Разобраться

Не звонить с незнакомых номеров и хантить в СНГ. Правила найма во время мобилизации

Не звонить с незнакомых номеров и хантить в СНГ. Правила найма во время мобилизации
Фото: Kilito Chan / Getty Images

Массовый отъезд специалистов из России поставил эйчаров в сложную ситуацию: одной рукой нужно делать всё, чтобы сохранить действующую команду, другой — искать новых сотрудников на замену уволившимся из-за релокации. При этом прежние инструменты найма не работают: высокая зарплата и расширенный соцпакет меркнут перед возможностью получить отсрочку от призыва с помощью работодателя. Как действовать рекрутерам и владельцам компаний в новых условиях, Inc. спросил у основательницы «Школы карьерного менеджмента» и президента Ассоциации карьерных консультантов Айгюн Курбановой.

Специальная военная релокация

Первый шок и для рекрутеров, и для соискателей пришелся на конец февраля — начало марта. Тогда, сразу после начала «спецоперации», большинство прогнозов сводились к резкому обвалу российской экономики на фоне санкций и демарша западных компаний. Но через какое-то время стало ясно, что государство не позволит крупным работодателям просто уйти с рынка. Бизнес крупнейших западных компаний — McDonald’s, OBI, Renault и многих других — перекупили, чтобы сохранить рабочие места. Это, скажем прямо, спасло нас от коллапса на рынке труда.

Конечно, удержать удалось не всех: десятки компаний свернули бизнес в России и ушли, потихоньку выплачивая компенсации при увольнениях. При этом надо понимать, что существует определенная каста людей, которые всю жизнь работали в западных компаниях. Теперь они вышли на рынок труда и столкнулись с тем, что российский бизнес работает совсем по-другому.

Они привыкли к четко определенным должностным обязательствам и work-life balance, не привыкли к переработкам, к тому, что начальник, например, может орать.

Каждый год им индексировали зарплаты, они имели широкий соцпакет, получали четкие инструкции от головной компании и работали в стабильном коллективе. В их маленьком мирке много лет всё было хорошо. Сейчас они понимают, что их зарплаты были выше среднерыночных, а климат в коллективе — продуктом западной ментальности и ценностей, внедренных головной компанией. Поэтому самый частый вопрос, который задают такие соискатели, выходя с собеседований в российских компаниях: «Как с этими людьми работать?»

Итак, массового сокращения рабочих мест, которого все боялись, не случилось, однако сильно поменялось поведение соискателей: они тяжело принимают решение о переходе в новую компанию, боятся остаться совсем без работы, а если остаются, начинают вынужденно дисконтировать в зарплате.

В 2021 году ВВП России вырос на 4,7% процента, и даже такой небольшой рост вызвал коллапс на рынке труда, потому что людей катастрофически не хватало. Компании росли, объемы их заказов росли, требовались новые сотрудники, а брать их было неоткуда. Начали разбухать отделы подбора, бюджеты на поиск персонала, стали расти заработные платы. Рынок резко превратился в рынок соискателя: теперь он диктовал условия.

Так все было устроено вплоть до февраля 2022 года. Потом компании начали замораживать вакансии, потихоньку высвобождать персонал. Но в большинстве случаев речь шла о сокращении выплат, а не об увольнении: например, сотрудников могут перевести на простой или режим неполного дня — но при этом человек при работе, трудовая книжка пристроена. В марте началась другая тенденция, которая длится до сих пор: массовый отъезд. Если в марте, апреле и мае уезжали айтишники, топ-менеджеры и предприниматели, то с конца сентября выезжают мужчины самых разнообразных специальностей, с 23 лет и старше. За ними поехали или еще поедут их семьи: я встречала очень много случаев, когда мужчина уезжает за границу, его семья ждет, пока он там обустроится, а потом тоже переезжает. Мужчины, которые не уехали, будут стараться искать работу без официального трудоустройства, чтобы кадровики не передавали данные в военкоматы, или прицельно искать работу в компаниях, где есть «бронь».

Таким образом, рабочие места на рынке освобождаются с высокой скоростью и будут освобождаться еще какое-то время, но занимать их некому. Пока экономика на фоне санкций сокращается, мы не так сильно ощущаем эту проблему, но как только ВВП снова начнет расти, людей на рынке будет сильно не хватать.

Дивный новый найм

Пока идет мобилизация, даже тех мужчин, которые остались в России, очень трудно набирать на работу. Многие прячутся от военкомов и не отвечают на звонки с незнакомых номеров. Это сильно усложняет жизнь эйчарам.

