Журнал

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Алексей Ивановский
создал приложение для развития креативности. Есть ли у него будущее?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

СПЕЦПРОЕКТЫ 13 мая

Что разрабатывает российский биотех для лечения коронавируса

Текст

Джейхун Мамедов

Иллюстрации

Ксения Форбендер

СПЕЦПРОЕКТЫ 13 мая

Что разрабатывает российский биотех для лечения коронавируса

Текст

Джейхун Мамедов

Иллюстрации

Ксения Форбендер

В период пандемии возникла острая потребность в препаратах против коронавируса. Исследования же в других направлениях медицины по большей части приостановлены. На первый план вышли разработки, которые могут быть актуальны во время пандемии. Портфельные компании «Роснано» и эксперты в здравоохранении рассказали Inc., какие подходы для лечения коронавирусной инфекции предлагают российские стартапы и как изменится в будущем система здравоохранения и медицина.

В период пандемии возникла острая потребность в препаратах против коронавируса. Исследования же в других направлениях медицины по большей части приостановлены. На первый план вышли разработки, которые могут быть актуальны во время пандемии. Портфельные компании «Роснано» и эксперты в здравоохранении рассказали Inc., какие подходы для лечения коронавирусной инфекции предлагают российские стартапы и как изменится в будущем система здравоохранения и медицина.

Оригинальный подход

Бороться с новым коронавирусом можно тремя способами. Первый — вакцина. Необходимость вакцинации населения понимают все: это самый надёжный способ справиться с вирусом. Сегодня процесс разработки ускорен до предела. Более 70 компаний по всему миру уже начали создавать вакцины от SARS-CoV-2, в их числе крупные игроки — Johnson & Johnson, Sanofi и GSK.


Захар Лейкин

медицинский директор компании «НоваМедика» (портфельная компания «Роснано»)

Разработка вакцины — трудоёмкий процесс, требующий значительных инвестиций. Jonson & Johnson вкладывает в данный проект $1 млрд. Это, в принципе, бенчмарковая цифра для создания вакцины сегодня.

Перспективным направлением считаются рекомбинантные композитные ДНК-белковые вакцины, которые способны имитировать естественную работу иммунной системы человека. В России их созданием занимается Институт биоорганической химии РАН при участии компании «Фармсинтез» (портфельная компания «Роснано»). Разработка основана на синтетических псевдовирионных наночастицах. При введении в организм они доставляют ДНК и белки в антиген-представляющие клетки иммунной системы и против вируса формируется длительный и устойчивый иммунитет.

Второй подход в борьбе с COVID-19 — противовирусные препараты. Они действуют двумя способами: либо блокируют репликацию вируса, либо не дают ему проникать в клетки человеческого организма. Лекарств с доказанной эффективностью против коронавирусной инфекции пока нет, но кандидатов много. Основные — хлорохин, ремдесивир и фавипиравир. Сейчас ведутся доклинические и клинические исследования, чтобы проверить эффективность этих препаратов против инфекции.

Эти два подхода основные, но есть и третий, менее очевидный. К нему относятся разработки, которые нацелены не на сам вирус, а на организм человека, реагирующий на последствия заболевания.


Лекарств с доказанной эффективностью против коронавирусной инфекции пока нет, но кандидатов много.

Опасные осложнения при COVID-19

Ряд исследований и наблюдений подтвердили, что тяжёлое течение коронавирусной инфекции сопровождается тромботическими осложнениями — в частности, ДВС-синдромом (синдромом диссеминированного внутрисосудистого свертывания). В 70% случаев именно он приводит к смерти больных с COVID-19. Избежать осложнения можно за счёт мониторинга состояния свертывающей системы и правильного подбора на ранних стадиях дозы антикоагулянтов — веществ, угнетающих свертывание и препятствующих образованию тромбов. Тест Тромбодинамики, который разрабатывает и производит «Гемакор» (портфельная компания «Роснано»), помогает с высокой чувствительностью выявить нарушения на ранней стадии вирусной пневмонии и подобрать необходимую дозу антикоагулянтов. Компания уже поставляет оборудование для клинических исследований, в которых оценивается система свертывания крови у пациентов с коронавирусом и эффективность применения антикоагулянтной терапии.

