Журнал

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнёров и 10 млн руб. Что было дальше?

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнеров и 10 млн рублей. Что было дальше?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

История Oracle

как Ларри Эллисон доехал до многомиллиардного состояния на дешевом велосипеде с остановкой в ЦРУ

Илья Арзуманов

автор Inc.

16 июня исполнилось 42 года с тех пор, как Ларри Эллисон основал компанию Oracle. По этому поводу Inc. вспоминает, как Ларри стал иконой Кремниевой долины, а его детище — крупнейшим в мире производителем софта для бизнеса, и во сколько это обошлось Биллу Гейтсу.


Сын эмигрантки с еврейскими корнями

Ларри родился в Бронксе (Нью-Йорк) у незамужней 19-летней Флоренс Спеллман, эмигрировавшей в США из Одессы. Биологическим отцом мальчика был итало-американец, пилот американских ВВС. О существовании сына он не знал. Когда в девятимесячном возрасте Ларри заболел пневмонией, девушка отдала его на усыновление своим дяде и тете — Льюису Эллисону и Лилии Спеллман Эллисон из Чикаго. До 12 лет Ларри ничего не знал о своей биологической матери и встретился с ней лишь спустя 48 лет после расставания, прибегнув к помощи частных сыщиков.

Приемный отец мальчика перебрался в США из Крыма. Чтобы скрыть свое еврейское происхождение, он сменил фамилию Гольдман на Эллисон — в честь острова Эллис в Нью-Йоркской бухте, служившего въездным пунктом для эмигрантов. Он сделал карьеру госслужащего, после чего добился успехов в торговле недвижимостью, однако лишился бизнеса и всего состояния во время Великой депрессии.

Как его характеризовал сам Ларри, «старый, желчный, разочаровавшийся в обществе пессимист», отчим относился к приемному сыну отвратительно. Он постоянно твердил, что из парня никогда не выйдет ничего путного, с невероятным злорадством издевался над каждой его неудачей, а любые успехи считал незначительными. Свою приемную мать основатель Oracle описывал как полную противоположность — у них сложились самые теплые отношения.

В школе Ларри увлекался спортом и точными науками, а все остальное его абсолютно не интересовало, — общая успеваемость была невысокой. Это не помешало ему поступить в Иллинойский университет. Когда пришло время переводиться на III курс, скончалась его приемная мать. Тяжело переживая потерю, он пропустил экзамены и вскоре отчислился.

Оправиться помогло лето, проведенное с друзьями в Северной Калифорнии. Вернувшись домой, Ларри поступил в Чикагский университет, где состоялось его первое знакомство с программированием и компьютерной архитектурой. Успехи парня в освоении этой области были стремительными (сказалось давнее увлечение математикой и смежными дисциплинами), и он всерьез решил добиться успеха в разработке собственного ПО.

Рассудив, что работа программистом научит его куда большему, чем лекции, Эллисон бросил учебу после первого же семестра и переехал в Северную Калифорнию насовсем. Работая в частных компаниях, Ларри обеспечил себя стабильным доходом, однако, по его собственным словам, именно в тот период, в свои 20 с небольшим, он понял, что сможет добиться гораздо большего. Целью юного разработчика, добиравшегося на работу на велосипеде и питавшегося в дешевых забегаловках, было многомиллионное состояние.


Oracle в цифрах


$184,59

млрд — рыночная капитализация.


137

тыс. — количество сотрудников.


430

тыс. — количество клиентов.


$39,83

млрд — выручка за 2018 год.


$3,82

млрд —  прибыль за 2018 год.


137

поглощений за всю историю компании.


$65,6

млрд — личное состояние Ларри Эллисона.

Фото: David Paul Morris/Bloomberg via Getty Images

Учреждение компании и первые контракты

В самом начале 1970-х Эллисон поработал в компании Amdahl над первыми системами управления базами данных (СУБД) для мейнфремов IBM, а в 1973 году устроился в Ampex, выполнявшую крупные оборонные заказы. В то время Ларри находился под впечатлением от недавней работы известного ученого из IBM Эдгара Кодда, в которой тот сформулировал основы реляционной модели данных. За этой прорывной теорией угадывалось будущее всего серверного и корпоративного ПО, однако сама IBM коммерциализировать ее не спешила. На основе идей Кодда можно было сделать базы данных достаточно функциональными для решения каждодневных задач любого бизнеса и при этом значительно упростить (и удешевить) работу с ними. Ларри стал одним из первых, кто разглядел это и воплотил в жизнь.

