• Usd 65.59
  • Eur 76.23
  • Btc 6657.82 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Бизнес-климат: как предприниматели заработали на теплой осени

Бизнес-климат: как предприниматели заработали на теплой осени

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

Исследование: как устроен бизнес «Стрелки»

  • Наталья Суворова специальный корреспондент Inc. Станислав Мудрый автор Inc.

Основатели КБ «Стрелка» не любят говорить о своей работе — все четыре года обходятся сайтом-визиткой из одной страницы. Но именно этому бюро город обязан самыми амбициозными проектами благоустройства последних лет — такими как концепция парка «Зарядье» и программа «Моя улица». В отличие от Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», выросшее из него КБ — прибыльный бизнес, который консультирует мэрию Москвы, федеральные ведомства и российские регионы и является движущей силой изменений в общественном пространстве. Inc. разобрался, как бюро удалось стать главной организацией по благоустройству в стране (по сути, монополией) и зарабатывать около 120 млн рублей чистой прибыли в год на городском консалтинге, какую роль в развитии КБ сыграли личные связи Александра Мамута, причём тут Вячеслав Володин и как превратиться из маленького стартапа в подвале в растущий средний бизнес на «Красном Октябре».


История «Стрелки» началась в 2009 году, когда мэром Москвы был Юрий Лужков и не было речи о благоустройстве общественных пространств. Москву тех лет отличала точечная застройка, хаотичная парковка на тротуарах, ряды ларьков возле метро, вдоль аллей парка Горького стояли тиры, палатки с шашлыками, а единственной пешеходной улицей был Арбат.

В Москве тогда только появлялись небольшие арт-пространства: в 2007 году — «Винзавод», в 2008-м — Центр современного искусства «Гараж», который тогда находился в Марьиной роще. Старейшим таким пространством была «АРТСтрелка» с галереями художников на «Красном Октябре», территорией которого владела компания «Гута-Девелопмент».

В начале 2009 года произошёл конфликт — владелец галереи «Paperworks» и ресторана Suzy Wong Bar Евгений Митта и куратор «АРТСтрелки» Владимир Дубосарский стали выгонять оттуда братьев Тотибадзе — художников, которые снимали на «Красном октябре» помещение под галерею и мастерскую. На тот момент территория завода выглядела заброшенной — «помойки, горящие мангалы и бродячие собаки», вспоминает Георгий Тотибадзе. Собеседник Inc., знакомый с братьями, говорит, что Дубосарский в какой-то момент пришел и сказал им: «А теперь вы идёте на ***».

На выручку братьям пришел предприниматель Александр Мамут — их хороший друг и давний знакомый, с которым они периодически выпивали в мастерской в компании партнеров-основателей архитектурного бюро Wowhaus Дмитрия Ликина и Олега Шапиро и основателя «Афиши» Ильи Осколкова-Ценципера.

— Мамут сходил к [менеджеру «Гута-Девелопмент»] Артему Кузнецову и договорился взять эти площади в аренду. После этого он пришел к нам в мастерскую и сказал — всё, теперь мы тут остаемся, — говорит Тотибадзе.

Художники предлагали основать на пустующих площадях гончарные и живописные мастерские для детей и взрослых, но тем же летом, отдыхая на яхте Мамута в Венеции, Ценципер (компанию ему и Мамуту составляли Шапиро, Ликин и основатель Yota Сергей Адоньев — все они приехали на Венецианскую биеннале) предложил идею получше: создать некоммерческий образовательный институт, где людей учили бы делать проекты в области медиа, архитектуры, дизайна и урбанистики.

— Мы думали, что это будет место, где людей, которые уже получили образование в вузах, учат думать, объясняют, что такое проектирование, сталкивают с разными типами международных практик и очень интенсивным образом взрывают им мозг, чтобы переместить на следующий уровень понимания проблем, — говорит Ценципер.

Поначалу «Стрелку» финансировали пополам Мамут и Адоньев — они договорились вкладывать в нее по $2,5 млн в год в течение первых трех лет, не считая стоимости строительства здания Института (позднее к ним ненадолго присоединился — как попечитель и спонсор — совладелец ГК «Пик» Сергей Гордеев). Как говорил Мамут изданию «Сноб» в мае 2010 года, когда запустился Институт, «нам понравилась концепция [Ценципера], и мы просто дали денег». Здание «Стрелки» на Берсеневской набережной — с внутренним двором и с баром окнами на Москву-реку —спроектировали Шапиро и Ликин (вместе с Мамутом, Адоньевым и Ценципером они стали первыми попечителями «Стрелки»).


Создатели КБ «Стрелка»



Александр Мамут


Российский бизнесмен, основатель и владелец Института и КБ «Стрелка». Занимает 40-е место в списке российского

Forbes, состояние — $2,5 млрд. Совладелец компаний «Полиметалл», «Группа ПИК», владелец медиахолдинга Rambler & Co, а также сетей кинотеатров «Синема Парк» и «Формула кино».


Варвара Мельникова


Директор Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», руководитель комиссии по вопросам развития

городских территорий при Общественном совете при Минстрое, с августа 2015 года — управляющий директор «Афиши». Входит в список 25 самых влиятельных женщин в российской культуре по версии журнала The Calvert Journal.


Денис Леонтьев


Архитектор; сооснователь и генеральный директор КБ «Стрелка». Основатель бюро ludi architects. В

2011-12 гг. ведущий специалист австрийского архитектурного бюро Coop Himmelb(l)au. Выпускник Института «Стрелка» сезона 2010/11.

Хотя «Стрелка» была задумана как нон-профит, она с самого начала управлялась как бизнес — с KPI, отчетностью и эффективностью. Неотъемлемой частью проекта стал бар «Стрелка» — он был создан, чтобы отбивать часть расходов на институт и превратить школу в «модное, живое и сексуальное место», вспоминает Илья Ценципер. Для этого он пригласил на место арт-директора основателя LAM Magazine и кумира молодежи Романа Мазуренко (ныне покойного), который тогда делал вечеринки Idle Conversation.

— Самый главный промоушн заключался в том, что там был Рома, который устраивал лучшие вечеринки на свете, — говорит Ценципер.

«Стрелка» стала первым образовательным учреждением в Москве, при котором был собственный бар. Как говорил Дмитрий Ликин в интервью The Village, выпивание у воды основатели рассматривали как важнейшую часть образовательного процесса. «Мы искренне не понимаем, как можно что-то изучать, не смазав процесс. Поэтому вопрос, делать или не делать бар, категорически не стоял: конечно, делать», — говорил он.

