Журнал

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Алексей Ивановский
создал приложение для развития креативности. Есть ли у него будущее?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

ВЗЛЕТЕТЬ 29 июня

«Худшее, чему может научить школа, — получать хорошие оценки». Основатель Y Combinator Пол Грэм — о пользе странных увлечений и прокрастинации

ВЗЛЕТЕТЬ 29 июня

«Худшее, чему может научить школа, — получать хорошие оценки». Основатель Y Combinator Пол Грэм — о пользе странных увлечений и прокрастинации

В 2005 году Пол Грэм пошел на ужин со своей будущей женой Джессикой Ливингстон, а уже на следующий день они вместе собрали команду для работы над Y Combinator. Сейчас это крупнейший бизнес-акселератор в мире — он открыл Airbnb, Dropbox и Reddit. Помимо этого, Пол Грэм известен тем, что много лет пишет остроумные эссе о бизнесе, программировании и актуальных житейских вопросах. За успешные инвестиции его называют «крестным отцом Кремниевой долины», а за регулярные упражнения в писательстве — «философом от программирования». Прочитайте размышления Грэма о свойствах успешного стартапа, полезной прокрастинации и детях, которые оптимизируют жизнь.

О стартапах

Когда вы впервые собираете деньги на проект, сначала спросите себя: «В нас стоит инвестировать?» Честный ответ на этот вопрос поможет и в следующий раз. Не рекламируйте. Говорите правду, и пусть инвесторы читают по глазам.

Есть три условия успешного стартапа: работать с хорошими людьми, делать то, что нужно клиентам, и тратить как можно меньше.

Один из способов развивать стартап — делайте продукт, который нравится пользователям. Начните с чего-то простого и лёгкого, чем бы вы тоже пользовались. Выпустите версию 1.0 как можно скорее и продолжайте работать. Прислушивайтесь к пользователям, потому что клиент всегда прав. Но разные клиенты правы по-разному. Неопытные подскажут вам, что нужно упростить, а искушённые пользователи расскажут, какие функции стоит добавить.

Стартапы проваливаются из-за того, что, во-первых, делают продукт, который никому не нужен, во-вторых, тратят слишком много времени и денег. Эти две причины убили так много стартапов, что я даже не уверен, существует ли третья. Так что если вы создаете что-то нужное и не слишком тратитесь на это — то вы на правильном пути.

Если вы инвестируете в стартап на раннем этапе — вы выбираете людей, а не продукт. Мы инвестируем в стартапы на той стадии, когда нет ещё ни компании, ни цифр. Многие считают, будто у нас какое-то особое чутье на технологии, но мы просто умеем выбирать хороших людей. У моей жены и соосновательницы Y Combinator Джессики Ливингстон есть удивительная способность читать людей с первого взгляда. За умение выявлять фальшь мы называем её «социальным радаром». Будем мы инвестировать в стартап или нет, во многом зависит от того, удалось ли соискателям пройти «социальный радар». Мы не считали Airbnb классной идеей — мы вложились в них, потому что нам понравились стартаперы.

Стартапы энергозатратны. Запуская стартап, готовьтесь: он сожрёт столько вашего времени, сколько вы даже представить себе не можете.

Существует зависимость между тем, как стартапер справляется со своими обязанностями, и его персональными качествами. Если плохой стартапер вдруг добивается успеха, то он быстро продаёт бизнес и уходит из него. Но в основном стартаперы работают не ради денег — ими движет что-то другое. Они могут не заявлять об этом открыто, но обычно они хотят сделать мир лучше — и поэтому у них есть естественное преимущество.

Об успехе и открытиях

В бизнесе нет ничего более ценного, чем техническое преимущество, о котором не знают конкуренты. В бизнесе, как на войне, неожиданность значит ничуть не меньше силы.

Чтобы сделать открытие, нужно работать над чем-то неочевидным. Если идея очевидно хороша, то велика вероятность, что над ней уже кто-то работает. Самый простой вариант найти что-то неочевидное — поискать в тени распространённых ошибок, как сделали Дарвин и Галилей. Вокруг каждой ошибочной теории существует мёртвая зона неисследованных идей, и чем нелепее теория, тем больше эта зона. А когда вы ищете что-то новое, то мёртвая зона превращается в огромный рудник новых идей.

Добавьте к взыскательному вкусу способность его удовлетворить — и вот вам рецепт успеха. Нетерпимости к ошибкам ещё недостаточно: нужно хорошо понимать особенности среды, прежде чем у вас появится нюх на то, что нужно исправить. А потом вы начнёте слышать тоненькие голоса: «Что за фигня! Я могу сделать лучше!» Не подавляйте их. Прислушивайтесь.

Вы рискуете упустить нечто очень важное, если бросаете любимое дело ради более амбициозного и социально приемлемого. Вместо того чтобы, стиснув зубы, заниматься тем, что все вокруг считают перспективным, попробуйте сделать что-то ради удовольствия.

Чем страннее ваше увлечение кажется другим людям, тем выше вероятность, что именно им вам и нужно заниматься.

