• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Леонид Богуславский: «Во власти есть стратегическое непонимание происходящего»

Леонид Богуславский: «Во власти есть стратегическое непонимание происходящего»

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

Как потерять модный ресторан спустя полгода после открытия

Грустная история пиццерии Testa

Никита Камитдинов

редактор Inc.

«Это заговор нескольких человек с целью отнять у нас наш маленький бизнес». Такое сообщение 20 июня 2019 года опубликовали в Facebook трое друзей — Юра Федосеев, Борис Болдин и Николай Волотов. Они вместе с предпринимателем и пиццайоло-любителем Давидом Навасардяном открыли в ноябре 2018 года пиццерию Testa. Заведение быстро обросло своей публикой, но закрылось без объяснения причин спустя всего 6 месяцев работы. В интервью Inc. в июне 2019 года Юра Федосеев рассказал о попытке рейдерского захвата пиццерии и поступавших команде угрозах, но по совету юриста не стал называть имен захватчиков и раскрывать детали произошедшего. В начале осени нанятые друзьями юристы закончили свое расследование, подготовили иск в суд и разрешили Федосееву обо всем рассказать. Мы поговорили с ним и другой стороной конфликта — Давидом Навасардяном. Они рассказали нам свои версии произошедшего.


— Мы просто о****и… А что в этой ситуации делать? 2019 год, и ты сталкиваешься в центре Москвы с такой х****й, — говорит сооснователь пиццерии Testa Юрий Федосеев.

Он уверен, что в январе 2019 года его партнер по бизнесу Давид Навасардян воспользовался услугами рейдеров, чтобы «отжать» пиццерию. Навасардян это отрицает и обвиняет бывших партнеров в том, что они вывезли принадлежащее ему оборудование ресторана, не спросив у него разрешения.

— Мы слишком мало общались с партнерами: у нас вообще не было диалога. Очень жаль, что так случилось, — сетует Навасардян.

Обе стороны признают, что попытка реализовать совместный проект вышла крайне неудачной.


Пицца из Testa

В 2017 году предприниматель Давид Навасардян через общую подругу познакомился с совладельцем московского бара «Голова» Юрием Федосеевым и позвал его вместе с партнерами, Борисом Болдиным и Николаем Волотовым, в гости — попробовать неаполитанскую пиццу, рецепт которой он разрабатывал несколько лет.

Навасардян и основатели «Головы» независимо друг от друга планировали открыть гастрономические проекты. Федосееву, Болдину и Волотову понравилась пицца. Когда Навасардян предложил им открыть пиццерию, они ударили по рукам и стали готовиться к запуску.

— Мы поняли, что это офигенный продукт, хотя над ним, конечно, надо было работать, потому что визуально он выглядел не классно. К тому же Навасардян был готов вливаться финансово, — рассказывает Федосеев.

Давид Навасардян

Он нашел на Лесной улице помещение с невысокой арендной ставкой — 180 кв. м за 320 тыс. руб. с ежегодной индексацией в размере 6%. Часть здания, в котором располагалось помещение, принадлежала ООО «Лесная новь». Им в равных долях владеют Сергей Агеенков и Максим Моргунов, которые предположительно проживают в Финляндии. Об этом Федосееву рассказывал сын Сергея Агеенкова Алексей, который сдавал помещение в аренду в качестве генерального представителя собственников.

Как утверждает Федосеев, Агеенков предлагал новым арендаторам низкую арендную ставку на двух условиях: 1) стороной в договоре должно быть ООО «КУБ» — юрлицо, владеющее баром «Голова» (смысл этого условия Федосеев не понимает до сих пор); 2) арендаторы должны отремонтировать помещение (на тот момент в нем были только голые стены).

Партнеры согласились на эти условия, привлекли друзей-архитекторов и начали ремонт. Всего они инвестировали в обустройство пиццерии примерно 20 млн руб.: по словам Федосеева, 40% вложили основатели «Головы», 60% — Навасардян. Часть денег партнеры брали из собственных сбережений, часть — в кредит или в долг у друзей и знакомых.

