Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе и технологиях в России

Основатель Almaz Capital Александр Галицкий: как инвестировать в интернет вещей и что не так с российскими стартапами

Основатель Almaz Capital Александр Галицкий: как инвестировать в интернет вещей и что не так с российскими стартапами
Александр Галицкий / Фото: Антон Белицкий/Inc.

«Умные» устройства интернета вещей наводняют мир. Только в России число таких гаджетов в 2016 году выросло на 30% и достигло 10 млн. А объем мирового рынка таких устройств и технологий (Internet of Things, IoT), по прогнозу маркетинговой компании Markets and Markets, к 2022 году может вырасти втрое — с нынешних $170 млрд до $561 млрд. Основатель венчурного фонда Almaz Capital Partners Александр Галицкий инвестировал в два быстро растущих IoT-стартапа и продал третий американскому телеком-гиганту Verizon. Галицкий рассказал Inc., что не так с рынком B2C, на что нужно обращать внимание инвестируя в IoT-стартапы и за какие решения крупные компании готовы платить сотни миллионов долларов.

Будущее интернета вещей

Я верю, что рынок IoT взлетит в ближайшие два года. Так обычно бывает в технологиях — сначала всплеск, потом замедление (его мы наблюдаем сейчас) — и снова рост.

Сегодня сегмент wearables перенасыщен компаниями и приборами. Поэтому появляются узконаправленные девайсы. Например, недавно в Нью-Йорке стартап OMSignal представил «умный» женский бюстгальтер OMbra — «электронный тренер»: с помощью биосенсоров он собирает данные о пульсе, дыхании и количестве шагов своей владелицы. Со временем подобные смарт-девайсы появятся в самых разных областях, а цена на них снизится, что приведет к росту этого сегмента.

Сегмент смарт-домов будет развиваться по мере развития технологий искусственного интеллекта и голосового управления. Мало просто повесить в доме датчики и сделать кнопочки — нужно научиться всем этим пользоваться. Люди часто пульт от телевизора толком не используют, а только умеют громкость увеличить и каналы переключить. Здесь же речь идет о комплексной системе управления. Частично этой проблемой занимается Alexa — «персональный ассистент» от Amazon, который позволяет управлять сразу несколькими смарт-девайсами с помощью голосовых команд. Поэтому рынок «умных» домов движется в сторону усовершенствования систем управления этими домами.

В городах должен появиться новый тип организаций — оператор смарт-сити. Например, чтобы сэкономить бюджетные затраты на электричество, весь город следует освещать новыми энергосберегающими лампами. Для этого нужна готовая инфраструктура, которой может владеть оператор смарт-сити (вышки, кабели между ними и т. д.). Он установит датчики, все это свяжет, и тогда появится смарт-сити — город, в котором компьютерные системы наблюдают за чистотой воздуха, трафиком, уровнем шума, затратами на электричество и прочими вещами, чтобы обеспечить комфортное проживание людей.

Интернет вещей в цифрах:

$170 млрд —объем рынка интернета вещей в 2017 году.

$561 млрд составит объем рынка IoT к 2022 году.

На 26,9% в год будет в среднем расти рынок IoT с 2017 по 2022 год.

10 млн — число «умных» IoT-устройств в России по итогам 2016 года (на 30% больше, чем в 2015 году).

$267 млрдв год будут тратить компании на IoT-технологии, приложения и программные решения к 2020 году.

Более 100 млрд «умных» девайсов из области IoT будет подключено к интернету в 2025 году.

Источник: Markets and Markets, BCG, Research and Markets,
Advanced Communications and Media

Что происходит на рынке IoT

Сегодня венчурные инвесторы охладели к IoT. Прогнозы — быстрый рост рынка и повсеместное применение «умных девайсов» — не сбылись и вряд ли сбудутся в ближайшем будущем. Поэтому теперь инвесторы осторожны и, как правило, специализируются на секторе IoT, в котором лучше разбираются, — индустриальном, городском, домашнем или персональном.