Одним из проектов Эллисона в Ampex была засекреченная система управления базами данных для ЦРУ, носившая кодовое название Oracle. В разработке он руководствовался трудами Кодда, работа была окончена и успешно внедрена в 1977 году. После этого у Ларри накопилось достаточно связей на стороне госзаказчиков, поэтому в том же году он уволился и 16 июня учредил в калифорнийском городке Санта-Кларе собственную компанию по разработке СУБД  Software Development Laboratories. Сооснователями стали Боб Майнер и Эд Оутс, трудившиеся с Эллисоном в Ampex. Стартовые вложения составили $2 тыс., $1,2 тыс. из которых пришлись на долю Ларри.

Первой разработкой компании Эллисона стала СУБД Oracle v2. При этом первой версии не существовало — Ларри пошел на маркетинговую фальсификацию, чтобы у клиентов сложилось впечатление, будто они имеют дело с опытным разработчиком, предлагающим проверенный продукт. «Ну кто в Калифорнии купит первую версию у никому не известных ребят?» — говорил он. Название Oracle (в переводе — «оракул») Эллисон выбрал в честь своей разработки для ЦРУ — слово не являлось зарегистрированной интеллектуальной собственностью Ampex, поскольку использовалось лишь внутри компании как кодовое обозначение.

Релиз состоялся в 1979 году, Oracle v2 стала первой коммерческой системой управления реляционными базами данных, поддерживающей язык запросов SQL. Она настолько опережала решения конкурентов по функционалу, что первым покупателем стали ВВС США, а в 1981 году IBM пришлось предустанавливать эту систему на свои новые мейнфреймы. Это на несколько лет обеспечило Эллисона почти двукратным ежегодным ростом выручки.

С выпуском своей первой СУБД Ларри переименовал компанию в Relational Software, Inc. (слово «реляционное» перекликалось с функционалом продукта). В 1982 году, когда Oracle v2 уже прочно закрепилась на рынке, компания стала называться в ее честь — Oracle Systems (в 1995 году из названия убрали второе слово). На следующий год состоялся релиз новой версии — Oracle v3. Она была реализована на языке C и совместима с Unix, за счет чего запускалась на всех типах вычислительной техники — от мейнфреймов, занимавших серверные крупных госучреждений и корпораций, до персональных компьютеров, постепенно заполонявших рабочие столы в офисах по всему миру.

Успех третьей версии (которая на самом деле была второй) принес компании обороты в $2 млн и сотрудничество с венчурным фондом Sequoia Capital. Полученные от него инвестиции позволили в короткое время выпустить v4 и v5. Последняя вышла в 1985 году и стала одной из первых клиент-серверных СУБД. В следующем году оборот Oracle составил $55 млн, и Эллисон, чтобы не сбавлять темпы роста, решил провести IPO.


IPO и первый кризис

Первичное размещение Oracle состоялось 12 марта 1986 года. Торги на Нью-Йоркской фондовой бирже стартовали с $15 за акцию, а закрылись на $20,5. Суммарно компания привлекла $31,5 млн. На следующий год Эллисон впервые оказался в рейтинге Forbes (это был список «400 богатейших американцев»), его состояние оценили в $245 млн.

За следующие 4 года оборот увеличился в 10 раз, до $584 млн, а капитализация вплотную приблизилась к $1 млрд. Одним из факторов этого успеха стал запуск в 1987 году линейки прикладных приложений для бизнеса, тесно интегрированных с основным продуктом компании. Дела шли так хорошо, что в 1989 году Эллисон перевез административный и финансовый отделы Oracle в элитный комплекс на территории Редвуд Шорс. Новый офис стал одной из визитных карточек компании. Благодаря своему футуристическому дизайну он неоднократно появлялся в голливудской научной фантастике в качестве штаб-квартиры утопических мега-корпораций (например в фильмах «Двухсотлетний человек» и «Терминатор: Генезис»).

Однако уже в 1990 году компания зафиксировала первый в своей истории годовой убыток. Потери составили $12,4 млн. Это катастрофически сказалось на курсе акций, рыночная капитализация обвалилась на 80%. Причиной кризиса послужила недальновидность и халатность в финансовых вопросах. «Мы совершили катастрофическую бизнес-ошибку», — признавал впоследствии Эллисон.

Чтобы поддерживать бешеный рост продаж, торговые представители Oracle заманивали крупных клиентов огромными скидками и льготами. Многие платили в рассрочку либо выторговывали длительные безоплатные периоды. Вдобавок компания с каждым годом вкладывала все больше выручки в наращивание этого адского темпа. Менеджмент Oracle не заметил проблемы заранее из-за банальных ошибок бухгалтерского учета. При этом лично Эллисон скорее пренебрегал финансовыми отчетами, нежели углублялся в анализ и планирование, — успех буквально вскружил ему голову.

