Журнал

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнёров и 10 млн руб. Что было дальше?

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнеров и 10 млн рублей. Что было дальше?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Спецпроект 10 Ноября 2020

Сооснователь OCSiAl Юрий Коропачинский: «Наши нанотрубки будут в каждом электромобиле»

Ситуаций, когда отечественную компанию можно назвать безоговорочным мировым лидером на своём рынке, к сожалению, пока что немного. Но производитель углеродных нанотрубок OCSiAl практически создал свою рыночную нишу, вывел на рынок уникальный продукт, пережил всех конкурентов и недавно был оценён более чем в $1 млрд. Сооснователь компании Юрий Коропачинский рассказал о производстве и применении нанотрубок, союзе науки и бизнеса и будущем человечества.

Раскройте секрет малого размера: почему ваши нанотрубки TUBALL так радикально меняют свойства материалов?

Всё началось с графена. Теоретически возможность его существования доказали еще 40-е годы, но на практике его получили нобелевские лауреаты Константин Новосёлов и Андрей Гейм. Графен — это моноатомный слой, состоящий из атомов углерода, которые не соединены ни с чем, кроме самих атомов углерода. Графит состоит из монослоев, которые соединены поперечными мостиками. Гейм и Новосёлов придумали взять скотч, прилепить к графиту, оторвать, потом второй скотч, потом третий скотч. Так они рвали, пока не остался моноатомный слой графена.

2010 год. Выходцы из России Константин Новосёлов и Андрей Гейм получили Нобелевскую премию за открытие графена в 2010 году. В этом же году академик Михаил Предтеченский и предприниматели Юрий Коропачинский, Олег Кириллов и Юрий Зельвенский учредили компанию OCSiAl. Первую значимую поддержку ей оказал Фонд инфраструктурных и образовательных программ Группы «Роснано». Сейчас АО «Роснано» является акционером компании.

Он обладает абсолютно невероятными свойствами по сравнению со всеми материалами, которые мы знали до этого. Кристаллическая решетка из одного слоя атомов в свёрнутом виде даёт те самые одностенные углеродные нанотрубки. Средний размер графеновых трубок — 1,5—2 нанометра. Это очень-очень мало, это 10 атомов углерода по кругу. Поперечный размер — в один атом, а вот длина у него по соотношению к поперечному размеру рекордная, 5 микрон. Если бы такое соотношение было у волоса, его длина была бы 50 метров.

И благодаря этому свойству, если добавить немного таких объектов, например, в расплав или в мономер, то в ходе полимеризации или кристаллизации кристаллы выстраиваются не в случайном порядке, а начинают расти вдоль этих очень длинных объектов. Это структурирование и даёт уникальные свойства нанотрубок: рекордные показатели электропроводности, теплопроводности и прочности.

У американцев есть метафора для чего-то сложного — rocket science. Нанотрубки — это rocket science, или, наоборот, это технологически простое решение? Как происходит производство?

 

Это, безусловно, rocket science. Процесс очень сложный, очень тонкий, который протекает за тысячные доли секунды. Нанотрубки выращивали и раньше, но существовавшими методами сделать их в большом количестве не представлялось возможным. Наш метод, который придумал академик Михаил Предтеченский, состоит в том, что мы создаем летящую в газе свободную наночастицу размером 1,5 — 2 нанометра. В процессе происходит распад метана, водород выделяется в виде газа, а углерод начинается садиться в виде очень тонкой структуры.

Большинство технологических тонкостей, которые мы наработали за 10 лет, являются нашим know how, они запатентованы и являются коммерческой тайной. И если кто-то повторит нашу технологию, он, так или иначе, подпадет под наш патент.

1600°C — термическая стабильность нанотрубок в вакууме.

Фундаментальные результаты

 — Как наука из Новосибирского Академгородка встретилась с деньгами «Роснано»? Как состоялся союз большой науки и большого бизнеса?

— Как говорит уже упомянутый мною Михаил Предтеченский, не существует фундаментальной и прикладной науки, существуют фундаментальные результаты. Надеюсь, он скажет эту фразу в своей нобелевской речи, когда ему вручат премию за нанотрубки. Получилось сочетание большого труда и, в каком-то смысле, большой удачи. Ведь историй, когда новая технология, в том числе новый материал, при жизни его создателя успешно реализовались, да и ещё создатель имеет к нему какое-то отношение, кроме посмертной славы, очень мало. Что такое фундаментальный результат? Это результат, который меняет основу, на которой живёт человечество. Он меняет наше представление о мире, позволяет нам по-другому действовать.

В этот результат поверил Анатолий Борисович Чубайс. Нам было принципиально важно его личное участие, мы смогли его убедить в том, что за этими технологиями будущее. На своих вложениях «Роснано» заработает многократно, и это справедливо. Потому что они давали нам деньги, когда в нас ещё никто не верил. А теперь наша компания производит 100% коммерческой продукции на основе графеновых нанотрубок, выпускаемой в мире. Нет другого производителя, мы единственные на планете.

$20 млн в совокупности «Роснано» вложило в проект и приобрело евробондов OCSiAl ещё на $40 млн.

Наша долгосрочная тактика состоит в том, что мы глобальная компания. Мы предоставляем свой продукт и техническую поддержку по его использованию в любом месте мира на местном языке. Сейчас — в 40 странах. Любой человек на планете в любой стране мира может у нас их получить, если он хочет делать продукт, у нас есть клиенты в Африке, в Бразилии, Чили, Мексике, Индонезии, на Шри-Ланке. Поэтому мы глобальная компания.

Мировое лидерство

 — Сейчас принято рассуждать об угрозах и вызовах будущего: перенаселение, спонтанные эпидемии, глобальное изменение климата и многое другое. Есть ли какая-то глобальная проблема человечества, которую можно решить с применением нанотрубок?

— Проблема, которая абсолютно у всех на слуху, — проблема глобального потепления, карбоновый след. Треть эмиссии СО2 связана с материалом. Почему? Потому что основные технологии производства материалов сопровождаются выбросами СО2, например сталь. Сталь — один из самых массовых материалов с объёмом мирового производства почти 1,9 млрд тонн в год. Чтобы заменить сталь, нужные новые материалы. Наша продукция уже делает материалы легче и прочнее, я называю наши нанотрубки анаболиками для материалов. Но мы не останавливаемся и ведём разработки по изготовлению макрообъектов из нашего материала.

37 млрд тонн углекислого газа в 2019 году человечество выбросило в атмосферу. Для сравнения: в 1990 году этот показатель составил 6,14 млрд тонн.

Ещё один вклад в глобальное изменение климата — автомобили. Альтернатива двигателю внутреннего сгорания — электричество. И сейчас нет ни одной компании, производящей авто, которая бы не задумывалась над своим электромобилем. Но проблема с ними в том, что при использовании нынешних материалов аккумулятор получается гигантский, а срок его службы — небольшой. Благодаря использованию графеновых нанотрубок корпус машин станет легче, аккумулятор — энергоэффективнее и долговечнее, дальность хода — больше, а резина позволит снизить трение качения. По моим представлениям, через три года на планете Земля не будет электромобилей, у которых батарейки не содержали бы нашего материала. Это абсолютная правда, это факт.