• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Бизнес-кодекс: Максим Каширин, основатель группы компаний Simple

Бизнес-кодекс: Максим Каширин, основатель группы компаний Simple

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

Взлететь на самокате. Как Bird стал единорогом с помощью фрилансеров, наплевав на суды и недовольство властей

Взлететь на самокате. Как Bird стал единорогом с помощью фрилансеров, наплевав на суды и недовольство властей
Фото: Bird

Cервис проката электросамокатов Bird преследуют громкие скандалы, крупные штрафы и судебные разбирательства. Но все это не помешало компании в рекордно короткие сроки стать единорогом — менее чем за год своего существования она вышла на оценочную стоимость в $2 млрд (для сравнения, Airbnb шла к своему первому миллиарду почти 3 года, Uber — 4). Не случайно в 2018-м американская версия Inc. назвала Bird компанией года. Основатель стартапа Трэвис Вандер-Занден начал свой бизнес с покупки нескольких самокатов на Alibaba. Inc. рассказывает, почему теперь люди давят машинами и топят его е-скутеры и за что сервис невзлюбили власти многих городов (в Сан-Франциско проект потерпел настоящее фиаско).


Нарушители спокойствия


Первые десять «птиц» (именно так переводится с английского название стартапа Bird) поселились в калифорнийском курортном городке Санта-Моника в начале сентября 2017 года. Но спустя несколько дней эта небольшая миграция вылилась в настоящее нашествие: электросамокаты были на всех тротуарах, велодорожках и набережных курорта: в небольшую Санта-Монику стартап отрядил 250 е-скутеров. Чтобы воспользоваться любым из них, достаточно установить на свой смартфон специальное приложение c инструкцией по аренде транспортного средства.

Никаких формальных препятствий для бизнеса на самокатах в курортном городке не было: местное законодательство регулирует разве что размещение киосков с едой на тротуарах (по ним часто передвигаются пользователи самокатов). «Мы не продаем хот-доги или тако, и прекрасно понимали, что находимся в серой зоне», — рассказывал в марте 2018-го создатель и генеральный директор Bird Трэвис Вандер-Занден. Но все же он обратился к мэру Санта-Моники Теду Винтереру через LinkedIn. «У меня тут $3 млн венчурных денег, чтобы решить проблемы трафика и парковок в вашем городе. Буду рад работать вместе», — написал он.

Ответ Винтерера был куда менее дружелюбным — возможно, потому что предложение о сотрудничестве он получил уже после того, как на город налетели «птицы». «Ваши электроскутеры мешают жителям пользоваться своим правом на проход, это создает серьезные юридические проблемы», — написал мэр Вандер-Зандену и поручил своим подчиненным заняться дерзким стартапом.

Фото: Bird

Однако многие жители курортного городка (Санта-Монику считают Меккой для велосипедистов, скейтбордистов и любителей роликовых коньков) оценили удобство электросамокатов. За популярностью пришел хаос. Горожане ездили на «птицах» по тротуарам (нарушая закон), подростки нарушали правила дорожного движения и запрет на поездки вдвоем на одном скутере. Пешеходы на тротуарах то и дело спотыкались о самокаты, которые кто-то просто бросил. Случались и ДТП, в том числе с тяжелыми травмами головы, — скорость Bird не выше 25 км в час, и не все пользователи е-скутеров надевают шлемы. В результате — сотни штрафов, митинг протеста, контрмитинг и выплата компенсации в $300 тыс. в обмен на отказ от суда по девяти пунктам обвинения (иск к стартапу подавала городская прокуратура).


Дорогая игрушка


Проблемы с властями и прочие неурядицы не мешают стартапу достигать своих бизнес-целей. Bird породил культурный феномен, спровоцировал ажиотаж в среде венчурных капиталистов и стал безусловным лидером целой группы райдшеринговых компаний в классе электроскутеров (в нее входят Lime, Scoot, Skip, Spin, Jump, Lyft, и список пополняется каждый день). «Bird — идеальный пример стартапа, который выглядит как игрушка и который люди недооценивают и просто игнорируют», — говорит бывший топ-менеджер PayPal Дэвид Сакс, один из первых инвесторов стартапа. По его словам, Вандер-Занден — «предприниматель от природы со своим видением, способностью выполнить задуманное и некоторой нетерпеливостью», а электросамокаты — «малозатратный вид транспорта, идеальный для города».