Особенно если вы с удовольствием делаете то, что остальные люди считают работой. Например, многие программисты, включая меня, любят отладку программ, хоть это и не самая приятная работа (примерно как выдавливать прыщи). Но программирование, по сути, и состоит из отладки — поэтому если вы любите программирование, то вам придётся полюбить и отладку.

Не беритесь за идею, о которой не думаете в душе. Я знал, что утренний душ — хорошее время для новых идей, но теперь скажу даже больше: очень сложно сделать что-то выдающееся, если проект не занимает все ваши мысли.

За новыми идеями отправляйтесь в горы. Это звучит как метафора, но я серьёзно. Поход в горы — это почти бег, но намного медленнее, и вам не нужно думать, куда идти.

О прокрастинации

Из двух альтернатив всегда выбирайте более сложную. Если вы не можете решить, пойти бегать или посмотреть сериал, выбирайте бег. Чаще всего при двух альтернативах вы рассматриваете вторую только из-за своей лени. Где-то внутри вы знаете, что нужно делать.

Мы предпочитаем верить в гениев, чтобы оправдать свою лень. Если верить, что Шекспир или Эйнштейн стали знаменитыми лишь благодаря врождённому таланту, то мы не виноваты, что не можем достичь того же. Я не отказываюсь от понятия гениальности, но если выбирать из двух объяснений успеха, первое из которых оправдывает вашу лень, верно, скорее всего, второе.

Большинство успешных людей — ужасные прокрастинаторы, но это прокрастинация особого типа. В зависимости от того, чем вы занимаетесь вместо работы, прокрастинация бывает трех видов:

  • можно ничего не делать;
  • делать что-то менее важное;
  • более важное.

Последний вид я считаю правильным.

Правильные прокрастинаторы откладывают мелкие дела ради реальной работы.

Мелкими делами можно считать всё, о чём вряд ли расскажут в вашем в некрологе. Конечно, сейчас сложно сказать, какую из ваших работ признают лучшей (огромный опус об особенностях храмовой архитектуры шумеров или детектив, который вы написали под псевдонимом), но есть целый список работ, которые точно можно отложить, например бритьё, стирку, уборку и написание благодарственных писем.

Список задач и обязанностей не только не помогает бороться с прокрастинацией, но и сам по себе может оказаться прокрастинацией второго типа. Пока вы не занимаетесь делом всей своей жизни — это прокрастинация второго типа, и не важно, сколько всего вы сделали. Позвольте себе увлечься чем-то вместо составления списков дел, и это поможет «справиться» с прокрастинацией. Работайте над амбициозными проектами, которые вам по-настоящему нравятся, ловите попутный ветер — и тогда вы не сделаете только то, что и так можно было не делать.

О детях и образовании

Худшее, чему может научить школа, — получать хорошие оценки. В теории к экзаменам нужно готовиться не дольше, чем к проверке зрения. На практике же настоящая учёба начиналась только перед экзаменами, а разница между прилежными учениками и лентяями заключается в том, что одни готовятся к экзаменам, а другие — нет. Ни те, ни другие не готовятся к лекциям в середине семестра.

Если вы хотите научиться чему-то важному, то очень часто приходится всё учить самому. Я сам выучил Lisp, сам научился писать эссе, сам выяснил, как запустить стартап. Я знал, с кого брать пример, но у меня не было ни учителей, ни уроков.

Когда мои дети начинают интересоваться чем-то, я призываю их копать глубже. Я хочу, чтобы они почувствовали радость обучения и не считали, будто я заставляю их делать что-то. Показывая, какую радость приносят новые знания, я также учу их смотреть вглубь. Традиционная стратегия образования — начинать с широкого, постепенно углубляясь. Но для своих детей я выбрал противоположный вариант. Я полагаюсь на школу в широких знаниях, а себе оставляю специализированную часть.

Говорите с детьми как со взрослыми, и вы поймёте, что они понимают куда больше, чем вы думали.

Я боялся заводить детей, пока сам не стал отцом. Раньше я поздравлял новоиспечённых родителей, но про себя думал: «Лучше уж вы, чем я». Теперь я поздравляю их со всей искренностью. Я знаю: только что они получили лучший в мире подарок.

Дети оптимизируют вашу жизнь. С ними вы начинаете чувствовать, что нет лучшего способа провести этот момент. Я хорошо помню, какой была моя жизнь до того, как я стал отцом. Достаточно, чтобы скучать по возможности в любой день улететь в другую страну. Это было так здорово, почему же я этим никогда не пользовался? Понимаете, что я имею в виду? У меня была свобода, которой я никогда не пользовался. Я платил одиночеством за то, что никогда не использовал.

Самая удивительная вещь в родительстве — это импровизация. Это всегда было частью моей работы, но с детьми я импровизирую больше, чем когда-либо ещё. Наверное, потому что дети — это неутомимые генераторы хаоса.

В материале использовались цитаты Пола Грэма из эссе The Bus Ticket Theory of Genius, Novelty and Heresy, The Lesson to Unlearn, Good and Bad Procrastination, Before the Startup, Jessica Livingston, Mean People Fail, Having Kids, The Top Idea in Your Mind и сборника эссе Hackers & Painters: Big Ideas from the Computer Age, а также его твиты