Чтобы соблюсти условие Агеенкова, основатели «Головы» вписали Навасардяна в качестве соучредителя ООО «КУБ» — он стал владельцем 25% юрлица.


Инстаграм раздора

Во время ремонта между командой «Головы» и Навасардяном начались трения. По словам Федосеева, Навасардян в обход архитекторов указывал строителям, что делать, и заказывал стройматериалы без ведома остальных партнеров. В частности, по его указанию полы залили не так, как изначально задумывали, и их пришлось переделывать. Навасардян утверждает, что конфликты провоцировали сами архитекторы, которые работали медленно и допускали ошибки из-за отсутствия опыта проектирования ресторанов.

Штат ресторана набирали как Навасардян, так и владельцы «Головы». Часть сотрудников — бар-менеджера, управляющего, барменов и официантов — приглашали основатели «Головы», команду поваров — Навасардян, который отвечал за кухню в новом заведении. Федосеев утверждает, что по инициативе Навасардяна в пиццерии повесили несколько камер, потому что тот хотел контролировать всё происходящее в заведении. То же касалось документов.

В начале ноября 2018 года пиццерия торжественно открылась. По оценкам основателей, в течение трех дней после запуска пиццерию посетили около 1,5 тыс. человек — в основном это были друзья и знакомые основателей «Головы».

— Первые дни у нас был нереальный ажиотаж, стояли очереди, — говорит Федосеев.

Слева направо: сооснователи Testa и бара «Голова» Николай Волотов, Борис Болдин и Юрий Федосеев

Предприниматели присутствовали в заведении почти постоянно и отлаживали процессы. Но конфликты между партнерами происходили все чаще.

Апогеем разлада стал эпизод спустя неделю после открытия. Федосеев пришел в пиццерию вместе с сестрой и её детьми. По его словам, их встретил разъяренный Навасардян и в приказном тоне позвал поговорить.

Выяснилось, что причиной недовольства стала фотография в инстаграме Testa, на которой был запечатлен не Навасардян, а Николай Волотов. Федосеев отвечал за всю медийную составляющую проекта и вел аккаунт пиццерии в Instagram — поэтому претензии были к нему.

— Он в приказном тоне потребовал немедленно удалить эту фотографию и взамен запостить его. Почему-то ему казалось, что он должен быть лицом заведения. Причем если бы он подошел ко мне спокойно… Я, безусловно, собирался выложить и его фото, — комментирует Федосеев.

По словам Навасардяна, он счел, что новые партнеры, не выложив его фотографию, выразили к нему неуважение. Он отрицает, что грубо повел себя по отношению к Федосееву и членам его семьи, и утверждает, что агрессия в этой ситуации исходила от сооснователя «Головы».


«Здравствуйте, ребята, бумажки берем»

Несмотря на ухудшение отношений, остаток 2018 года прошел без происшествий. В январе основатели «Головы» отправились в отпуск, а по приезде встретились с Навасардяном, у которого, как утверждает Федосеев, возникли «какие-то вопросы», связанные с бизнесом.

По словам Федосеева, Навасардян настоял на том, что разговор должен пройти в конфиденциальной обстановке. Пиццерия открывалась через полчаса, и поэтому основатели «Головы» предложили ему вместе с бухгалтером пойти в близлежащее кафе, где «сложно встретить знакомых». Навасардян отказался и от кафе, и от бухгалтера, и повел партнеров в офис Алексея Агеенкова, «с которым он обо всем договорился», пересказывает слова партнера Федосеев.

Офис располагался над пиццерией и принадлежащими Агеенкову гостиничными номерами. По данным «Контур.Фокус», он является соучредителем гостиничного бизнеса — ООО «АЛЬЯНС НА ЛЕСНОЙ». В одном здании с пиццерией располагались «Кирпич отель» с обычными номерами и отель «БэДСэМ» с номерами в стиле БДСМ. Соседство с отелем «БэДСэМ» приводило к курьезам, рассказывает Навасардян. Например, однажды в пиццерию ворвался человек с кляпом во рту.