Институт запустился 25 мая 2010 года. В своей речи по случаю открытия Мамут сказал: «С помощью международных архитектурных и дизайнерских бюро мы как-то вместе попытаемся осознать происходящее. Если через 3-5 лет… сложится какой-то кружок людей, выпускников этого места или просто вольнослушателей, абитуриентов, болельщиков, союзников, единомышленников, то мы будем считать свою задачу выполненной». По сути, так и произошло: вчерашние выпускники становились сотрудниками и преподавателями, многие работали в дружественных архитектурных бюро — Wowhaus Ликина и Шапиро, «Проект Меганом» Юрия Григоряна (сам он трижды входил в число директоров образовательных программ). А выпускник программы 2010/11 года Денис Леонтьев основал и возглавил одноимённое консалтинговое бюро, которое вывело бренд «Стрелка» на новый уровень.


«Стрелка» в цифрах

Источник: данные компании, Аудиторский отчет ЧУ ДПО Институт «Стрелка» за 2016 год, расчеты Inc.


723

млн рублей — выручка КБ «Стрелка» за 2016 год.


≈ 118

млн рублей — чистая прибыль КБ за 2016 год.


350

человек работает в КБ «Стрелка».


80%

прибыли КБ отдает в Институт «Стрелка».


139

млн рублей — прибыль Института «Стрелка» за 2016 год (КБ + бар).


Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»


Сегодня институт «Стрелка» занимается образовательными программами. Основная из них — бесплатная 5-месячная постдипломная программа (студентам выплачивается стипендия 32,9 тыс. рублей в месяц). Каждый год рассматривается новая тема: в 2017/18 году акцент будет сделан на городских исследованиях и дизайне, а также новых технологиях междисциплинарных методов городского проектирования. Программным директором будет профессор визуальных искусств в университете Калифорнии в Сан-Диего Бенджамин Браттон. В 2016 году «Стрелка» запустила магистерскую программу в области Advanced Urban Design совместно с Высшей школой экономики. Кроме того, каждый год проводится летняя публичная программа «Лето на «Стрелке»» — приглашенные эксперты читают лекции о технологиях и городской среде, проходят конференции, воркшопы, кинофестивали и вечеринки.

При институте «Стрелка» с 2015 года есть и платный образовательный проект — онлайн-школа городских предпринимателей «Вектор» (директор школы Ольга Полищук отказалась общаться с Inc.). Школа предлагает 9 онлайн-курсов по цене 2999 рублей за курс, к отдельным урокам можно получить доступ бесплатно.

Кроме того, у Института есть издательство Strelka Press, которое выпускает книги и журналы про город и жизнь в нем, а также собственное медиа Strelka Magazine, где публикуются новости урбанистики и проектов Института. Руководители «Стрелки» видят в будущем Strelka Magazine в качестве главного медиа об урбанистике.


Бар «Стрелка»

Двухэтажное здание с деревянной террасой на крыше с видом на Москву-реку, где помимо института расположился бар, спроектировали Олег Шапиро и Дмитрий Ликин из архитектурного бюро Wowhaus, а за интерьер, кухню, музыку и вечеринки отвечал бывший основатель LAM Magazine Роман Мазуренко. Бар открылся 28 мая 2010 года, на открытии выступал американский музыкант Патрик Клинденим. Выручка бара, по оценкам собеседников Inc., может составлять около 50 млн рублей в год, а прибыль — около 20 млн.

«Стрелка» предлагала бесплатное (чтобы могли приехать люди из регионов) постдипломное образование в области архитектуры и урбанистики (программу первого года разрабатывал архитектор и профессор Гарварда Рем Колхас), кроме того, должна была заниматься вопросами городского развития в широком смысле — приглашать западных экспертов и быть площадкой для дискуссий с участием власти, архитекторов и горожан.

Развивать образовательные программы «Стрелки» Ценципер пригласил Варвару Мельникову, знакомую ему по партнерским проектам «Афиши», а потом сделал ее исполнительным директором института. В 2012 году, когда Ценципер покинул «Стрелку» (по его словам — ради других проектов), Мельникова возглавила Институт.

В конце сентября 2010 года, после громкой отставки Лужкова, мэром Москвы стал Сергей Собянин — и стало ясно, что новый руководитель будет вести совсем другую городскую политику. С этого момента «Стрелка» расправляет крылья.  Институт точно уловил дух времени и возглавил поднявшуюся волну моды на благоустройство. Тема общественных пространств стала обсуждаться все чаще, а знаковый на тот момент городской журнал «Большой город» в июне 2011 года вышел с обложкой «Перестать делить общество на своих и чужих», где в заглавном материале рассказывалось о проектах студентов «Стрелки».

— Было понятно, что на «Стрелке» происходит страшно интересная, симпатичная движуха и там собрались люди, которые всерьез думают о будущем города. Это казалось чем-то совершенно новым, и хотелось про это рассказать, — вспоминает бывший главный редактор «БГ» Филипп Дзядко.



«Фаза 0»: архитекторы и предприниматели

На тот момент Институт выполнял разовые консалтинговые проекты (его концепция предполагала, что «Стрелка» будет привлекать лучшие умы в сфере урбанистики) — участвовал в проекте обновления парка Горького, который «перезапустили» в 2011 году, консультировал Политехнический музей по проведению конкурса на концепцию его реконструкции, а в 2012-м помогал проводить архитектурный конкурс на жилую застройку района «Технопарк» инновационного центра «Сколково». Членом совета по реконструкции Политеха и градостроительного совета «Сколково» был архитектурный критик Григорий Ревзин. Он предложил заняться конкурсом своему знакомому, 31-летнему Денису Леонтьеву из Санкт-Петербурга, выпускнику первого года «Стрелки».


КБ «Стрелка»

ООО «КБ «Стрелка»» создано в 2013 году при Институте медиа, архитектуры и

дизайна «Стрелка» как агентство, которое предоставляет консалтинговые услуги в области городского планирования. На 80% принадлежит Институту медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», по 10% — у сооснователей Варвары Мельниковой (директор института) и Дениса Леонтьева (генеральный директор КБ). В структуру бюро входят Центр антропологических исследований, Центр городской экономики, Центр городского планирования, Центр GIS-исследований и Центр дизайна, а в числе заказчиков — Правительство Москвы, АИЖК, Сбербанк, «Газпром Нефть», Фонд «Сколково», Фонд Тимченко, и др. КБ «Стрелка» работает в 360 городах России, а в его экспертную сеть входят более 2 тыс. участников в 45 странах и 24 регионах РФ. Среди ключевых проектов КБ — разработка концепции и проведение архитектурного конкурса на проект парка «Зарядье», благоустройство общественных пространств Москвы по программе «Моя улица», программа развития городской среды в 40 городах России совместно с АИЖК.

