• Usd 66.74
  • Eur 75.61
  • Btc 3424.53 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Спасти рядового сноубордиста. Как бывшие роснановцы создали систему безопасности в Альпах

Спасти рядового сноубордиста. Как бывшие роснановцы создали систему безопасности в Альпах

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Придумать

Год спустя: «Ясно» (как зарабатывать на сервисе для депрессивных горожан)

  • Ирина Харсеева, автор Inc.

Сооснователь барбершопов Chop-Chop и Meatball Company Данила Антоновский в 2016 году пришел к психотерапевту, чтоб решить личные проблемы, и быстро понял, что такие услуги нужны многим, но найти хорошего специалиста очень сложно. Рынок хаотичный, нет понятного сервиса и ясного ценообразования. Антоновский решил все это упорядочить. В начале 2017 он предложил своему другу Андрею Зайцеву-Зотову, основателю сервиса для чтения книг Bookmate, заняться этой проблемой. Предприниматели хотели сделать онлайн-платформу, текстовый чат для общения с психотерапевтом и даже открыть физический центр в Москве. Но для начала сосредоточились на одной задаче — создании простого онлайн-сервиса с минимальным функционалом. Так появился сервис «Ясно». На запуск проекта ушло 3 месяца, еще 2 — на тестирование. Андрей занимался технической частью, а Данила взял на себя работу с психотерапевтами. Сегодня на платформе работают 24 специалиста, консультации прошли более 500 человек из 9 стран и 15 городов. Выручка в сентябре 2018 года составила 830 тыс. рублей, а в октябре — чуть больше 1 млн рублей. Если в самом начале основатели планировали привлечь инвестиции, то сейчас, видя рост проекта (на 20% каждый месяц), рассчитывают вырасти в следующем году в 5 раз за счет собственных средств. Данила Антоновский рассказал Inc., зачем почти каждому человеку психотерапевт, какой уровень образования должен быть у такого консультанта и почему личностный рост — это не хайп, а необходимость.


Хаос в психотерапии

Идея создать сервис для онлайн-консультаций с психотерапевтом пришла Даниле Антоновскому и Андрею Зотову-Зайцеву в 2016 году. В то время Данила получал свою психотерапию и поразился тому эффекту, которая она на него оказала: «Я всю жизнь чувствовал смутное внутреннее недовольство – нечто вроде ментального камешка в ботинке, – но думал, что я просто такой человек, что у меня просто такой период. Психотерапия помогла мне понять, что все мои проблемы имеют причины, до которых можно докопаться, которые можно изучить, прожить и в конечном итоге – разрешить». Этим результатом ему захотелось поделиться с другими людьми.

— Поскольку я традиционно занимаюсь бизнесом, то и делиться для меня понятнее и приятнее всего было в формате собственного бизнеса, — рассказывает Антоновский.

Московский рынок психотерапии был в хаосе: «С одной стороны, существует множество направлений психотерапии, некоторые из которых весьма сомнительны – людям предлагают рисовать какие-то мандалы и так далее. С другой – на рынке множество откровенных недоучек. Неподготовленному человеку разобраться во всем этом крайне сложно», — считает Данила.

Антоновский решил упорядочить эту сферу — создать проект, который «фильтровал бы огромный массив информации о направлениях, ценах, специалистах и выдавал чистый, взвешенный продукт под названием «психотерапия».

В начале 2017 года Данила и Андрей начали работу над проектом.


Екатерина Игнатова

психолог, член Европейской Ассоциации Трансактного Анализа (ЕАТА)


Проблема, на мой взгляд, ровно одна — отсутствие адекватного лицензирования. Человек, который впервые решился пойти к психотерапевту, не знает, как отличить хорошего специалиста от плохого.


Полина Рычалова

психотерапевт, коуч


Основная проблема психологических услуг в том, что в нашей стране нет лицензирования этой деятельности, слабо развит институт профессиональных ассоциаций. Как итог — очень низкий порог входа в профессию.


Алена Август

эксперт по коммуникациям, психотерапевт, эксперт РАСО


Школы и центры растут как грибы после дождя, но, к сожалению, не всегда предлагают качественных специалистов. Все-таки эксперименты на людях — это не очень гуманно. А если у специалиста нет должного опыта и квалификации, если он сам не проработан, то такая терапия скорее эксперимент с неясным результатом.


«Ясно» в цифрах

Источник: данные компании


400

тыс. рублей  стартовый капитал.


830

тыс. рублей — выручка за сентябрь 2018


1

млн рублей — выручка за октябрь 2018.


130

человек — количество активных пользователей в ноябре.


1,1

тыс. человек зарегистрировано в сервисе.