Иллюстрация: Павел Мишкин/Inc.

По словам Федосеева, из всех основателей Testa с Агеенковым чаще всего общался именно Навасардян: он изначально взял на себя задачу выстраивать коммуникацию с арендодателем.

— «Оставьте его мне. Он моего возраста, близок мне по складу, я с такими людьми умею общаться», — пересказывает его слова Федосеев. — Мы сказали: не вопрос.

Алексей Агеенков отказался отвечать на вопросы Inc., сказав, что не будет «ни с кем разговаривать».

Как утверждает Федосеев, поднявшись по лестнице на этаж, где располагался офис Агеенкова, предприниматели увидели «двухметровых громил», сидящих перед офисом. Затем они зашли в офис, где их ожидали еще двое людей: «одному лет 45, второму за 60». «Здравствуйте, ребята, бумажки берем», — поприветствовали они предпринимателей, вспоминает Федосеев.

По его словам, с самого начала собеседники начали в грубой форме требовать у основателей «Головы» подписать бумаги о праве переуступки собственности, угрожали разбить носы и говорили, что знают, где живут и чем занимаются предприниматели и их семьи.

Федосеев записал этот разговор на диктофон — но не с начала, а с более конструктивной стадии. Часть этой записи есть в распоряжении Inc. Диалог на ней развивается следующим образом:

— В настоящий момент Давид [Навасардян] не считает возможным и экономически целесообразным сотрудничать с вами в рамках тех договоренностей, которые имели место… — говорит один из собеседников предпринимателей.

— Что значит сотрудничать? — отвечает Федосеев.

— … и предлагает вам цивилизованно, нормально, по-человечески разойтись. С учетом того, что доля, вложенная в это кафе, составляет с его стороны более 70%, он считает себя вправе и мы вместе с ним…


По версии Федосеева, Навасардян вложил в пиццерию только 60% от суммарных инвестиций.

— Я прошу прощения, а вы на каком праве считаете себя вправе? — вклинивается Федосеев.

— Можно я договорю? Он считает себя вправе сделать вам предложение. Предложение заключается в том, что у него нет желания вместе с вами дальше работать. Поэтому либо так, либо иначе нам необходимо разойтись.

— А иначе — это как? — спрашивает Федосеев.

— Либо одна сторона заинтересовывает другую, либо другая заинтересовывает эту, — заключает собеседник.

В том же духе разговор продолжался около часа: по словам Федосеева, в конце беседы неизвестные предложили предпринимателям выплатить 4 млн рублей за их долю в пиццерии и дали один час на раздумья.

Предприниматели вышли из офиса Агеенкова, прошли мимо «амбалов», спустились по лестнице, сели в машину Федосеева и поехали в «Голову». Посоветовавшись с друзьями, родственниками и юристами, они отказались от предложения.


Вынужденный конец

По версии Навасардяна, на вышеописанной встрече настояли основатели «Головы», которые уже тогда намеревались продать свою долю в пиццерии. Федосеев подтверждает, что они были готовы к переговорам такого рода, но отрицает, что инициатива встречи исходила от них.

Судя по контексту записанного им разговора, предложение о передаче/продаже доли исходило от людей, представлявших Навасардяна в этих переговорах. Федосеев называет их «рейдерами», Навасардян — потенциальными покупателями. Но объяснять, кто эти люди и кем они ему приходятся, Навасардян отказывается.

После этой встречи Навасардян стал общаться только с Борисом Болдиным, который, по мнению Федосеева, из всех основателей «Головы» наименее вспыльчив. Деловые встречи Болдина и Навасардяна могли продолжаться по несколько часов, а Федосеев в это время сидел в своей машине неподалеку, потому что боялся оставлять Болдина наедине с Навасардяном и наблюдал за геолокацией партнёра. Впоследствии отношения между Навасардяном и командой «Головы» немного выровнялись — и Федосеев прекратил контролировать такие встречи.

