Журнал

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Алексей Ивановский
создал приложение для развития креативности. Есть ли у него будущее?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Ни обнять, ни чая предложить — как бизнес возвращается к жизни в Москве и Подмосковье

Ни обнять, ни чая предложить — как бизнес возвращается к жизни в Москве и Подмосковье

С 1 июня в Москве и Московской области открылись непродовольственные магазины, химчистки и ремонтные мастерские. В области с 3 июня разрешили работу салонов красоты и саун. Сотрудники компаний смахнули пыль с прилавков (а ее за 70 дней простоя накопилось немало) и честно попытались выполнить противоречивые требования Роспотребнадзора. А покупатели, пришедшие в ТЦ, обнаружили закрытыми многие магазины, которые по правилам уже могли бы работать, — не все успели подготовиться. Как бизнес возрождается к жизни и что принесла новая реальность.

Тест на COVID не нужен таксистам, но нужен продавцам косметики

Олег Пай

основатель компании Mixit (производит и продает косметику)

Когда сообщили, что можно готовиться к открытию, о предписаниях по Москве ещё ничего не было известно. Требования менялись на протяжении последних двух недель, потом Собянин объявил, что требуется тест на СOVID. Мы сейчас в поисках поставщика медуслуг, который поможет нам это сделать быстро. У нас есть франчайзи в регионах — они открываются по мере снятия ограничений, поток там сниженный, но покупатели есть. Но на Москву приходится больше 50% наших собственных магазинов и примерно 40% розничных продаж.

Нормы по РФ не такие уж сложные — измерение температуры, санитайзеры, маски, перчатки, защитные экраны. Но в Москве мы сможем открыться только через 1,5—2 недели, когда сделаем тесты и получим результаты. Не понимаю, почему таксисты и сотрудники продуктовых магазинов работают без тестов, а для продажи косметики это обязательные правила. Штраф с торговой точки огромный — 500 тыс. руб., при этом многие арендодатели давят на арендаторов, чтобы они открывались быстрее. Некоторые открываются (непонятно, как им удалось успеть подготовится), но мы решили соблюдать все правила.

Ещё одно большое изменение — теперь нельзя давать покупателям пробники косметики, — а для многих это основное преимущества офлайн-магазина. Мы несём большие издержки: тесты на COVID, изготовление пластиковых защитных окон, невозможность обслуживать всех желающих, — «лишние» покупатели должны ждать снаружи. Пока неясно, как это всё будет развиваться. Не исключено, что нам придётся закрыть какое-то количество точек, если не встретим понимания у арендодателей.

Рынок красоты откатился в 90-е

Игорь Стоянов

основатель и президент сети салонов красоты «Персона»

Может, я выскажу непопулярную мысль, но это хорошо, что все научились мыть руки. Иметь в салоне УФ-облучатели, стерилизаторы, одноразовые полотенца — эти нормы были и раньше, но им следовало 10–15% салонов из 120–130 тыс. по России. Мы 3-го июня открылись в Подмосковье: в Красногорске полная запись, в Королёве людей не так много, но более плотная запись была на выходных, в Одинцове открываемся постепенно, потому что нужны немалые деньги на переоборудование рабочих мест. Салон с 5–6 местами обходится в 80–300 тыс. руб.: установка защитных экранов, обновление или дозакупка бактерицидных ламп.

Пока непонятно, что с анализом на COVID, — один документ говорит, что независимо от количества людей 10% должны раз в 15 дней сдавать анализ, во втором написано, только если коллектив больше 100 человек. Не везде договорились с арендодателями, а открыться и сразу заплатить всю арендную плату — это смерть. Кое-кто из мастеров работал нелегально, надо их уволить, но если получены субсидии — их нельзя уволить, или надо сразу брать на эти места других. Потому что если не сохранять количество рабочих мест, то субсидии становятся процентным кредитом. В общем, много комплексных вызовов.

Зато есть большая радость — клиенты и мастера счастливы наконец встретиться, правда, узнать никто друг друга не может — все в масках и за экранами. Нельзя ни обняться, ни предложить кофе или чай, — такие холодные встречи холодным летом 2020. Мы вернулись к тому, чем были парикмахерские услуги когда-нибудь при Петре I, когда парикмахер был просто прислугой. Рынок откатился в 90-е годы, в тень, а кое-что откатилось лет на 200.

Цветочники надеются на свадебный сезон

Видно, что кризис задел всех: средний чек упал, людям сейчас не до цветов. Посетителей меньше на 40–50% по сравнению с июнем прошлого года. Но клиенты вернулись с большой радостью, для многих цветы — это какая-то отдушина, знак прежней хорошей жизни. Мы работали на доставку всё это время, каждый день думали, что закроемся, что опасность нарастает, но справились. Сейчас для клиентов открыта половина салонов — в центральной части Москвы работать смысла нет. Не все офисы вернулись к работе, клиентов недостаточно, а цветы — скоропортящийся продукт.

Есть дефицит определённых сортов цветка — в Европе в карантин очень много продукции уничтожалось, потому что она была не нужна. Из-за этого и из-за курсовой разницы закупочная цена выросла. Но мы держим наши цены на прежнем уровне. По бизнесу ударили и новые правила — дезинфекторы воздуха за 70 тыc. руб., тесты на COVID, — это в наши планы не входило. Но мы поднатужились и всё сделали. Закрыли только один из салонов — не договорились по аренде. Спрос пока не восстановился, но есть надежда на свадебный сезон. Мы ведь декораторы, у нас и по 4–5 свадебных букетов за выходные заказывали, сейчас — два в месяц. Это говорит о том, что все перестроили планы.

