Журнал

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Алексей Ивановский
создал приложение для развития креативности. Есть ли у него будущее?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

«Большинство разработок по COVID-19 ждёт провал». Как пандемия изменила индустрии медицины и биотехнологий — и куда смотреть стартапам и инвесторам

«Большинство разработок по COVID-19 ждёт провал». Как пандемия изменила индустрии медицины и биотехнологий — и куда смотреть стартапам и инвесторам

Текст

Евгений Зайцев, сооснователь Bering Capital

Сооснователь венчурных фондов Bering Capital и Helix Ventures Евгений Зайцев 20 лет инвестирует в медицинские и биотех-стартапы в Кремниевой Долине. Он рассказал Inc., как пандемия изменила индустрию, почему вкладывать в вакцину от коронавируса сейчас — не лучшая идея и как инвесторы выбирают проекты в условиях максимальной неопределённости.


Пандемия должна была случиться. Вопрос стоял не в том, случится ли, а в том, когда случится.

Мы знали об этом ещё с начала 2000-х, когда инвестировали в компанию Chimerix — она создала антивирусный препарат для лечения инфекции натуральной оспы. Нам тогда было чрезвычайно трудно обратить внимание общества на угрозу, хотя списки потенциально опасных патогенов, для которых не существует иммунитета в популяции и отсутствуют антивирусные средства, давно известны.

Нам тогда удалось вывести Chimerix на IPO, которое стало большим успехом: капитализация компании достигла $2 млрд. Однако сам препарат, который предполагалось закупать для государственных стратегических запасов, был зарегистрирован FDA лишь пару месяцев назад. Разумеется, на фоне пандемии SARS-CoV-2.

Ещё в 2015 году Билл Гейтс в своём выступлении на TED, которое сегодня многие цитируют, заявил: «Следующая эпидемия? Мы к ней не готовы».

Мы действительно оказались абсолютно не готовы к пандемии SARS-CoV-2, несмотря на то что это не самая опасная инфекция, которая могла бы выйти из под контроля.


Как Евгений Зайцев прошёл путь от НИИ в Барнауле до топовых сделок в Долине

В 1990-х годах Евгений Зайцев получил медицинское образование в Барнауле и работал в местном НИИ региональных медико-экологических проблем. Но работать на государство Зайцеву не нравилось — и в 2000 году он поступил на программу MBA в Стэнфорд. А уже в следующем году начал работать в Asset Management Company ветерана Кремниевой долины Питча Джонсона.

В 2009 году Зайцев основал фонд Helix Ventures с фокусом на биотехнологии и медицину. Инвесторами фонда Зайцева стали Джонсон и Магомед Мусаев, который позднее основал фонд GVA Capital. Helix Ventures проинвестировал более 50 компаний, многие из которых вышли на IPO (Chimerix, Coherus Biosciences, Invuity) или были поглощены гигантами фармацевтической индустрии (Enteric, Fusion Medial, MicroVention).

В апреле 2020 года Зайцев запустил новый фонд, Bering Capital, — по его словам, «это следующая реинкарнация Helix Ventures» с той же инвестиционной стратегией. Причина его появления — разделение активов с бывшим партнером Зайцева и сооснователем Helix Ventures Грэмом Круком.

Почему не стоит инвестировать в создание вакцин

Благородное стремление победить COVID-19 породило значительный ажиотаж в индустрии. Сейчас разрабатывается около 200 различных препаратов и вакцин для лечения инфекции и связанных с ней патологий.

К сожалению, большинство программ в разработке по COVID-19 в конечном итоге ждёт провал. Выиграют в этой гонке лишь те, кто смог предложить готовое решение в самом начале пандемии и сейчас находится на последней фазе клинических испытаний.

Многие из компаний, акции которых котируются на публичных рынках, в значительной степени переоценены, а частные компании привлекают средства инвесторов по неоправданным, завышенным оценкам. Инвестировать сегодня в подобные активы просто не имеет экономического смысла.

Например, небезызвестная компания Moderna — разработчик одной из вакцин от COVID-19 — сегодня наслаждается рыночной капитализацией более $25 млрд, а её акции выросли в цене почти в 4 раза за текущий год. При этом на рынке нет ни одного продукта Moderna.

