• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Бизнес-кодекс: Максим Каширин, основатель группы компаний Simple

Бизнес-кодекс: Максим Каширин, основатель группы компаний Simple

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Дмитрий Волков, SDVentures: «Доверять активы приятнее интеллигентным людям. Они живут не только сегодняшним днем»

  • Никита Камитдинов специальный корреспондент Inc.

Свой первый бизнес Дмитрий Волков запустил уже в 14 лет — открыл детскую биржу труда. Появились деньги на карманные расходы, но стала страдать успеваемость в школе и дело пришлось свернуть. Следующий бизнес Волкова оказался куда более «долгоиграющим»: в 1998 году он, будучи студентом истфака МГУ, основал Social Discovery Ventures. Начав с разработки софта, компания со временем трансформировалась в венчурный фонд (а ее основатель из историка переквалифицировался в философы и даже стал доктором наук). Среди портфельных проектов SDVentures — знаменитые Lingualeo и Shazam, многочисленные сайты знакомств и специализированные соцсети. В интервью Inc. Волков рассказал, как выбирает проекты для инвестирования, зачем инноватору уметь философствовать и почему его офисы украшают работы современных художников, а сотрудники участвуют в арт-перформансах.


Связать всех со всеми

Венчурные фонды обычно фокусируются на определенной технологии или индустрии. Наращивают экспертизу в одной конкретной области и затем могут создавать синергию между портфельными компаниями. Мы фокусировались на продуктах, которые предполагают социальный инжиниринг и помогают соединить людей в виртуальном пространстве — соцсетях (ими пользуются люди всех возрастов) и мессенджерах (они практически заменили SMS-сообщения и телефонную связь).

Хорошие интернет-проекты могут масштабироваться на весь мир. Мы инвестируем в те, что сфокусированы преимущественно на Европе и Америке. А чтобы отличаться от других фондов – предоставляем компаниям маркетинговую экспертизу. В нашем офисе в Нью-Йорке много маркетологов, которые помогают проектам из Восточной Европы продвигаться на американском рынке, — чтобы они не наломали дров и не изобретали велосипед. Помимо этого мы своими силами разработали технологии для чат-ботов — и предоставляем их проектам, в которые инвестируем. Также мы можем предоставить им технологии стриминга и видеочатов.

Facebook, как любое универсальное решение, не заточен под конкретную задачу (и так будет всегда). Мы вкладываем в вертикальные соцсети, объединяющие людей для конкретной цели. Например, Street Life поставила задачу связать людей, живущих в одном районе и с одним индексом, — чтобы они могли совместно решать свои проблемы с мусором, безопасностью или идущей рядом стройкой. Еще мы инвестировали в сообщество ученых Academia — там можно публиковать научные работы и совместно их обсуждать.

Фото: Андрей Стекачев/Inc.

Свои тратить проще

Выбирая проект для инвестиций, я руководствуюсь своим интересом к теме (а не только коммерческими соображениями). Например, Halo Neuroscience производит устройства для увеличения нейропластичности моторной коры мозга. Мне было особенно интересно изучать этот продукт, так как моя докторская диссертация косвенно связана с этой темой. При этом мы с самого начала не сомневались, что компания станет коммерчески успешной (так и вышло).

Мои собственные возможности для инвестиций шире, чем у фонда. Когда вы работаете с чужими деньгами — ответственность все-таки больше. А у меня — поскольку это мои личные средства — безусловно, больше свободы.

Фаундеры стартапа для меня важнее бизнес-идеи и структуры компании. Со временем идея может поменяться до неузнаваемости, но ее воплощением в успешный бизнес занимается именно команда. К примеру, одна из моих последних инвестиций — Fable studio — хочет сделать виртуального друга, с которым будет интересно смотреть фильмы, слушать музыку, учиться и шопиться в интернете. Фаундер компании — бывший продюсер Oculus Story Studio Эдвард Саатчи, один из лучших специалистов в мире по созданию VR видео. Мы встретились, и я увидел, что его отличает практичный подход к решению задач и понимание потребностей потенциальных клиентов. На мой взгляд, этот человек способен построить успешный бизнес.


Кто такой Дмитрий Волков


Предприниматель

Волков — активный участник венчурного рынка. Помимо SDVentures, он управляет RD Ventures и Gagarin Capital в качестве GP (General Partner). Еще в целом ряде фондов (среди них – 500 Startups, iTech Capital и Blockchain Capital) Волков — LP (Limited Partner).


Философ

Дмитрий Волков — доктор философских наук и сооснователь Центра исследования сознания при философском факультете МГУ. Сферы его научных интересов – проблемы сознания, тождества личности, свободы воли и моральной ответственности. В 2014 году Волков организовал экспедицию на парусной шхуне к берегам Гренландии с участием ведущих философов мира, а в 2017 и 2018 годах в составе группы российских ученых встречался с Далай-ламой.


Меценат

Волков поддерживает российские музеи (среди них Третьяковская галерея и «Гараж») и современных художников (в 2015-м финансировал выпуск серии альбомов «Актуальное искусство»). В 2017 году издание «Артгид» включило предпринимателя в число 50 самых влиятельных фигур в российском искусстве. Волков и сам участвует в арт-перформансах вместе со своими сотрудниками.