Примерно через месяц после встречи с «рейдерами» в пиццерии загорелся двигатель вытяжной системы вентиляции — но огонь быстро потушили. Позднее произошло еще одно задымление. Неисправный двигатель поменяли.

Иллюстрация: Павел Мишкин/Inc.

Тем не менее, под предлогом этих происшествий с марта 2019 года в адрес ООО «КУБ» стали приходить официальные письма от собственников помещения — ООО «Лесная новь» — за подписями генерального директора Сергея Агеенкова и генерального представителя Алексея Агеенкова.

Сначала от ООО «КУБ» требовали выплатить 2,5 млн руб. — в такую сумму оценили ущерб, нанесенный возгоранием фасаду здания. Федосеев утверждает, что эта цифра взята с потолка, а независимая экспертиза оценила ущерб в 6 тыс. руб. К тому же, по его словам, предприниматели были готовы своими силами почистить фасад от нагара и уведомили об этом арендодателей, но те продолжили «угрожать безумными цифрами».

В конце апреля ООО «КУБ» пришло новое официальное письмо от собственника (есть в распоряжении Inc.), в котором тот апеллировал к статусу здания, где располагалась пиццерия, — это объект культурного наследия федерального значения. В письме говорится, что арендатор реконструировал помещение, не оформив «исходно-разрешительную документацию на объекте культурного наследия», чем нарушил градостроительные и строительные нормы. А также нарушил противопожарный режим при монтаже системы вентиляции и требования в области государственной охраны объектов культурного наследия, разместив вентиляционные трубы и блоки кондиционеров на фасаде здания.

Ущерб от пожара в этот раз оценили в 3,5 млн руб. Арендатора уведомляли о расторжении договора в одностороннем порядке «в связи с существенным ухудшением состояния арендуемого помещения», несмотря на то, что договор заключали сразу на на 5 лет.

В мае в адрес ООО «КУБ» пришло новое письмо, в котором собственник предупредил о намерении демонтировать вентиляционную трубу, без которой не могла работать печь, и блоки кондиционеров, размещенные на дворовом и боковом фасадах. Собственник мотивировал это предписанием Департамента культурного наследия города Москвы, полученным в конце прошлого года.

По словам Федосеева, в конце мая вентиляционную трубу демонтировал сотрудник ООО «КУБ», которого нанимал в свою команду Навасардян. В тот же день основатели «Головы» окончательно поняли, что у них не получится дальше вести бизнес в этом помещении. Тогда они описали принадлежащее им и Навасардяну имущество, которое находилось в пиццерии, и увезли его в арендованный заранее склад. Навасардян присутствовал в пиццерии при погрузке оборудования: он выступал против этого маневра, но партнеры его не послушали.

Позднее на входе в помещение ресторана повесили объявление, что по техническим причинам он закрыт до 15 июня, а стеклянные входные двери завесили черными мусорными пакетами. По словам Федосеева, собственник также сменил замок на двери. Тогда же в корпоративном инстаграме, который остался под контролем Федосеева, появился пост (позже он был удалён) с фотографией вышеописанной картины и сообщением, что команда «Головы» больше не имеет отношения к помещению.


«Шансов у арендатора практически нет»

Федосеев обещает подать иск в суд на собственников помещения. По его словам, за лето сотрудничающие с ним юристы успели подготовиться к процессу, собрав доказательства. Собственнику отправили досудебную претензию, оценив ущерб, нанесенный его неправомерными действиями, примерно в 15 млн руб.

Адвокат собственника, по словам Федосеева, видел эту претензию и даже просил подробнее расписать, из чего складывается оценка нанесенного ущерба, но затем перестал выходить на связь.

Навасардян не верит в успешный для арендатора процесс: он отмечает, что «в суде всегда отдают предпочтение собственнику». Старший партнер коллегии адвокатов «Железников и партнеры» Роман Щербинин тоже скептически оценивает шансы арендатора выиграть в суде в сложившейся ситуации.

