• Usd 69.97
  • Eur 81.39
  • Btc 6258.95 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Девелопер Александр Гончаров — о конфликте туристического бизнеса и чиновников в Тульской области, будущем коттеджных поселков и взятках

Девелопер Александр Гончаров — о конфликте туристического бизнеса и чиновников в Тульской области, будущем коттеджных поселков и взятках

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

Вычитать и умножать: как заработать на детском образовании

  • Наталья Суворова, специальный корреспондент Inc.

Бизнес на образовании нельзя назвать абсолютно новым трендом. Все, что связано с репетиторством, подготовкой к экзаменам или помощи в написании курсовых и дипломных работ (а то и диссертаций!), было востребовано всегда. Но сейчас предприниматели все более активно осваивают нишу альтернативного школьного образования, предлагая родителям возможность выбора — и если не замену государственной школе с консервативной программой, то хотя бы дополнение к ней в виде интересных образовательных проектов. Появляется все больше бизнесов на детском образовании — от полноценных частных школ до небольших курсов или центров, которые обучают тому, чего в школе не найдешь: от программирования до предпринимательства (ему детей учат в школе Аркадия Морейниса). Inc. собрал 5 проектов, которые занимаются  основным и дополнительным школьным образованием и зарабатывают на этом до 1 млн руб в месяц. Рассказываем, как заработать на детях с помощью свободы, опыта работы аналитиком в Goldman Sachs, детей сотрудников Mail.Ru и грамотного маркетинга.


Детское образование в России — одна из консервативных сфер, которую еще не охватила цифровизация. И хотя в государственных школах введены электронные дневники, а уроки труда заменяются уроками технологий, традиционное школьное образование, как правило, отстает от современной повестки. «Ярко прослеживается тенденция: родители ищут что-то другое в дополнение к стандартной системе образования — потому что их, очевидно, не устраивает то, что происходит в обычных государственных школах», — говорит соосновательница сети частных школ «Белая ворона» Ирина Торопова.

Поэтому в России стало пользоваться популярностью «альтернативное образование» — в первую очередь, это частные школы, которые обещают обеспечить индивидуальный подход к каждому ребенку и вырастить его самостоятельной личностью (в противовес государственной системе образования, которая, как считают многие, убивает индивидуальность). Недаром только в Москве, по данным портала «Навигатор», работает более 300 частных школ самых разных направлений — от языковых до физико-математических.

В некоторых таких учебных заведениях с детьми занимаются тьюторы или кураторы, расписание свободное  (школьники его себе составляют сами — учатся ответственности). Но таких школ мало, они дорого стоят, не всем доступны и не все доверяют этому формату — поэтому родители стали обращать внимание, в том числе, на дополнительное образование для детей — альтернативу обычной школе. «Многие клиенты ищут нечто среднее между частной школой, где ребенок сам выбирает себе расписание и кучу всего пробует, и стандартной совковой школой, где у него практически отсутствует выбор. Обычных школьных знаний не хватает, и многие отдают детей на курсы дополнительного образования, чтобы заполнить этот пробел и дать детям свободу выбора», — говорит основательница детской школы программирования «Кодабра» Дарья Абрамова.

Среди тех, кто открывает частные школы с нуля, есть бывшие учителя или люди, которые до этого занимались «детским» бизнесом. Многие — например основательница школы «Макарун» Лола Шурыгина или основатели проекта «Белая ворона» Юрий и Евгения Белонощенко — открывают «семейные» школы, чтобы учить своих детей (а потом это перерастает в крупные проекты).

Фото: Getty Images

Рынок образования в цифрах:

Источник: «Нетология-групп», портал «Навигатор»


28

млрд рублей — объем рынка частных школ в России в 2016 году


до 149

млрд рублей — вырастет объем рынка дополнительного школьного образования к 2021 году


>300

частных школ работает в Москве


1,8

трлн рублей — общий объем рынка российского образования в 2016 году.


