Журнал

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Алексей Ивановский
создал приложение для развития креативности. Есть ли у него будущее?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

СПЕЦПРОЕКТЫ 7 июля 2020

Уволиться из компании и уйти в свободное плавание. Почему востребованные специалисты становятся самозанятыми

Текст

Надежда Орлова

СПЕЦПРОЕКТЫ 7 июля 2020

Уволиться из компании и уйти в свободное плавание. Почему востребованные специалисты становятся самозанятыми

Текст

Надежда Орлова

Число людей, работающих на себя, согласно Центру социально-политического мониторинга института общественных наук РАНХиГС, составило около 16—17 млн человек в 2019 году. Это почти пятая часть населения России. Кажется, что самозанятым быть легко. Однако такая работа подразумевает, что человек сам несёт ответственность за свой ежемесячный доход. Он будет зависеть только от того, насколько востребован специалист в своей сфере и сколько заказов готов выполнять. При этом фрилансеры отмечают, что спустя годы им удается зарабатывать гораздо больше, чем они сейчас получали бы, работая по найму в компании. Вместе с QIWI мы поговорили с тремя самозанятыми специалистами из разных областей и выяснили, почему они выбрали такой формат работы, какие подводные камни есть в этом режиме и как повлиял карантин на их доход.


Владимир Алексеев

веб-программист


Еще со школьных времён я занимался программированием — создавал различные скрипты, верстал небольшие сайты. Я понимал, что за это можно получать неплохие деньги, поэтому особо не раздумывал, чем буду заниматься в дальнейшем.

В 2009 году я переехал из Волгоградской области в Москву и сразу устроился работать в небольшое агентство. Примерно раз в год я менял место работы, пока не дошёл до «Яндекса», но и там проработал около 10 месяцев. Часто менять компании — в нашей сфере обычное дело. Как правило, приедается работа либо упираешься в какой-то потолок. «Яндекс» не был моей целью жизни. Несмотря на очевидные плюшки работы в такой крупной компании, хотелось развиваться дальше. Я понимал, что в большой компании у меня, наверное, будет какой-то рост, но всё-таки это довольно медленное построение карьеры. Плюс мне не очень нравится сама идея подчинения, каким бы лояльным ни было руководство.

Когда я ушёл в вольное плавание, заказов поначалу было не очень много. Однако постепенно, через сарафанное радио, стали появляться клиенты.

Плюс работы программистом на фрилансе в том, что можно зарабатывать достаточно много. Иногда даже больше, чем получают некоторые микро-предприниматели, и уж точно больше, чем я получал на постоянной работе. Самый крупный заказ за всё время моей самозанятости был на сумму 500 тыс. руб. Самый мелкий — на несколько десятков тыс. руб. Как правило, мне заказывают либо сайт под ключ, либо какие-то отдельные доработки.

Конечно, в связи с карантином есть некоторые изменения в работе. Часть проектов, которая должна была стартовать весной, заморозилась. Кто-то взял паузу в несколько месяцев, кто-то уменьшил объём работы и сократил бюджет. В марте—апреле мой доход снизился на 50—60%. Сейчас он тоже меньше обычного, но уже на 20—30%.

Главный подводный камень самозанятости в том, что нет какой-то стабильности и чёткой уверенности. Все зависит от тебя.

Сколько ты работаешь, столько у тебя денег и будет.

Тут нет каких-то страховок в виде постоянной зарплаты. К тому же, внезапно может пропасть клиент. Второй момент — нюансы с законодательством: ведение работы, официальное оформление, оплата налогов, проблемы с банком и так далее.

С заказчиками могут возникнуть разные неприятные ситуации. Бывало такое, что меня кидали. Как правило, это делали неквалифицированные люди, которые не хотели разбираться в чем-то до конца. Мне же не хватало опыта, чтобы предусмотреть и избежать таких ситуаций. Встречались и нечестные клиенты, которые уводили проект и иногда даже людей вместе с ним.

