• Usd 68.89
  • Eur 78.52

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

«Сейчас легко испытывать страх или гнев. Сложнее —  благодарить за то, что есть». Андрей Дороничев (Google) — о том, как управлять собой во время турбулентности

«Сейчас легко испытывать страх или гнев. Сложнее — благодарить за то, что есть». Андрей Дороничев (Google) — о том, как управлять собой во время турбулентности

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ 12 мая 2020

Как event-индустрия справляется с кризисом и чему её опыт может научить других предпринимателей

Текст

Дмитрий Шаров

Фото

BBI

ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ 12 мая 2020

Как event-индустрия справляется с кризисом и чему её опыт может научить других предпринимателей

Текст

Джейхун Мамедов

Фото

BBI

Первой сферой бизнеса, пострадавшей от коронавируса, стала организация массовых мероприятий. Запреты выступлений начались, когда еще летали самолёты, а кафе были забиты людьми. Сейчас индустрия ивентов пропустила весну и рискует пропустить осень, что для многих представителей рынка станет фатальным. О том, как сфера организации мероприятий переживает потерю двух самых прибыльных сезонов, — в интервью Inc. с основателем и генеральным директором BBI Алексеем Федоровым.


— Расскажите, какими именно мероприятиями занимается ваша компания?

— Мы занимаемся организацией и проведением деловых мероприятий. Делаем собственные проекты для руководителей российских компаний, а также корпоративные — для крупных компаний. У нас есть спикерское бюро ExpertOne — это платформа, на которой 10 тыс. спикеров сгруппированы по темам, а любой посетитель может посмотреть цену выступления и свободные даты.

— Доступ к этому сервису ExpertOne бесплатный?

— Абсолютно, мы зарабатываем только на комиссии с контрактов. Единственное, чтобы получить доступ к сайту, нужно пройти верификацию. Такая мера нужна, чтобы отфильтровать клиентов от тех, кто просто хочет скачать базу.

— Что из всех направлений приносит наибольшую прибыль?

— Основной доход приносят спикерское бюро и организация корпоративных событий.

— Многие крупные компании заказывают известных лекторов. Это имиджевый ход или реальная польза?

— По-разному. Это видно по тому, какой департамент заказывает мероприятие. Если на связь выходит отдел маркетинга, то нужно светское мероприятие для рекламы или в качестве подарка для вип-клиентов.

Если заказчик — эйчары, то тут могут быть три разные причины. Во-первых, как инструмент мотивации. В этом случае на мероприятие приглашают самых лучших сотрудников. Во-вторых, известных спикеров используют, когда внутри компании нужен прорыв. В этом случае приглашают того, кто хорош в нужной теме. Такое выступление становится стартовой точкой, с которой начинается трансформация компании. Для нужного эффекта важно, чтобы авторитетный человек простыми словами обрисовал взгляд на проблему сверху. Третий вариант— когда спикеров приглашают под решение конкретных задач.

— С какими самыми крупными клиентами работали?

— К нам обращались почти все крупнейшие компании — Сбербанк, «Газпром», «Русал», «Росатом». Думаю, уровень этого списка понятен, мы работали с большинством компаний из него.

— А каких спикеров просят чаще всего?

— Самая популярная тройка — это Ицхак Адизес, Нассим Талеб и Даниэль Канеман. Есть спикеры, которых очень хотят, но они принципиально не выступают в России. Больше всего ждут Юваля Ноя Харари, Джима Коллинза, ну и Илона Маска, конечно же.

— Сколько мероприятий получалось провести в течении года до кризиса?

— Мы работаем над двумя проектами в месяц. В итоге получается примерно 24 мероприятия. В этом смысле нас можно отнести к бутиковому сегменту, потому что мы не стремимся проводить большое количество мероприятий. Делаем только качественные и дорогие проекты небольшой командой.

— Есть ли у такого бизнеса сезонность?

— Сезон начинается с середины сентября и длится до первой—второй недели декабря. Дальше, до середины февраля, сначала мёртвый, потом низкий сезон. А с середины февраля и до второй половины июня идёт ровный спрос. Летние мероприятия — это редкость.

— В какой момент в 2020 году всё остановилось?

— Замедление было заметно уже в конце февраля. Заказчики начали притормаживать подписание контрактов, потому что боялись запрета мероприятий. Последний договор мы заключили в середине марта. Примерно тогда стало очевидно, что на ближайшее время все офлайн-мероприятия ставятся на паузу.

— Но какие-то контракты уже были заключены. Много мероприятий сорвалось из-за карантина?

— Пока ничего не сорвалось. Все запланированные мероприятия мы перенесли по условиям форс-мажора на осень, поэтому пока это не убыток.

— Кажется, массовые мероприятия — это последнее, что вернётся в нашу жизнь. Когда ожидаете разморозки сферы?

— Есть надежда — и лично у меня, и у рынка, — что осенью мероприятия вернутся. Но если месяц назад все были в этом уверены, то теперь это именно надежда. Тем не менее все готовятся к лучшему сценарию. Например, месяц назад мы искали площадку для переноса нашего мероприятия и единственная свободная дата была 11 сентября — видимо, не очень популярный день. Все остальные площадки забукированы, потому что осень — это и так сезон, а теперь на него еще наложились все перенесённые с весны мероприятия.