Главное препятствие на пути инвесторов в IoT — дебетовое финансирование. Хардверные продукты предполагают большие затраты — на закупку и складское хранение комплектующих, предоплату производства и длительное ожидание возврата затрат от товаров, размещенных в офлайн или онлайн магазинах. Если на Западе эта проблема решается недорогим кредитованием, то в России все еще больше усложняется из-за дорогих денег.

IoT-устройство должно быть дешевым, доступным и безопасным. Стороннее вмешательство, особенно если устройство входит в большую сеть, недопустимо. Сам IoT-объект (например, смарт-холодильник) может не быть предметом атак, но через него можно атаковать другой элемент «умного дома», частью которого он является.

Фото: Антон Белицкий/Inc.

Интернетом вещей сейчас активно интересуются корпоративные или так называемые стратегические инвесторы. Для многих IoT является основой их стратегии роста. Например, General Electric (GE) интересует сбор информации с конечных устройств и систем, которые они производят и поставляют на рынок. Благодаря умным IoT системам можно в реальном времени отслеживать состояние двигателей, турбин и оптимизировать их ремонт и техобслуживание. Для Cisco, как сетевой компании, важна увязка в сеть большого количества различных IoT приборов — это способствует востребованности их дорогих решений для создания сложных IoT систем.

Стартапы могут делать отдельные компоненты для IoT-решений (например, датчики) либо развивать платформенные решения. И в первом, и во втором случае компания может заинтересовать крупных игроков. Например, нашу портфельную компанию Sensity Systems (разрабатывает платформы для управления инфраструктурой смарт-городов) купил американский телеком-оператор Verizon. По его расчетам, посредством этой технологии можно создать бизнес с оборотом $10 млрд на основе уже существующей информационной IT инфраструктуры, — маленькому стартапу это не по силам.

IoT-компании, в которые инвестировал
Almaz Capital Partners

Sensity Systems

Калифорнийский стартап по производству комплексных платформ управления для светодиодных ламп, позволяющих создать «умные» системы освещения улиц, аэропортов, жилых и общественных пространств. В общей сложности компания привлекла более $75 млн. Среди ее инвесторов — Cisco Systems, GE, Mohr Davidow, Trinity. Фонд Almaz Capital Partners инвестировал в Sensity $15 млн в 2013 году накануне «пивота» (резкого поворота). Тогда компания поменяла бизнес-модель: от разработки LED-ламп, которые экономят электричество, переключилась на создание единой IoT-платформы для управления такими лампами. В эту платформу встраиваются датчики атмосферы, температуры, Wi-Fi и другие сенсоры. В 2015 году компанию оценили в $110 млн, а в сентябре 2016 года ее приобрел американский телеком-гигант Verizon (сумма сделки не раскрывается, как и сумма экзита Almaz Capital Partners, но это был самый крупный выход из инвестиций за всю историю Алмаза и составлял несколько сотен миллионов долларов США).

PetCube

Основанный в 2013 году украинский стартап создал робот для игры с домашними животными. Это камера со встроенным Wi-Fi и микрофоном, позволяющая следить за питомцем, а также разговаривать и играть с ним через мобильное приложение с лазерной указкой. Зимой 2016 года стартап выпустился из престижного акселератора Y Combinator. Almaz Capital Partners инвестировал в PetCube около $4,5 млн как лид-инвестор в двух раундах. Оборот компании в 2016 году составил $10 млн.

PIQ Sport Intelligence (бывший Octonion)

Французско-швейцарский стартап на стыке потребительской электроники, спорта и ПО, который делает «умные» портативные девайсы для спортсменов. Гаджет с помощью аксессуаров приспосабливается под разные виды спорта — бокс, гольф, теннис, лыжи, кайтсерфинг. Программа замеряет пульс и другие физические характеристики состояния пользователя, создает «карту» его движений и сравнивает ее с цифровой моделью движений профессионального спортсмена. Стартап является частью французско-швейцарской компании Octonion Technology. Его центр разработки hardware находится в Лозанне, софт разрабатывают в Минске. PIQ привлек более $5,5 млн инвестиций, в том числе от Almaz Capital Partners, Ginko Partners, Swisscom Ventures, 360 Capital Partners. Фонд Almaz Capital Partners инвестировал в PIQ в декабре 2015 года (сумма инвестиций не раскрывается).