Когда стало ясно, что дальше так продолжаться не может, первым делом полетели головы. Ларри сократил 10% сотрудников (на тот момент это составило 400 человек) и сменил значительную часть менеджеров (финансового директора в первую очередь) на более опытных. Расточительная щедрость по отношению к клиентам была пресечена, с должников взыскали оплату, а большая часть всех ресурсов была сконцентрирована на разработке продуктов. К 1992 году Oracle перестала нести убытки, а после июньского релиза 7 версии СУБД, ставшей очередным технологическим прорывом, цена акций почти восстановилась.


Грязные приемы конкурентных единоборств

С начала 1990-х главными конкурентами Oracle были 2 других производителя СУБД — Sybase и Informix. Первая делала ставку на альянс с Microsoft и сдала позиции после его расторжения в 1993 году. Вторая держалась до 1997 года. Соперничество с Oracle вылилось в настоящую войну, включавшую взаимные выпады в СМИ, а также судебные тяжбы в связи с переманиванием сотрудников и кражей технологий.

Oracle вышла победительницей за счет внутренних проблем конкурента: оказалось, что руководство Informix преувеличивает данные о прибыли, что является федеральным преступлением. После пересчета выручки компания оказалась далеко позади, а генерального директора Фила Уайта несколько лет держали под следствием и в итоге приговорили к тюремному заключению.

Многие в Кремниевой долине сходились во мнении, что причиной такого исхода послужила вовсе не бухгалтерская тупость, а одержимость гонкой с Oracle. Более того, ходили слухи, будто за этим неким образом стоял лично Эллисон. Впрочем, своими успехами его компания была обязана не только присяжным и судьям. В 90-х интернет-технологии активно захватывали мир и Oracle делала все, чтобы оказаться во главе этого тренда.

В 1995 году вышел Oracle Web Application Server, занявший лидерство в сегменте связующего ПО. В 1998 году компания первой снабдила свои бизнес-приложения поддержкой веб-доступа — на тот момент только в ERP-системе от Oracle можно было совершать любые операции прямо из браузера. В том же году состоялся релиз СУБД Oracle 8i (i в названии символизировала поддержку удаленного доступа через интернет) со встроенной виртуальной машиной Java и поддержкой XML. Благодаря этому Oracle захватила и до сих пор удерживает за собой самую большую долю рынка коммерческих СУБД.

На пороге миллениума лидерство Oracle пошатнулось из-за роста популярности Microsoft SQL Server. Однако в это же время Microsoft оказалась втянута в крупное антимонопольное разбирательство, и Эллисон не преминул использовать это в борьбе с конкурентом. Он вообще считал Билла Гейтса своим личным врагом еще с тех пор, как их компании провели первичные размещения в 1986 году с разницей в один день: состояние основателя Microsoft после этого оказалось примерно в 5 раз больше, чем у Ларри.

Пока судья округа Колумбия изучал доводы защиты и обвинения, чтобы решить судьбу Microsoft, нанятые Эллисоном частные детективы подкупили уборщиков, вывозивших из ее офисов мусор. Перерыв его, они нашли отчетность, согласно которой компания Гейтса подкупила общественные организации, выступавшие в антимонопольном суде как  ее независимые защитники.

Эллисон передал эти материалы суду, назвав свою уловку «службой обществу». На вопрос журналистов, как бы он отнесся к аналогичным манипуляциям в отношении его собственного бизнеса, Ларри заявил: «Мы отправим свой мусор в Редмонд (местоположение штаб-квартиры Microsoft. — Прим. Inc.), пусть пороются в нем в ответ. Мы за полное раскрытие информации».

3 апреля 2000 года суд опубликовал юридическое заключение, признав, что Microsoft нарушила действующее антимонопольное законодательство. Курс акций компании начал стремительно рушиться. Бумаги же Oracle с предыдущего года подорожали в 6,5 раз на фоне роста пузыря доткомов и триумфального разрешения «Проблемы 2000» (предполагалось, что с наступлением нового тысячелетия большинство серверов в мире откажет, поскольку значение текущего года, как правило, хранилось в двузначном формате: после 99 года наступал нулевой).

