• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Олег Железко, Da Vinci Capital: «За последние 10 лет хорошие деньги заработали те, кто инвестировал вне России»

Олег Железко, Da Vinci Capital: «За последние 10 лет хорошие деньги заработали те, кто инвестировал вне России»

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

Взлететь на самокате. Как Bird стал единорогом с помощью фрилансеров, наплевав на суды и недовольство властей

Взлететь на самокате. Как Bird стал единорогом с помощью фрилансеров, наплевав на суды и недовольство властей
Фото: Bird

Cервис проката электросамокатов Bird преследуют громкие скандалы, крупные штрафы и судебные разбирательства. Но все это не помешало компании в рекордно короткие сроки стать единорогом — менее чем за год своего существования она вышла на оценочную стоимость в $2 млрд (для сравнения, Airbnb шла к своему первому миллиарду почти 3 года, Uber — 4). Не случайно в 2018-м американская версия Inc. назвала Bird компанией года. Основатель стартапа Трэвис Вандер-Занден начал свой бизнес с покупки нескольких самокатов на Alibaba. Inc. рассказывает, почему теперь люди давят машинами и топят его е-скутеры и за что сервис невзлюбили власти многих городов (в Сан-Франциско проект потерпел настоящее фиаско).


Нарушители спокойствия


Первые десять «птиц» (именно так переводится с английского название стартапа Bird) поселились в калифорнийском курортном городке Санта-Моника в начале сентября 2017 года. Но спустя несколько дней эта небольшая миграция вылилась в настоящее нашествие: электросамокаты были на всех тротуарах, велодорожках и набережных курорта: в небольшую Санта-Монику стартап отрядил 250 е-скутеров. Чтобы воспользоваться любым из них, достаточно установить на свой смартфон специальное приложение c инструкцией по аренде транспортного средства.

Никаких формальных препятствий для бизнеса на самокатах в курортном городке не было: местное законодательство регулирует разве что размещение киосков с едой на тротуарах (по ним часто передвигаются пользователи самокатов). «Мы не продаем хот-доги или тако, и прекрасно понимали, что находимся в серой зоне», — рассказывал в марте 2018-го создатель и генеральный директор Bird Трэвис Вандер-Занден. Но все же он обратился к мэру Санта-Моники Теду Винтереру через LinkedIn. «У меня тут $3 млн венчурных денег, чтобы решить проблемы трафика и парковок в вашем городе. Буду рад работать вместе», — написал он.

Ответ Винтерера был куда менее дружелюбным — возможно, потому что предложение о сотрудничестве он получил уже после того, как на город налетели «птицы». «Ваши электроскутеры мешают жителям пользоваться своим правом на проход, это создает серьезные юридические проблемы», — написал мэр Вандер-Зандену и поручил своим подчиненным заняться дерзким стартапом.

Фото: Bird

Однако многие жители курортного городка (Санта-Монику считают Меккой для велосипедистов, скейтбордистов и любителей роликовых коньков) оценили удобство электросамокатов. За популярностью пришел хаос. Горожане ездили на «птицах» по тротуарам (нарушая закон), подростки нарушали правила дорожного движения и запрет на поездки вдвоем на одном скутере. Пешеходы на тротуарах то и дело спотыкались о самокаты, которые кто-то просто бросил. Случались и ДТП, в том числе с тяжелыми травмами головы, — скорость Bird не выше 25 км в час, и не все пользователи е-скутеров надевают шлемы. В результате — сотни штрафов, митинг протеста, контрмитинг и выплата компенсации в $300 тыс. в обмен на отказ от суда по девяти пунктам обвинения (иск к стартапу подавала городская прокуратура).


Дорогая игрушка


Проблемы с властями и прочие неурядицы не мешают стартапу достигать своих бизнес-целей. Bird породил культурный феномен, спровоцировал ажиотаж в среде венчурных капиталистов и стал безусловным лидером целой группы райдшеринговых компаний в классе электроскутеров (в нее входят Lime, Scoot, Skip, Spin, Jump, Lyft, и список пополняется каждый день). «Bird — идеальный пример стартапа, который выглядит как игрушка и который люди недооценивают и просто игнорируют», — говорит бывший топ-менеджер PayPal Дэвид Сакс, один из первых инвесторов стартапа. По его словам, Вандер-Занден — «предприниматель от природы со своим видением, способностью выполнить задуманное и некоторой нетерпеливостью», а электросамокаты — «малозатратный вид транспорта, идеальный для города».

