• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Кейс BS-shina: потерять €200 тыс. и влезть в долги, но выжить и расшириться (с помощью франшизы и Instagram)

Кейс BS-shina: потерять €200 тыс. и влезть в долги, но выжить и расшириться (с помощью франшизы и Instagram)

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь Партнерский материал

Digital Petroleum: уйти из корпорации ради стартапа и призвать консервативных нефтяников поверить в нейросети

Анна Швыркова

автор Inc.

В 2016 году Дмитрий Коротеев уволился из Schlumberger — крупнейшей нефтесервисной компании в мире. Оставить карьеру в крупной корпорации его заставило увлечение новыми технологиями, которые отрасль тогда воспринимала с трудом. Коротееву пришлось буквально создавать новый рынок — никто не понимал, зачем нефтянке нужен искусственный интеллект. При этом в новых решениях, которые помогут оптимизировать процессы и сэкономить миллиарды рублей, компании нуждались. Годы работы в индустрии помогли Дмитрию понять, какие именно проблемы есть у бизнеса, и он решил запустить собственный стартап, будучи исследователем-одиночкой. Так Дмитрий оказался в Сколтехе, где он преподает на магистерской программе по направлению «Нефтегазовое дело», и основал компанию Digital Petroleum. Предприниматель рассказал Inc., почему предпочел собственный бизнес карьере в корпорации, зачем запустил стартап для десятка клиентов и как объяснял консервативным нефтяникам, почему они могут довериться нейросетям.


Inc. × Сколтех

Дмитрий — физик по образованию. Тема диссертации, которую он защитил в МГУ в 2008 году, не имела почти ничего общего с тем, чем он занялся в дальнейшем, но возможность помогать нефтяным компаниям с оптимизацией показалась ему интересной. После университета Коротеев устроился в Schlumberger — там он 10 лет занимался разработкой новых технологических решений, которые помогают разведывать нефтяные месторождения и добывать нефть. Затем — год в «Газпром нефти» и запуск департамента новых технологий для апстрима. «Апстрим — это разведка и добыча, то есть этап, на котором нефть находят и поднимают», — объясняет Коротеев.

Все поменяло возвращение в Schlumberger, где Коротеев всерьез увлекся искусственным интеллектом и возможностями его применения в нефтянке. За 10 с лишним лет он понял, какие проблемы есть у нефтяных и нефтесервисных компаний, а теперь увидел, как их можно решить. «Потребность у компаний была, но заниматься этим никто не хотел», — вспоминает Коротеев. Тогда он уволился и начал искать способы запустить стартап.


Digital Petroleum в цифрах

Источник: данные компании


2019

год основания стартапа.


170

млн. руб. — прибыль Digital Petroleum Research, команды Сколтеха за 2 года.


В 200

раз быстрее прогнозируется динамика нефти в пласте при помощи нейронных сетей.


10

контрактов с нефтяными компаниями.


20

человек задействовано в деятельности Digital Petroleum.

Лаборатория центра добычи углеводородов Сколтеха. Фото: Юлия Спиридонова/Inc.

Зачем исследователям бизнес

Дмитрий искал людей, которых заинтересует не только бизнес-сторона, но и исследовательские идеи. Рынка, на который он собирался выходить, в России тогда не существовало. «Мы встретились с нынешним ректором Сколтеха Александром Кулешовым. Я не знал тогда этого человека, так что мы просто сели и начали обсуждать мои идеи, — я сказал, что было бы здорово применить такую прорывную технологию в нефтянке. У Кулешова был огромный интерес к теме искусственного интеллекта, мы долго все это обсуждали. Пришли к тому, что Сколтеху такое направление нужно», — вспоминает Коротеев. Он убедился, что сможет совмещать научную деятельность с предпринимательской, — Сколтех был заинтересован в сотрудничестве с индустриальными партнерами и спин-оффах, то есть выводе технологий на рынок.