В договоре аренды между ООО «Лесная новь» и ООО «КУБ» (есть в распоряжении Inc.) прописана возможность расторжения договора в одностороннем порядке по инициативе арендодателя «при существенном ухудшении состояния помещений и/или осуществлении несогласованной перепланировки помещений».

— Ошибка арендаторов в том, что они допустили в договоре наличие такого условия, как «существенное ухудшение состояния помещений». Эта оценочная категория должна быть раскрыта или, в принципе, не должна присутствовать в договоре, — говорит Щербинин.

По его мнению, еще одна важная деталь, которая, скорее всего, сыграет против арендатора на суде, — статус объекта культурного наследия здания на Лесной улице. По словам Щербинина, согласования ремонтных работ в таких помещениях с органами власти часто проходят сложно. При этом в договоре говорится, что арендатор самостоятельно решает «вопросы, связанные с проведением ремонтных работ в нежилых помещениях, являющихся объектом культурного наследия».

Впрочем, Федосеев утверждает, что во время ремонта вопросов и требований от местных властей не поступало, а обязательства по согласованию перепланировки с чиновниками, по его версии, предприниматели не брали. При этом перепланировка соответствовала плану, приложенному к договору аренды, а значит, собственник её согласовал, считает он.

— Если никакого предписания [Департамента культурного наследия] нет, если нет нарушений, выявленных госорганами, если работы произведены в соответствии с проектом и все разрешения были получены, то у арендатора есть шансы взыскать убытки с арендодателя. Если нарушения имели место — то шансов у арендатора практически нет, — резюмирует Щербинин.


Интеллигенты мало едят

Федосеев убежден, что Навасардян, по сути, планировал захват бизнеса с помощью Алексея Агеенкова, но у них ничего не вышло, поскольку основатели «Головы» вовремя забрали из помещения оборудование, а денег на новое у Навасардяна и Агеенкова не было. По словам Федосеева, о причастности Навасардяна к процессу выселения пиццерии из помещения — и даже инициативе — ему рассказывал сам Алексей Агеенков уже в июне.

И Агеенков, и Навасардян могли планировать захват помещения задолго до случившегося, считает Федосеев: возможно, Агеенков собирался сделать это, когда отдавал помещение по низкой арендной ставке, но взамен требовал хороший ремонт от арендатора.

Навасардян категорически отрицает подобный замысел и уверяет, что это с ним обошлись несправедливо, когда забрали из ресторана частично принадлежащее ему оборудование, не согласовав эту процедуру с ним. Он уверен, что пиццерия закрылась, прежде всего, из-за невозможности зарабатывать деньги в изменившихся в 2019 году обстоятельствах.

Во-первых, по будням заведение стало открываться в 18 часов вечера. Федосеев договорился об этом с представителями соседнего офисного центра, в систему приточной вентиляции которого попадал дым из печи пиццерии. Федосеев считает, что благодаря его предложению удалось устранить напряжение в отношениях с соседями. Навасардян интерпретирует изменение графика работы как ошибку: как ресторан может зарабатывать, открывая двери только вечером, поражается он.


Затем команда «Головы» нашла способ открываться днем. Предприниматели запланировали ввести в дневное меню несколько видов пасты, чтобы не использовать печь днем, но все равно предлагать посетителям горячие блюда. Но Навасардян, который шефствовал над поварами, идею заблокировал, утверждает Федосеев.

Во-вторых, в феврале на Лесной улице открылся огромный фуд-молл «Депо». По словам Навасардяна, это существенно отразилось на трафике пиццерии. Федосеев же утверждает, что трафик просел только в первые недели, а дальше восстановился до прежнего уровня и даже превзошел его. Он считает, что для роста оборота были «абсолютно все предпосылки», несмотря на появление такого конкурента.

В-третьих, по мнению Навасардяна, пиццерия в основном привлекала молодых людей и те редко заказывали много, зато задерживались надолго. При этом сама публика ему нравилась. «Хорошие интеллигентные ребята», — говорит он и даже отмечает умение основателей «Головы» грамотно работать с аудиторией и вести её за собой, особенно в онлайне. Федосеев оценивает средний чек посетителя пиццерии в 1,2 тыс. руб.