Именно потому Bird и взлетела так, как до нее, кажется, не взлетал никто. «Эта компания вполне может оказаться самой быстрорастущей за всю историю», — говорит управляющий партнер Upfront Ventures Марк Састер, участник всех инвест-раундов Bird. По данным Вандер-Зандена, на ноябрь 2018 года (через 14 месяцев после запуска) прогнозный рост оборота компании был выше $100 млн в год. Bird выросла до статуса единорога быстрее других стартапов и получила оценочную стоимость в $2 млрд менее чем за год.

Фото: Bird

За 14 месяцев Bird обосновалась более чем в 120 городах мира, от маленьких вроде Расселвилла в Арканзасе до огромных, как Лос-Анджелес. «Птиц» можно встретить в Париже, Антверпене, Тель-Авиве, Лондоне, Мехико. Общее число поездок на е-скутерах компании превысило 10 млн. С $415 млн новых инвестиций Bird еще увеличит скорость экспансии.

Когда компания Вандер-Зандена заходит в очередной город, транспортные потоки и городской пейзаж меняются почти мгновенно. Скутеры появляются по всему городу на тротуарах и в людных местах. С помощью мобильного приложения вы можете арендовать любой за $1 (плюс 10-20 центов за каждую минуту использования). Завершая поездку (опять же с помощью приложения), нужно припарковать скутер. Его колеса блокируются до появления следующего клиента.


C транспортом в крови


Организация проката самокатов — задача не из простых. Bird закупает электроскутеры в Китае, вставляет в них микрокомпьютеры («птичьи мозги») и подсоединяет к ПО-платформе компании. Так стартап может отслеживать каждый самокат, блокировать и разблокировать его колеса и мотор, а также удаленно управлять его скоростью. «Одной только разработкой программного обеспечения и распространением скутеров дело не ограничивается», — говорит Вандер-Занден. Самокаты бросают где попало, их нужно собрать, зарядить и спрятать на ночь. Этим занимается разношерстная компания фрилансеров. Рано утром они расставляют заряженные скутеры там, где их легко найдут клиенты.

Для решения целого микса технологических, логистических и политических проблем Bird нужен такой гиперконцентрированный руководитель, как Вандер-Занден. Под его руководством компания взяла на себя непростую миссию — принципиально изменить способы передвижения людей по городу. Именно за смелость и амбициозность, за умение выполнять поставленные задачи (что иногда требует игры на сером поле) американская версия журнала Inc. признала Bird компанией года.

Можно сказать, что городской транспорт — в крови Вандер-Зандена. Его мать Робин водила автобус в Эпплтоне, штат Висконсин. Отец оставил семью, когда родился Тревис, и Робин часто брала сына с собой на работу. Пока другие дети играли в видеоигры, юный Тревис познавал все несовершенства и недостатки общественного транспорта.

В 2002 году, по окончании университета (со степенью в компьютерных науках), Вандер-Занден занял деньги у старшей сестры и в своем темно-зеленом «Понтиаке» отправился в Сан-Диего искать работу. В компании Qualcomm трудился над созданием платформы BREW (позволяла сторонним разработчикам создавать и продавать игры, рингтоны и другие приложения). «Мы фактически создавали AppStore, когда еще не было айфона», — вспоминает Вандер-Занден.

Фото: Bird

В 2005 году он дважды в неделю ездил в Лос-Анджелес, в университет, чтобы получить степень MBA. А в 2008-м оставил Qualcomm и создал свою первую компанию — QikCom (разрабатывала приложения для корпоративных чатов).

Вандер-Зандену нет и сорока, а за его плечами уже несколько стартапов, включая приложение для мойки машин по требованию Cherry. «Ужасная идея, даже не пытайтесь», — признался он позже. Но предприниматель сумел продать это приложение сервису такси Lyft и сесть в кресло главного операционного директора компании-покупателя. Вскоре ушел с большим скандалом — и тут же стал вице-президентом по росту в Uber. Lyft подал на Вандер-Зандена в суд за нарушение правил по неразглашению данных и кражу коммерческой тайны. Во встречном иске Вандер-Занден обвинил бывшего работодателя во взломе частной переписки. Суды длились 2 года и закончились конфиденциальным примирением в июне 2016-го.