— До этого мы с Денисом встречались на «Стрелке» — он хорошо рассказывал про конкурсы, и я предложил ему провести конкурс на реконструкцию Политехнического музея. Мне очень понравилось, как он его сделал, и мы с Алексеем Муратовым [архитектором, на тот момент главным редактором журнала «Проект Россия» —  Inc.] предложили Денису провести еще и конкурс в «Сколково». Там был серьезный денежный заказ — благодаря ему КБ «Стрелка» и образовалось, — вспоминает Ревзин (сумму заказа он не называет).

У Леонтьева уже имелся опыт предпринимательства — в Петербурге у него с 2004 года была компания ludi architects (существует до сих пор, по данным СПАРК, с 2014 года зарегистрирована на Любовь Леонтьеву, выручка — 8,6 млн рублей за 2016 год, прибыль — 3,8 млн рублей). Отучившись год в «Стрелке», Леонтьев на год уехал работать в Австрию, но затем вернулся в Россию. В сентябре 2013 года у них с Варварой Мельниковой возникла идея под брендом «Стрелки» создать компанию, которая займется «городским консалтингом» — соберет экспертизу по всем вопросам, связанным с «фазой 0» архитектурных проектов.

— Большие вещи формулируются на этапе постановки задачи. Если задача сформулирована неправильно — все усилия закончатся ничем. Мы решили правильно формулировать задачи — это был наш «голубой океан», — вспоминает Леонтьев в разговоре с Inc.



«Стартап на одном стуле»

В сентябре 2013 года Мельникова и Леонтьев зарегистрировали ООО «КБ «Стрелка»». По словам источников Inc., Леонтьев — «мотор» КБ, который руководит всеми оперативными процессами и по сути поставил стартап на ноги, а Варвара — идеолог и «мозг», она общается с основными клиентами и чиновниками.

Григорию Ревзину и Алексею Муратову предложили стать партнерами проекта. По словам Алексея Муратова, он согласился присоединиться, потому что этот статус дает ему «интересную и общественно полезную работу».

В отличие от некоммерческого института, КБ изначально было задумано как бизнес:

— Это был настоящий стартап на одном стуле, с нулем инвестиций. Мы сидели в подвале недалеко от Кремля, у меня был только компьютер и один менеджер, — вспоминает Леонтьев.

Председатель попечительского совета Института «Стрелка» Мамут идею одобрил даже без бизнес-плана. Ему не пришлось инвестировать в КБ ни рубля, уверяет Леонтьев:

— У [Мамута] есть уникальное сочетание опыта и восприимчивости к новому. Наши отношения не регламентированы корпоративными процедурами, наша работа основана на ценностях, — говорит он.


Выручка 2017 года по видам работ

Источник: данные компании

31,2%

Стандарты

инструмент повышения уровня качества городской инфраструктуры — парков, больниц, школ, набережных, и пр.

22,4%

Дизайн-проект

schematic design, или набор городских решений, на основании которых разрабатывается план реализации проекта

17,9%

Модели

определение ключевых параметров будущего объекта

13,7%

Стратегия

образ будущего проекта и способы его достижения

9%

Экспертиза

анализ рисков, влияющих на реализацию проекта

3,7%

Прочее

2,1%

Архитектурные конкурсы

Основатели КБ решили, что сконцентрируются только на пре-дизайне, когда определяются цели и задачи архитектурного проекта, общие требования к архитектору, — и не будут заинтересованы ни в собственно проектировании (это задача архитектурных бюро), ни в строительстве (его делают строительные подрядчики). «Стрелка» должна была стать посредником между заказчиком, архитекторами и строителями — делать первичную концепцию, разрабатывать модели пространств и помогать отбирать исполнителя для создания прототипа. Леонтьев убеждал клиентов, что продуманная концепция поможет избежать излишних затрат на стройку:

— Сразу кидаться строить не нужно: потом неоправданные затраты дадут о себе знать. Инвестиции в создание продукта на раннем этапе формирования проекта критически важны для удержания его бюджета в рамках.

Услуги КБ «Стрелка» стоили в разы дороже, чем то, что прежде предлагалось на рынке. По словам источника Inc., за конкурсы для Политехнического музея и «Сколково» «Стрелка» запросила по несколько миллионов рублей — а ранее подобные проекты обходились в несколько тысяч долларов. «Стрелка» объясняет разницу в цене тем, что с самого начала стала работать по западным стандартам — проводить многочисленные исследования, на их основе создавать модели проекта и брифы для архитекторов, а затем оценивать предложенные прототипы с точки зрения соответствия задачам, что требовало серьёзных интеллектуальных усилий. Денис Леонтьев первым придумал, как правильно упаковать этот набор услуг, говорит архитектурный критик и нынешний партнер КБ Григорий Ревзин, который до прихода в бюро занимался похожим консалтингом в частном порядке.

— Моей задачей было придумать идею проекта и потом найти архитектора — либо через конкурс, либо выбрать самостоятельно. Тогда это не называлось пре-дизайном — Денис просто предложил перевести это в понятный бизнес-продукт, — вспоминает Ревзин в разговоре с Inc.

Но первые заказчики не понимали, зачем нужен пре-дизайн за миллионы, а то и десятки миллионов рублей. В 2014 году Денис Леонтьев 4 месяца убеждал бизнесмена и мецената Вадима Мошковича (друга Мамута, по словам Ревзина) заказать КБ формирование концепции и проведение архитектурного конкурса на проект школы «Летово». По данным Forbes, на строительство и подготовку проекта Мошкович выделил $50 млн (гонорар КБ стороны не разглашают).

Развеять сомнения частных клиентов помогала фигура Александра Мамута, говорит Григорий Ревзин:

— Это проблема всех архитектурных бюро — заказчик должен дать небольшой фирме возможность распоряжаться миллионами долларов, которые она никогда не сможет вернуть в случае неудачи. Любой бизнесмен страшно нервничает на эту тему. А тут рядом миллиардер — и становится гораздо спокойнее.