на 5–15%

в год растет мировой рынок онлайн-образования

Чтобы открыть школу, не обязательно набирать учеников сразу с 1-го по 11-й класс — гораздо удобнее сначала запустить формат на несколько классов (или даже на один — первый). Со временем такие школы могут «расти» вместе со своими учениками — и с каждым годом набирать новый младший класс.

На запуск потребуется минимум 3,5 млн рублей инвестиций — эти деньги пойдут на аренду помещения, зарплату учителям и другим сотрудникам и маркетинг, чтобы привлечь учащихся. Школа окупается в среднем за 1,5-2 года — при этом многие основатели заранее закладывают в бизнес-план дополнительные занятия по подготовке к школе для малышей или по «авторским предметам». В школе «Белая ворона», например, школьников за дополнительную плату обучают критическому мышлению и тайм-менеджменту. «Мы разрабатываем авторские уроки и продаем абонементы на эти занятия, — помещение не пустует по выходным, а школа получает дополнительный заработок», — говорит соосновательница школы Ирина Торопова.

Одна из ключевых сложностей при запуске школы — низкая платежеспособность аудитории, из-за которой проект сложно окупить быстрее, чем за 2-3 года. «На рынке в этом плане стагнация: даже если спрос на частное образование есть, то финансовые возможности населения сильно его ограничивают», — говорит основательница начальной школы «Макарун» Лола Шурыгина. По ее словам, частная школа в Москве стоит в среднем 60-70 тыс. рублей в месяц (в регионах — 25-30 тыс. рублей). Это вполне адекватная цена за хорошее образование, которая оставляет основателю небольшую маржу на развитие и дает понятную точку безубыточности для старта, говорит она, но экономический спад сдерживает спрос на такие проекты. «Мы видим огромное количество родителей, которые не могут позволить себе частную школу за среднерыночную цену, но готовы платить 45-55 тыс. рублей в месяц. Поэтому мы балансируем на точке безубыточности», — говорит Шурыгина.

К тому же, запрос аудитории к частным школам и центрам дополнительного образования толком не сформирован — люди «не знают, чего хотят», кроме как отойти от традиционно жесткой дисциплины и «уравниловки» в государственных школах, говорит Ирина Торопова. Особенно тяжело поэтому развивать частные школы в регионах — там люди более консервативны и им сложнее уходить из государственных школ в частное образование, предупреждает она. Тем не менее, это нарастающий тренд и скоро в России число частных школ может увеличиться в несколько раз — потому что есть спрос аудитории, считает Торопова.

Фото: «Белая ворона»

«Белая ворона»

Идею создать небольшую частную школу с индивидуальным подходом к детям Евгения Белонощенко почерпнула в Германии, где узнала о существовании маленьких школ всего на один класс. После этого она и ее муж Юрий Белонощенко решили создать похожий проект в России — тем более что опыт у них уже был: супруги основали сеть развивающих детских центров «Бэби-клуб» и вырастили ее более чем до 200 точек. По мере того как сеть росла, супруги понимали, что их клиенты заинтересованы продолжить образование детей в привычном им ключе — в формате «свободной мягкой школы, полной противоположности авторитарных государственных школ».


Юрий и Евгения Белонощенко, Ирина Торопова

основатели


Год основания: 2016

Формат: частная начальная школа


Начальные инвестиции: 5 млн рублей

Сколько учеников: 45 на одну школу

Стоимость обучения: 60 тыс. рублей в месяц в Москве (полный день с питанием), 18-30 тыс. рублей в месяц в регионах

Затраты на продвижение: ~60 тыс. рублей в месяц на платную рекламу в Facebook и ВКонтакте, образовательные выставки, буклеты и флажки с символикой