Второе опасное последствие инфекции — цитокиновый шторм. Это системный воспалительный ответ организма, который зачастую приводит к летальному исходу. Вирус для такого состояния — спусковой крючок: в самом развитии иммунного ответа он не участвует. Если организм сумеет справиться с инфекцией без этого неконтролируемого выброса сигналов воспаления, то он выздоровеет. Это осложнение, по предварительным данным, могут предотвратить ионы Скулачёва.


Второе опасное последствие инфекции — цитокиновый шторм. Это системный воспалительный ответ организма, который зачастую приводит к летальному исходу.


Борьба с коронавирусом в России в цифрах:


300 млрд

руб. выделило государство на борьбу с коронавирусом


7

научных центров разрабатывают вакцину


5%

— среднее снижение стоимости импортных лекарств и медицинских изделий*


30

проектов фармацевтического и медицинского производства получили государственное финансирование на сумму более 10 млрд руб.

* благодаря отмене таможенных пошлин на лекарственные средства и медицинские изделия с 16 марта по 30 сентября


Борьба с коронавирусом в России в цифрах:

300 млрд руб. выделило государство на борьбу с коронавирусом

7 научных центров разрабатывают вакцину

5% — среднее снижение стоимости импортных лекарств и медицинских изделий

* благодаря отмене таможенных пошлин на лекарственные средства и медицинские изделия с 16 марта по 30 сентября

30 проектов фармацевтического и медицинского производства получили государственное финансирование на сумму более 10 млрд руб.


Ионы Скулачёва

У цитокинового шторма есть несколько мишеней, одна из главных — эндотелий кровеносных сосудов, то есть их внутренняя выстилка. Клетки эндотелия начинают сами производить воспалительные сигналы и участвуют в этом воспалительном процессе. Кроме того, стенки сосудов становятся более проницаемыми для жидкостей и для клеток воспаления.

В реализации этой смертельной «программы» есть одна важная стадия — всплеск свободных радикалов в митохондриях (энергетических станциях) клеток эндотелия. Предотвратить воспалительный ответ организма, возможно, помогут ионы Скулачёва (SkQ1). Разработкой и производством продукции на их основе занимается портфельная компания «Роснано» «Митотех».


Максим Скулачёв

гендиректор «Митотех»

SkQ1 — это антиоксидант направленного действия. Он нейтрализует радикалы строго в митохондриях. Наши опыты показали, что это позволяет снизить выраженность воспалительного ответа в разных моделях — на животных и in vitro на культуре клеток эндотелия сосудов человека. Получается, что SkQ1 помогает защитить организм от его собственной избыточной реакции на провоспалительные стимулы. Подобный эксперимент проводили и в Бельгии. При цитокиновом шторме животные умирали в течение двух суток. Если же им вводили SkQ1, смертность падала с 80 до 10%.

Наше действующее вещество проходило испытания и на животных, и на людях. И практически готово к клиническим исследованиям для защиты пациентов с коронавирусной инфекцией.

Главный прицел ионов Скулачёва— заболевания, зависимые от возраста и связанные с воспалениями. С помощью адресной доставки SkQ1 в митохондрии можно снизить окислительный стресс клеток.

Исследования с инъекционным препаратом, который сегодня может помочь в лечении COVID-19, компания вела еще 8 лет назад, но рыночные перспективы были малообещающими. В период пандемии для отложенной технологии открылись новые возможности.


Главный прицел ионов Скулачева— заболевания, зависимые от возраста и связанные с воспалениями.