Как развивался бизнес «Стрелки»


Май 2010

В Москве открывается Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», предлагающий бесплатное постдипломное образование в области урбанистики.


Январь-февраль 2011

Институт «Стрелка» помогает разрабатывать концепцию обновления Парка Горького в Москве.


Апрель 2013

Институт запускает архитектурный конкурс на разработку концепции парка «Зарядье»


Сентябрь 2013

глава Института Варвара Мельникова и архитектор Денис Леонтьев регистрируют агентство городского консалтинга — ООО «КБ «Стрелка»»


Январь 2015

КБ «Стрелка» выигрывает тендер на 922 млн рублей на разработку стандартов благоустройства улиц Москвы по программе «Моя улица»


Октябрь 2016

«Стрелка» заключает контракт с АИЖК на 3,8 млрд рублей по благоустройству более 235 общественных пространств в 40 городах России


Статусные клиенты и конкуренты

КБ удалось всерьез заявить о себе после успешного проведения конкурса на разработку концепции парка «Зарядье». В 2012 году главным архитектором Москвы назначили Сергея Кузнецова — он был знаком с Леонтьевым до своего назначения и благоволил «Стрелке», говорит один из бывших сотрудников КБ:

— У них с Денисом [Леонтьевым] на первом этапе хорошо сложились отношения: они оба молодые, Кузнецов тоже достаточно либеральных взглядов, и он убеждал мэрию, что нужно общественное пространство.


Ошибки найма

Через год после основания в КБ работало уже почти 50 человек. Леонтьев нанял

операционного директора, но решение оказалось ошибочным — новый управленец довел компанию до масштабных кассовых разрывов. Чтобы их закрыть, зимой 2014-15 года КБ пришлось сократить число сотрудников до 25 человек.

— Это была катастрофическая ошибка. Я потом полгода переговаривался с субподрядчиками и поставщиками, чтобы закрыть волны разрывов и отложить платежи,  — вспоминает Леонтьев.

Брать займы или обращаться к Мамуту за деньгами, чтобы сохранить сотрудников, основатели КБ не стали.

— Если у тебя актуальный продукт и спрос на него, ты не должен работать с займом. КБ не будет заложником своего размера и не станет участвовать в некачественных проектах, просто чтобы кормить людей, — говорит Денис Леонтьев.

Осенью 2012 года Кузнецов сам обратился к «Стрелке» по поводу «Зарядья» — других компаний, способных провести конкурс такого масштаба по новой для России схеме, на рынке не было. Но прежде своё согласие должен был дать Сергей Собянин.

— Я встречался с мэром, убеждал его пойти на эксперимент, рассказывал, что это будет стоить денег, что архитекторами будут настоящие звезды, что процесс будет тяжелый и трудный, но в конце мы получим шедевр. Он лично сказал «да» — и как руководитель решился на тогда еще абсолютно новую вещь. Я даже не обсуждал, что конкурс будет проводить «Стрелка», — для мэра ответственным за конкурс был лично я, — вспоминает Кузнецов в разговоре с Inc. Формальным заказчиком конкурса по «Зарядью» стал НИИ Генплана, который подчиняется Москомархитектуре.

Отношения Кузнецова со «Стрелкой» впоследствии испортились, о чём стороны предпочитают публично не высказываться. По словам бывшего сотрудника КБ, Кузнецов старался продвигать молодые команды архитекторов и другие компании, и ему не нравилось, что КБ подминает под себя рынок.

Именно «Зарядье» стало первым настоящим бизнес-проектом КБ, под который набрали людей (над проектом работало 12 человек) и сформировали компетенции. КБ провело масштабную кампанию — о конкурсе писали на профессиональных форумах, в соцсетях и в СМИ, в результате заявки на него подали 420 компаний со всего мира. Это был первый для России опыт конкурсной практики международного уровня: жюри провело отбор претендентов, составило шорт-лист из шести команд, которые должны были представить подробные планы проектирования, и выбрало победителя — нью-йоркское бюро Diller Scofidio + Renfro. Гонорар «Стрелки» не раскрывается; по расчетам Inc., эта сумма могла составить около 100 млн рублей.

— «Зарядье» стало для нас толчком к развитию, подтвердило гипотезу, что услуга по организации конкурсов будет востребована и на этом можно создать компанию, — говорит Леонтьев.


Принципы проведения архитектурных конкурсов от КБ «Стрелка»


1

Архитектор получает вознаграждение за участие в конкурсе.


2

Исключительные права и надзор сохраняются за архитектором (без него нельзя строить).


3

Мультидисциплинарное жюри (в принятии решения, помимо архитекторов и заказчика, участвуют экономисты, социологи, культурологи, а также эксперты по транспорту и ландшафтному дизайну).


4

В рамках конкурса составляется подробный бриф, который описывает ключевые параметры будущего проекта. Бриф создается на основе модели, которая содержит результаты исследований и расчеты по трем основным блокам — «Пользователь», «Пространство» и «Процессы». На основании брифа архитекторы предлагают прототипы проекта.


5

Проводится тщательная оценка рисков. Прототипы оценивают на соответствие модели с точки зрения экономических, технологических, пространственных, социальных и технических параметров, а также проверяют на соответствие российским нормам.

Параллельно с «Зарядьем» КБ занималось относительно небольшими проектами — проводило конкурс на разработку концепции нового здания Центра современного искусства (ГЦСИ) в Москве, придумывало концепцию экологического парка на месте закрывшегося Байкальского ЦБК (последний проект не был реализован). Но именно на примере «Зарядья» бюро доказало, что способно проводить в России международные конкурсы на высоком уровне — и смогло привлечь долгожданные крупные заказы. В 2014 году к «Стрелке» обратился глава Сбербанка Герман Греф с просьбой провести конкурс на развитие территории под Международный финансовый центр в Рублево-Архангельском (общий объем затрат на конкурс и разработку концепции составил 45-50 млн рублей, оценивают собеседники Inc.). Греф живо интересовался всеми деталями проекта и лично принимал участие в совещаниях и заседаниях жюри, на много часов погружаясь в детали, вспоминает бывший менеджер проектов КБ «Стрелка» Вера Леонова.