Именно потому Bird и взлетела так, как до нее, кажется, не взлетал никто. «Эта компания вполне может оказаться самой быстрорастущей за всю историю», — говорит управляющий партнер Upfront Ventures Марк Састер, участник всех инвест-раундов Bird. По данным Вандер-Зандена, на ноябрь 2018 года (через 14 месяцев после запуска) прогнозный рост оборота компании был выше $100 млн в год. Bird выросла до статуса единорога быстрее других стартапов и получила оценочную стоимость в $2 млрд менее чем за год.

Фото: Bird

За 14 месяцев Bird обосновалась более чем в 120 городах мира, от маленьких вроде Расселвилла в Арканзасе до огромных, как Лос-Анджелес. «Птиц» можно встретить в Париже, Антверпене, Тель-Авиве, Лондоне, Мехико. Общее число поездок на е-скутерах компании превысило 10 млн. С $415 млн новых инвестиций Bird еще увеличит скорость экспансии.

Когда компания Вандер-Зандена заходит в очередной город, транспортные потоки и городской пейзаж меняются почти мгновенно. Скутеры появляются по всему городу на тротуарах и в людных местах. С помощью мобильного приложения вы можете арендовать любой за $1 (плюс 10-20 центов за каждую минуту использования). Завершая поездку (опять же с помощью приложения), нужно припарковать скутер. Его колеса блокируются до появления следующего клиента.


C транспортом в крови


Организация проката самокатов — задача не из простых. Bird закупает электроскутеры в Китае, вставляет в них микрокомпьютеры («птичьи мозги») и подсоединяет к ПО-платформе компании. Так стартап может отслеживать каждый самокат, блокировать и разблокировать его колеса и мотор, а также удаленно управлять его скоростью. «Одной только разработкой программного обеспечения и распространением скутеров дело не ограничивается», — говорит Вандер-Занден. Самокаты бросают где попало, их нужно собрать, зарядить и спрятать на ночь. Этим занимается разношерстная компания фрилансеров. Рано утром они расставляют заряженные скутеры там, где их легко найдут клиенты.

Для решения целого микса технологических, логистических и политических проблем Bird нужен такой гиперконцентрированный руководитель, как Вандер-Занден. Под его руководством компания взяла на себя непростую миссию — принципиально изменить способы передвижения людей по городу. Именно за смелость и амбициозность, за умение выполнять поставленные задачи (что иногда требует игры на сером поле) американская версия журнала Inc. признала Bird компанией года.

Можно сказать, что городской транспорт — в крови Вандер-Зандена. Его мать Робин водила автобус в Эпплтоне, штат Висконсин. Отец оставил семью, когда родился Тревис, и Робин часто брала сына с собой на работу. Пока другие дети играли в видеоигры, юный Тревис познавал все несовершенства и недостатки общественного транспорта.

В 2002 году, по окончании университета (со степенью в компьютерных науках), Вандер-Занден занял деньги у старшей сестры и в своем темно-зеленом «Понтиаке» отправился в Сан-Диего искать работу. В компании Qualcomm трудился над созданием платформы BREW (позволяла сторонним разработчикам создавать и продавать игры, рингтоны и другие приложения). «Мы фактически создавали AppStore, когда еще не было айфона», — вспоминает Вандер-Занден.

Фото: Bird

В 2005 году он дважды в неделю ездил в Лос-Анджелес, в университет, чтобы получить степень MBA. А в 2008-м оставил Qualcomm и создал свою первую компанию — QikCom (разрабатывала приложения для корпоративных чатов).

Вандер-Зандену нет и сорока, а за его плечами уже несколько стартапов, включая приложение для мойки машин по требованию Cherry. «Ужасная идея, даже не пытайтесь», — признался он позже. Но предприниматель сумел продать это приложение сервису такси Lyft и сесть в кресло главного операционного директора компании-покупателя. Вскоре ушел с большим скандалом — и тут же стал вице-президентом по росту в Uber. Lyft подал на Вандер-Зандена в суд за нарушение правил по неразглашению данных и кражу коммерческой тайны. Во встречном иске Вандер-Занден обвинил бывшего работодателя во взломе частной переписки. Суды длились 2 года и закончились конфиденциальным примирением в июне 2016-го.