Сорбционные колонки

Ситуацию, когда разработка, ожидавшая своей очереди, внезапно начинает быть остро востребованной, переживает не только «Митотех». То же произошло с фармацевтической компанией «Нанолек» (создана при участии «Роснано»), когда гидроксихлорохин стал кандидатом для лечения коронавирусной инфекции.


Владимир Христенко

президент компании «Нанолек»

Разработка гидроксихлорохина была сделана нами довольно давно. Сейчас в ней возникла потребность и мы в ускоренном режиме ее осваиваем: уже подали документы и ждём регистрационного удостоверения, чтобы начать выпуск препарата. Также ведутся клинические исследования препарата дарунавир, который мы производим для терапии ВИЧ, на возможность его применения при коронавирусной инфекции.

В конце марта «Нанолек» начала стратегическое партнерство с производителем медицинских устройств «Эфферон». Компании планируют вывести на рынок так называемые «сорбционные колонки». Аппарат купирует цитокиновый шторм и лечит острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС), который возникает в тяжёлых случаях заболевания COVID-19.

Принцип работы следующий: кровь пациента пропускается через цилиндрический корпус колонки, там она очищается с помощью полимерного сорбента специального строения и возвращается обратно в кровеносную систему. Токсичные вещества удаляются из организма и утилизируются. Первые сорбционные колонки уже проходят апробацию в городской больнице № 67 и в Коммунарке.


Принцип работы следующий: кровь пациента пропускается через цилиндрический корпус колонки, там она очищается с помощью полимерного сорбента специального строения и возвращается обратно в кровеносную систему.

Стволовые клетки человека

При цитокиновом шторме могут быть эффективны и мезенхимальные стволовые клетки человека. Они создают эффект иммуномодуляции и, в большей степени, иммуносупрессии, то есть успокаивают иммунный ответ.


Артур Исаев

основатель Института стволовых клеток человека

Метод непрост, и разработка потребует времени. Оперативно развернуть её для лечения последствий COVID-19 практически невозможно. Во-первых, из-за слишком сложного закона о клеточных технологиях. Во-вторых, из-за технологических причин: необходимо нарастить определённое количество подходящей сыворотки, большая часть которой приходит из-за рубежа, — это всё дополнительные сложности.

На основе стволовых клеток человека уже есть препараты, например прохимал, который используется при лечении реакции трансплантат против хозяина. Вторая особенность стволовых клеток — их регенеративность. Они могут применяться при повреждениях, воспалениях и поствоспалительных процессах.


На основе стволовых клеток человека уже есть препараты, например прохимал, который используется при лечении реакции трансплантат против хозяина.

Как разрабатывают биотехнологии

По оценке Максима Скулачёва, разработка биотехнологии занимает от 5 до 10 лет, хотя эксперт отмечает, что 5 лет — если всё очень хорошо сложится. Нижняя стоимость — $100 млн, верхних ограничений нет. Разработка включает 3 этапа:

1. Нахождение качественного научного знания и сбор данных, на которых строится биотехнология. На этой стадии лучше не экономить и собрать как можно больше данных на старте.

2. Разработка лекарственной формы и испытание на животных. Здесь выбирают животное и животную модель болезни. На этапе моделирования важно понимать ограничения: животные, в основном, не болеют человеческими болезнями.

3. Клинические исследования (после успешных результатов на животных) — доказательство безопасности и первичной эффективности на человеке. И затем проводятся двойные слепые исследования, где ни испытуемые, ни экспериментаторы не знают важных деталей эксперимента. Основные деньги и время уходят именно на 3 стадии разработки.

Отдельно ведется биостатистика, которая правильно подсчитывает все полученные результаты.

Результаты клинических исследований компания представляет американскому FDA или Минздраву, которые ставят «большую печать» и разрешают выпуск и применение препарата. После этого нужно наладить промышленное производство, дистрибуцию и маркетинг. Эта стадия довольно универсальная для всех препаратов. Если лекарство работает и получило регистрацию, разработчик найдёт и завод, где его произвести, и дистрибьютора, который доставит препарат в аптеки, и фармкомпанию, которая в рамках партнёрства его прорекламирует.