24

психотерапевта, с которыми работает сервис.


50

минут — длительность 1 сессии с психотерапевтом.


20%

— рост проекта в месяц (в среднем).

Фото: Александр Карнюхин/Inc.

Ясный сервис

Изначально предприниматели рассматривали 3 составляющие сервиса: видео-сессия с психотерапевтом, текстовый чат (такие сервисы особенно популярны в США) и офлайн-центр в Москве. Но к реализации последних 2-х идей даже не приступали. Текстовые чаты, популярные на Западе, по мнению Антоновского, не оказывают никакого терапевтического эффекта, — от этой идеи сразу отказались: «Психотерапия помогает не только за счет знаний и навыков терапевта – но также и благодаря тем отношениям, которые складываются между ним и клиентом. В этих отношениях можно воспроизвести проблемные паттерны поведения – и прожить их в спокойной и безопасной обстановке. Скажем, у вас была критикующая мать, и с тех пор каждый раз, опаздывая на встречу, вы испытываете бессознательный страх и думаете, что вас будут ругать. Однако терапевт этого не делает. Он не сердится, не критикует, относится к вам с дружелюбием – и ваша тревожность постепенно уходит. При текстовой переписке такие отношения не складываются». Во-вторых, по мнению Антоновского, это просто технически неудобно. «Ты пишешь, тебе отвечают через 3 часа. Или через 2 часа. Или отвечают сразу, но на следующее сообщение – опять через 3 часа. Как это может работать?»

А с идеей открытия офлайн-центра пока не определились: «Мы пока не совсем уложили в головах, как физический центр будет сочетаться с диджитал-продуктом. С одной стороны, мы понимаем, что многим людям проводить встречи в кабинете намного комфортнее. Но, с другой стороны, мы работаем над тем, чтобы сделать онлайн-консультации глобальными. Зачем нам развивать офлайн-центр в Москве? На этот вопрос мы пока не ответили», — рассказывает Антоновский.


Екатерина Игнатова

психолог, член Европейской Ассоциации Трансактного Анализа (ЕАТА)


Не могу сказать, что онлайн консультации — это новая идея. Как только возник Skype, возникла и возможность оказывать психотерапевтические услуги онлайн. Существуют ситуации, когда невозможно иначе: клиент живет в другом городе или обстоятельства его жизни — рождение ребенка, болезнь — не позволяют добраться до кабинета психолога. Поэтому онлайн-консультации — такая же часть нашей жизни, как и общение в мессенджерах, приложения для знакомств или пиар своей деятельности в инстаграме. Эта практика стала нормой.

Говорят, что в хороших руках работают даже плохие техники. Так что хороший специалист может провести хорошую сессию и по Skype. Другое дело, что при онлайн формате клиенту и терапевту сложнее устанавливать контакт и есть техники (например глубокий регресс в детское состояние и другие виды легкого транса), которые можно практиковать только при личной встрече. Именно поэтому работу со сложными, сильно нарушенными клиентами лучше вести по старинке, тет-а-тет. В своей практике я соглашаюсь работать по скайпу только в случаях, когда личная встреча совершенно невозможна. Мне проще и приятнее видеть человека в своем кабинете.


Предприниматели сосредоточили свое внимание на создании онлайн-платформы для проведения видео-сессий. На разработку сервиса ушло 3 месяца, еще 2 — на тестирование. В целом, на старте предприниматели потратили 400 тыс. рублей собственных средств (деньги ушли на дизайн и сопутствующие услуги по регистрации новой компании). Платформу разрабатывали своими силами.

— Когда мы собрали всю информацию и на бумаге был разрисован принцип работы, сам сервис сделали довольно быстро. Андрей взял на себя техническую часть, я наладил работу с психотерапевтами. Мой бывший партнер по Locals Женя Лучинин создал нам дизайн, — вспоминает Антоновский.

Предприниматели задумали максимально ясный сервис с минимумом функционала. При регистрации на сайте клиент проходит анкету, на основании которой ему предлагают наиболее подходящих психотерапевтов. Он записывается, привязывает карточку и в назначенное время созванивается с психотерапевтом. Деньги за сессию (2850 рублей) снимаются заранее, за 12 часов.

Продолжительность сессии — 50 минут — была заложена еще Фрейдом. Это эмоционально затратное общение, и продолжать его более часа может быть тяжело как для специалиста, так и для клиента. Оставшиеся 10 минут требуются терапевту, чтобы сделать записи и подготовиться к следующему визиту.

