Журнал

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнёров и 10 млн руб. Что было дальше?

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнеров и 10 млн рублей. Что было дальше?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

ПЕРЕКЛЮЧИТЬСЯ  23 Августа

ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ

От Древнего Рима к современным коворкингам: как изменились деловые офисы за 2000 лет

От Древнего Рима к современным коворкингам: как изменились деловые офисы за 2000 лет

I-XVII
Площади, кабинеты и библиотеки
XVIII-XIX
Первые офисы
1900-40
Офисы-фабрики
1950
«Естественные» офисы
1960
Офисы действия
1970
Структуралистские офисы
1980
Фермы кубиклов
1990
Технологичные офисы
2000
Casual офисы
2010
Коворкинги и гибкие офисы
2020
Офисы будущего

С помощью экспертов Агентства инноваций города Москвы Inc. составил краткую историю офисных пространств и заглянул в офисы будущего.

Площади, кабинеты и библиотеки

В Древнем Риме в центре каждого города находился форум — большая площадь, окруженная магазинами, лавками и правительственными учреждениями. Здесь выступали перед публикой, составляли договоры и совершали сделки. С развитием государства в стране появились архивы-табуларии — заведения, где готовили, хранили и выставляли для публики документы государственного значения. Там же находились офисы городских чиновников.

В Средневековье деловая и частная жизнь еще не разделены и протекают в жилых помещениях: монахи корпят над рукописями у себя в кельях; юристы, нотариусы, чиновники и правители принимают посетителей в залах и кабинетах своих домов.

С развитием торговли и ростом благосостояния в европейских городах появляются биржи — места оптовой торговли и сопутствующего делопроизводства. А в монастырях строятся библиотеки и скриптории, где одновременно могут работать сразу много людей. Но до появления офисов в современном понимании пройдет еще несколько веков.

Двор Амстердамской фондовой биржи (Beurs van Hendrick de Keyser) в 17 веке. Иов Беркхейде.

Первые офисы

В 18 веке Британская Ост-Индская компания переезжает из частного поместья в свою отдельную штаб-квартиру на Лиденхолл-стрит: нарядное помещение с просторными залами для проведения торгов, отдельными кабинетами начальства, переговорными и садом.

В XIX веке в США появляются первые небоскребы на стальных каркасах — они задают американский стандарт офисов на много десятков лет вперед. Рабочие места расположены в просторных открытых пространствах с высокими потолками и огромными окнами по периметру.

Самые красноречивые изменения в устройстве рабочего пространства приходятся на XX век. В начале этого периода офисы подчиняют человека машине бизнеса, а к концу — бизнес начинает обустраивать рабочее пространство вокруг человека.

Интерьер здания Rand McNally в Чикаго. Построенный в 1889 году, он был первым небоскребом со стальной рамой.

Офисы-фабрики

Начало XX века с его индустриальным рывком приводит к разделению производственного и административного труда на фабриках. Маленькие комнатки управляющих уходят в прошлое: для клерков с их бумагами нужно больше пространства — и новая модель его организации. В этот период в США получает популярность теория «научного управления» Фредерика Тейлора, предполагающая насильственную стандартизацию и оптимизацию рабочих процессов, в том числе с помощью соответствующей организации рабочего пространства.

В следующие полвека офисные пространства развиваются по принципам тейлоризма: строгая подчиненность процессу, «машина из людей», за которой присматривают несколько начальников. Так, в офисе мыловаренной фабрики Larkin Administrative Building 1,8 тыс. клерков размещены в большом открытом пространстве за длинными рядами столов и буквально дышат в затылок друг другу. На одного работника (вместе с его столом) приходится 2,5 кв. м. Такая теснота должна поддерживать командный дух. Рядовые сотрудники лишены любой возможности уединения. А вот начальство располагает индивидуальными кабинетами по периметру опен-спейса.

Архитектурная визуализация интерьеров Larkin Administrative Building. Здание было построено в 1904–1906 годах в Нью-Йорке по проекту влиятельного американского архитектора Фрэнка Ллойда Райта и снесено в 1950-ом.
Интерьер «Большой рабочей комнаты» в здании Johnson Wax. Фрэнк Ллойд Райт, 1936–1939. Райт был основоположником «органической архитектуры» и и пропагандировал открытый план.

