Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе и технологиях в России
Разобраться

Основатель DoDoPizza Федор Овчинников: «От допроса у меня ощущение полного сюрреализма»

Основатель DoDoPizza Федор Овчинников: «От допроса у меня ощущение полного сюрреализма»
Федор Овчинников. Фото: Додо пицца

Основатель сети «Додо пицца» Федор Овчинников стал свидетелем по уголовному делу о наркотиках, найденных в одной из пиццерий. В среду Овчинников написал на своей странице в Facebook, что побывал на допросе в ОВД «Южное Медведково». Оказалось, в полицию от неизвестного лица поступил донос, якобы основатель «Додо пиццы» под прикрытием сети пиццерий распространяет наркотики из Латинской Америки. Ответив на вопросы, Овчинников подарил следователю свою книгу о том, как в сети «даже директора моют полы», «делают лучшую пиццу» и всегда внимательны к критике. В интервью Inc. предприниматель рассказал, почему надеется на адекватность сотрудников МВД и не планирует уезжать из России, несмотря на вероятный арест.


В ноябре сотрудники одной из пиццерий «Додо пиццы» нашли в туалете заведения закладку наркотиков. Следователь на допросе объяснила, что подобные закладки обнаружили еще в нескольких пиццериях (Овчинников говорит, что ему об этом ничего не известно). Сейчас основатель сети и его партнер-франчайзи (имя Федор не называет) проходят свидетелями по уголовному делу о незаконном производстве и сбыте наркотиков в особо крупных размерах (ст. 228.1 п. 5). Максимальное наказание по этой статье — пожизненное заключение.


«Додо пицца» в цифрах:


300

пиццерий в сети


10

стран, где работает сеть, в том числе Великобритания и США


34

минуты — среднее время доставки пиццы


Источник: данные компании

— Как вы себя чувствуете после допроса?

— Я очень устал и хочу поскорее лечь спать. Всё это дело для меня — полная неожиданность, это сюрреализм. Я надеюсь, он быстро закончится, и мы сможем заниматься нашим любимым делом — розничным бизнесом, IT, создавать продукты. Я такого не ожидал.

— Почему не ожидали? Вам ведь дважды звонили из полиции с вызовом не допрос. Вы не думали, что заведут уголовное дело?

— Я думал, что это просто рабочий процесс. Люди нашли эти запрещенные препараты, и им нужно опросить всех, кто может иметь к этому отношение. Кто-то на допросе в пиццерии сказал — мол, основатель Федор, и так они вышли на меня. Я думал, что это просто какая-то фигня и что она быстро закончится. Но обвинение, написанное непонятным человеком, у которого нет контактов, о котором ничего неизвестно, — это полный абсурд.


Бизнес, полиция и наркотики


Дело семьи Полухиных. В июле 2015 года в силу вступил приговор семье кондитеров из Воронежа. Хозяев местного кафе обвинили в сбыте запрещенной маковой соломки. Отец семейства, его супруга, ее сестра и дочь получили по восемь лет лишения свободы. Следствие шло более пяти лет.


Дело Дениса Федорова. Летом 2016 года московская полиция объявила в розыск оперативников ОВД «Хорошево-Мневники» Тимофея Панченко, Александра Нежевенко и Владимира Дмитриева. Сотрудников ведомства подозревали в том, что они подбросили наркотики начальнику отдела сбыта ТД «Молдавский металлургический завод» Денису Федорову. По версии следствия, фабрикацию дела инициировала супруга управленца. Задержаны ли оперативники, не сообщалось.


Дело Дениса Клевакина. В августе 2017 года в Омске был задержан предприниматель Денис Клевакин, управляющий сразу тремя омскими строительными фирмами. На парковке у торгового центра, где мужчина делал покупки, его задержали оперативники и обнаружили в его кошельке пакет с кокаином. Сейчас коммерсанта обвиняют в контрабанде наркотиков, он находится под подпиской о невыезде.


— Это похоже на донос.

— Ну да, полуанонимный. Непонятно кто кинул записку в ящик, и нас начали приглашать на допросы. Надеюсь, благодаря публичности эта история быстро закончится и мы сможем спокойно заниматься своим делом.

— У вас есть версии, кто мог быть автором записки и с какой целью ее написали?

— Никаких версий нет. У нас прекрасный партнер, который управляет этой пиццерией в Медведково. Это талантливый предприниматель, который заработал свои деньги с нуля (раньше он занимался IT-бизнесом). Интеллигентнейший человек, который так же, как и я, шокирован происходящим.

— Есть ли у вас какие-то связи в Латинской Америке?

— Я никогда не был в Латинской Америке. С удовольствием бы там побывал, но пока не довелось. Поэтому я не понимаю, откуда это взялось в заявлении. У нас есть пиццерии в мире — в США, Великобритании, Китае, — но в Латинской Америке пока нет.