КБ никогда не ограничивало себя работой на государство — среди его клиентов есть и частные компании («Газпром нефть», Nike, ГК «Пик», West8 и др.), хотя это разовые заказы. Например, для бизнесмена Романа Абрамовича осенью 2015 года КБ проводило конкурс на разработку концепции здания Центра нанотехнологий при университете Тель-Авива, в котором должны были расположиться лаборатории для 120 ученых и инженеров (Абрамович неоднократно инвестировал в израильские стартапы). Победителя выбирали из 6 бюро-полуфиналистов, каждое из которых получило за участие в конкурсе по $50 тыс. Общий бюджет тендера, по данным журнала об израильских инновациях IT Business Week, составил £16 млн.

Кроме того, бюро периодически проводит закрытые конкурсы по просьбе друзей Мамута — таким был конкурс в ноябре 2015 года на строительство резиденции Абрамовича в Тель-Авиве, рассказал Inc. бывший сотрудник КБ. Согласно брифу, для участия в конкурсе приглашались 12 архитектурных компаний, а победителя должны были определить в конце февраля 2016 года. Представитель Абрамовича отказался от комментариев; как писал Forbes со ссылкой на израильскую газету Globes, весной 2016 года миллиардер снял в Израиле дом площадью 300 кв. м за $30 тыс. в месяц специально для инженеров, работающих над резиденцией.

КБ конкурировало с крупными консалтинговыми фирмами — такими как McKinsey, PwC, или Boston Consulting Group (так, McKinsey, по данным «Ведомостей», консультировала Департамент транспорта Москвы и управление делами мэра; управляющий партнер компании Ермолай Солженицын отказался от комментариев), но, в отличие от них, сфокусировалось на городском консалтинге:

— Мы не будем консультировать компанию по оптимизации бизнеса, но если у компании есть городская экспонента — она наш клиент, — говорит Денис Леонтьев. — Для КБ граница рынка — это городское пространство. Мы интересуемся всем, что происходит в городе. Это не обязательно объекты строительства — это и система налогообложения, и социальные практики.

Каждый проект в КБ ведёт команда из нескольких человек (строгой иерархии в бюро нет) — сразу после основания в одной команде было три архитектора разного профиля, дизайнер, редактор, менеджер проекта и руководитель Денис Леонтьев. Работы участников конкурса развешиваются в арендованном зале, члены жюри (иностранным архитекторам КБ оплачивает пребывание в Москве) выбирают шорт-лист, потом обсуждают каждый проект. То, что не реализуемо или не впишется в бюджет, отметают сразу. Как и то, что точно не понравится заказчику, если заказчик — мэрия.

— Был момент, когда главный архитектор Москвы Кузнецов сказал автору проекта что-то в духе: «Я вам могу точно сказать, что Собянин это не примет», — вспоминает бывшая сотрудница КБ.



Партнеры КБ «Стрелка»


Григорий Ревзин


Архитектурный критик, урбанист, искусствовед, журналист; партнер КБ «Стрелка». С 1996 по 2000 год — заместитель главного редактора журнала «Проект Россия». В 2000 и в 2008 гг. куратор Российского павильона на Венецианской биеннале. Член градостроительного Совета Фонда «Сколково». Профессор Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ.


Алексей Муратов


Архитектор, урбанист, партнер КБ «Стрелка». В 2006-2013 гг. главный редактор журнала «Проект Россия», с 2008 года — главный редактор журнала «Проект International». Участвовал в конкурсе на разработку концепции Московской агломерации (в составе консорциума l’AUC), работал над проектом Самаро-Тольяттинской агломерации, с 2012 года — представитель Международного бюро Большого Парижа в Москве.


Александра Сытникова


Архитектор; партнер и директор проектов КБ «Стрелка» (в том числе проекта «Моя улица»). В 2012-2014 гг. начальник Управления Генплана Москвы Москомархитектуры. В 2010-2012 руководитель группы архитекторов в мастерской SPEECH Чобан & Кузнецов. Член Градостроительного совета Фонда Сколково.


Дарья Радченко


Культуролог, заместитель руководителя Центра городской антропологии КБ «Стрелка». Преподавала в ГУ ВШЭ, занимается вопросами брендинга. С 2005 по 2008 гг. она занималась развитием группы брендов компании Herbapol в России.


Елена Короткова


Специалист по земельному праву; руководитель Центра городской экономики в КБ «Стрелка». В 2015-2016 гг. старший аналитик Центра городских исследований бизнес-школы «Сколково».


Далия Сафиуллина


Главный архитектор проектов КБ «Стрелка». Выпускница Института «Стрелка» сезона 2011/12. Специалист в области стратегий развития территорий и благоустройства общественных пространств.



«Стрелка» и власть

Когда в ноябре 2016 года на Тверской сажали деревья, у Варвары Мельниковой произошел конфликт с Департаментом капитального ремонта Москвы. Прямо возле здания Центрального телеграфа предполагалось высадить «знаковое дерево» — красный дуб. Мельникова считала, что дерево надо укрыть приствольной решёткой (чтобы не попадали реагенты), чиновники настаивали на обратном. В итоге дуб высадили, однако он не пережил зиму — по одной версии, на корни попали реагенты, по другой саженец оказался слишком слабым и вдобавок не той породы. Отношения не наладились до сих пор и сопровождаются взаимными упреками.

Этот спор — лишь один из примеров непростых, при этом очень тесных отношений «Стрелки» с властью (без которых сегодня в России редко может состояться успешный средний бизнес). С необходимостью общаться с чиновниками Институт «Стрелка» впервые столкнулся ещё до формального появления КБ, — когда начал проводить масштабные мероприятия. Например, чтобы организовать в честь окончания первого летнего сезона концерт Земфиры (перекрыть территорию храма Христа Спасителя и Патриарший мост из-за большого потока людей, обеспечить кареты «скорой помощи» на случай ЧП, и т.д.), основателям института приходилось контактировать с самыми разными московскими ведомствами. Позже свои лекции на «Стрелке» стали читать ключевые чиновники мэрии: заместитель мэра Максим Ликсутов и глава департамента культуры Сергей Капков.

Впоследствии институт «Стрелка» стал консультантом первого (и ставшего впоследствии знаковым) проекта администрации Собянина по благоустройству — реконструкции парка Горького. Идеолог этого обновления Сергей Капков на тот момент был завсегдатаем «Стрелки» и часто появлялся на ее мероприятиях и тусовках. Еще до того, как в марте 2011 года сложить с себя полномочия депутата Госдумы и возглавить Парк, он обсуждал планы реконструкции с Ильей Ценципером, который помог ему разработать первоначальную концепцию, рассказала Inc. бывшая помощница Капкова в Департаменте культуры (сейчас — помощник президента Татарстана) Наталия Фишман.