В том месяце Эллисон оказался как никогда близок к осуществлению давней мечты — обойти Гейтса в списках богатейших людей планеты. 24 апреля 2000 года, на момент закрытия биржевых торгов, акции Oracle, принадлежавшие Ларри, стоили без нескольких сотен $50 млрд, а бумаги Microsoft, числившиеся за Биллом, упали в цене до $49,4 млрд. Ни один из них ситуацию не комментировал. В июне суд вынес вердикт, согласно которому Microsoft ожидала реструктуризация. Обвал ее акций прекратился, ажиотажный рост бумаг Oracle утихал. В рейтинге Forbes следующего года Гейтс вновь оказался на вершине, а Эллисон занял 4 место.


Экспансивный рост

Oracle стала одной из немногих софтверных компаний, не пострадавших от краха доткомов. Пока конкуренты подсчитывали потери, Эллисон организовывал собственную яхтенную команду Oracle Team USA. К слову, c 2003 года она участвует в одной из самых престижных регат мира, гонке за Кубок Америки, и даже дважды в ней побеждала.

К началу нулевых Oracle доросла до размера, когда основным источником роста финансовых показателей становятся поглощения лидеров новых для компании рынков. В то время бизнес по всему миру активно подсаживался на большие бизнес-приложения — системы планирования ресурсов (ERP), управления взаимоотношениями с клиентами (CRM) и так далее. Именно они стали рынком, на который Oracle решила расшириться.

Первыми крупными приобретениями в этом направлении стали PeopleSoft в 2005 году и Siebel Systems (2006 год). Первая обошлась Oracle в $10,3 млрд, вторая — в $5,85 млрд. Это были лидеры в сфере ERP, CRM и HRMS (системы управления персоналом). В 2007 году список пополнился покупкой за $3,3 млрд Hyperion Corporation, выпускавшей EPM (системы управления производительностью предприятия). Принимая на борт новые команды, Эллисон указывал многим их сотрудникам на дверь, сохраняя только ключевые кадры. Юристы Oracle получали множество претензий от потерпевших, однако на жесткий подход Ларри это никак не влияло.

Разработки поглощенных компаний были объединены в новом продукте Oracle — единой среде корпоративного управления Fusion и пакете ее приложений Fusion Applications. Выпуск изначально был запланирован на 2008 год, однако из-за задержек в разработке состоялся лишь в 2010 году. Из-за этого промедления Эллисон уволил одного из своих старших вице-президентов.

Мировой финансовый кризис и глобальная рецессия никак не повлияли на темпы новых приобретений. Купив в 2008 году BEA Systems за $8,5 млрд, Oracle заняла 1 место на рынке серверов приложений и 2 — на рынке всего связующего ПО. В 2010 году последовало поглощение Sun Microsystems за $7,4 млрд, благодаря которому Oracle стала поставлять бизнесу еще и аппаратное обеспечение.

5 лет непрерывных поглощений обошлись Oracle в $40 млрд (если учесть все сделки с 2005 по 2010 год, суммы которых известны). Каждый цент окупился с лихвой: за этот период ключевые финансовые показатели компании выросли более чем вдвое: выручка — с $11,8 млрд до $26,8 млрд, а чистая прибыль — с $2,9 млрд до $6,1 млрд.

В начале текущего десятилетия появился еще один рынок — облачные технологии. Первые связанные с ними поглощения Oracle провела в 2011 году, что позволило создать собственный сервис облачных вычислений Oracle Cloud, а также интегрировать облачную архитектуру в Oracle Database 12c, выпущенную в 2013 году. В этом и следующем году чистая прибыль Oracle приближалась к $11 млрд, что стало для компании историческим пиком.

В сентябре 2014 года, спустя месяц после своего 70-летия, Ларри Эллисон покинул пост CEO. При этом он остался вовлечен в управление, заняв должность директора по технологиям. С тех пор компанией совместно управляют бывшие замы Ларри — Сафра Кац и Марк Хёрд. Последнего Ларри нанял в 2010 году, после того как тот потерял позицию главы Hewlett-Packard из-за обвинений в сексуальных домогательствах.

В настоящее время Oracle принадлежит около 45% мирового рынка коммерческих СУБД. Ближайшие конкуренты — IBM, Microsoft и SAP — довольствуются долями от 10% до 20%. По остальным направлениям, от корпоративных систем управления до сервисов электронной коммерции и облачных вычислений, ситуация полностью противоположная: Oracle занимает лишь от 5% до 15% этих глобальных рынков. Однако в совокупности этого достаточно, чтобы считаться крупнейшим в мире производителем софтверных решений для бизнеса, а также вторым по размеру разработчиком ПО в целом (после Microsoft).