— Судя по всему, бизнес-мероприятия — это конкурентный рынок?

— Да, рынок сильно перенасыщен. Расскажу историю. 6 декабря мы проводили событие для эйчар-директоров на 400 человек. Когда мы его только планировали, думали, что это будет единственное крупное мероприятие из этой сферы, потому что в декабре уже не сезон. А оказалось, что 5 и 7 декабря будут другие ивенты для кадровиков. Три дня подряд!

— Но ведь далеко не все эти компании переживут кризис. Каков ваш прогноз?

— Если говорить об открытых мероприятиях, боюсь, что закроется очень много игроков. Оценки давать не буду, но большая часть компаний может исчезнуть.

Открытые мероприятия — это скорее маркетинговый инструмент и вообще не маржинальная история. Мы можем себе позволить проводить их за счёт других направлений бизнеса. Но тем, у кого нет такой поддержки, будет сложно. Безусловно, есть и прибыльные открытые события. Но и до кризиса их было около 20%, а после, боюсь, будет еще меньше.

— Какие способы борьбы с кризисом замечаете у коллег?

— Много кто перешел в онлайн — и на этом, наверное, всё. Пока не видел, чтобы кто-то придумал что-то другое, да и с онлайном есть много сложностей.

Сейчас в него пошло много маленьких игроков. Они более гибкие и поэтому быстрее адаптируются. При этом у них часто не хватает ресурсов, чтобы сделать всё как надо. То есть технологически выйти в онлайн не сложно, но обеспечить качественную картинку, синхронный перевод и мощных спикеров могут не все. Из-за этого получается низкое качество мероприятий. Организаторы продают их за копейки и не могут даже окупиться.

— Ваш онлайн-проект «Лекторий» — это тоже антикризисный инструмент?

— Да, это антикризисная штука, но это не чисто онлайн-история. Лекторий монетизируется благодаря подписке на еженедельные вебинары, но кроме них будет и оффлайн-мероприятие 11 сентября, которое, надеюсь, состоится. Вообще, онлайн-мероприятия по подписке — это новый тренд, который не сразу был очевиден. Сейчас так работают многие компании из сектора.

Изначально мы хотели создать онлайн-лекторий исключительно для рекламы этого события, но после запуска в начале апреля поняли, что онлайн может приносить прибыль. Это требует долгой и тяжёлой работы, но это возможно.

— Как относитесь к огромному количеству вебинаров низкого качества, которые называют инфобизнесом?

— Нам это не мешает, потому что мы уже давно работаем. Все, кому интересно, могут посмотреть наши проекты за последние 3—4 года, чтобы понять качество продукта.

Тем не менее очень жалко, что отношение к слову «инфобизнес» в России испорчено, потому что изначально в нём нет ничего плохого. Все зависит от качества продукта. В онлайне люди гораздо быстрее понимают что к чему. В офлайне на то, чтобы все научились отличать качественные мероприятия, уходили годы. А в онлайне компания закроется, если 2—3 недели выдаёт низкосортный материал.

— Кроме собственного проекта, вы предлагаете организовать выступление любого спикера онлайн. Это пользуется спросом?

— Этим интересуются организаторы открытых онлайн-конференций — представители полугосударственных или крупных частных компаний. Меньше заметен спрос со стороны корпоративных клиентов, которые заказывают тренинги для сотрудников. Обычно это направление поддерживают эйчар-департаменты, но сейчас у них много других забот, связанных с перестройкой бизнеса на удалёнку и подготовкой к сокращениям или переориентации кадров. Но даже такие компании постепенно начинают возвращаться. Последние полторы недели мы видим это.

— У вас довольно маленький штат, 12 человек. Какие специалисты есть в команде?

— У нас работает отдел продаж, два человека занимаются маркетингом, есть организаторы мероприятий, которые руководят всей подготовкой, специалисты по работе со спикерами и администраторы.

— Как прошел ваш переход на удалёнку?

— Всё было просто. В один прекрасный день мы забрали ноутбуки и разъехались по домам. Регулярно созваниваемся по Zoom всей командой для решения глобальных вопросов. Мелкие задачи решаем на парных созвонах в WhatsApp. Вообще, мы были готовы. Все наши данные давно в облачных хранилищах, тогда же мы отказались от Word и Excel в пользу Гугл-документов, а бухгалтерию перевели в онлайн.

— Чего ожидаете, когда кризис закончится?

— Однозначно, будет проблема со спросом. ВВП падает, и это факт, с которым ничего не сделаешь. При этом ивенты — это первая статья, которая идёт в компании под нож при кризисе. Если экономика потеряет 5—10%, то рынок мероприятий просядет на десятки процентов.

— Есть какое-то мероприятие, которое мечтаете организовать?

— Я начал заниматься мероприятиями в конце 2011 года. В 2014 году я попал на Nordic Business Forum в Хельсинки, и это лучший форум, на котором я был. С тех пор мечтаю сделать что-то подобное.

— В чем его магия?

— Его отличает продуманность. Форум организует швед, который живет в Финляндии. Подготовка длится год, а билеты раскупают за несколько месяцев. Это отлаженное мероприятие с продуманными деталями и user experience. Ощущение, которое получают посетители, — самое главное. Его трудно описать и очень сложно повторить.