Но уже в сентябре Тревис ушел из Uber — по его словам, чтобы больше времени проводить с семьей. Тогда стали набирать популярность байкшеринговые компании вроде Ofo (в Азии) и Lime (в США), а Boosted Boards начали популяризировать свои электроскейтборды. На этом фоне во время семейного отдыха Вандер-Зандену и пришла его «идея на миллиард».


«Сначала запускаемся, потом объясняем»


Для начала Вандер-Занден заказал на Alibaba несколько разных китайских электроскутеров для взрослых, потом еще и еще — пока ему не попался Xiaomi M365. «Я вытащил его из коробки. Он выглядел так, словно его дизайном занимался сам Стив Джобс», — вспоминает предприниматель.

Именно Xiaomi M365 стал стартовым скутером Bird. К апрелю 2017 года Вандер-Занден создал компанию и получил $3 млн в ходе первого раунда инвестиций.

Метод работы Bird весьма последователен: в городе, где нет запрета на электроскутеры, запускается целый парк «птиц». Так определяется востребованность услуги и реакция городских властей. К ноябрю 2018 года компания выплатила $500 тыс. штрафов и судебных издержек, получила множество предписаний о прекращении деятельности и сотни решений о конфискации скутеров. В судах Bird ждут еще 3 иска, один из них коллективный — за выбитые зубы и переломы конечностей (соответчики — Lime и китайские производители электросамокатов). В другом иске городские власти Милуоки обвиняют компанию Вандер-Зандена в нарушении общественного порядка. По данным The Washington Post, с е-скутерами связаны две смерти.

Фото: Bird

Не отрицая инциденты с электросамокатами, Вандер-Занден напоминает, что ежегодно только в США в автомобильных ДТП погибает 40 тыс. человек. Чем меньше машин, тем безопаснее в городе, при всех рисках е-скутеров, — такова его позиция.

В Сан-Франциско политика Bird («сначала запускаемся, потом объясняем») ударила по самой компании. В марте 2018 года в этом калифорнийском городе случился настоящий «скутергеддон». Bird и его конкуренты Lime и Spin почти одновременно запустили на улицы Сан-Франциско 3 тыс. е-скутеров. Город запретил скутеры, пока регуляторы не подготовят экспериментальную программу; лицензии получили Scoot и Skip. Bird, Lime и Spin остались не у дел.

Горожане переезжали скутеры автомобилями, испражнялись на них, разбивали о стены зданий, поджигали и даже топили в океане. Все подобные инциденты задокументированы в Instagram-паблике @BirdGraveyard. Дело не всегда ограничивается смешными постами в соцсетях. У штаб-квартиры Bird на Электрик-авеню в Венисе металлический забор высотой 3 м, ее охраняют мощные секьюрити. Когда стоимость компании достигла $1 млрд, усилились угрозы физической расправы с персоналом и c Вандер-Занденом лично. 


Кто еще делает бизнес на прокате е-скутеров


Lime: создана в 2017 году как байкшеринговая компания, но позже занялась и электроскутерами. Привлекла $467 млн, оценивается в $1,1 млрд. В ноябре начала предоставлять услуги по аренде автомобилей в Сиэттле.

Jump: создана в 2010 году как электробайкшеринговая компания. Привлекла $11 млн и была куплена Uber примерно за $200 млн.

Lyft: запущена в 2012 году как сервис такси. Начала заниматься электроскутерами в 2018-м. Привлекла $5,1 млрд, оценивается в $15,1 млрд.

Spin: запущена в 2016 году как байкшеринговая компания. Привлекла $8 млн, оценивалась в $40 млн в 2017 году. Ford приобрел ее приблизительно за $100 млн в ноябре 2018-го.

Razor: создана в 2000 году как производитель обычных скутеров. В 2018-м запустила собственный шеринг электросамокатов.

Skip: запустилась в 2018 году. Собрала $31 млн, оценивается в $100 млн.