Но уже в сентябре Тревис ушел из Uber — по его словам, чтобы больше времени проводить с семьей. Тогда стали набирать популярность байкшеринговые компании вроде Ofo (в Азии) и Lime (в США), а Boosted Boards начали популяризировать свои электроскейтборды. На этом фоне во время семейного отдыха Вандер-Зандену и пришла его «идея на миллиард».


«Сначала запускаемся, потом объясняем»


Для начала Вандер-Занден заказал на Alibaba несколько разных китайских электроскутеров для взрослых, потом еще и еще — пока ему не попался Xiaomi M365. «Я вытащил его из коробки. Он выглядел так, словно его дизайном занимался сам Стив Джобс», — вспоминает предприниматель.

Именно Xiaomi M365 стал стартовым скутером Bird. К апрелю 2017 года Вандер-Занден создал компанию и получил $3 млн в ходе первого раунда инвестиций.

Метод работы Bird весьма последователен: в городе, где нет запрета на электроскутеры, запускается целый парк «птиц». Так определяется востребованность услуги и реакция городских властей. К ноябрю 2018 года компания выплатила $500 тыс. штрафов и судебных издержек, получила множество предписаний о прекращении деятельности и сотни решений о конфискации скутеров. В судах Bird ждут еще 3 иска, один из них коллективный — за выбитые зубы и переломы конечностей (соответчики — Lime и китайские производители электросамокатов). В другом иске городские власти Милуоки обвиняют компанию Вандер-Зандена в нарушении общественного порядка. По данным The Washington Post, с е-скутерами связаны две смерти.

Фото: Bird

Не отрицая инциденты с электросамокатами, Вандер-Занден напоминает, что ежегодно только в США в автомобильных ДТП погибает 40 тыс. человек. Чем меньше машин, тем безопаснее в городе, при всех рисках е-скутеров, — такова его позиция.

В Сан-Франциско политика Bird («сначала запускаемся, потом объясняем») ударила по самой компании. В марте 2018 года в этом калифорнийском городе случился настоящий «скутергеддон». Bird и его конкуренты Lime и Spin почти одновременно запустили на улицы Сан-Франциско 3 тыс. е-скутеров. Город запретил скутеры, пока регуляторы не подготовят экспериментальную программу; лицензии получили Scoot и Skip. Bird, Lime и Spin остались не у дел.

Горожане переезжали скутеры автомобилями, испражнялись на них, разбивали о стены зданий, поджигали и даже топили в океане. Все подобные инциденты задокументированы в Instagram-паблике @BirdGraveyard. Дело не всегда ограничивается смешными постами в соцсетях. У штаб-квартиры Bird на Электрик-авеню в Венисе металлический забор высотой 3 м, ее охраняют мощные секьюрити. Когда стоимость компании достигла $1 млрд, усилились угрозы физической расправы с персоналом и c Вандер-Занденом лично. 


Кто еще делает бизнес на прокате е-скутеров


Lime: создана в 2017 году как байкшеринговая компания, но позже занялась и электроскутерами. Привлекла $467 млн, оценивается в $1,1 млрд. В ноябре начала предоставлять услуги по аренде автомобилей в Сиэттле.

Jump: создана в 2010 году как электробайкшеринговая компания. Привлекла $11 млн и была куплена Uber примерно за $200 млн.

Lyft: запущена в 2012 году как сервис такси. Начала заниматься электроскутерами в 2018-м. Привлекла $5,1 млрд, оценивается в $15,1 млрд.

Spin: запущена в 2016 году как байкшеринговая компания. Привлекла $8 млн, оценивалась в $40 млн в 2017 году. Ford приобрел ее приблизительно за $100 млн в ноябре 2018-го.

Razor: создана в 2000 году как производитель обычных скутеров. В 2018-м запустила собственный шеринг электросамокатов.

Skip: запустилась в 2018 году. Собрала $31 млн, оценивается в $100 млн.