— На чем вы остановились в полиции?

— Я и мой партнёр проходим по делу как свидетели. С учетом всего, мы с моим адвокатом провели сегодня на допросе примерно 2,5 часа — дали показания и сейчас планируем написать на неустановленное лицо-анонимщицу заявление о клевете.

— Вы будете пытаться связаться с ней лично, раз вам удалось узнать адрес ее электронной почты?

— Сотрудники мне уже написали, что это фейковая почта. Кто-то даже уже зарегистрировался на этот адрес.

— Какие у вас до этого были отношения с правоохранительными органами?

— Да никаких — только пиццу им доставляли.

— Ни давления, ни вымогательства?

— Не было ничего такого. У нас децентрализованный бизнес — это 200 предпринимателей в городах России, многие из которых заложили квартиры, чтобы открыть свое дело. У нас никогда не было никаких проблем.

— Перед уходом вы оставили следователю свою книгу. Что вы хотели этим сказать?

— Да просто оставил, потому что человек работает в системе и было видно, что она сама чувствует абсурдность ситуации. Хотел, чтобы она глубже поняла, что у нас за компания, чтобы как-то смягчить [отношение]. Никакого негатива по отношению к человеку, который это исполняет, у меня нет. Собственно, наши дальнейшие действия — ждать, что будет. Мы решили, что это должно быть публичной историей. Будем писать заявление на некую неустановленную гражданку Пронину, которой, может быть, не существует, — что это клевета.

— Как с вами общались следователи?

— Мне показалось, что у следователя было два главных пойнта: во-первых, показать связь с пиццерией «Медведково» — и некую связь с партнером. Нас спрашивали, когда мы познакомились, где, при каких обстоятельствах, насколько часто общаемся и т. д.

— Вы сами написали, что статус свидетеля легко изменить на подозреваемого и в лучшем случае оставить вас на свободе под подпиской о невыезде. Вы не думали уехать за границу, чтобы переждать такой вариант развития событий в безопасном месте?

— Я никуда не планирую уезжать при любых обстоятельствах. Нам нечего скрывать. Я верю, что добро победит, — ну потому что это полный абсурд. Я уверен, что в МВД есть куча адекватных людей, которые понимают, что это полный бред и его нужно как можно быстрее закончить, чтобы прекратить этот позор.

— Казалось бы, отдельные люди понимают абсурдность ситуации, но в системе правосудия часты несправедливые приговоры. Вас это не пугает?

— Нет. Я верю в правду — потому что мы делали бизнес с нуля, никогда ничего не нарушали, полностью были прозрачны и открыты. Нам нечего скрывать, и я уверен, что все будет хорошо.


UPD. По данным The Bell, заявление в ФСБ на Федора Овчинникова могла написать франчайзи «Додо пиццы» в Люберцах. Как выяснило издание, у пиццерии, открытой по франшизе в этом районе, есть соучредитель, чьи фамилия и инициалы совпадают с автором заявления, – Пронина Екатерина Викторовна.

По данным СПАРК, которые приводит издание, Пронина является совладелицей ООО «Витаголд», зарегистрированного в Люберцах. По этому же адресу находится одна из пиццерий «Додо». «Совладелец «Витаголд» Вячеслав Прокудин подтвердил, что является франчайзи «Додо Пиццы», но отвечать на вопросы о Екатерине Прониной отказался», — пишет The Bell.


Александр Железников

управляющий партнер коллегии адвокатов «Железников и партнеры»


Что должен делать бизнесмен, если стал свидетелем по уголовному делу? Звонить адвокату. Все остальное — забота защитника, который должен организовать соответствующее взаимодействие с полицией и объяснить, что его подзащитный не имеет никакого отношения к найденным наркотикам. А закладки могут быть везде. Все взаимодействие с полицией должно происходить при участии адвоката.

Огласка в этом случае, как правило, помогает. Контроль общественности — это один из инструментов, который может помочь дисциплинировать следствие и суд. Впрочем, как именно это повлияет на полицию, предсказывать трудно: это волюнтаристически построенный уголовный процесс, так что полицию огласка может и сдерживать, и подстегивать к обвинительному уклону.

Что касается встречного иска о клевете против анонимного заявителя — вряд ли его действия посчитают клеветой. Если по анонимному заявлению были найдены наркотики, какая же это клевета? Такое заявление даже не рассмотрят.

Могут ли свидетелей переквалифицировать в подозреваемые? Вряд ли. Легко доказать, что к пиццерии имели доступ десятки людей и кто угодно мог положить, оставить и забрать закладку. Если это будет доказано, скорее всего, они не будут обвинены.

Читайте Inc. в Telegram!

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России