Выручка: 3,5 млн рублей за 2017-18 учебный год
в школе в Самаре

Прибыль: не раскрывают


Партнер для нового проекта быстро нашелся — им стала бывший руководитель юридической службы «Бэби-клуба» Ирина Торопова. Первую школу решили запускать в Самаре, родном городе основателей. В проект вложили сразу 5 млн рублей — можно было бы и меньше, но в помещении площадью 100 кв. м провели дорогостоящий ремонт из самых качественных материалов, которые смогли найти. «Это был пилотный инвестиционный проект — мы хотели сделать школу, которую можно было бы показывать как образец», — говорит Ирина Торопова. Весной школа «Белая ворона» объявила набор первоклашек на новый учебный год — но месяцы шли, а группа все не набиралась. Родители до последнего не могли решиться отдать ребенка в частную школу, ссылаясь на то, что кто-то из членов семьи против (у многих россиян есть предрассудки на тему негосударственного образования, отмечает Торопова). «Тогда Юра [Белонощенко] сказал, что если не наберется 10 учеников, то мы не будем открываться, и какими-то сверхусилиями за оставшийся месяц мы набрали 11 человек», — вспоминает Торопова. Для этого команде пришлось звонить каждому потенциальному клиенту, по несколько раз встречаться с родителями и бабушками, искать к каждому индивидуальный подход и пытаться развеять их сомнения, говорит она.

Формат «школы из одного класса» удобен для бизнеса: свою первую школу в Самаре основатели окупили меньше чем за 2 года. По словам Ирины, с большой школой сразу на несколько классов это было бы значительно сложнее — полезно было обкатать формат на одном классе. С нового учебного года в этой школе будет уже 4 класса (с 1-го по 4-й), в которые записалось 45 человек (обучение стоит 23 тыс. рублей в месяц).

Благодаря обширным связям среди партнеров-франчайзи «Бэби-клубов» школа быстро начала расти по франшизе: в 2016 открылась первая партнерская школа в Ижевске, в 2017 — вторая школа в Самаре, а в 2018 сеть охватила Москву и Санкт-Петербург. Постепенно начали приходить и партнеры со стороны — для этого даже не потребовалось продвигаться на франчайзинговых площадках, новые партнеры узнавали о школе через знакомых, говорит Торопова. Сейчас на запуске у «Белой вороны» 10 школ в разных городах России (помимо работающих 7-ми), а к 2025 году основатели планируют превратить «Белую ворону» во франчайзинговую сеть школ для учеников с 1 по 11 класс по всей России. «Мы хотим, чтобы школы росли вместе нашими детьми, — к 2020 году откроем среднюю школу, а после 2025 года сделаем первый выпуск», — говорит она.

Фото: Mindset

Mindset

Чтобы осуществить детскую мечту о собственном бизнесе, 27-летняя финансистка и инвестиционный аналитик Юлия Давыдова ушла с высокооплачиваемой работы в банке Goldman Sachs в Лондоне — и вместе с мужем запустила школу математики в Москве. Супруги выбрали онлайн-формат, чтобы не содержать офисы, но даже в таком виде на запуск потратили около 1 млн рублей — на разработку сайта и методики преподавания и рекламу.

Чтобы лучше понять нужды аудитории — современных школьников, которые готовятся к поступлению в математический вуз или просто хотят повысить свой уровень знаний, — первые полгода супруги вели уроки бесплатно и собирали с учеников данные об их успеваемости, подробный фидбэк от родителей. Чтобы глубже погрузиться в тему, Давыдова даже участвовала в мероприятиях общественной программы «Учитель для России» — ездила на тренинги по обучению преподавателей, месяц изучала исследования, связанные с тем, какие предметы хуже всего сдаются — и выяснила, что ЕГЭ по математике сдают плохо. «В школах потерялось то, что детей нужно учить учиться, — не просто рассказать теорию, а еще и понять, как она применяется в разных сферах науки», — говорит Юлия. Проанализировав всю информацию, супруги решили остановиться на курсах для детей с 6 по 11 класс, которые научили бы не просто механически решать задачки, но и «применять эти решения в других сферах», говорит Юлия.