С недавнего времени я перешел в статус ИП и открыл собственную компанию со штатом 8 человек. Теперь бухгалтер занимается всеми финансовыми вопросами. Когда же я был самозанятым, оплата, как правило, происходила через различные электронные кошельки вроде QIWI. Иногда сервисы уже предоставляли услуги по безопасной сделке, которые уменьшали риски с обеих сторон. Сейчас тоже пользуюсь электронными кошельками, когда привлекаю фрилансеров на какие-то небольшие работы.


Самозанятые в цифрах:

> 600 тыс. самозанятых уже зарегистрировано в России.

> 60 млрд руб. — суммарный доход, полученный самозанятыми во всех регионах с начала эксперимента.

> 58 млн чеков пробито самозанятыми через специальное приложение «Мой налог» с начала эксперимента.

15—20 тыс. самозанятых регистрируются в месяц в Москве.

> 80 тыс. самозанятых граждан зарегистрировали в столице с начала года.



> 600 тыс.

самозанятых уже зарегистрировано в России


> 1998

— суммарный доход, полученный самозанятыми во всех регионах с начала эксперимента


> $2 тыс.

чеков пробито самозанятыми через специальное приложение «Мой налог» с начала эксперимента


+ 15–20 тыс.

самозанятых регистрируются в месяц в Москве


> 80 тыс.

самозанятых граждан зарегистрировали в столице с начала года


Полина

режиссёр


Я всегда увлекалась фотографией, но не рассматривала это как основную профессию, поэтому пошла учиться на рекламу. Со второго курса начала работать в диджитал-агентстве. Мои навыки по фотографии пригодились: я снимала материалы для пресс-релизов, сайтов, блогов компаний, с которыми работала. Постепенно я начала больше и больше фотографировать. Потом очень захотелось снимать видео, опять же в формате хобби. Я снимала свои отпуска и делала мини-клипы. В какой-то момент я поняла, что хочу заниматься только визуальным искусством. Я уволилась с основной работы и пошла учиться на режиссёра. Когда в 2015 году случился кризис, я решила не возвращаться в диджитал, поскольку компании стали сильно сокращать бюджеты. Я начала снимать лекции, корпоративы, вечеринки и т. д. Постепенно я стала позиционировать себя как режиссёр и набирать команду. Около года у меня ушло, чтобы встать на ноги на этом рынке.

Самые первые заказы мне приходили от бывших коллег, которые знали, что я ушла в свободное плавание. Иногда я писала в Facebook: «Ребята, мне сильно нужны бабки, давайте что-нибудь снимать». Со временем я зарегистрировалась на Reelsource.ru — там режиссёры и операторы размещают свои портфолио. Но туда достаточно дорого стоит доступ, поэтому сразу позволить себе этого не могла.

Когда я только начинала работать на себя, я снимала ролики, за которые мне платили от 3—10 тыс. руб. до 20—40 тыс. руб. В месяц мой доход мог составлять от 30 тыс. до 80 тыс. руб. Сейчас мой гонорар за один крупный проект может составлять 150—200 тыс. руб.

Это, как правило, одна-три смены физической работы и еще около месяца — фоновое общение с клиентом, поиск локаций и т. д.

Сейчас я работаю в большей степени как режиссёр рекламы. В основном это предметные съёмки. Команда каждый раз подбирается под конкретный проект. У меня есть любимчики, с кем я предпочитаю работать. Но чаще всего я работаю с людьми, которых предлагает продакшн. Для съёмки ролика нужно примерно 10 человек на площадке: я, оператор, художник-постановщик, минимум один актёр, продюсер, осветители, администратор и т. д. Как правило, набирается человек 30.

В период карантина появился большой спрос на удалённую съемку, а также на user-generated content. Однако все компании, с которыми я общаюсь, осторожничают, не тратят больших бюджетов, поэтому тендеров немного. Никто не запускает крупные стратегии из серии «12 роликов на год». При этом исполнителей осталось столько же, а предложений меньше, поэтому конкуренция повысилась. Но я не ощущаю снижения заказов, потому что у меня есть долгосрочные проекты, которые я делаю давно. К тому же у меня диверсифицированная схема заработка. Даже если нет съёмок, я зарабатываю монтажом, фотосъёмкой, которую делаю дома со своим оборудованием.