«Ясно» — это не скорая психологическая помощь. Психотерапевты «Ясно» не медики, не выписывают лекарства и не работают с пациентами, у которых диагностированы тяжелые психические расстройства. «В этом случае онлайн-разговора может быть недостаточно, – говорит Антоновский. – Необходимы очные встречи, а в некоторых случаях и медикаментозное лечение».

Фото: Александр Карнюхин/Inc.

Профильное образование и опыт консультирования

Если на старте не возникло проблем с технической частью, то оказалось не так просто найти хороших психотерапевтов. Первых специалистов Данила нашел по знакомству — через своего психотерапевта. Осенью 2017 года он поступил в магистратуру Высшей школы экономики по направлению «Психоанализ и психоаналитическая психотерапия». Чем больше Данила погружался в профессиональную среду, тем проще становилось искать и отбирать нужных сотрудников.

Отбор психотерапевтов проводится по 4-м основным критериям: наличие профильного психологического образования, дополнительного образования психотерапевтической направленности, работа в одном из классических направлений (психоанализ, гештальт, когнитивная, экзистенциальная психотерапия) и наличие опыта платного консультирования от 3-х лет.


«Ясно» не принимает на работу «переученных» специалистов, то есть учившихся по этому направлению только 1–2 года в магистратуре или на курсах повышения квалификации, — им не хватает знаний и опыта для работы с клиентами.


Если резюме специалиста отвечает этим критериям, Данила приглашает его на собеседование: «Поскольку я сам этому учусь, то знаю, какие вопросы нужно задать во время собеседования и на что обратить внимание». В том случае, если оно прошло успешно, психотерапевта просят предоставить рекомендацию от старшего коллеги, известного и уважаемого члена профессионального сообщества.

В октябре 2017 года «Ясно» стартовал с 4-мя психотерапевтами; сегодня сервис работает с 24-мя специалистами. За год с 2-мя пришлось расстаться — сервис получил негативные отзывы. С одним специалистом клиенты отказывались проводить повторные сессии, а на другого жаловались из-за отсутствия опыта для решения поставленных задач. «Тому психотерапевту было 24 года, в этом возрасте практически невозможно успешно практиковать. Я его добавил в самом начале, когда терапевтов практически не было, и это было ошибкой», — вспоминает Антоновский.

Комиссия «Ясно» составляет 30% от стоимости сессии, остальная часть — гонорар психотерапевта.


Психолог, психотерапевт или психиатр


Психолог

специалист общего профиля, который получил психологическое образование

Он способен помочь человеку адаптироваться к кризисным ситуациям (в случае аварии, развода, потери близкого). Однако глубоко погрузиться в более тонкий конфликт, найти его причины и помочь от него избавиться, он, как правило, не может.


Психотерапевт

специалист с образованием в области психотерапии

Он работает с тончайшей материей — бессознательным. Например, в случае развода психотерапевт поможет разобраться, почему этот развод произошел, почему все прошлые отношения складывались таким же образом, как избежать повторения этой проблемы.


Психиатр

врач, у него медицинское образование

Психиатр, как правило, занимается решением конкретных проблем – скажем, в случае повторяющихся панических атак выписывает соответствующие медикаменты. Однако он часто работает в паре с психотерапевтом – и если первый прорабатывает внутренние конфликты, то психиатр следит за общим психологическим состоянием и корректирует его с помощью медикаментов.


Москвичи и экспаты

Основная аудитория сервиса — жители Москвы, Санкт-Петербурга и больших городов. Сервисом начинают активно пользоваться и русскоязычные жители других стран. Психотерапевтические услуги на Западе обходятся дороже (стоимость сессии в США колеблется от 5 тыс. рублей до 14 тыс. рублей, в Австралии придется заплатить 11-12 тыс. рублей, в Великобритании в среднем 8 тыс. рублей, а во Франции — 3-4 тыс. рублей), к тому же внутренние проблемы лучше прорабатывать на родном языке, независимо от уровня владения иностранным. Основной канал привлечения — таргетированная реклама на Facebook и «сарафанное радио».

В октябре сервис провел 360 онлайн-сессий, а всего помог 1,1 тыс. людей. Антоновский объясняет интерес к платформе и психотерапии естественным эволюционным процессом:

— Сначала материальные блага, потом тело, а затем внутренний мир. Первые 2 этапа все более-менее прошли, сейчас начинается третий, — уверен Антоновский.

При этом Данила не считает терапию модным трендом.


Терапия — это способ решения внутренних проблем, зачастую довольно серьезныx, — и низводить их до утверждения «это модно» было бы кощунственно. Кроме того, терапия — она ведь не как спортивный зал или блюдо с авокадо: из кабинета фоточку в инстаграм не выложишь.