По усреднённой модели, чтобы отбить инвестиции, инвестор должен вкладывать в разработку $300 млн в течение 10 лет. Есть и второй сценарий — когда препарат на одной из стадий покупает большая фарма. Тогда бизнес-план может ограничиваться вложениями до $100 млн в рамках 5—7 лет, а сумма итоговой сделки с крупным игроком — достигать полумиллиарда.


По усреднённой модели, чтобы отбить инвестиции, инвестор должен вкладывать в разработку $300 млн в течение 10 лет.

Определяющая роль государства

Пандемия коронавируса, по мнению учёных, только первая в череде многих. Чтобы в будущем быть готовым к этому, в первую очередь, необходимо развивать эпидемиологию и вирусологию — изучать потенциально опасные вирусы, обитающие в животных, с которыми контактируют люди, и прогнозировать их появление. Во-вторых, нужно разработать платформенные подходы к производству вакцин: чтобы препарат делался не два года, а два месяца. Это обойдётся дешевле, чем расходы, которые несут экономики стран сейчас, во время пандемии.


Максим Скулачёв

гендиректор «Митотех»

Если несколько главных государств, которые определяют политику в мире, официально объявят, что нам мало лекарств и мы готовы стимулировать рынок — убирать препоны и софинансировать рыночно невыгодные разработки, — в биотех сразу побегут инвесторы.

Пересмотр отношения к системе здравоохранения уже начался. В начале апреля правительство РФ приняло постановление об обращении медизделий, утвердив особый порядок регистрации для масок, халатов, респираторов, перчаток и т. д. К тому же для поставок в Россию товаров первой необходимости был введён зеленый коридор.


Захар Лейкин

медицинский директор компании «НоваМедика»

Помощь государства компаниям, которые обладают возможностью быстрого ответа на потребности, но не имеют для этого необходимых ресурсов, — она критична. У нас много компаний с наработками, архивированными на определённых стадиях из-за отсутствия финансирования. Чем быстрее реагирует система, тем более благоприятен прогноз, что эти наработки будут выводить на рынок и покрывать возникающие потребности.


«Чем быстрее реагирует система, тем более благоприятен прогноз, что эти наработки будут выводить на рынок и покрывать возникающие потребности».

Медицина будущего

По мнению Скулачёва, будущее медицины за двумя областями: генной инженерией и персонализированной медициной. Вариант модификации человека маловероятен, но работать с клетками, прообразами тканей и микроорганизмами учёные уже умеют. Инструмент мощный, и многие его боятся. Тем не менее при правильном и аккуратном использовании этой технологии можно ощутимо расширить арсенал медицины. Например, с теми же вирусами можно бороться генетически модифицированными вирусами.

Вторая область — персонализированная медицина — тоже может показать свою эффективность. Другими словами, под каждого пациента будет разрабатываться схема его лечения. Многие врачи, фармакологи, разработчики лекарств говорят: все люди разные, и лекарство не может работать на всех одинаково. Сейчас есть возможность собирать и анализировать данные о пациентах с помощью исследований: компьютеры позволяют работать с этими данными. Научных ограничений для персонализированной медицины нет, есть организационные: как составить бизнес-план, сколько будет стоить и как внедрить. На следующем этапе развития биотехнологий эти вопросы предстоит решить.


Владимир Христенко

президент компании «Нанолек»

Биотехнологии наряду с IT — одна из основных точек роста в 21 веке. Внимание к этой отрасли обеспечено, особенно на фоне пандемии и после неё. Потребуется время, чтобы осмыслить произошедшее. И это должно завершиться пониманием, насколько важен биотех для жизни всего человечества.


Научных ограничений для персонализированной медицины нет, есть организационные: как составить бизнес-план, сколько будет стоить и как внедрить.