В интервью Inc. Навасардян несколько раз повторяет, что не получил от бизнеса ни копейки, в то время как основатели «Головы» получали зарплату. Основатели «Головы» действительно получали зарплату, утверждает Федосеев, — но за свою работу в баре. А по устной договоренности с Навасардяном предполагалось, что основатели пиццерии не будут получать зарплату за работу в ней, вся прибыль пойдет на покрытие долгов и кредитов, которые партнеры взяли перед запуском.

Впрочем, точных цифр о выручке и прибыли заведения не приводит ни одна сторона. Но и Навасардян, и Федосеев соглашаются, что пиццерия работала на грани самоокупаемости.


«Пусть они работают, и всё будет хорошо»

В апреле команде «Головы» предложили место для небольшого корнера Testa в новом фуд-маркете «Брикет» в московском универмаге «Цветной». Несмотря на обилие проблем в коммуникации между партнерами, команда «Головы» предлагала Навасардяну «поставить» процесс приготовления пиццы за фиксированную ежемесячную плату.

Федосеев объясняет этот шаг тем, что предприниматели «были в глубочайшем отчаянии». К тому же, по его словам, несмотря на инцидент в офисе Агеенкова, основатели «Головы» в то время не считали своего партнера причастным к «козням» собственников. «Он [Навасардян] неоднократно говорил, что ему все надоело, и делал вид, что крайне удивлён поведением собственников, и мы даже на время поверили, что он тут ни при чём», — говорит Федосеев.

Навасардян отказался от предложения, сообщив партнерам, что у него уже нет желания заниматься совместным проектом. Он отметил, что ранее предлагал им несколько подходящих, по его мнению, площадок для пиццерии, в том числе в торгово-развлекательном комплексе «Красный кит» в подмосковном городе Мытищи.

По словам Федосеева, предприниматели потратили лето на то, чтобы научиться делать пиццу так же вкусно, как Навасардян, и в итоге смогли это сделать.

Он утверждает, что очередного конфликта с Навасардяном — теперь уже из-за владения брендом Testa — не случится, потому что такой товарный знак не зарегистрирован. Зарегистрировать его ранее не получилось из-за существования ООО «Эста» — производителя мороженого из Томска.

Давид Навасардян уверяет, что больше не хочет заниматься пиццей как бизнесом и даже не собирается предпринимать попытки забрать оборудование с арендованного командой «Головы» склада.

По его словам, Testa не была его основным бизнесом, — но об основном бизнесе он рассказывать не хочет. Согласно «Контур.Фокус», в качестве ИП (индивидуального предпринимателя) Навасардян занимается арендой и управлением недвижимостью, а также владеет и управляет ООО «ДАР-АВТО», которое занимается автобизнесом.

В конце июня он внес в ЕГРЮЛ правку о том, что сведения о нем, как об учредителе ООО «КУБ», недостоверны. По словам Навасардяна, он захотел выйти из состава учредителей по эмоциональным причинам, а не прагматичным, чтобы поскорее забыть о том, что произошло.

И Давид Навасардян, и Юрий Федосеев говорят, что им морально тяжело вспоминать подробности этой истории. В целом бывшие партнеры сходятся во мнении, что они слишком поверхностно изучили друг друга перед стартом проекта, и признают, что оказались слишком разными, чтобы вести бизнес вместе.

Навасардян желает удачи команде «Головы» в новом проекте: «Пицца в таком виде — мое изобретение. Если смогут — пусть сделают такую же пиццу в другом месте, ради Бога. Откровенно говоря, я буду только рад. У меня нет каких-то нехороших мыслей. Пусть они работают, и всё будет хорошо». Вопрос о наличии претензий к своим бывшим партнерам он предпочитает не комментировать.

В начале октября на фуд-корте «Брикет Маркет» открылся новый корнер Testa Bistro.

Поделиться
Подписаться на самые важные материалы
о бизнесе и технологиях в России