— Капков пришел в «Стрелку», к Ценциперу советоваться, что нужно делать с парком Горького. Видимо, у них получилась такая красивая и убедительная концепция, что Сергей Собянин Капкову предложил ее самому и реализовать, — говорит Фишман.


К осени 2011 года, когда парк отработал один сезон, СМИ подводили итоги первого года работы Собянина на посту мэра. Одним из ключевых его достижений москвичи считали обновленный парк, что подтолкнуло дальнейшую программу благоустройства.


— Это был относительно дешевый способ поднять рейтинг власти. Редко когда люди оставались недовольны тем, что им сделали парк, — говорит Илья Ценципер.

Александр Мамут никогда не скрывал, что деятельность Сергея Собянина на посту мэра Москвы ему симпатична. В интервью телеканалу «Дождь» в августе 2011 года он говорил, что «все, что он делает, начиная от плитки и заканчивая снятием [рекламных] растяжек», ему очень нравится. После того как владелец «Стрелки» и Собянин познакомились, эти отношения стали гораздо теснее. В марте 2015 года принадлежащий Мамуту медиахолдинг Rambler подписал соглашение с Правительством Москвы о публикации городских сведений и предоставлении информации о госуслугах на ресурсах Rambler (соглашение «не предусматривало взаимных денежных расчетов»). Тогда же Rambler запустил портал новостей о работе московских властей «Мослента».


Бизнес-модель благоустроенных районов

По программе «Моя улица» с 2015 по 2017 год было благоустроено 200 улиц, а общий объем затрат составил 100 млрд рублей. Согласно исследованию «Стрелки», на благоустроенных улицах на 36% сократилось число вакантных площадей, и на 58% вырос объем площадей общественного питания. Кроме того, поток пешеходов в выходные вырос на 23%, а на место съехавших из-за реконструкции салонов связи и банков заехали продуктовые магазины, точки общепита и салоны красоты.

Ранее многие бизнесмены жаловались, что из-за затяжной реконструкции улиц в Москве выручка и трафик в их заведениях снизились почти на 80%. В КБ «Стрелка» на критику отвечают, что долгосрочные (3-5 лет) экономические последствия благоустройства перевесят временные трудности. Бизнес-модель — это не только кофе и сувениры, которые продают непосредственно в благоустроенном парке, но и бизнес-активность в соседних районах, где возрастает стоимость жилья, появляется больше кафе и магазинов, повышается проходимость улиц.«Если создать возле парка «Зарядье» треугольник Красная площадь — Варварка — Лубянка, этот квартал изменится. «Зарядье» создает новый толчок для развития города, косвенная прибыль от проекта — это налоги от гостиниц, компаний и магазинов, которые будут появляться в непосредственной близости от парка», — говорит глава КБ «Стрелка» Денис Леонтьев.

Но свой ключевой госзаказ — контракт стоимостью 922 млн рублей на разработку стандартов благоустройства улиц по программе «Моя улица» в январе 2015 года — «Стрелка» получила благодаря протекции федерального чиновника — Вячеслава Володина, рассказал Inc. источник, близкий к КБ, и подтвердил источник, близкий к администрации президента. В июне 2013 года тогдашний первый замглавы администрации президента (сейчас — председатель Госдумы) Володин по приглашению Александра Мамута приезжал на «Стрелку» встречаться со студентами. За неделю до этого «Стрелка» по просьбе Володина участвовала в подмосковном трехдневном семинаре для губернаторов, а затем и в похожем мероприятии для мэров столиц российских регионов. Команда института, где были в основном специалисты КБ, рассказывала на тренингах о значении комфортной городской среды.

У Александра Мамута «очень хорошие отношения» с Вячеславом Володиным, подтвердил Inc. источник из окружения Володина. Чиновник давно интересуется темой архитектуры и урбанистики: до 2007 года он числился совладельцем группы компаний «Букет» в Саратове. В группу входит девелоперская компания B2B Development, которая занимается проектами благоустройства — в частности, реновацией промышленной зоны «Мельница Шмидта». Самому Володину это могло понадобиться для корректировки имиджа — увлечение архитектурой добавляло его образу интеллигентности, писала «Газета.ру» в 2013 году. Проекты по благоустройству в Саратове (Володин родился в Саратовской области — Inc.) в последние несколько лет воплощаются при его поддержке. К большинству из них имеет отношение «Стрелка» — например, в этом году КБ запустило проект обновления семи центральных улиц города, в том числе превращения Волжской улицы в пешеходную зону (Володин лично выбирал плитку для тротуаров).

Во многом поэтому проекты «Стрелки» по «Моей улице» до лета прошлого года напрямую курировала вице-мэр Анастасия Ракова, которая отвечает за городскую политику, рассказал Inc. ещё один бывший сотрудник КБ (с Раковой предприниматели познакомились раньше, когда она стала приходить на лекции «Стрелки).  Варвара Мельникова принимала участие в совещаниях, где собирались главы департаментов и заместители мэра (в том числе Максим Ликсутов и Петр Бирюков), а также ездила на встречи с департаментом капитального ремонта Москвы и обсуждала мельчайшие детали благоустройства в рамках «Моей улицы», подтверждает собеседник, близкий к мэрии. У Мельниковой не раз возникали и возникают споры с чиновниками (особенно с департаментом капремонта). Так, «Стрелка» предлагала класть узкую полоску колотой брусчатки вдоль проезжей части, чтобы отделять от неё тротуар. Однако выяснилось, что из булыжников невозможно вычищать мусор — вместо дворников пришлось бы ежедневно использовать поливальные машины, а это не укладывалось в бюджет. В последнее время отношения Мельниковой и главы департамента капремонта Алексея Елисеева испортились совсем. Как утверждают источники Inc., Елисеев «режет» все предложения «Стрелки», а люди из окружения Елисеева говорят, что «Стрелка» просто не учитывает нюансы управления городом.

«Стрелка» помогает Мамуту развивать и поддерживать отношения с чиновниками и бизнесменами, говорит основатель одного из архитектурных бюро, с которыми общался Inc. По его словам, Мамут действительно интересуется историей Москвы и мечтает поменять город к лучшему:

— У Мамута свои задачи, в том числе гуманитарные. Мы неоднократно общались в кругу общих знакомых, когда «Стрелка» только зарождалась, и он говорил, что личное жильё можно купить, а общественное пространство в Москве мы можем только изменить своими силами.

