Разобраться

Почему я никогда не бегу на самолет. Эссе сооснователя Netflix Марка Рэндольфа

Почему я никогда не бегу на самолет. Эссе сооснователя Netflix Марка Рэндольфа
Marc Randolph/Facebook

До пандемии COVID-19 я много времени проводил в аэропортах. И независимо от города или времени суток всегда наблюдал одну и ту же картину. Измученный пассажир бежит через терминал и тащит за собой чемоданы, шарфы, а иногда и маленьких детей в отчаянной попытке успеть к выходу на посадку, пока он не закрылся.

Когда я вижу такое, я только качаю головой.

Не потому что я так доволен собой, что приехал на свой рейс заблаговременно. А потому что за десятилетия путешествий я понял одну вещь:

Никогда, никогда не нужно бежать на самолет!

На самом деле это своего рода философия. Я познал ее в Париже, в 1980-х годах, когда, хорошенько пропотев в своем шерстяном пальто, сидел на среднем сиденье готовившегося ко взлету «Боинга-727».

Тогда я работал в европейской штаб-квартире Borland Software. Она находилась в Париже, но у компании были региональные офисы по всей Европе. На неделе мне требовалось посетить три или четыре из них, причем на каждый обычно закладывался один рабочий день. Я мог вылететь из Парижа ранним рейсом, приземлиться в Мадриде в восемь утра, провести день в каком-нибудь конференц-зале и той же ночью улететь домой. А утром всё повторялось, но уже с Лондоном или каким-то другим европейским городом.

Я летал 6–8 раз в неделю и быстро научился набору лайфхаков. Например, как складывать свернутый ремень в воротник запасной рубашки, чтобы она не мялась в ручной клади; в каком кафе миланского аэропорта подают лучший капучино; и как тайком вздремнуть в зале повышенной комфортности SAS в Копенгагене.

Но на то, чтобы осознать всю бессмысленность бега на самолет, потребовалось время. А необходимость немного побегать возникала у меня регулярно. В Стокгольме я мог попасть в пробку, а в Амстердаме — задержаться на встрече. И тогда сразу после прохождения паспортного контроля я в своих черных оксфордах и с галстуком за плечом совершал спринтерский рывок до нужного выхода на посадку.

В тот знаменательный день в Париже события разворачивались похожим образом. Я добрался до самолета буквально за несколько минут до запланированного вылета и поначалу был весьма горд своим безумным забегом через аэропорт Шарля де Голля. Да, я вспотел, мне было некомфортно, но я успел!

После этого самолет продолжал стоять с открытой дверью. Прошло пять минут, затем десять. Двое-трое расслабленных пассажиров вошли в дверь и неторопливо заняли свои места. Никто из них не вспотел.

Прошло 20 минут. Затем 30. К тому времени, когда дверь наконец закрылась и самолет поднялся в воздух, я промариновался в собственном поту больше часа.

Я мог успеть на этот рейс с завязанными глазами и на костылях.

Я был фрустрирован. Но в то же время мне стало интересно выяснить, как часто бег по аэропорту реально влияет на конечный результат.

Пока мы летели, я проанализировал свою личную статистику. За последний год я бегал на рейсы примерно 50 раз, но не смог вспомнить ни одного случая, когда успел бы в самую последнюю секунду. Каждый раз я или добирался до места с запасом, или оставался один в зале ожидания и наблюдал, как мой самолет взлетает без меня.

Сравнив свой опыт с другими часто путешествующими людьми, я пришел к выводу, что бег на самолет имеет значение лишь в одном из ста случаев. И уверяю вас, однопроцентный шанс на успех не стоит того, чтобы потеть и портить свой внешний вид, а затем ловить на себе презрительные взгляды сидящей рядом парижанки. Один процент просто не заслуживает такого стресса.

За последующие четверть века я налетал около трех миллионов миль и больше ни разу не бегал на рейс.

Эта история — не просто лайфхак для путешественников. Это символ подхода к тому, как выстраивать баланс между работой и личной жизнью.

Сейчас всё объясню.

Предприниматели и руководители компаний часто хвастают своим вниманием к деталям. Они лично участвуют во всех переговорах, чтобы выверить каждый пункт сделки. Изучают решения своих подчиненных, чтобы убедиться в их правильности. Меняют размер шрифта в презентации, поскольку считают, что даже такая деталь может оказаться решающей при заключении сделки.

Мне приходится выслушивать такое регулярно. Знаете, что я при этом слышу? Топот человека, бегущего на свой рейс.

Рискну предположить, что в 99% случаев эти детали не имеют вообще никакого значения. Конечно, вы можете подправить договор или выбрать шрифт, который будет лучше, чем у ваших менее опытных коллег. Но действительно ли это сыграет решающую роль? Предположим, вы заключите эту сделку, но, скорее всего, вы бы заключили ее в любом случае. А если нет? Ну, будем откровенны, едва ли ваша единственная проблема это размер шрифта.

Главное, что вам необходимо для заключения сделки, вы делаете не в четыре часа утра в последний момент. Вы делаете это за две недели до назначенной встречи.

Вы опоздали на самолет не в тот момент, когда недостаточно быстро бежали через пункт досмотра. Вы опоздали на него за три часа до вылета, когда проспали будильник.

И что же в итоге важнее? Напряженный и полный стресса бег с вероятностью успеха в один процент? Или приятный день, который не будет омрачен растяжением лодыжки рядом с закусочной Cinnabon в аэропорту?

На протяжении всей своей карьеры я упорно стремился сохранять баланс между личной жизнью и работой. В своей книге я пишу о вторничных вечерах с женой. Более 30 лет по вторникам я полностью отстранялся от дел. Дождь или солнце, есть кризис или нет — ровно в 5 часов вечера я уезжал и проводил время со своим лучшим другом. Мы ходили в кино, ужинали или просто прогуливались по магазинам в центре города.

И ничто не могло этому помешать. Ни встречи, ни совещания, ни вопросы или обращения, поступившие в последнюю минуту. Если кто-либо хотел мне что-то сказать в 16:55, значит, этот человек провожал меня до автомобиля на парковке.

Те вечера вторника помогли мне оставаться в здравом уме. И они позволяли мне видеть мою работу в перспективе. Оказывается, намного легче понять, что делаешь, когда время от времени отвлекаешься.

Эта встреча может подождать до утра. Эту задачу можно поручить кому-нибудь другому. Компания не разорится только из-за того, что вы не приковали себя наручниками к столу.

Иногда проблема кажется большой лишь потому, что вы не видите ничего, кроме нее. Вот почему я советую всем своим знакомым предпринимателям позаботиться о том, чтобы у них была жизнь вне работы. Чтобы у них были хобби, компания друзей или что-то еще, кроме сидения за компьютером.

Я им советую заняться своей жизнью — это помогает работе.

Ну а если вы находитесь в аэропорту и торопитесь на свой рейс, главное — не вспотеть.