«Естественные» офисы

До 1950-х годов европейские офисы представляли из себя уменьшенные копии американских офисов в небоскребах. Послевоенное возрождение экономики приносит с собой и новый взгляд на организацию офисного труда. Немецкая команда дизайнеров Quickborner разрабатывает новую концепцию офисного пространства — офисный ландшафт (с нем. Bürolandschaft), — которая быстро распространяется по всей Европе и Америке. Концепция отвечает времени: офисная работа стала более разнообразной и творческой, а социал-демократические идеалы изменили и сам подход к управлению.

Ландшафтный офис — полное переосмысление принципов тейлоризма и первая крупная победа «гибкости». Строгая система столов и коридоров уходит в прошлое, теперь рабочие столы разбросаны по открытому пространству в неправильном — «природном» — порядке. Никаких дверей и перегородок: роль разделителя выполняют большие растения в горшках, пропускающие свет и звук. Рабочее место становится более индивидуальным, приватным и свободным.

Штаб-квартира BP в Гамбурге. Архитектурное бюро Kraemer, Pfennig, Sieverts, построена в 1968–1971.
План офиса для Bertelsmann в немецком городе Гютерсло, 1960 год.

Офисы действия

Американский рынок живет в более жестком ритме и требует от офиса экономии. Идеи немецких дизайнеров адаптируются на местный лад. В 1968 году архитектор и дизайнер Роберт Пропст выпускает усовершенствованную линейку офисной мебели — Action Office II. Она становится хитом продаж и быстро подхватывается конкурентами, определяя облик тогдашних офисов.

Одно из решений Пропста — невысокие вертикальные перегородки с накладными лотками, ящиками, полками для разделения пространства между сотрудниками. Модульные перегородки легко собирать и разбирать, так что они позволяют быстро обустроить помещение любого размера под любой размер штата. По сравнению с ландшафтными офисами, пространство в «экшен офисах» используется более экономно, а формы стремятся к прямоугольным. Кубикл — так называют огороженное рабочее место сотрудника в опенспейсе.

Фрагмент рекламы системы Action office, 1960-е

Структуралистские офисы

В постиндустриальной экономике 1970-х статус офисных работников растет. А в архитектуру проникают идеи структурализма. Яркий образец — офис голландской страховой компании Centraal Beheer Insurance Building в Апельдорне, построенный в начале 70-х по проекту архитектора Германа Херцбергера.

Офис состоял из 56 отдельных кубических зданий, окружающих общее центральное пространство с лифтами, лестницами и уборными. Архитектура всего комплекса подчинена четко выверенной и унифицированной планировке. А внутри каждого из 56 кубиков — гибкая планировка под нужды работающего там коллектива, призванная обеспечить практически семейную атмосферу для группы коллег, занятых одним делом.

Структуралистский офис — новая победа «гибкости», когда офисное пространство проектируется для благополучия, удобства и удовлетворенности персонала, возможности комфортно общаться и сотрудничать. Экономия и эффективность отходят на второй план. В том или ином виде структуралистские офисы существуют до сих пор. Яркие примеры — монолитные стеклянные коробки Glaxo-Smith-Kline в Брэдфорде и British Airways в Уотерсайде. А в здании The SAS HQ в Стокгольме воссозданы целые улицы из отдельных мини-зданий.

Интерьер Centraal Beheer. Фото из архива AAH architects.
Принц Клаус открывает офис страховой компании Centraal Beheer в присутствии архитектора Германа Герцбергера в Апелдорне. Интерьер включает открытую зону, которая позволяет контактировать между различными уровнями, и «рабочие острова» для групп от трех до двенадцати человек. 1972 год.

Фермы кубиклов

Тем временем в США концепция «офисов действия» доходит до своего антиутопического предела (а по сути возвращается к тейлоризму). В 1980-х офисы превращаются в огромные «фермы» кубиклов. Единственная функция планировки рабочего пространства — как можно быстрее вместить как можно больше людей в имеющееся пространство. Так офис, когда-то ставший символом уважения к индивидуальности и приватности, становится символом угнетения и стандартизации. Руководители отказываются сидеть в таких «фермах» и переезжают обратно в просторные кабинеты.