Scoot: стартовала в 2011 году с электроскутерами в стиле Vespa. В 2018-м занялась производством неэлектрических скутеров. Привлекла $4,3 млн. Компании Scoot и Skip — единственные обладатели лицензий на эксплуатацию электроскутеров в Сан-Франциско.

Yellow: запустилась в Бразилии в 2018 году, собрала $75 млн.

Grin: мексиканская компания стартовала в 2018 году. Собрала $73 млн и купила бразильскую компанию электроскутеров Ride в октябре 2018-го.

Taxify: запустилась в Эстонии в 2013 году как сервис такси. В 2018-м занялась электроскутерами, собрала $167 млн, оценивается в $1 млрд. Запустила сервис электроскутеров Bolt, чтобы составить конкуренцию Bird и Lime в Европе.


«Хренова туча денег»


Когда в каком-то городе вводят особенно жесткий запрет на скутеры, Bird отправляет туда целую команду политконсультантов, юристов и лоббистов — чтобы убедить власти изменить решение. Этой работой руководит бывший высокопоставленный помощник Майкла Блумберга, мэра Нью-Йорка, — Брэдли Таск из Tusk Strategies (он сумел приструнить регуляторов в пользу Uber).

Аргументы Таска: чтобы снизить уровень трафика и парниковых газов, нужно развивать микромобильность (так называется индустрия небольших электрических транспортных средств). Для поездки на 2-3 км не нужен огромный автомобиль, больше подходит велосипед или электроскутер. Сейчас Таск обрабатывает власти Нью-Йорка, Филадельфии и Чикаго, где запрещены электроскутеры. Если его усилия увенчаются успехом, Bird получит колоссальные прибыли.

«У нашей миссии очень мощный посыл: убрать автомобили с улиц, сократить трафик, снизить выбросы в атмосферу. От этого выиграет любой город», — говорит Вандер-Занден. Ему заочно оппонирует Хорас Дедью, основатель Micromobility Summit (конференции по альтернативным транспортным технологиям): «Никто не занимается этим бизнесом, чтобы снизить выбросы или улучшить состояние окружающей среды. Просто электроскутеры — это хренова туча денег». По словам Дедью, короткие автомобильные поездки с водителем без пассажиров занимают от 80% до 90% всех автопоездок в мире. Если сконцентрироваться на поездках до 10 км в городах по всему миру — можно урвать до 30% мировых транспортных расходов. «Это триллионы долларов», — напоминает эксперт.

Фото: Bird

Подсчеты Дедью подтверждаются данными самой Bird. Из июньской (2018) презентации компании для инвесторов известно, что Bird в среднем получала $3,65 за поездку с валовой маржой в 19%. Но компания стремится сократить себестоимость одного скутера (сюда входит ввоз самоката и установка на него соответствующего оборудования) с нынешних $551 до $360. Тогда валовая маржа составит 33%. Вандер-Занден не сообщил Inc. самые свежие данные, лишь сказал, что они «драматическим образом улучшились».

Эти цифры объясняют, почему число компаний, сдающих в прокат е-скутеры, выросло за год с одной до десятка. Речь не только об относительно небольших стартапах типа Yellow (в Бразилии) или Grin (в Мексике). На рынок заходят гиганты: Uber инвестировал в Lime и добавил опцию проката электроскутеров в свою байкшеринговую компанию Jump. Lyft не отстает: после покупки байкшеринга Motivate он начал продвигать электроскутеры под собственным брендом. Другой производитель скутеров — Razor — тоже запустил свой шеринговый бизнес, а компанию Spin в ноябре 2018-го купил Ford.

Для рынка есть и негативный сигнал. Китайский оператор крупнейшей в мире байкшеринговой платформы Ofo (работает на всех континентах) недавно объявил, что значительно сокращает свои операции и почти полностью сворачивает деятельность в США.

Но Вандер-Зандена такие новости ничуть не пугают. «Наша религия, наша истинная цель — убрать автомобили с улиц, — говорит он. — Электроскутеры — только начало. Компания будет развиваться, предлагая все новые виды транспорта. Любое средство передвижения, которое не является автомобилем (хоть летающие машины), мы готовы рассмотреть».