Разместив контекстную рекламу о наборе преподавателей в соцсетях (Facebook и ВКонтакте), основатели получили более 100 заявок, но всего 5% соискателей смогли решить задачи из тестового задания. Пришлось искать через знакомых — Юлия раньше давала частные уроки математики, ее муж Иван Качковский преподавал в ВШЭ и Финансовой академии, и через сарафанное радио им удалось набрать первые 10 учителей.


Юлия Давыдова и Иван Качковский

основатели


Год основания: 2017

Формат: курсы математики для школьников в виде живых онлайн-уроков


Начальные инвестиции: 1 млн рублей

Сколько учеников: 40 записано на осень (за год прошло более 100)

Стоимость обучения: 11,9 тыс. рублей в месяц за 1 урок в неделю, 23,5 тыс. рублей в месяц за 2 урока в неделю

Затраты на продвижение: более 140 тыс. рублей в месяц (по подсчетам Inc.)

Выручка: ~7 млн рублей за 2017–18 учебный год

Прибыль: ~1,1 млн рублей за 2017–18 учебный год (по подсчетам Inc.)


Сначала основатели записали несколько видеолекций, но очень скоро стало ясно:  после лекций школьники часто не понимают, как решать задачи, — смотрят видео пассивно, «не понимают, когда нужно поставить на «стоп» и законспектировать, что пересмотреть», говорит Давыдова. Поэтому они стали проводить живые занятия по скайпу, а теорию давать в виде краткого текста после урока.

Платные курсы запустили на платформе в сентябре 2017-го, после полугода тестов. «Тогда я не знала, окупятся ли наши затраты, опасалась, что разорюсь и буду бедной всю жизнь», — вспоминает Давыдова. Но стартовые инвестиции окупились примерно за полгода, а к марту 2018 года выручка Mindset вышла на уровень около 1 млн рублей в месяц. Добиться этого удалось, в том числе, благодаря большим вливаниям в маркетинг — сумму Давыдова не раскрывает, но, по ее словам, на это уходит вся прибыль компании (по подсчетам Inc. — более 140 тыс. рублей в месяц). Mindset использует контекстную рекламу, таргет и соцсети — Facebook, ВКонтакте, Instagram, — ведут блог на ресурсе «Мел». «Мы рассматриваем маркетинг не как операционные издержки, а прежде всего как инвестицию и задел на будущее. Очень трудно привлечь первые 100 клиентов, а потом жизнь становится намного легче», — говорит Юлия.

Чтобы клиент остался в школе надолго (на срок от 7 месяцев до 1 года), приходится тратить усилия на то, чтобы подобрать школьнику подходящего преподавателя. Для этого основатели Mindset проводят бесплатную диагностику, когда методист созванивается с ребенком, задает ему задачи и исходя из результатов рекомендует учителя. Каждый такой пробный урок обходится компании примерно в 2 тыс. рублей, признается Юлия, но эта тактика окупает себя — снижается риск, что школьник бросит занятия, потому что не сработался с учителем. «Иначе будете деньги выбрасывать на нового покупателя, опять платить за контекст и продажи», — говорит она.

Прибыль супруги не раскрывают (все реинвестируют в маркетинг), но говорят, что на сентябрь набрали уже около 40 учеников и рассчитывают на оборот не менее 1 млн рублей в месяц. В дальнейшем Давыдова подумывает о том, чтобы масштабировать проект, а также готовить учеников для обучения за рубежом. «Я считаю, что математика нужна и просто так, не обязательно готовиться к экзамену или Олимпиаде, — а с учетом развития технологий спрос на нее будет всегда», — говорит Давыдова.

Фото: «Макарун»

«Макарун»

Семейную начальную школу «Макарун» экономист и предпринимательница Лола Шурыгина основала, потому что хотела создать комфортное место для обучения своих 3-х сыновей. Она не опустила руки после первой неудачной попытки открыть детский образовательный центр (весной 2016-го Шурыгина разошлась во взглядах с партнершей по бизнесу и вышла из проекта) — и летом того же года, сидя в декрете с трехмесячным ребенком, запустила новый проект: сняла помещение на Соколе, собрала команду, летом 2016-го провела отбор преподавателей, — и в октябре школа открыла двери, набрав два класса (1-й и 2-й). На открытие ушло 8,75 млн рублей — из них 7 млн составила субсидия правительства Москвы на открытие центров детского творчества, а остальное Лола и ее муж Сергей Шурыгин вложили из собственных сбережений. Выиграть конкурс на субсидию удалось благодаря опыту работы с тендерной документацией, которой Шурыгина занималась ранее.


