Журнал

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнёров и 10 млн руб. Что было дальше?

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнеров и 10 млн рублей. Что было дальше?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

Чего я не знал, начиная бизнес: Филипп Бахтин, основатель лагеря «Камчатка»

Чего я не знал, начиная бизнес: Филипп Бахтин, основатель лагеря «Камчатка»
Иллюстрация: Евгений Тонконогий для Inc.

В 2010 году главред Esquire Филипп Бахтин вместе с главредом «Большого города» Филиппом Дзядко перезапустили концепцию детских лагерей, организовав в Псковской области творческий лагерь «Камчатка». Вожатыми стали их друзья — журналисты, актеры, писатели, музыканты и прочие творческие люди, которые на волонтерских началах учили детей тому, что умели сами. Проект развивался: в 2011 году смен стало уже две (в каждой по сотне детей), в 2014 лагерь переехал на эстонский остров Сааремаа, а в 2015 на «Камчатке» стали проводить смены для взрослых. По словам Бахтина, в последние три года «Камчатка» приносит прибыль, но он по-прежнему не считает себя предпринимателем: «Я организатор вечеринок в лесу, который пытается сводить концы с концами». Он рассказал Inc., о чем узнал, создавая бизнес в творческой атмосфере.

№1

Если хочешь делать бизнес, то нужно посвящать ему себя целиком


Я никогда не относился к «Камчатке» как к бизнесу. Мы просто делали лагерь в свое удовольствие.

В какой-то момент стало понятно, что наши творческие дела идут ни шатко ни валко, а лагерь, к которому мы относимся как к хобби, очень быстро развивается, потому что он нужен людям. Мы получили миллион заявок от родителей, куча моих дружков хотели быть вожатыми. Мы сделали больше смен, и стало понятно, что нужно менять подход на более профессиональный.

В итоге мы переключились на лагерь полностью. Мы начали считать деньги и прикидывать, как выжать максимум.

Коммерческая часть — это неизбежное зло, чтобы работала творческая часть. Нужно сделать, чтобы свет горел, еда поступала, уборщица получала зарплату.

Пока у нас простая экономика — деньги от путевок мы тратим на покрытие операционных расходов и на оплату своего времени. Инвестиции, возможно, потребуются, когда мы откроем собственный лагерь.

№2

Нужно разбираться в куче вопросов


Чтобы сделать детский лагерь, нужно разбираться в логистике, еде, медицине, особенностях законодательства, строительстве, эпидемиологии, — мы травим клещей например. Для меня это преимущество. Мне очень нравится, что постепенно мы становимся экспертами во всем. Этот процесс никогда не останавливается, все время вылезает что-то новое. Сейчас запускаем электронную коммерцию. Это тяжело, но интересно.

№3

Работать на себя — лучше, чем на других


Всю свою жизнь я был дорогостоящим наемным сотрудником в больших компаниях, а сейчас работаю сам на себя. И если была бы возможность выбирать, то я выбрал бы работу на самого себя. Эта свобода от принятия решений, когда никому не подчиняешься и ни от кого не зависишь, — совершенно фантастическое ощущение.

90% времени наемного работника уходит на то, чтобы преодолеть косность человека, который рядом. Даже если он супер клёвый и близкий, приходится тратить силы и время, чтобы завоевать его доверие и понимание, сделать его своим компаньоном. Это очень непродуктивно. Когда работаешь один и ни перед кем не отчитываешься — это очень здоровая ситуация.

№4

Бизнес — это не всегда война


Когда я раньше смотрел на тех, кто занимается бизнесом, был в ужасе от того, как это происходит: постоянная война с надзорными органами, с чиновниками, с конкурентами.

В Эстонии я начал заниматься предпринимательством очень плавно и естественно, потому что здесь для этого создана среда. Если хочешь построить атомную электростанцию, все будут с тобой вежливо разговаривать, объяснять, как всё устроено, и помогать. Будут сложности — атомные электростанции и в Эстонии непросто строить. Но здесь есть ощущение, что всё получится, если ты приложишь минимальное усилие. И это очень важно.

В России стресса гораздо больше. Первые 4 года, пока лагерь был в Псковской области, мне бы и в голову не пришло заниматься им всерьез.

Мой партнер продолжает делать лагерь в Пскове. Когда я слышу, как у них всё устроено, понимаю, что не готов в таком участвовать: результаты у них несопоставимо более плачевные по сравнению с нашими.

№5

Предпринимательство — это так же просто, как и любая другая работа. И так же сложно


Любая работа требует усилий. Трудность предпринимательства — прежде всего, в рисках, которые ты сам берёшь на себя. Но работать дворником тоже сложно — и физически, и психологически.

Да, теперь я предприниматель: у меня есть сотрудники, я плачу зарплату, налоги. Но я говорю об этом безо всякой гордости. Это не моё основное определение. Я также родитель, владелец собаки, автовладелец. Но в этих делах я точно не лучший. Скорее всего, лучший я в творчестве.

№6

Управлять сотрудниками в своем проекте так же сложно, как в корпорации


И на моих предыдущих работах, и в «Камчатке» все рабочие процессы связаны с творчеством, совместным выдумыванием. Это очень деликатно и требует доверительных отношений между людьми.

Здесь самое сложное — соблюсти баланс: поддерживать дружеские отношения, но не давать расслабиться настолько, чтобы сотрудники забывали приходить на работу. Этот момент никак не зависит от того, работаешь ли ты на себя или в компании.

№7

Свой бизнес требует постоянного развития


Конечно, я совершил миллион ошибок и сейчас то же самое сделал бы в сто раз лучше. Но те решения, которые я только собираюсь принять, возможно, тоже ошибочные. Как только тебе кажется, что ты всё наладил, это означает, что ты остановился в развитии.

Закон бизнеса такой: если не хочешь становиться лучше, а хочешь зафиксировать успех, то будешь становиться хуже. С одной стороны — это грустно, с другой стороны — позволяет держать себя в тонусе, если ты протух и остановился.