Так Коротеев попал в Центр добычи углеводородов (SCHR) Сколтеха. В рамках центра он создал научную группу, которая выросла в отдельную лабораторию, которую назвали Digital Petroleum Research. Постепенно удалось собрать полноценную команду. Сейчас в лаборатории работают около 20 научных сотрудников: это геологи, геологи-буровики с профильным образованием, физики с опытом работы в нефтяной отрасли и датасайентисты. Всех нашли в Сколтехе — Дмитрий говорит, что крупные компании уже сейчас пытаются конкурировать за IT-специалистов и переманивать их, но институт дает лаборатории фору и она первой приглашает программистов к себе.

В лаборатории работают все вместе — это необходимо, потому что специалистам разного профиля нужно сработаться. «Мы сидим вместе с этими молодыми датасайентистами, и это очень полезно. Объясняем им, как должны работать алгоритмы, чтобы они не противоречили физике и не были оторваны от реальности. Когда в команду приходит чистый датасайентист, для него все данные — это таблички с цифрами. Ему говорят: сделай алгоритм, который будет предсказывать вот этот столбик. Он приносит результат, а там прогноз: завтра из этой скважины выйдет 200 млн тонн нефти. Я смеюсь: «Класс, давай срочно это кому-нибудь продадим, раз там так много». То есть мы должны сперва погрузить их в специфику», — рассказывает Коротеев.

За 1,5 года Digital Petroleum Research разработала программное обеспечение, которое в автоматическом режиме анализирует данные, поступающие с нефтегазовых месторождений, и предлагает компаниям оптимальные решения. «Сначала мы сами приходили к компаниям и говорили: мы точно знаем, что у вас есть такая проблема, и мы можем ее решить, только дайте нам данные. Потом уже сами компании начали приходить к нам — знаете, у нас есть проблема, и мы думаем, что ваш искусственный интеллект может нам помочь. Мы отвечали — окей, беремся», — рассказывает Коротеев. Так специалистам удалось набрать портфель из десятка индустриальных проектов и сделать столько же проектов внутри Сколтеха. «Это исследовательские проекты, результатом которых является то, что на Западе называется research prototype или research code, которые дальше нужно пускать в software engineering — то есть превращать в программное обеспечение», — объясняет физик. Стало ясно, что проект созрел для выхода на рынок.

Рентгеновские источники в микротомографе. Фото: Юлия Спиридонова/Inc.
Дмитрий Коротеев в лаборатории 

Деньги вместо данных

Так появился стартап Digital Petroleum — не исследовательский проект, а полноценный бизнес. В январе 2019 года Дмитрий зарегистрировал юрлицо, соучредителями стали он, люди из команды и Сколтех. Два проекта работают параллельно — в будущем некоторые научные сотрудники из лаборатории перейдут в стартап, но Digital Petroleum Research продолжит заниматься исследованиями. Команда Коротеева помогает компаниям сэкономить деньги и оптимизировать процессы на всех этапах — в разведке, разработке месторождений, бурении и добыче.

«Все думают, что в нефтянке море денег и компании в них купаются, — нет, ничего подобного. Разработка месторождений — очень затратное мероприятие для нефтяных компаний. Прежде чем добытая там нефть начинает приносить деньги, тратятся огромные суммы. Кроме того, работать стало сложнее, месторождения стали очень сложными — легкой нефти почти не осталось, по крайней мере в России», – говорит Дмитрий.