Вакцины, сами по себе, являются очень рискованной областью разработок.

Несомненно, эффективная вакцина позволила бы надежно прекратить пандемию. Однако создавать и выводить вакцину на рынок чрезвычайно сложно и долго. Вакцины для многих инфекций (например ВИЧ) так и не удалось создать.

COVID-19 в этом отношении не самое простое заболевание, так как оно сопровождается непредсказуемой генерализованной реакцией иммунной системы. Просто добиться иммунизации организма недостаточно: безопасность и эффективность вакцины для подобной инфекции предсказать невозможно. Индустрии известны случаи, когда вакцины (например от лихорадки Денге), вместо того чтобы предотвращать инфекцию, вызывали чрезвычайно тяжелое её течение.

Куда смотрят инвесторы

Мы не рассматриваем COVID-19 в качестве мишени для инвестиций. Во-первых, это противоречит основному принципу инвестора — покупать дёшево и продавать дорого. Во-вторых, рынок COVID-19 имеет ограниченный одним событием потенциал продаж, а венчурному инвестору необходимы самодостаточные компании, которые могут продолжать наращивать продажи и после COVID-19.

Но мы находим чрезвычайно привлекательными компании, для программ которых пандемия стала акселератором.

Например, Calcimedica, первая портфельная компания нового фонда Bering Capital, разработала препарат, который эффективно ингибирует «цитокиновый шторм» и предотвращает повреждение внутренних органов, в первую очередь лёгких. Препарат коренным образом меняет тактику ведения тяжёлых больных с COVID-19: с его помощью врачам удаётся практически полностью избегать помещения пациентов на ИВЛ, снизить время нахождения в больнице до нескольких дней и добиться значительного прогресса в течении болезни.

Но COVID-19 не был основным тезисом нашей инвестиции: мы знали, что можно использовать тот же препарат, чтобы предотвратить острый респираторный дистресс-синдром (ARDS), связанный с другими вирусными пневмониями (грипп, респираторно-синцитиальный вирус), острый панкреатит и сепсис. А это уже рынки со значительным потенциалом. То есть COVID-19 для Calcimedica — это локомотив для получения регистрации по другим показаниям.

Второе перспективное направление — технологии, ориентированные на завтрашний день. Мир наконец открыл глаза на необходимость разработки антивирусных препаратов широкого спектра действия. Это обеспечит терапию для существующих инфекций, которые пока нечем лечить, и создаст потенциал для защиты от глобальных угроз в будущем. Такие препараты адресуют многомиллиардные рынки, и подобные исследования сейчас активно финансируются как государствами, так и частными инвесторами.

Как оценить стартап

Инвестиции в биотех, в отличие от других технологических ниш, требуют серьезного понимания предметной области и опыта операционной деятельности в индустрии. Кроме того, подобные компании на своих ранних этапах очень зависимы от инфраструктуры (лабораторий, реактивов, высокопрофессиональных кадров и т.д.). Поэтому многие подобные компании создаются либо при университетах, либо как spin-off при крупных компаниях.

Проблема, которую адресует новая технология, — это первое, что формирует успех. Масштабы проблемы, ее актуальность и вездесущесть определяют будущий рыночный потенциал компании.

При этом, кроме объема рынка, необходимо разобраться в его механизмах: кто принимает решение о покупке и по каким принципам, каков цикл продаж, кто платит за подобные медицинские услуги, существуют ли механизмы оплаты страховыми компаниями, и прочее.

Очень важно думать о коммерциализации на самых ранних стадиях развития компании, чтобы построить самодостаточную и стратегически привлекательную компанию. Компании не продаются — они покупаются, говорят у нас в индустрии.

Мы всегда детально изучаем научную основу технологии и никогда не инвестируем в то, чего не понимаем. Высокая научность подразумевает необходимость защиты интеллектуальной собственности. Бизнес биотеха и медтеха без этого невозможен.

