• Usd 66.91
  • Eur 76.68
  • Btc 6469.03 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Кейс Bright Box: как не отчаяться, когда кризис в России задушил твой бизнес, и выйти на мировой рынок

Кейс Bright Box: как не отчаяться, когда кризис в России задушил твой бизнес, и выйти на мировой рынок

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Новости

Александр Чачава рассказал, как российским предпринимателям справиться с изоляцией

Фото: iStock

Россия уже прошла путь изоляции в сфере информационной безопасности 20 лет назад из-за того, что многие компании вместо выхода на международный рынок пытались создать продукты, соответствовавшие требованиям Федеральной службы по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК). Сейчас Россия наступает на те же самые грабли, считает Александр Чачава, управляющий партнер корпоративного венчурного фонда LETA Capital. Он рассказал Republic, как российскому бизнесу добиться успеха, несмотря на изоляцию.


Сейчас на Россию приходится 1% мирового ИТ-рынка. Это произошло из-за того, что власти создали золотую клетку для технологических компаний. Так, вместо десяти сильных международных компаний из России на этом рынке сейчас работает лишь «Лаборатория Касперского». И сейчас сотни российских стартапов стремятся получить сертификацию ФСТЭК, оказаться в Росреестре или получить грант Национальной технической инициативы. При этом выходить на международный рынок эти проекты рассчитывают лишь через пару лет, набравшись опыта. С такой стратегией не получится создать компанию мечты, которая займет долю на мировом рынке.


Александр Чачава

управляющий партнер LETA Capital

«Стартап с первой минуты своего существования должен стремиться туда, а не тратить тысячи человеко-часов на бюрократию грантов и сертификаций. Время гораздо дороже мнимых преференций».

Сегодняшную ситуацию в России Чачава сравнивает с тем, что было в Израиле в девяностые и нулевые годы. Тогда Израиль находился в физической изоляции (интифада, вторжение в Ливан), а каждому молодому программисту требовалось отслужить в армии (иногда четыре—пять лет). Давление на страну также исходило из арабских стран и Европы. В этой ситуации израильские технологические предприниматели стали гражданами мира. С момента создания их компании уже были международными: при любой необходимости проект перевозил сотрудников в Европу или США.

Чачава отмечает, что он никогда не слышал от израильских предпринимателей призывов уезжать из страны. Несмотря на то, что многие из бизнесменов долго живут в Соединенных Штатах или других фокусных рынках, они никогда не теряют связей с Израилем. А после продажи технологической компании они возвращаются в Израиль, чтобы создать следующую компанию.


Александр Чачава

управляющий партнер LETA Capital

«Самый большой плюс изоляции (если у нее, конечно, могут быть плюсы) в том, что в России сейчас самая дешевая в мире цена на квалифицированных программистов. Это печально, потому что наши разработчики, конечно, стоят дороже. Но факт остается фактом, мы можем делать качественный софт дешевле всех в мире. Конечно, его можно сделать и в Индии, и в Китае, но по уровню качества он будет хуже».

Топовые программисты за $3 тыс. в месяц есть только в России, продолжил Чачава. Низкая стоимость качественных специалистов позволяет малой кровью создавать серьезные продукты. В США топовых разработчиков сложно за $15 тыс. в месяц — там их разбирают Facebook, Alphabet и Amazon. В Израиле хороший разработчик стоит $8—9 тыс. «Мы можем создавать технологии и продукты в разы дешевле. И этой возможностью надо пользоваться», — отметил Чачава.

Однако стартапу еще нужно продать продукт, и здесь у российских технологических компаний начинаются сложности. Инвесторы не готовы вкладывать деньги в Россию, считая страну логовом зла. Поэтому бизнесу приходится маскироваться под зарубежные компании. Нет ни одной компании с международной выручкой выше десятков миллионов долларов, которая называет себя российской с головным юридическим лицом, зарегистрированным в России, добавляет Чачава. А технологические компании из других стран могут себе позволить честно назвать свое происхождение.

Чачава отмечает, что бренд русскоязычного разработчика или математика силен в США и там готовы работать с продуктами таких людей, однако это не касается компаний из России. Инвесторы также опасаются потерять доступ к научно-исследовательским центрам российского бизнеса. Израилю удалось добиться того, что у редкого калифорнийского гиганта нет исследовательского центра в Израиле (несмотря на то, что его могут обстрелять из сектора Газа).

«Всё завязано на политическом маркетинге, который влияет на бизнес. Всем приходится быть выходцами из России, но не россиянами», — продолжает Чачава. Однако даже акцент на иностранном языке может стать поводом быть сильнее конкурентов и делать то, что должна делать компания с амбициями. «Санкции подталкивают нас быть лучшими международными компаниями», — заключил Чачава.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram!

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России