Фермы кубиклов захватывают все офисное пространство в США. Их ассоциируют с мышиными лабиринтами, они становятся мрачным фоном для фильмов и сериалов того времени. В журналах проводятся конкурсы фотографий на «самый депрессивный кубикл». Критики отмечают, что кубиклы провоцируют ощущение замкнутости, дискомфорта, вызывают тревогу и стресс, в конечном итоге — снижают производительность. А создатель модульных перегородок Роберт Пропст, увидев, до каких масштабов довели его идею, назовет фермы кубиклов «полным безумием».

Типичные кубиклы в в здании штаб-квартиры Вашингтонской пригородной санитарной комиссии, 1980 год.

Технологичные офисы

В 1990-е годы бурное развитие интернета и телекоммуникаций оказывает фундаментальное влияние в том числе и на офисы, определяет окончательный поворот в сторону гибкости. Цены на коммерческую недвижимость растут, а транснациональным компаниям нужно все больше сотрудников и пространства для их размещения. Офисы переезжают в индустриальные парки. А технологии позволяют освободиться от привязки к стационарному рабочему месту.

Одна из первых ласточек новой эпохи — офис British Telecom в Стокли-парке. Все рабочее пространство полностью открыто, на 3 тыс. сотрудников — 1,3 тыс. рабочих мест (часть сотрудников работают удаленно). Места за людьми не закреплены: каждый день сотрудники садятся за свободные компьютеры.

Эта тенденция получает развитие в офисах первой волны многочисленных интернет-компаний во время «бума доткомов». В опенспейсах появляется яркое оформление и зоны для нерабочего времяпрепровождения, постепенно стираются границы между офисной и личной жизнью, работой и удовольствием.

Офис в Нью-Йорке. Формат, заданный в 1990-е, остается распространненым до сих пор.

Casual офисы

Первые расслабленные офисы появляются еще в 80-х годах в креативной атмосфере рекламного бизнеса. В 2000-е годы ее подхватят технологичные компании, — от Apple, Intel, Microsoft, Tesla, Yahoo!, Google, eBay — и до маленьких цифровых стартапов. В casual-офисах нет дресс-кода, зато полно настольных игр. Можно прийти с собакой и в шлепках, а вечером позвать друзей на вечеринку на офисной крыше.

Пространство становится многофункциональным: в одном и том же помещении можно провести конференцию, собрать команду для обсуждения или поработать одному. Стены становятся маркерной доской и хранят результаты брейнсторма. Рабочий график тоже гибкий: сотрудники приходят и уходят по индивидуальному графику, офисные здания открыты 24 часа в сутки и 7 дней в неделю.

Набирают популярность удаленная работа — фрилансеры с ноутбуками занимают кафе и библиотеки. Появляется формат «антикафе» с оплатой за время, кофе и печенье прилагаются.

Офис Airbnb в Сан-Франциско, 2017 год.

Коворкинги и гибкие офисы

В начале 21 века набирает обороты экономика знаний. Роль креативного класса и технической интеллигенции растет. А с ней растет и тенденция к аутсорсингу и фрилансу. Крупным компаниям нужна новая модель рабочей среды для работников, которые, каждый в своем режиме, трудятся над одним проектом из разных точек мира.

В 2005 году в доме феминистского сообщества Spiral Muse в Сан-Франциско открывается первый коворкинг — офис, куда можно прийти поработать на время. С развитием этого формата компания или отдельный человек получают возможность арендовать рабочее место со всем необходимым.

Внешний вид гибких офисов формируется под влиянием предшествовавших им заведений, облюбованных фрилансерами: библиотек, книжных магазинов, кафе, баров, мастерских.

Большие компании меняют свои офисы в соответствии с принципами гибкости, а некоторые становятся коворкингами сами, открывая офисы для внешних резидентов. Так, в московском офисе фармацевтической компании Bayer работают стартапы Qapsula, TherMom и Forgetmenot.


Родион Еремеев

сооснователь архитектурного бюро Archifellows, выпускник Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»


Компаниям, которые еще только раздумывают над арендой места в коворкинге или его строительством, можно порекомендовать две вещи. Во-первых, не надо бояться старых зданий. Для того чтобы организовать гибкое рабочее пространство, не обязательно выбирать офисные здания класса А. Во-вторых, надо учитывать потребности сотрудников. Человек — это социальное существо, но если в опенспейсе сидит больше 20 человек одновременно, люди перестают эффективно работать и коммуницировать.

