• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Леонид Богуславский: «Во власти есть стратегическое непонимание происходящего»

Леонид Богуславский: «Во власти есть стратегическое непонимание происходящего»

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

Свобода, обыски и … — чего ждать бизнесу от Владимира Зеленского

Свобода, обыски и … — чего ждать бизнесу от Владимира Зеленского
Фото: STR/NurPhoto/Getty Images

Избранный 21 апреля Владимир Зеленский готовится занять пост президента, набрав 73,22% голосов избирателей, — это самый большой процент за всю современную историю демократических выборов на Украине. До выдвижения кандидатом в президенты он не имел отношения к политике. У Зеленского есть бизнес, в основном в развлекательной сфере и, по данным «Громадское ТВ», в строительной. Inc. поговорил с предпринимателями и экспертами и узнал, чего ожидать бизнесу от нового украинского президента.


Александр Конотопский

основатель Ajax Systems, «умные» технологии для охраны дома


При Януковиче рейдерство со стороны приближенных к нему людей было мейнстримом. При Порошенко я подобной ситуации не заметил. При Януковиче все были в страхе, о бизнесе боялись даже просто рассказывать, потому что могли прийти и отжать. При Порошенко у предпринимателей были трения с силовыми структурами, но откровенного захвата бизнеса не было. Экспортно ориентированным компаниям, как наша, очень на руку сыграл безвизовый режим.

IT-бизнесу в Украине достаточно комфортно. Айтишники оформляют трудовые отношения как ФОПы (аналог российского ИП) и платят налоги 5%, что гораздо ниже, чем в Европе. Самая большая проблема — беспредел силовиков, но это скорее наследие СССР. Но главное, что страх ушел из воздуха.

Новый президент для всех — темная лошадка. Я слабо верю в лидеров-мессий. Я верю в систему, гражданское общество, диалог бизнеса с властью. Без диалога с бизнесом ничего не получится. Система «я начальник, ты дурак» не работает.


Владимир Усов

основатель Kwambio, фабрики 3D-печати керамических изделий


Наш бизнес связан с высокими технологиями, и работаем мы в основном с партнерами из США и Европы. Могу сказать, что наши связи с европейскими клиентами укрепились. Также подписанная ассоциация с ЕС существенно упрощает ведение бизнеса с европейскими клиентами и партнерами. С другой стороны, партнеров и клиентов у нас в стране практически нет. И государственные высокотехнологические компании, такие как Укроборонпром, предприятия аэрокосмической сферы, не проявляют никакого интереса к украинским инновационным компаниям и стартапам. Украина не выступает адвокатом своих стартапов на международной арене и не создает внутренний спрос. Надеюсь, это изменится.


Валентин Пивоваров

сооснователь Kyiv Legal Hackers, украинской части международного коммьюнити по внедрению технологий в право


В целом Украина стала более открытой для Европы и повысился интерес от европейских институций. В 2016 году мой проект Legal Alarm получил грант $20 тыс. от Гаагского института инноваций в праве. Кроме того, Украина стала участником программы Евросоюза «Горизонт 2020» по развитию разных отраслей в сфере инноваций и наши предприниматели могли подаваться по этой программе, и были кейсы, когда получали гранты на €1 млн. У нас появился безвизовый режим с Евросоюзом — это плюс. Киев, по данным StartupBlink (исследовательский центр стартап-экосистем мира) в 2019 году поднялся с 63 на 34 место среди тысячи городов мира. Я жил и в Пало-Альто, и в Гонконге, и в Праге. Могу сказать, что с точки зрения старта какой-то идеи у нас все классно — много толковых программистов, проходит много хакатонов.

Самые лояльные налоги на Украине: для ИП — 5% с доходов. Но это при доходе не более $50 тыс. в год. То есть это для начинающих предпринимателей. Далее нужно регистрировать ООО, у него более высокие налоги, что минус. Другой минус — это обыски. Было несколько случаев обысков крупных IT-компаний, но зачастую просто так не приходят. У нас закрылось много пиратских сервисов.

Что будет при Зеленском? У него полностью новая команда, он озвучивал имена своих экспертов, среди них мой бывший преподаватель. Зеленский планирует еще больше развивать IT, чтобы в 2024 году у нас уже были онлайн-выборы. Он хочет закончить войну, что повлияет на экономическую ситуацию в стране.


Евгений Козлов

сооснователь Bookimed, сервиса по подбору медицинских решений и организации лечения по всему миру


В роли предпринимателя я с 2006 года, и для бизнеса 5 лет президентства Петра Порошенко  — лучшие за весь этот период. Экономического чуда не произошло, но давления на бизнес IT-предприниматели не ощущали. За последние 2 года количество специалистов, работающих в IT-индустрии, практически удвоилось. Многие европейские и американские продуктовые компании запустили R&D-офисы, а украинские стартапы стали более трастовыми для внешних инвестиций, и есть рост внешнего венчурного финансирования. Что касается давления силовиков на бизнес, я наблюдаю тенденцию к уменьшению, но это не на уровне статистики, а субъективное ощущение.

Мы в месяц получаем больше 5 тыс. обращений по лечению за рубежом. В странах СНГ есть большая проблема с установкой онкологического диагноза на поздней стадии. Медицина наших ближайших соседей — Чехии или Польши — не такая продвинутая, как в Германии или Израиле, но статистика постановки онкологических диагнозов на поздней стадии там в разы ниже, чему нас, — именно по причине регулярных медосмотров. Реализация только этого пункта из медицинской реформы Зеленского многого стоит, а как будет во всем остальном — время покажет.


Андрей Мовчан

экономист


О переменах в отношениях России и Украины в сфере бизнеса еще рано говорить, потому что у нас нет четкого понимания политики, которую будет проводить Зеленский. Но мы понимаем абсолютно точно, что никаких революционных изменений не будет. Об этом достаточно внятно говорит Зеленский. К тому же он, как и любые украинские политики, пользуется поддержкой олигархов, поэтому изменений в ближайшее время ждать не приходится. Может быть, она станет более версифицированной за счет того, что новые люди появляются во власти. Но я бы революции не ожидал.