Начинается все с разведки — компании нужно понять, подходит ли выбранная местность для добычи нефти. Для этого проводят сейсморазведку. По поверхности земли разбрасывают датчики, в одном или нескольких местах ставят вибраторы — машины-грузовики, с которых время от времени падают двухтонные балки, которые стучат по земле. Они генерируют так называемое возмущение — оно сначала уходит вглубь, а потом отражается от поверхностей, и эти сигналы собирают датчики. «Тут на помощь приходят математические алгоритмы и у людей появляется представление о форме залежей. Раньше опытный геолог смотрел на это и говорил: ага, судя по тому, что я тут вижу, первую разведочную скважину нужно бурить вот здесь. Скважину бурили, смотрели, есть ли там нефть. Если нефть потекла, проводились новые измерения, чтобы понять, сколько там нефти и как она будет течь. И дальше продолжали разбуривать вокруг», — объясняет Коротеев. При этом иногда скважина оказывалась сухой — там попросту не было нефти.

Алгоритмы, разработанные Digital Petroleum, позволяют проводить разведку сложных геологических форм и повысить вероятность успешного бурения. Раньше сухой оказывалась одна скважина из семи, а стартап делает так, что нефть не находят лишь в каждой двадцатой скважине: «Пробурить даже одну скважину очень дорого — если речь идет о горизонтальном бурении, сумма может достигать 500 млн. руб. Так что это большая разница».

По результатам разведки строится геологическая модель месторождения — «подробная трехмерная картинка, на которой показано, где сколько нефти и насколько эта нефть подвижна». Это делают, собирая разные типы данных, в полуручном режиме — группами геологов и петрофизиков. Процесс построения геологической модели нового месторождения занимает несколько лет, а Digital Petroleum собирается ускорить его до нескольких минут: «Мы хотим, чтобы это происходило автоматически, — загружаете данные в программу и после 5 минут работы алгоритма вы видите, как примерно будет выглядеть модель. Это не конечный результат, но мощная подсказка специалистам. А геологам останется более тонкая работа». Дмитрий говорит, что алгоритмы еще долго не смогут заменить геологов и Digital Petroleum не отбирает работу у специалистов, а создает для них помощника.

Созданная с помощью нейросетей микроструктурная модель пластового материала

Следующий этап — оптимизация процессов воздействия на пласт и на прискважинную зону. «Есть такая процедура — гидроразрыв пласта. Она доказала свою эффективность, но компании тратят очень много денег на это, не всегда получая столько нефти в итоге, сколько ожидали. Допустим, есть старая скважина. Идет время, нефти притекает все меньше, потому что поры, через которые идет нефть, забиты. Тогда скважину останавливают и начинают закачивать туда жидкость под большим давлением. Пласт трескается, и нефть снова идет. Раньше это делали только для старых скважин, а сейчас делают и для новых. Дорогая операция — несколько сотен миллионов рублей за одну скважину», — говорит Коротеев. Если у компании-клиента богатая история таких операций, Digital Petroleum берет данные, «скармливает» их алгоритму и обучает его давать подсказки для каждой новой скважины. Это тоже помогает сэкономить.

Один из продуктов Digital Petroleum, reservoir assessor, — «такая штука, которая на этапе тренировки собирает вообще все данные, которые мы смогли найти по миру, по всем пластам, из которых течет нефть или газ». Каждый из этих пластов имеет набор характеристик — features. Их от одной до 200. Среди этих характеристик есть очень важный столбик — проектный коэффициент извлечения нефти (КИН). Именно эта характеристика нужна нефтяникам — она показывает, сколько нефти из пласта в принципе можно достать. Стартап дает нейронной сети «на съедение» эти базы данных, а она выдает не только коэффициент, но и погрешность, с которой она его определила. Чем больше данных есть по пласту, тем меньше погрешность. «Сейчас, чтобы посчитать этот КИН, нужно собрать кучу данных, произвести множество расчетов. А нашему алгоритму нужна секунда. Мы думаем поместить это в облако, чтобы компании могли работать по подписке. Никаких конфиденциальных данных туда загружать не нужно», — говорит Дмитрий. Еще один продукт — technology assessor. «Где бурить, с какими режимами, где какой гидроразрыв делать и так далее. Мы точно знаем, что прогнозировать эффект гидроразрыва нейросеть может гораздо точнее, чем человек в среднем», — говорит Коротеев.

