поскольку нет внешнего трафика. Тогда Ханов решил делать обновления.

Кирилл Ильичёв

продакт-менеджер в onlinedoctor.ru,

кофаундер emovi

Чтобы стабильно зарабатывать на мобильном приложении, нужно молиться на метрику, которая называется LTV (life time value), — это сумма, которую человек тратит в приложении за всё время его использования. Другая очень важная метрика — retention (по-русски иногда переводят как «возвратность»). Это процент пользователей, которые воспользовались приложением (или сделали какое-либо другое целевое действие) за определённый период. Ведь чем больше пользуются вашим приложением, тем выше вероятность, что вам ещё раз заплатят и тогда у вас вырастет LTV.

Также, чтобы иметь стабильный поток трафика, необходимо построить маркетинговые Loop-ы, которые можно масштабировать (тогда можно равномерно и долго расти). Этот аспект продуктовой разработки мобильных приложений обычно называют growth hacking. Самые распространенные:

1. SEO-loop — пользователь создает в вашем приложении контент, который индексируется поисковой платформой. По запросам оттуда приходят новые пользователи и тоже создают контент (примеры: Wikipedia, Reddit).

2. Paid-loop — пользователь приходит с платной рекламы и тратит деньги в вашем приложении. На эти деньги вы вновь покупаете рекламу, и всё повторяется (пример: Uber).

3. Viral loop — пользователей привлекают другие пользователи, буквально или посредством поста/шейра (примеры: Dropbox, Gradient).

И буст, и хейт

1Blocker предлагал то, чего не было у конкурентов. В 2016 году блокировщик первым в своей категории выпустил версию для Mac — до этого не было удобного API. Появилась возможность создавать свои собственные правила (критерии для блокировки) и пересылать их на другие устройства Apple. Например, с помощью этой функции можно заблокировать соцсети на девайсах ребенка.

Сначала 1Blocker работал по модели freemium. В бесплатной версии был доступен один фильтр: блокировка рекламы, трекера или комментариев. За $2,99 открывался доступ ко всему функционалу.

В 2017 году Ханов выпустил полностью платное приложение с новыми возможностями и улучшенным дизайном. «Выход платной версии дал хороший скачок по деньгам и буст, чтобы продолжать заниматься приложением. Если бы я этого не сделал, то, скорее всего, пошел бы искать работу», — поясняет программист.

По словам Салавата, решение выпустить платный блокировщик было резким, но необходимым: «1Blocker X нужно было купить заново даже тем пользователям, которые месяц назад купили старое приложение. Это разозлило аудиторию, я получил хейт, многие ушли к конкурентам. Но технически по-другому нельзя было сделать. Я пошел на выпуск платного приложения, иначе бы не осталось денег».

Риск оказался оправдан. В том же году Салават переехал в Казань и купил квартиру.

В конце 2019 года блокировщик перешёл на подписную модель. Тогда же к Салавату «пришло спокойствие» и ощущение стабильности. «Хотя уверенность в завтрашнем дне — спорный момент. Apple может сделать свой блокер или же придёт новый конкурент», — признается разработчик.

У приложения осталась бесплатная версия, где можно выбрать один фильтр, а за подписку — активировать все категории. Из дополнительных функций — облачное обновление параметров блокировки каждые четыре дня.

Миллионы на удалёнке

1Blocker никогда не привлекал инвестиции — Салават предпочитает самостоятельно принимать все решения. Только на четвёртом году работы он задумался о найме сотрудников и разместил вакансии на HeadHunter и «Хабр». В апреле 2019 года нанял менеджера техподдержки из Петербурга, а этой весной — iOS-разработчика из Москвы. Сам Ханов старается «постепенно уходить от написания кода в менеджмент и product». Как руководитель он придерживается свободной корпоративной политики: гибкий график и полностью удалённая работа.

Основные расходы Ханова состоят из выплат налогов (он зарегистрирован как ИП), зарплат (ФОТ — 330 тыс. руб.) и покупки рекламы в App Store и англоязычных тематических подкастах (AppStories, Mac Power Users). Сервер обходится в 20 тыс. руб. в месяц, сайт и домен — до 2 тыс. руб. Оставшиеся средства Салават инвестирует в акции.

В 2019 году оборот приложения достиг 15,2 млн руб., прибыль — 14 млн руб. «Думаю, это достаточно круто, учитывая размер нашей компании», — отмечает разработчик.

По словам Ханова, его приложение занимает одно из лидирующих мест по загрузкам среди блокировщиков на iOS. «Пока мы не хотим расширяться, есть ещё много пользователей устройств Apple. Цель на 1 — 2 года — чтобы Apple зафичерила наше приложение в AppStore», — говорит Салават.

Основатель 1Blocker убеждён, что его примеру могут последовать другие российские инди-разработчики. «Сегодня неважно, где ты находишься, — крутые вещи на мировом уровне можно делать удалённо. Большая часть наших клиентов не из России, — говорит Салават. — Проекты, которые раньше были под силу только командам с крупным бюджетом, теперь могут делать простые ребята».

Дмитрий Астраханцев

директор и технический руководитель

проекта AdLock

По нашим оценкам, чтобы Apple зафичерила ваше приложение в AppStore, нужно несколько большее время, чем 1 — 2 года. При этом ваш продукт должен предлагать безупречный сервис и отличающийся от конкурентов функционал. Все эти условия — сложновыполнимые, учитывая отношение к блокировщикам как со стороны компании Apple, так и со стороны рекламных площадок (разработчиков приложений, паблишеров, владельцев сайтов).

Бизнес на блокировщиках представляет собой войну, похожую на круговую оборону. Внутри — то, что мы охраняем (эмоциональное состояние человека, избавившегося от информационного аудиовизуального мусора), а снаружи — хаос, управляемый многомиллиардными бюджетами. И поэтому нельзя говорить о существовании каких-то независимых бизнес-стратегий, если вы создали свой продукт внутри «песочницы» Apple с её достаточно серьёзными ограничениями, как технологическими, так и юридическими.

Частью стратегии может быть расширение функционала продукта (насколько это возможно в ограниченных условиях). В случае 1Blocker это, например, добавление DNS фильтра (к счастью, Apple разрешила это в 2019 году). Стратегия AdLock — блокировка рекламы на любых платформах и любыми доступными способами. Также мы стараемся доносить клиентам, что если они не платят за товар, то «товаром» являются они сами. Жаль, но не все понимают, что бесплатному решению негде брать деньги на развитие, — в 99% случаев такие продукты просто продают данные о пользователях третьим лицам.