Scoot: стартовала в 2011 году с электроскутерами в стиле Vespa. В 2018-м занялась производством неэлектрических скутеров. Привлекла $4,3 млн. Компании Scoot и Skip — единственные обладатели лицензий на эксплуатацию электроскутеров в Сан-Франциско.

Yellow: запустилась в Бразилии в 2018 году, собрала $75 млн.

Grin: мексиканская компания стартовала в 2018 году. Собрала $73 млн и купила бразильскую компанию электроскутеров Ride в октябре 2018-го.

Taxify: запустилась в Эстонии в 2013 году как сервис такси. В 2018-м занялась электроскутерами, собрала $167 млн, оценивается в $1 млрд. Запустила сервис электроскутеров Bolt, чтобы составить конкуренцию Bird и Lime в Европе.


«Хренова туча денег»


Когда в каком-то городе вводят особенно жесткий запрет на скутеры, Bird отправляет туда целую команду политконсультантов, юристов и лоббистов — чтобы убедить власти изменить решение. Этой работой руководит бывший высокопоставленный помощник Майкла Блумберга, мэра Нью-Йорка, — Брэдли Таск из Tusk Strategies (он сумел приструнить регуляторов в пользу Uber).

Аргументы Таска: чтобы снизить уровень трафика и парниковых газов, нужно развивать микромобильность (так называется индустрия небольших электрических транспортных средств). Для поездки на 2-3 км не нужен огромный автомобиль, больше подходит велосипед или электроскутер. Сейчас Таск обрабатывает власти Нью-Йорка, Филадельфии и Чикаго, где запрещены электроскутеры. Если его усилия увенчаются успехом, Bird получит колоссальные прибыли.

«У нашей миссии очень мощный посыл: убрать автомобили с улиц, сократить трафик, снизить выбросы в атмосферу. От этого выиграет любой город», — говорит Вандер-Занден. Ему заочно оппонирует Хорас Дедью, основатель Micromobility Summit (конференции по альтернативным транспортным технологиям): «Никто не занимается этим бизнесом, чтобы снизить выбросы или улучшить состояние окружающей среды. Просто электроскутеры — это хренова туча денег». По словам Дедью, короткие автомобильные поездки с водителем без пассажиров занимают от 80% до 90% всех автопоездок в мире. Если сконцентрироваться на поездках до 10 км в городах по всему миру — можно урвать до 30% мировых транспортных расходов. «Это триллионы долларов», — напоминает эксперт.

Фото: Bird

Подсчеты Дедью подтверждаются данными самой Bird. Из июньской (2018) презентации компании для инвесторов известно, что Bird в среднем получала $3,65 за поездку с валовой маржой в 19%. Но компания стремится сократить себестоимость одного скутера (сюда входит ввоз самоката и установка на него соответствующего оборудования) с нынешних $551 до $360. Тогда валовая маржа составит 33%. Вандер-Занден не сообщил Inc. самые свежие данные, лишь сказал, что они «драматическим образом улучшились».

Эти цифры объясняют, почему число компаний, сдающих в прокат е-скутеры, выросло за год с одной до десятка. Речь не только об относительно небольших стартапах типа Yellow (в Бразилии) или Grin (в Мексике). На рынок заходят гиганты: Uber инвестировал в Lime и добавил опцию проката электроскутеров в свою байкшеринговую компанию Jump. Lyft не отстает: после покупки байкшеринга Motivate он начал продвигать электроскутеры под собственным брендом. Другой производитель скутеров — Razor — тоже запустил свой шеринговый бизнес, а компанию Spin в ноябре 2018-го купил Ford.

Для рынка есть и негативный сигнал. Китайский оператор крупнейшей в мире байкшеринговой платформы Ofo (работает на всех континентах) недавно объявил, что значительно сокращает свои операции и почти полностью сворачивает деятельность в США.

Но Вандер-Зандена такие новости ничуть не пугают. «Наша религия, наша истинная цель — убрать автомобили с улиц, — говорит он. — Электроскутеры — только начало. Компания будет развиваться, предлагая все новые виды транспорта. Любое средство передвижения, которое не является автомобилем (хоть летающие машины), мы готовы рассмотреть».

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России