Поэтому сейчас я советую рекрутерам сначала написать соискателю сообщение с информацией о вакансии, а уже потом договариваться о созвоне.

Те, кто ищут работу открыто и выходят на связь, стараются первым делом узнать, может ли компания обеспечить отсрочку от мобилизации. Один мой коллега-эйчар, который работает на военно-промышленный комплекс, рассказывает, что они закрыли вакансии, которые не могли закрыть годами. Раньше на подобные предприятия люди не особенно хотели идти из-за низкой зарплаты и часто тяжелых условий, а сейчас на эти места выстроилась очередь — всё благодаря «брони». Так что у предприятий, которые могут предоставить сотрудникам отсрочку, проблем с наймом точно не будет.

А у кого будет? В первую очередь, у компаний, в которых необходим тяжелый физический труд: транспорт, логистика, склады, производство продуктов питания, стройка. Здесь людей не хватает уже сейчас. Налицо проблемы и в сложных сферах (IT, инженерные компании) — сотрудников с такого уровня экспертизой быстро не вырастишь.

Где-то мужчин можно будет заменить женщинами или мужчинами более старшего возраста (45–50+), но этот ресурс быстро исчерпают. Также стоит задуматься о привлечении иностранцев из СНГ, и речь тут не о низкоквалифицированных работниках, которых обычно нанимают из этих стран, а о специалистах высокой квалификации, которых будут переманивать соцпакетом и зарплатами.

Рабочая «броня»

Про заветную «бронь» нужно сказать отдельно. В каких случаях ее может обеспечить работодатель?

  • Если предприятие входит в состав военно-промышленного комплекса (ВПК) — это совокупность научно-исследовательских, испытательных организаций и производственных предприятий, которые занимаются разработкой, производством, хранением военной и специальной техники, амуниции, боеприпасов. В таких компаниях «бронь» получают все работники, работающие на гособоронзаказ.
  • Если компания имеет статус системообразующей. Перечень таких компаний можно найти здесь, сферы — саме разные. Правда, в этом случае отсрочка полагается не всем мужчинам, а только тем, кто обеспечивает непрерывность работы. Доказать этот статус сотрудника должен сам работодатель, подав списки в Генеральный штаб ВС РФ. Составляются они в свободной форме, обязательно только указать ФИО и должность сотрудников. А еще нужно уложиться в одобренный Минцифры процент сотрудников, которые могут получить отсрочку.
  • Если это IT-компания или компания в сфере связи, получившая аккредитацию в Минцифры. Список можно найти здесь. Но отсрочку могут получить только сотрудники с высшим образованием по специальности, входящей в еще один список Минцифры. То есть должны сойтись два фактора: статус аккредитованной министерством IT-компании и код специальности сотрудника из его диплома о высшем образовании, входящий в перечень одобренных министерством специальностей. Кроме того, сотрудник должен быть оформлен в штат компании на полный рабочий день. В этом случае отсрочку можно запросить через «Госуслуги»: подать заявление с электронной подписью гендиректора.

Как еще можно помочь

Если отсрочку для сотрудника организовать не удается, помочь вы всё равно можете. Вне зависимости от статуса компании, стоит организовать линию юридической помощи. Если в штате юристов нет, наймите их на аутсорсе, «под запрос», чтобы сотрудники могли спросить обо всем, что их волнует. Уровень тревожности сейчас беспрецедентный, и если с ней никак не бороться, это будет негативно сказываться на продуктивности.

Очень полезной будет история с психологической помощью. Сейчас потребности многих людей резко упали до базовых, и сама базовая из них — потребность в безопасности — нарушена. Раньше, привлекая человека в компанию, мы рассказывали о возможностях карьерного роста, интересных задачах и программах компании. Сейчас соискателю важно, чтобы работодатель гарантировал его безопасность и стабильность. Поэтому программы психологической поддержки лучше всего покажут, что вам есть дело до своих работников. Сегодня людям особенно важно понимать, что их завтра не бросят.

И еще одна специфическая проблема, которая рано или поздно встанет перед эйчарами, — возвращающиеся с военных действий сотрудники, которые могут иметь проблемы с физическим и ментальным здоровьем (например ПТСР). Поэтому думать о помощи семьям погибших и о реабилитации вернувшихся надо уже сейчас. К тому же сотрудники, которые будут видеть, что люди для компании — действительно ресурс, что руководство заботится о них, что бы ни случилось, оценят это.