Компания как человек

У выдающихся компаний есть личностные характеристики. У людей возникает симпатия друг к другу, когда они узнают, что между ними есть точки пересечения, помимо профессии. Например, пение, коллекционирование марок, радио или исторические реконструкции. Точно так же с компаниями. Harley Davidson отражает свободный, дерзкий и уверенный в себе мужской идеал, а Coca-Cola — американскую мечту, символ нации. Маркетинг Apple вырос из образа революционера — не конформиста и технаря, а творческого свободного человека. Личностная характеристика нужна не только клиентам, но и сотрудникам компании — так они смогут построить какое-то отношение к ней. Можно любить этот образ, жалеть его и даже ненавидеть, но в большинстве своем люди настроены на положительные эмоции.

Неудовлетворенные своей работой люди не могут сделать сервис, который удовлетворит аудиторию. Фальшь, так или иначе, проступает, и ее чувствуют и потребители, и сотрудники. Если в компании есть какая-то идеология и ценности, то они должны быть сквозными как для пользователей, так и для сотрудников. Такого не бывает на 100%, но к этому нужно стремиться.

Фото: Андрей Стекачев/Inc.

Корпоративный совриск

Современное искусство – часть корпоративной жизни нашего фонда. В наших переговорных постоянно меняются экспозиции картин, а по вечерам у нас проходят лекции художников, коллекционеров и кураторов. Да и сами сотрудники участвуют в разных перформансах. Мы, например, часто ездим коллективом на фестиваль Burning Man: с арт-проектами, а не просто тусоваться. В корпоративной символике — на майках, футболках и рюкзаках — есть объекты из нашей коллекции, а сотрудникам в качестве подарков мы часто предлагаем походы в «Гараж».

Когда мы стали вешать в переговорных картины современных художников, это вызвало колоссальный протест. Многие сотрудники отреагировали гневно: «Мы хотим видеть доброе — березки, солнышко и небо, — а не эти странные фигуры!» Но любые эмоции — положительные или отрицательные — это успех. Когда ты что-то внедряешь в компанию и она никак не реагирует — вот это большая проблема.

Современное искусство у нас обсуждают даже в курилках. Из 400 сотрудников московского офиса SDVentures примерно 30% имеют непосредственный интерес к этой теме, 50% наблюдают со стороны, 20% — настроены скептически. Но число людей, которые вовлеклись в современное искусство, растет. Людям хочется, чтобы у компании было что-то свое, и если это искусство — они готовы его поддерживать.

Глядя на то, как обычные предметы видятся художнику, сотрудники волей-неволей заражаются новыми идеями. Например, наши аналитики нарисовали график транзакций в виде картины, а разработчики в художественной форме презентовали новый софт. Вообще современное искусство стимулирует творческие способности, и это неожиданно прорастает в самых разных местах. Один из наших сисадминов сам стал художником и сделал классный перформанс.

Для бизнес-коммуникаций важно, чтобы образ предпринимателя не был двухмерным. Когда человек просто пишет, что основал 3 компании и инвестировал $100 млрд, — это не то, к чему можно было бы испытать симпатию. Вот почему в презентации для партнеров фонда мы добавляем информацию обо всех этих историях с современным искусством.

Доверять свои активы приятнее интеллигентным людям. Они живут не только сегодняшним днем и думают о философских и этических вопросах. Но если б я строил какие-нибудь заводы или занимался транспортными погрузками — возможно, там нужны были бы другие качества.

Фото: Андрей Стекачев/Inc.

Философия для инноваторов

В технологиях и бизнесе философский подход очень полезен. Он позволяет усомниться в устоявшихся социальных и экономических практиках и приучает человека сомневаться в том, что настоящая ситуация останется такой и завтра. Этот навык, в принципе, полезен любому человеку, но инноватору  — в первую очередь.

Развивать в себе способность к критическому мышлению очень важно. По словам американского магната Марка Кьюбана, со временем философское образование будет более востребовано, чем техническое. Программирование можно очень сильно автоматизировать, сегодня оно уже совсем не такое, каким было 20 лет назад.


Как помогает философия в бизнесе? Опыт Дмитрия Волкова


1.

Мои успехи в ведении переговоров во многом основаны на опыте философских дебатов

Во время переговоров о продаже компании PayOnline оппоненты хотели одновременно снизить себестоимость сделки, минимизировать риски и обеспечить переход бизнеса без сбоев. Мне удалось представить ясные и четкие аргументы, почему многие из их пожеланий плохо согласуются между собой. В результате они согласились с нашей позицией, и сделка прошла в комфортных для нас условиях.


2.

Философия помогает мне видеть позитив в мелких кризисах или даже рисках. Это навык смотреть глобально, с высоты птичьего полета

В жизненном цикле наших продуктов было много ситуаций, когда появление новых технологий (к примеру, с переходом большинства пользователей в мобильный сегмент) вело к временному снижению продаж. Но мне удавалось концентрироваться не столько на конкретной проблеме, сколько на открывающихся возможностях. Я считаю, что это результат философской школы.


3.

В ситуациях, когда реальные эксперименты с продуктом обходятся дорого, полезно уметь проводить мысленные эксперименты

Философы ставят эксперименты не в лабораториях, а мысленно представляя определенные ситуации. Я работаю так все время и приучил себя в деталях продумывать будущие ситуации, а оценивать их как бы изнутри.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России