Лола Шурыгина

основатель


Год основания: 2016

Формат: семейная начальная школа с нулевым подготовительным классом + детский сад


Начальные инвестиции: 8,75 млн рублей

Сколько учеников: 60 человек в школе + до 15 человек в детском саду

Стоимость обучения: 35–60 тыс. рублей в месяц (в зависимости от продленки и кружков)

Затраты на продвижение: 150 тыс. рублей в месяц

Выручка: ~16 млн рублей за 2017-18 учебный год

Прибыль: до 300 тыс. рублей в месяц


Первые 1,5 года школа была в убытке — на аренду, зарплаты и прочие расходы уходило почти 1,3 млн рублей в месяц, а доходы от оплаты обучения достигали всего 800 тыс. рублей. Сделать «Макарун» прибыльным бизнесом Шурыгиной удалось после того, как она добавила к основным урокам новые форматы — сначала детский сад (для младших братьев и сестер учеников), а потом и «нулевой» класс для детей в возрасте 5-6 лет, которым скучно в саду, но которым еще рано в школу. «В этом возрасте дети еще, как правило, психологически не готовы к школе, поэтому мы не могли их взять — но придумали создать развивающий класс и учить не школьной программе, а самодисциплине, спорту, творческому развитию», — говорит Шурыгина. Первый нулевой класс собрали по просьбам родителей к концу августа 2017 года, и формат неожиданно «полетел»: уже к 17 сентября собрали второй «нулевой» класс. В результате к концу 2018-го учебного года число учеников школы выросло до 50-60 человек (плюс 15 в детском саду), а годовая выручка «Макарун» увеличилась почти на 40%, до 1,8 млн рублей в месяц.

Роста удалось добиться благодаря тому, что «Макарун» попала в тренд с маркетинговой стратегией — хотя Шурыгина и признается, что это «головная боль». Запросы аудитории быстро меняются, и приходится искать, как именно упаковать месседж, чтобы он достиг целевой аудитории — родителей с достатком 150-200 тыс. рублей в месяц, которые любят интеллектуальный досуг и поддерживают индивидуальный подход к ребенку. Чтобы запрос попал точно в цель, школа давала не прямую, а таргетированную рекламу по соцсетям — с упором на то, что актуально для современных родителей: научить их детей навыкам тайм-менеджмента и коммуникации, развить индивидуальные способности (сейчас маркетингом в «Макарун» занимается целый отдел). «Мы рассказали нашей аудитории, кто мы такие и почему нам стоит доверять, — и благодаря этому собрали 2  нулевых класса», — говорит она.

Сейчас большую часть сезона (кроме лета) школа окупает себя, хотя прибыль «плавает от месяца к месяцу», говорит Шурыгина. Из-за роста пришлось почти вдвое увеличить штат (с 24 человек до 45), а вместе с ним выросли и расходы на ФОТ. Пришлось заново выстраивать операционные процессы — если 20-ю сотрудниками Лола управляла через мессенджеры, то с 50-ю людьми в подчинении пришлось подбирать и тестировать CRM-систему (процесс еще идет). По словам Шурыгиной, в «Макарун» уже поступают запросы на открытие филиалов, но она пока не торопится масштабировать школу, — планирует сначала «вырастить» родительское сообщество вокруг школы, расширить целевую аудиторию и выйти на стабильную прибыль — а потом уже расти по франшизе.