Digital Petroleum не только продает программное обеспечение, но и разрабатывает кастомизированные решения для компаний, опираясь на запрос. Но элемент on-demand есть всегда — например, компании хранят данные в разных форматах. «До стандартизации данных в нефтянке еще очень и очень далеко», — говорит Коротеев.

Фото: Юлия Спиридонова/Inc.
Детектор рентгеновского излучения в микротомографе

Консервативная нефтянка и 340 встреч с клиентами за год

Жизнь предпринимателя отличается от жизни сотрудника крупной корпорации — к этому Коротеев был готов. Он знал, что его клиенты — люди из отрасли, которая считается одной из самых консервативных, и на старте это доставило немало проблем. «Люди, не увидев пользу моментально, не хотят верить в продукт. В самом начале было сложно — мы приходили и говорили, что решим кучу проблем с помощью нейросетей, а нам отвечали: а что такое нейросети? Просили показать уравнения, формулы, а мы объясняли, что там уже нет никаких уравнений в их понимании», — вспоминает он. При этом Дмитрий ни капли не жалеет о решении уйти из корпорации ради собственного бизнеса: «все быстро и никакой бюрократии». Бюрократия начинается во время работы над проектами с крупными заказчиками, но Коротеев, у которого есть опыт работы в таких структурах, знает, что со стороны заказчика «бумажек в 10 раз больше».

Продвижение продукта происходит в основном благодаря деловым контактам — у Коротеева хорошая сеть знакомств и в 90% случаев Digital Petroleum получает заказ благодаря контактам — «пришел выпить кофе и договорился». Это не значит, что каждая такая встреча приносит результат. «У меня есть коллега, которому нужно было собрать деньги на запуск фонда в Европе. Чтобы это сделать, он за 2017 год провел 260 встреч. Я об этом узнал и решил посчитать, сколько я за 2017 год провел встреч, — оказалось, 340», — рассказывает Дмитрий. Еще один канал — профильные конференции. Компании посылают на них специальных сотрудников, которые должны искать потенциально интересных партнеров, — общение с ними выливается в те же прямые контакты и встречи.

На одной из таких конференций в США Коротеев понял, насколько американский рынок технологий нефтедобычи на базе искусственного интеллекта отстает от российского в развитии: «В США много говорят о новых цифровых технологиях в нефтянке, но делают меньше, чем в России. Когда они увидели, что у нас уже есть работающий продукт, интерес был колоссальный: что, правда работает? Правда предсказывает? И клиенты пользуются?» Сейчас Дмитрию уже не приходится объяснять, что такое нейросеть, когда он рассказывает о продукте потенциальному клиенту. Нефтяные компании занялись цифровизацией, и теперь в каждой из их есть отдельная структура, в которой работают люди, говорящие с Коротеевым на одном языке.

Компании начинают обращать внимание на стартапы, признает он, но процесс идет медленно. Начинающему проекту сложно пробиться — да, стартап может написать в крупную компанию, рассказать о себе, но до переговоров могут дойти единицы. Все письма просматривают, но часть проектов сразу бракуют эксперты, а другие отваливаются на этапе переписки, потому что у них нет внятных ответов на вопросы. «Нужно быть в индустрии, постоянно в формальной и неформальной обстановке рассказывать о продукте», — объясняет Коротеев.

Консервативная нефтянка вынуждена обращаться к новым технологиям — даже такая неповоротливая индустрия не может закрывать глаза на потенциальную пользу. У Digital Petroleum появляются конкуренты, но пока их мало: «Отрасль меняется на глазах. Самое крутое — знать, что мы — один из двигателей этих изменений. Мы практически создаем этот рынок. Все больше и больше людей начинают в эту сторону смотреть. Немного нескромно так говорить, но я считаю, что мы впереди».

Поделиться
Подписаться на самые важные материалы
о бизнесе и технологиях в России