Приходится измерять сотрудникам температуру три раза в день

Сергей Шумилов

сооснователь Sole Fresh

Мы находимся в ТЦ, тут наличие перчаток и масок проверяют на входе у всех — и у покупателей, и у продавцов, — а также измеряют температуру. Но сотрудникам, по новым правилам, приходится мерить температуру еще три раза в день и вести специальный журнал. Мы открыли одновременно и пять постаматов, и точку с администратором в «Цветном». Мы решили закрыть постаматы, чтобы у людей было меньше поводов выходить на улицу. Все два месяца у нас работала доставка. Март — апрель для нас — самое пиковое время, когда мы показываем рост. В этом году — 50% по объёму. Один из наших постаматов закрылся, потому что закрылся магазин, в котором был пункт.

Люди и до карантина активно пользовались доставкой, но сейчас, конечно, мы переживаем особенно бурный рост спроса на этот сервис. Тем не менее приёмные пункты популярны — многим удобно сдавать обувь по пути, а не ждать курьера дома. Первый клиент пришел к нам через 30 минут после открытия. Сейчас спрос вернулся к докарантинному уровню, но по сравнению с прошлым июнем есть спад на 30—35%.

Люди налегают на витаминные коктейли

Мария Ерунова

маркетинговый партнёр сети станций ShakeUp

Нам торговые центры прислали перечень требований для открытия, мы их выполнили за пару дней. Было очень неожиданно, что удалось справиться так быстро. По нашей оценке, в первую неделю поток посетителей в ТЦ «Авиапарк» и в ТЦ «Метрополис», где есть наши точки, на уровне 30% от того, что был до изоляции. При этом наши продажи на обеих точках на уровне до карантина. Были удивлены и рады!

Мы объясняем это тем, что здоровье стало иметь большее значение, а наш бизнес как раз про витамины и пользу, кроме того, наш формат «на ходу» — сейчас единственная форма потребления. У нас не было онлайн-продаж до пандемии, но, конечно, мы попробовали запустить новый канал:  подключили кассу на сайт, придумали сеты для домашнего потребления, — нет смысла везти кому-то один маленький шейк за 200 рублей. Продажи были, но это был очень маленький ручеёк, который мы планируем развивать и докручивать под него продукт. Команду мы не сокращали, но сейчас сотрудников даже не хватает: у нас молодой коллектив, есть студенты, которые разъехались по домам.

В центральных районах посетителей в ТЦ меньше, чем в спальных

Иван Хохлов

CEO и сооснователь марки одежды 12STOREEZ

Думаем, что со снятием ограничений трафик в торговых центрах увеличится, — у нас из 16 московских магазинов 1 июня открылось 15. Привыкаем к новым реалиям. В магазинах теперь предлагаем антисептики, регулируем количество покупателей, каждые три часа делаем уборку и дезинфицируем поверхности, после примерок обрабатываем изделия паром.

Интересно, в числе первых в магазины пришли стилисты, чтобы сделать покупки для своих клиентов. 1 июня у нас было около 300 покупок. Похоже, всем хочется чего-то нового: в топе по продажам одежда и обувь из новой коллекции, хотя в магазинах сейчас идет распродажа старой. Мы ожидали, что упадем на 40—50% после открытия, по факту падаем примерно на 50—70%, в зависимости от ТЦ. Клиенты приходят неравномерно — в центральных районах Москвы, как ни странно, посетителей гораздо меньше, чем в спальных. Люди всё ещё остаются дома и предпочитают посещать ближайшие магазины.

Самым сложным требованием стала установка УФ-облучателей. Мы узнали о нём только неделю назад. Это был челлендж на выходные — очень сложно было найти оборудование, подходящее по дизайну, по техническим характеристикам, стоящее адекватных денег и у компании, достаточно серьёзной, чтобы работать без тендера. Но мы нашли такую компанию, и она отгрузила рециркуляторы без оплаты.

У нас сейчас дефицит кадров — сложно в такие сжатые сроки открыть магазины после двухмесячной консервации. Нужны люди, чтобы сделать уборку, быстро провести сортировку товара, потому что он был вывезен, развесить, отпарить. При этом за время карантина многие из Москвы уехали, а часть уволилась.

Для свадебного бизнеса настало время возможностей

Свадебная индустрия пострадала очень серьёзно, но есть и хорошие новости — многие отложили свадьбы на лето. Ателье Re-Size, специализирующееся на подгонке свадебных платьев и костюмов, с трудом справляется с наплывом посетителей — по новым правилам нужно выдерживать интервал между клиентами в час (раньше — двое за полчаса), а люди приходят не только по записи, но и без неё.

Борис Преображенский

совладелец ателье Re-Size

Мы специализируемся на подгонке свадебных платьев и костюмов и сейчас наблюдаем эффект отложенного спроса — с трудом справляемся с наплывом посетителей. Даже во время режима самоизоляции клиенты уговаривали открыться и обслужить их. Мы даже думали отправлять портных на дом (после тестов на коронавирус), но с учетом специфики работы и среднего чека математика не сошлась.

Некоторые невесты всё-таки выходили замуж за время карантина, нам приходилось, с трудом получая пропуска, отдавать несделанные платья — их лежало несколько десятков. Мы закупили для себя и клиентов маски, перчатки, одноразовые ручки, дезинфекторы, защитные щитки — вышла довольно неприятная сумма в 50 тыс. руб. на ателье, в котором занято меньше 10 человек.

1-го июня заработало наше ателье в ТЦ, второе — новое, которое мы открыли в начале этого года, рассчитывая на сезон, — пришлось закрыть, зафиксировав 2 млн руб. убытков. Арендодатель не пошёл на уступки, но сейчас много свободных помещений, многие бизнесы закрываются. Мы свои планы по открытию 2—4 ателье вряд ли выполним, но рассматриваем это время как время возможностей.