Фото: #БизнесДляШкольников

#БизнесДляШкольников

«Школа — это коллективное кладбище Цукербергов. Именно со школы начинается проблема с недостатком стартапов в России», — говорит бизнес-ангел Аркадий Морейнис. После очередной встречи с не впечатлившим его стартапом в 2016 году Морейнис задумался, почему вокруг так мало перспективных проектов, и решил, что предприниматели начинают заниматься бизнесом слишком поздно, когда им «мешает зашоренность и взрослый опыт». Тогда он решил основать школу бизнеса для подростков, чтобы самому вырастить поколение детей, у которых к 20 годам уже был бы минимальный бизнес-опыт за плечами.

Инвестор провел урок по предпринимательству в школе у своего 11-летнего сына, потом собрал через Facebook группу школьников, позанимался с ними в аудитории, увидел, что интерес есть, — и вместе с партнером Алексеем Черняком, одним из сооснователей компании Darberry и экс-гендиректором Groupon в России, стал разрабатывать программу. Сначала школу хотели сделать в оффлайне, но возникла проблема — у школьников слишком мало времени, чтобы собираться в аудитории хотя бы дважды в неделю. А устраивать «воскресную школу» было бы неэффективно, говорит Морейнис: «Предпринимательство — это не раз в неделю послушать лекцию, а вырабатывать привычку постоянно что-то делать». Поэтому основатели остановились на онлайн-программе с ежедневными заданиями. Так они расширили для себя рынок от Москвы почти на весь мир: в школе стали заниматься дети из разных регионов и стран, от Ханты-Мансийска до США.


Аркадий Морейнис, Алексей Черняк

основатели


Год основания: 2016

Формат: онлайн-курсы по основам предпринимательства для подростков


Начальные инвестиции: ~55 тыс. рублей

Сколько учеников: 250 с момента основания

Стоимость обучения: 59 тыс. рублей на одного школьника, 109 тыс. рублей на 2–4 детей

Затраты на продвижение: 50–100 тыс. рублей на каждый набор

Выручка: >5,5 млн рублей в год, по подсчётам Inc.

Прибыль: есть; не разглашается


Инвестиций проект почти не потребовал, утверждает Морейнис: сайт сделали на Tilda, видеолекции записывали сами — Алексей снимал, а Аркадий выступал в качестве лектора. Рекламу Морейнис дал в своем Telegram-канале о стартапах и бизнесе «Темная сторона», а также на своих страницах в Facebook и Instagram, — удалось охватить суммарную аудиторию около 60-70 тыс. человек. Кроме того, дали платную таргетированную рекламу в Facebook и ВКонтакте, запустили почтовые рассылки. Сейчас при каждом наборе раз в 2,5 месяца они тратят 50-100 тыс. рублей на продвижение. Лучше всего реклама работает для тех, кто уже знаком с деятельностью Морейниса и читает его в соцсетях: «Обычно сначала люди интересуются тематикой, потом начинают доверять пишущему, потом уже готовы отдать ему своего ребенка. В образовании люди выбирают не по рекламе, а по рекомендациям и личным впечатлениям», — говорит основатель.

Сначала партнеры вели живые занятия, чтобы разобраться, что именно понимают и чем интересуются школьники, а потом записали видеолекции с учебным материалом. Но основной упор они делают на практику — дают школьникам небольшие, но ежедневные практические задания. «Самая большая ценность в обучении предпринимательству — не лекции и не хорошая передача материала, а обратная связь, практика, упражнения, мотивация и выработка привычки», — говорит Морейнис.

Сейчас 8-недельная программа стоит 59 тыс. рублей на одного школьника и родителя, который следит за его обучением онлайн. Если детей в семье больше, можно купить пакет до 4 человек за 109 тыс. рублей. С момента основания через школу прошло 250 учеников, а годовая выручка составляет около 5,5 млн рублей. Прибыль Морейнис не раскрывает, но, по его словам, проект окупает себя. Школа уже получает заявки на франшизу, но партнеры не торопятся масштабировать бизнес — сначала хотят убедиться, что созданный ими продукт и методика обучения подростков бизнесу действительно работает: «Не хочется просто запустить франшизу и поточным методом пропускать учеников, ставя галочки и отчитываясь перед инвесторами о прибылях». Многие из выпускников школы уже запустили небольшой действующий бизнес, а некоторые — даже не один. В их проекты Морейнис пока не инвестировал, но надеется, что уже через несколько лет сможет это сделать: «Мы с удовольствием мониторим все, что делают наши выпускники, чтобы в нужный момент не пропустить будущего единорога».