Часто добиваются успеха стартапы, сочетающие хардверное устройство с программным платформенным решением. Например, когда облачное решение стартапа позволяет накапливать и анализировать большой объем данных по каким-то уникальным алгоритмам и на их основе прогнозировать и давать рекомендации. Сами приборы при этом являются источником данных.

Как Almaz Capital Partners инвестирует в IoT

Как и все, мы поддаемся волне интереса к интернету вещей. Три из 16 сделок фонда Almaz Capital Fund II связаны с IoT. Мы выбрали три составляющие в этом большом сегменте — смарт-сити (Sensity Systems, разрабатывает системы управления для «умных» городов), элементы «умного» дома (PetCube, делает «умные» гаджеты, позволяющие владельцу общаться с домашними животными на расстоянии) и человек (PIQ, делает портативные девайсы для спортсменов).

Все стартапы выбираются по одним и тем же критериям — как правило, на основе аналитики и прогнозов Gartner по развитию рынка технологий. По их предсказаниям и оценкам мы анализируем темп развития рынка и ценность технологического решения, предлагаемого стартапом.

Много заработать можно только на решениях, меняющих бизнес-модель тех или иных индустрий. А системы управления смарт-городами или домами — для нас уже состоявшиеся вещи. Там уже нельзя сделать революцию. Могут быть инкрементальные улучшения, но на них много не заработаешь.

Инвестируя в IoT, стоит обращать внимание на комплексность и завершенность решения. Количество сенсоров на носимом девайсе само по себе ничего не даст. Платформа, построенная на том или ином IoT-приборе, должна накапливать данные о вас и/или о других пользователях, анализировать их и на этой основе давать рекомендации или оказывать другие услуги. Все надо интегрировать — иногда из этого выходит польза.

Мы инвестируем в серии А в 2-3 компании в год. Это вложения, которые могут не только вернуть нам инвестиции, но и позволить нам заработать на наших инвестициях.

Прежде чем инвестировать, мы обычно наблюдаем за компанией, за ее изначальным позиционированием на рынке и развитием. Смотрим, насколько она приблизится к заявленной цели, например, за год или другой период времени. Поэтому с нами полезно начинать общаться еще на стадии пре- или посевного инвестирования.

Фото: Антон Белицкий/Inc.

Люди по-разному смотрят на вещи, а корпорации живут примерно по одинаковым правилам. Поэтому мы, как правило, инвестируем в b2b-рынок. В b2c-решениях для индивидуальных клиентов слишком много национальных и социальных особенностей.

Инвестиции закладываются на 5-7 лет. Хардверные стартапы в этом плане ничем не отличаются от софтверных, кроме дебетового финансирования. Чтобы уговорить большую корпорацию на покупку новой технологии, нужно как минимум 6-9 месяцев.

Венчурные фонды рассчитаны в среднем на 10 лет работы. Поэтому мы прогнозируем спрос на 5-7 лет вперед.

Для каждого фонда мы выстраиваем свою стратегию. Недавно мы запустили Almaz Capital Fund III, который займется направлением дополненной реальности (augmented reality), приложениями на блокчейне и технологиями работы с большими массивами данных (data engineering). Нам также интересны компании, предлагающие принципиально новое решение в сфере информационной безопасности и особенно IoT.

Проблема российских стартапов в том, что они плохо просчитывают будущее и рассчитаны на решение нишевых проблем. Например, недавно я принимал участие в конкурсе GenerationS — там были интересные команды (не хочу пока их называть), но среди них часто встречается такая проблема. Поэтому в России инвестору надо садиться и прогнозировать вместе со стартаперами.

Другой большой бич России — плохое понимание проблем мирового рынка. Это происходит, потому что у нас почти нет компаний-мировых лидеров. Нужно понимать проблему, прежде чем ее решать.

Вопрос не в размере рынка, а в темпах его роста. Например,стартаперы часто говорят мне, что они нацелились на громадный рынок. Но если он устоялся, то что нам от того, что он большой? Рынок должен быть не только большим, но и быстрорастущим — это гораздо интереснее.

Читайте нас в Facebook, Twitter и ВКонтакте.