В будущем деловые офисы станут еще более «домашними», все большее значение имеет концепция Work-Life Balance: возможность отдыхать и переключаться во время работы. Мы в наших проектах коворкингов КЛЮЧ сейчас, например, предлагаем комнаты для расслабления и йоги, переговорные комнаты с разной атмосферой и оборудованием, а ещё душевые — для тех, кто ездит на работу на велосипеде. Продуманное разнообразие инфраструктуры положительно влияет на качество рабочего времени, проведенного в офисе, и в то же время помогает привлекать новых клиентов.


Чаще всего под своей крышей корпорации собирают стартап-команды, работающие в той же сфере. Таким образом формируется индустриальная экосистема, все участники которой имеют доступ к экспертизе и ресурсам друг друга.

Коворкинги и гибкие офисы развиваются по схожему принципу экосистемы. За «гибкими» связями в коворкинги приходят поставщики b2b-услуг. Например, Silicon Valley Bank и аудиторская компания KMPG разместили свои отделы в гибких офисах, где бесплатно консультируют своих соседей-стартаперов.

на столько в год росло количество объектов с гибкими офисами в течение последних трех лет.


резидентов таких офисов — технологические предприниматели и стартапы.


к этому году площадь московских коворкингов вырастет более чем в 3 раза.


Дополнительные сервисы в коворкингах Москвы — главный фактор для фрилансеров и бизнеса уже сейчас.


резидентов готовы платить за аренду больше при их наличии.


лишь в таком количестве московских коворкингов набор сервисов отличается от базового (аренда, проведение мероприятий, услуги ресепшн).


Наиболее востребованные дополнительные сервисы у резидентов московских коворкингов — это нетворкинг, образовательные мероприятия и консультационная поддержка по вопросам ведения бизнеса. С появлением на рынке сетевых игроков, развитием набора сервисов в рамках коворкинга и сегментацией пространств по типам резидентов, практически любой бизнес сможет вместе с рабочими местами получить готовую экосистему и экспертизу, необходимую для быстрого роста.

Самые востребованные дополнительные сервисы у резидентов московских коворкингов — это нетворкинг, образовательные мероприятия и консультационная поддержка по вопросам ведения бизнеса. С развитием городской экосистемы гибких рабочих пространств практически любой бизнес сможет вместе с рабочим пространством получить доступ к необходимой для развития инфраструктуре и экспертизе.


Офисы будущего

В двух словах: гибкие офисы станут еще более гибкими. С этой дороги уже не свернуть: рынок труда изменился фундаментальным образом. Экономика подработок, рост числа предпринимателей и самозанятых определяют спрос на гибкие пространства со стороны рабочей силы. Бизнесу же «перегретая» экономика диктует необходимость быстро сокращаться и масштабироваться вместе с освоением новых ниш и рынков.


Данила Медведев

футуролог, один из основателей Российского трансгуманистического движения (РТД), председатель совета директоров компании «Криорус»


Атмосфера стартапа в коворкинге — даже если речь идет о громадной корпорации вроде Google — нужна для привлечения молодых работников. Но создать по-настоящему творческую среду с помощью дизайнерского офиса невозможно.

Для этого нужны наукограды, как в советское время (если интересно — посмотрите фильм «Девять дней одного года»). Не коворкинги со смузи для стартаперов, а открытые трансгуманистические лаборатории, где люди работают не ради денег, а ради достижения научных и трансгуманистических целей. Некоторые говорят даже о формате «Шарашки 2.0». Именно такую среду мне кажется важным развивать — среду, где люди живут работой, потому что знают, что их базовые потребности удовлетворены и они могут переключаться (по Маслоу) на самоактуализацию и трансгуманистические потребности. Скорее всего, такие центры будут создаваться в некоторой изоляции от крупных городов.

Еще одно развитие формата коворкинга — коливинг: люди с похожими профессиональных интересами и бэкграундом селятся вместе, чтобы иметь возможность общаться с единомышленниками, находить новых друзей и бизнес-партнеров. А заботы о хозяйстве, быте и досуге участников сообщества берет на себя компания-оператор коливинга.


Фото: AAH architects, Buerolandschaft.net, Flickr, Hart.amsterdam, Library of Congress, Newberry Library.

Линейка офисной мебели дизайн-бюро HAY, разработанная для международной сети ко-воркингов WeWork.