Конечно, ключевую роль в любой инвестиции играет команда. Все наши прошлые победы и поражения так или иначе были связаны с человеческим фактором. Успешный биотех-стартап требует маленькой, но очень профессиональной команды. Поэтому мы всегда в ручном режиме выбираем предпринимателей, советы директоров и синдикаты инвесторов, с которыми работаем.

Как принять риски

В целом нет секретного соуса хороших инвестиций. Но мы стараемся искать и строить бизнесы с выраженной асимметрией соотношения риск-доходность — и активно работаем над снижением рисков.

Интересно, что некоторые риски могут реализоваться уже после «выхода» венчурных инвесторов. Так одна из наших высокодоходных инвестиций, BiPar Sciences после успеха фазы 2 клинических исследований была поглощена компанией Sanofi Aventis за $500 млн. Уже после того как инвесторы реализовали свою доходность, Sanofi Aventis провалила фазу 3 клинических испытаний.

Моя другая компания, Transcend Medical, вернув инвестицию с шестикратным мультипликатором, всего за один год была поглощена компанией Alcon за ее высокотехнологичный микростент для лечения глаукомы. Однако уже после выхода на рынок были обнаружены долгосрочные побочные эффекты, которые вынудили Alcon прекратить программу.

Риски являются неотъемлемой частью нашего бизнеса. Из 100 продуктов в доклинической стадии до регистрации доходит чуть меньше десяти.

Умение управлять этим риском позволяет сдвинуть кривую риск/доходность в благоприятную сторону. Это требует дисциплины и системного подхода, особенно в условиях перегретого рынка.

Какие медицинские технологии актуальны

Время, когда мы инвестировали в компании, целенаправленно разрабатывающие новые медицинские устройства, ушли. Сегодня медицинские технологии так или иначе предполагают участие данных: устройства интегрированы в компьютерные сети и используются дистанционно, чтобы мониторить состояние пациента без участия врача.

Новые технологии дополненной реальности позволяют хирургам видеть органы и ткани в процедурах, которые раньше выполнялись вслепую. За счет этого увеличивается точность процедур и предсказуемость результата медицинского вмешательства, снижается их стоимость.

Данные становятся важной частью биофармацевтической индустрии — как в процессе разработки, так и в процессе маркетинга лекарственного средства. Идея разработки лекарств in silico, т.е. на компьютере не нова.

Однако только сейчас мы действительно приблизились к возможности использования компьютеров в том, что называется drug discovery. Компании сегодня используют искусственный интеллект для разработки молекул с предсказуемыми характеристиками. Моноклональные антитела, которые создаются с помощью AI, не имеют аналогов и могут более таргетно связываться со специфическими регионами рецептора клетки, избегая побочных эффектов.

Чем уникален биотех

Инновационную активность в сфере биотехнологий сложно спрогнозировать, так как серьезные научные прорывы случаются неожиданно и не всегда приводят к появлению новых методов терапии или диагностики.

Так, в начале 2000-х было много ожиданий, связанных с расшифровкой генома человека. Однако большинство созданных в то время биотех-компаний не имели в своей основе хорошо проработанной гипотезы и, в результате, провалились. Первая декада нового тысячелетия стала периодом разрушенных надежд. Только к 2010-2015 годам у ученых и разработчиков появились инструменты для разработки препаратов на основе тех знаний, которые дала геномика.

В последнее десятилетие мы наблюдаем взрыв научных открытий и инновационной активности в биотехе, который уже приносит свои плоды. Эти условия создали благоприятную среду для формирования многочисленных компаний и притока капитала в индустрию.

Пандемия значительно ограничила доступ к капиталу как для публичных, так и для частных компаний.

Еще в самом ее начале Sequoia Capital разослала своим портфельным компаниям Black Swan Memo, где предсказала значительное снижение бизнес- и инвестиционной активности. Этот прогноз во многом реализовался.

Но влияние пандемии на индустрию био- и медицинских технологий нельзя назвать типичным. Эта сфера уникальна сама по себе — медицинские услуги и лекарства пользуются спросом при любых обстоятельствах. И даже несмотря на кризис, отрасль остается крайне привлекательной для инвестиций.