С начала самоизоляции у меня не особо изменился образ жизни. И я думаю, что у многих фрилансеров так. Мы как сидели дома, так и сидим. Появилось больше ощущения объединённости. До карантина мы с клиентами созванивались вслепую, а сейчас все очень полюбили Zoom. И мне стало приятнее общаться с заказчиками.

Думаю, формат самозанятости подходит не всем. Многое зависит от темперамента.

Я люблю работать над короткими проектами — не больше месяца. Мне кажется, я бы смогла работать по найму только в той компании, где постоянно происходила бы проектная работа и не было бы рутины. Однако работая на себя, приходится вести много платежей: оплачивать сайт, софт, профильные сообщества, в которых состоишь. Все это превращается в такой бизнес-проект, где важно не уходить в минус.

Я стараюсь не думать, что будет после карантина в нашей индустрии, потому что это немного тревожно и страшно. Востребованными специалистами станут те, кто может сделать всё самостоятельно в домашних условиях и без большого количества людей. У меня есть опасения, что это станет нашей новой реальностью. А такие съемки, к которым привыкла я, станут скорее исключением, чем правилом.


Мария Медведева

копирайтер


Я училась на искусствоведа. У меня был небольшой опыт работы по специальности, но потом я устроилась в редакцию корреспондентом, а оттуда перешла в рекламное агентство. Это было 15 лет назад. На протяжении семи лет я работала в разных рекламных агентствах копирайтером, после чего решила перейти на фриланс. Сначала я рассматривала это как некую передышку, чтобы потом вернуться в офис. Но неожиданно мне посыпались различные предложения по работе, их оказалось больше, чем я ожидала. Тогда я подумала, почему бы не попробовать работать удалённо. Так я и осталась фрилансером.

Когда работаешь на фрилансе, тебе, как правило, платят за работу не сразу. Иногда гонорара приходится ждать больше месяца. Первый месяц, насколько я помню, у меня вообще не было дохода.

Поэтому изначально, чтобы перейти на фриланс, должен быть какой-то финансовый запас.

Начав работать на себя, я думала, что у меня будет меньше работы и более расслабленный режим. Но на деле получается, что у тебя нет этого переключения — прихода в офис, ухода с работы. Дома ты с утра наливаешь себе кофе, в пижаме садишься за ноутбук и можешь просидеть так до 8—9 вечера, потому что момента окончания рабочего дня нет. В итоге работаешь даже больше.

Но меня, в общем, устраивает, что можно не тратить время на дорогу и что я могу быть чуть более свободной в своём графике. Я не могу говорить про некую абсолютную свободу, потому что заказчики в большинстве работают с 10 до 19 и в это время нужно быть на связи, реагировать на их запросы и комментарии. Но можно выкроить какое-то время днем, например пойти вместо обеда на пробежку. Такие вещи в офисе не можешь себе позволить. Кроме этого, есть возможность работать откуда угодно, тебе нужен только ноутбук и интернет.

На мой взгляд, на фрилансе с тебя спрос больше, чем в офисе.

Здесь никто не видит, что ты делаешь, — нужен результат. И если результат не устраивает, то к тебе просто больше не обратятся. Это требует большей эффективности и большей отдачи, на мой взгляд.

Ещё один момент, который может вызвать неудобства, — работа с новыми заказчиками. Ты не знаешь, что это за люди, и здесь важно не делать сразу много работы без оплаты. Стоит разбивать работу на этапы и согласовывать поэтапную оплату. У меня был случай, когда я отредактировала много текстов для одного сайта, а заказчик сказал, что мой результат его не очень устроил, и заплатил сильно меньше.

Сейчас я вижу некоторую трансформацию в сторону честного бизнеса. Раньше довольно часто мне просто переводили оплату на карту, но в последние два года заказчики предпочитают работать официально. Компании заключают ГПД — гражданско-правовой договор.

Что касается работы в карантин, я продолжаю сотрудничать с основным клиентом, на которого трачу 80% своего времени. Объём работы стал больше, поскольку всё пришлось переводить в онлайн. Однажды мне сказали: «Придётся поработать ночью». Была напряжённая атмосфера, разговоры о том, что подрядчикам будут задерживать выплаты. Конечно, всегда можно отказаться от проекта, но в нестабильной ситуации держишься за то, что есть, и продолжаешь работать.