В 2016 году КБ «Стрелка» заключило еще один контракт с мэрией по «Моей улице» — на сумму 890 млн рублей. Контракт вызвал возмущение Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального — юрист ФБК Любовь Соболь написала в своем блоге, что бюро как минимум опоздало с подачей заявки на тендер, и его по закону должны были дисквалифицировать. Однако не секрет, что часть тендеров разрабатывается специально под «Стрелку», говорит бывшая сотрудница КБ: по ее словам, во время ее работы в бюро были случаи, когда работа над проектами начиналась до того, как тендер на них официально был объявлен.

С обвинениями в завышенной стоимости работ — в 2016 году на программу было потрачено 32,9 млрд рублей — в «Стрелке» не согласны. По словам Леонтьева, затраты на «Мою улицу» составляют лишь около 2% бюджета Москвы (1,65 трлн рублей в 2016 году) и что отдельные недочеты в исполнении программы «не должны перечеркивать значимость проекта».

«Стрелка» выигрывает многие крупные тендеры отчасти потому, что организаций, способных заморозить на счету сумму обеспечения для крупных тендеров (от 5% до 20% от суммы договора), в России практически нет, говорит один из собеседников Inc. По его словам, из-за своего масштаба КБ вообще не заходит на тендеры стоимостью ниже 5 млн рублей. «Стрелка» это не подтверждает, однако по словам источника Inc. в мэрии Москвы, при наличии многомиллиардных заказов мелкие проекты КБ попросту не интересны:

— Когда тебе обламываются миллиардные госпроекты по благоустройству, зачем заниматься конкурсами, которые стоят в десятки раз меньше? Это естественная бизнес-логика.

Иллюстрация: Евгений Тонконогий

Монополия на реконструкцию России

Все это способствовало тому, чтобы тема развития городской среды постепенно дошла до самого верха — в октябре 2013-го на совещание мэров городов, где обсуждалась урбанистика, заезжал президент России Владимир Путин.

Еще одним проводником изменений в правительстве с точки зрения урбанистики стал первый вице-премьер Игорь Шувалов, говорят источники Inc., знакомые с вопросом. С ним Мамут знаком и дружен много лет: Шувалов был одним из первых сотрудников кооператива «АЛМ», который Мамут создал в 1991 году. Во многом благодаря дружбе Мамута с Шуваловым «Стрелка» без тендера, по прямому поручению премьер-министра Дмитрия Медведева, в октябре 2016 года заключила свой самый крупный контракт — договор с Агентством по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) на сумму 3,8 млрд рублей на реконструкцию более 235 общественных пространств в 40 городах России, говорит источник Inc. При поддержке Минстроя на эту программу выделяется 42 млрд рублей из федерального бюджета. В качестве зарубежного консультанта-партнера «Стрелки» выступает голландское архитектурное бюро West8, которое разрабатывало проект реконструкции Тверской улицы в Москве (основатель West8 Адриан Гёзе отказался от комментариев).

Другой источник Inc. в правительстве, знакомый с ситуацией, утверждает, что отсутствие тендера объясняется не дружбой Мамута и Шувалова, а задачей выстроить общественное пространство в городах в формате Чемпионата мира по футболу, с учетом того, что подрядчики на строительство стадионов тоже выбирались без тендеров по специальным процедурам.

Благодаря программе с АИЖК КБ «Стрелка» расширило штат сотрудников бюро до 350 человек (из них четверть — архитекторы). Они определили районы в городах, где пройдет благоустройство, и с помощью иностранных консультантов проводят конкурсы на местах. Затем архитектурные бюро предлагают свою концепцию, эксперты ее обсуждают и корректируют, а подрядчики воплощают в жизнь, тогда как «Стрелка» курирует проект и выступает в качестве посредника между федеральными и местными властями, консультантами и исполнителями. Этой осенью программа вошла в активную фазу развития и во многих городах уже реализовывают дизайн-проекты — реконструируют набережные в Волгограде, Белгороде, Новосибирске и Владивостоке, обновляют улицы и площади в Саратове, бульвар в Кемерово, и др. В Набережных Челнах стоимость реконструкции центральной площади Азатлык (Свободы) составила 200 млн рублей, рассказала Inc. помощник президента Татарстана Наталия Фишман.

В рамках программы с АИЖК «Стрелке» удалось наладить контакты даже с главой Чеченской республики Рамзаном Кадыровым, и сейчас архитектурное подразделение КБ — «Стрелка Архитектс» — работает над проектами в Чечне. Они разрабатывают проекты реконструкции двух парков и проспекта Мохаммеда Али в Грозном совместно с норвежским бюро Snohetta, которое делало реконструкцию Таймс-сквер в Нью-Йорке.

Впрочем, инициативы «Стрелки» не везде встречают с распростертыми объятиями. В Саратове бизнесмены возражали против замены вывесок согласно стандартам, разработанным «Стрелкой», а городские власти Самары начали работы по благоустройству в ряде районов, не согласовав концепции с КБ. Всего три региона, по словам источника Inc., обратились в Минстрой с отказом воплощать проекты на основе концепций «Стрелки» и ищут других подрядчиков.

Как рассказал Inc. источник в администрации одного из крупных областных центров, проекты, подготовленные «Стрелкой» для города, пришлось существенно адаптировать, поскольку предложенные варианты представляли собой «исключительно дорогие решения, подходящие для столицы, но не для 700-тысячного города». Чтобы построить эти проекты, их часто необходимо софинансировать из регионального бюджета, а многие регионы находятся в жестком кризисе, и у них другие приоритеты, говорит собеседник Inc.


Что думают о КБ «Стрелка» чиновники, урбанисты и архитекторы:


Сергей Кузнецов

главный архитектор Москвы


— «Стрелка» уникальна в том, что это мощный конгломерат компетенций, в том числе с точки зрения пиара и прессы, и конкурентов я им сегодня не вижу. Они молодцы и захватили большую пустую нишу, в которой занимают практически монопольное положение. У «Стрелки» правильно выстроено общение с начальством, они умеют приглашать высоких руководителей и продавать им проекты. При этом мне всегда нравилась идея, что в Москве как в огромном мегаполисе будет много архитектурных и консалтинговых компаний. Часть моей задачи как главного архитектора — создавать эту почву. «Стрелка» декларирует подобную политику. Это говорит о них как о хороших бизнесменах.