Фото: «Кодабра»

«Кодабра»

Программисты Дарья Абрамова и Дмитрий Лохановский основали детскую школу кодинга в 2013 году — сначала как волонтерское движение, затем как бизнес. Помимо оффлайн-курсов они придумали еще и летний городской лагерь, где учили детей программированию. Школа набирала обороты и к весне 2016-го вышла на выручку 1,5 млн рублей в месяц, но произошла трагедия — летом того года Дмитрий Лохановский умер от инсульта в возрасте 33 лет — и Дарье Абрамовой пришлось продолжать бизнес в одиночку. Несмотря на колоссальный стресс, Абрамова не только продолжила руководить школой и летним лагерем, но придумала и другие форматы, например «Кодабра», —  предложила вести уроки по программированию для детей сотрудников Mail.Ru. Взамен компания бесплатно предоставила помещение под курсы, а сотрудничество с крупным брендом повысило доверие аудитории к школе и позволило привлечь новых клиентов.


Дарья Абрамова

основатель


Год основания: 2014

Формат: детская школа программирования + летний городской лагерь


Начальные инвестиции: $30 тыс

Сколько учеников: 2,5 тыс. человек за 2017–18 учебный год

Стоимость обучения: 59 тыс. рублей на одного школьника, 109 тыс. рублей на 2–4 детей

Затраты на продвижение: 355 тыс. рублей (РБК)

Выручка: 70 млн рублей

Прибыль: 24 млн рублей


За 2017-18 учебный год выручка «Кодабры» выросла в 3 раза по сравнению с предыдущим годом — с 26 млн рублей до 70 млн рублей, — но Абрамова недовольна результатом. Спрос на программирование для детей высок, конкуренты («Алгоритмика», Coddy и др.) быстро растут по франшизе, и предпринимательница ставила для себя более высокие KPI на год — но их не удалось достичь из-за провальной стратегии продаж, признается она. «Был недостаточно компетентный руководитель отдела продаж, я решила уволить его, но команда была резко против — мол, просто надо найти точки коммуникации с человеком. Я поддалась на уговоры, но через 2 месяца все стало совсем плохо, и пришлось его увольнять, когда все уже горело, и самой включаться в процесс. Не продавила решение — а зря», — сетует Дарья.

Этим летом «Кодабра» запустила онлайн-курсы программирования — на их разработку и оплату онлайн-площадки (платформы GetCourse) компания потратила около 200 тыс. рублей, не считая зарплаты преподавателей. Но Абрамова рассчитывает, что эти усилия окупятся и вскоре доходы от онлайна «составят значимую часть от выручки школы — потому что это тренд, и родители все больше заинтересованы в онлайн-образовании».

Когда штат школы вырос до 35 сотрудников и около 40 преподавателей на контрактах, управлять командой в одиночку стало трудно — поэтому Абрамова наняла исполнительного директора, который взял на себя операционные процессы и масштабирование. С его помощью предпринимательница планирует превратить «Кодабру» в международную компанию, а также активно расширяться по франшизе («Кодабра» представлена уже в 4-х городах, кроме Москвы, и сейчас подписывает договоры с 4-мя франчайзи). В августе Дарья поехала в США на 2-месячную программу дополнительного образования в университете Чикаго, чтобы прокачать лидерские навыки. «Мы настроены на масштабирование без потери качества и широкий запуск франшизы — будем наращивать число точек и учеников в России и за рубежом», — говорит предпринимательница.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России

Gett для Бизнеса

Вам шашечки, или ехать?

Узнать больше

Gett для Бизнеса

Все фишки
и секреты сервиса