Ирина Ирбитская

Директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС


— Сегодня КБ «Стрелка» выполняет роль модернизатора городского благоустройства. «Стрелка» обновляет советские стандарты и остатки советской системы и делает их близкими к мировым стандартам. Их фундаментальная заслуга — в том, что они провели мета-анализ мировых стандартов проектирования и принесли их в Россию. Сегодня они монополисты и их монополии ничего не угрожает. Их будущее безоблачно.


Сергей Чобан

партнер архитектурного бюро Speech


— «Стрелка» колоссальным образом изменила отношение в стране к исследовательской деятельности и к благоустройству общественных пространств. Они помогли осознать, что градостроительство и общественные пространства — это важно, причем не только в Москве, но и в регионах. Не думаю, что КБ является монополистом на рынке проектирования. Скорее они — концептуально сильные участники проектного процесса, которые задают высокую планку и повышают общий уровень качества.


Глобальный консалтинг

Если в первый год существования проведение архитектурных конкурсов приносило КБ 25% выручки, то теперь эта цифра снизилась до 2%. Сегодня самую большую часть (более 30%) дохода «Стрелки» приносит разработка стандартов благоустройства улиц и общественных пространств Москвы. Как отмечают в КБ, при работе по стандарту изменения на уровне одного элемента (школа, двор, улица, парк, и т. д.) дают эффект на уровне города (снижение числа ДТП, увеличение форматов торговли, усиление социальной активности и пр.). Еще 22% от выручки приходится на разработку дизайн-проектов (набор конкретных городских решений, которые дальше легко интегрируются в проектную документацию), 17% — на создание моделей, которые определяют ключевые параметры будущего объекта, 13,7% — на разработку стратегии (образ будущего объекта и способы его достижения) и 9% — на аудит (анализ рисков проекта).


Динамика различных видов работ в выручке КБ «Стрелка»


Архитектурные конкурсы


Модели


Дизайн-проект

Основатели КБ утверждают, что коммерческая деятельность — скорее вспомогательная по отношению к просветительской деятельности Института, которая на 80% финансируется из прибыли КБ (оставшаяся прибыль КБ распределяется между совладельцами), полностью покрывая его расходы (только на образовательный процесс и организацию мероприятий в 2016 году, согласно аудиторскому отчету, «Стрелка» потратила 93 млн рублей). Институт тратит эти деньги на образовательные цели — гонорар эксперта мирового уровня за лекцию может доходить до $20 тыс.

Александр Мамут больше не вкладывает деньги в Институт — его деятельность полностью обеспечивает КБ. Как сообщил Мамут в комментарии Inc., «Стрелка» для него — «важная часть жизни» и в ближайшие 5 лет он видит КБ и Институт «востребованными».

— Жизнь не стоит на месте, поэтому её благоустройство нигде и никогда не заканчивается, и это не зависит от программ, — сказал Мамут Inc.

В этом году «Стрелка» провела конкурс на выбор архитектурного бюро, которое должно создать проект реконструкции кинотеатра «Художественный» на основе концепции, над которой КБ работало целый год, рассказал Inc. источник на кинорынке. В конкурсе победило немецкое архитектурное бюро HG Merz, которое делало проект реконструкции здания Немецкой государственной оперы в центре Берлина (HG Merz не ответило на запрос Inc.). Александр Мамут получил в управление кинотеатр «Художественный» в декабре 2016 года и планировал потратить на реконструкцию более 1 млрд рублей.

Хотя большая часть заказов «Стрелки» государственные, деятельность КБ подстегнула архитектурный рынок, предоставив многим молодым архитекторам шанс превратиться из мелких дизайн-компаний в крупных игроков рынка. Например, в московском архитектурном бюро Buromoscow, которое весной 2014 года выиграло управляемый «Стрелкой» конкурс на проект реконструкции Триумфальной площади в Москве, после выполнения этого проекта заметно увеличилось число заказов, штат расширился с 5 до 25 человек. Кроме того, в этом году бюро выиграло конкурс «Стрелки» на реконструкцию парка «Динамо» в центре Хабаровска по программе с АИЖК.

— После Триумфальной у нас появилась вторая специализация: если раньше мы занимались в основном жильем, то теперь освоили благоустройство, — рассказала Inc. основательница Buromoscow Юлия Бурдова.

Почти 80% проектов, конкурсы по которым организовывала «Стрелка», реализованы либо находятся на стадии реализации, а общий объем выполненных контрактов составляет более 100 млрд рублей, говорит Леонтьев из «Стрелки». Для архитектурных бюро важно, что созданные ими проекты имеют шанс воплотиться в реальности, считает урбанист Антон Кальгаев:

— За счет этих программ появилось большое количество архитекторов с реализованными проектами. Это уже не какие-то мечтатели, а те, кто был в поле и обладает экспертизой.

Помимо благоустройства российских регионов, КБ «Стрелка» планирует добраться и до жилого сектора. Девелоперский рынок сегодня «сравним с той стадией, когда Nokia выпускала новые крышечки для старого телефона», говорит Денис Леонтьев. По его словам, девелоперы меняют фасады, но их продукт был придуман в 60-е годы и уже не отвечает современным реалиям.

— Я поставлю под вопрос существование девелоперов через 10 лет. Это промежуточное звено между строителями и конечным покупателем, и оно будет переосмыслено, — говорит Леонтьев.

Сейчас КБ вместе с АИЖК планирует создать принципиально новый стандарт для жилых домов, который со временем планирует внедрять — в первую очередь «с теми девелоперами, которые готовы думать про новый продукт». Леонтьев не отрицает, что стремится превратить КБ «Стрелка» в международного игрока и сделать из него «первый национальный российский консалтинг, который будет действовать глобально и продавать свою экспертизу на рынках развивающихся стран». Главная задача, которую он ставит перед КБ, — изменить российские города, созданные и перестроенные в эпоху плановой экономики. Таких городов в России 1112, и в них живет более 110 млн человек.

—  Если мы, как страна, решим задачу по переводу индустриальных городов в города потенциала, где основой является человеческий капитал, и КБ удастся в этом принять участие, — мы станем глобальным консалтингом.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России

Gett для Бизнеса

Вам шашечки, или ехать?

Узнать больше

Gett для Бизнеса

Все фишки
и секреты сервиса