Антоновский считает, что если раньше качество жизни было обусловлено возможностями тела — способностью человека бегать, прыгать и добывать еду, — то в современном обществе на первый план вышли когнитивные способности. Однако они тесно связаны с эмоциональным состоянием — как бы ни был умен человек, он не сможет нормально функционировать, если пребывает в депрессии.


Артем Овечкин

сооснователь мужского клуба Burlesque


Инвестиция в понимание своей психики — это одна из лучших инвестиций, которую я сделал. Во-первых, понимая, как устроен наш мозг и механизм появления мыслей и суждений, я могу достичь гораздо больших результатов в бизнесе. Во-вторых, я уверен, что бизнес как начинается, так и заканчивается из-за психики и мыслительных процессов, которые происходят неосознанно, в автоматическом режиме. Зная, как это устроено, можно объяснить поведение многих людей и скорректировать свое.


Полина Рычалова

психотерапевт, коуч


Возможно, сейчас психотерапия — это мода. Кто-то приходит, потому что в его окружении пользуются услугами психотерапевта. Но психотерапия — достаточно болезненная история. Это не всегда про поглаживания, в психотерапии приходится сталкиваться с болезненными осознаниями о самом себе, — процесс взросления/развития никогда не прост. Если возникнет сильная идеализация, то через какое-то время неизбежно наступит обесценивание. Так что, возможно, для кого-то терапия потеряет привлекательность со временем. Но важно, что обращение за помощью в нашей культуре постепенно дестигматизируется.


Алена Август

эксперт по коммуникациям, психотерапевт, эксперт РАСО


Я не считаю, что психотерапия — это мода. Например, у людей есть зубы и их надо лечить, меняя подходы и методики, работая в направлении профилактики. То же самое и с душой. Терапия всегда будет востребована, другое дело, что необходимо воспитывать культуру бережного и ответственного отношения к себе.



Екатерина Игнатова

психолог, член Европейской Ассоциации Трансактного Анализа (ЕАТА)


В моем представлении, с 60-х годов прошлого века фокус нашего внимания медленно, но верно разворачивается в сторону личности человека и процессов внутри нашего «я». Наши «я» играют роль в формировании информационного поля, проявляются в социальных сетях. Выбор, о котором писали философы-экзистенциалисты, становится основой нашего существования. И необходимость делать выбор рождает вопросы. Готовых ответов становится все меньше, каждому приходится самому изобретать велосипед, на котором ехать по пути своей жизни.

В поисках ответов на вопросы человек начинает все больше и больше прислушиваться к себе — и слышит там разное. Свои желания, чувства — например страхи, сомнения, тревоги. А благодаря информационному обществу он получает возможность об этих чувствах говорить. Человек хочет говорить и хочет читать статьи, написанные специалистами-психологами. Именно поэтому, на мой взгляд, появляется много информации о разных недугах.

Доктор Брейер, учитель Зигмунда Фрейда, описал первый опыт проведения психотерапии почти 140 лет тому назад. Мода — вещь не настолько постоянная. Я не исключаю, что лет через 100 или 200 у человечества будет совершенно другой способ решения тех же вопросов.


Планы на будущее: вырасти в 5 раз

Рынок психотерапевтических услуг невозможно измерить — и это его основная проблема, по мнению Антоновского. «Работают только косвенные методы. Вы никогда не знаете, кому и когда может потребоваться психотерапевт. Если выпускаете мужские джинсы, вы можете посчитать количество мужчин определенного возраста с нужным доходом. В нашем случае много неизвестных», — считает Антоновский.

При запуске сервиса предприниматели планировали привлечь инвестиции: «Думали, раз у тебя стартап, то инвестиции нужны. Мы встречались с несколькими инвесторами, но на первом этапе мы сами не понимали, чего хотели. Переговоры были абстрактными. Мы хотели привлечь примерно 20 млн рублей, но не могли объяснить, на что их потратим».

Проработав год, предприниматели увидели естественный рост проекта и пересмотрели свою позицию: решили развивать его на деньги, которые он приносит. При этом окончательно отказались от добавления нового функционала и усложнения сервиса: «Я против того, чтобы из простого и чистого проекта сделать самолет, который много умеет».

В сентябре 2018 года оборот составил 850 тыс. рублей, в октябре — чуть выше 1 млн рублей. Предприниматели поставили задачу за следующий год вырасти в 5 раз. Скорее всего, они смогут развиваться на свои деньги. Сейчас им нужны средства для тестирования маркетинговой стратегии — их возьмут из оборота.



Сергей Рыжиков

основатель и генеральный директор «1С-Битрикс»


Личная жизнь и эмоциональное состояние сотрудника напрямую влияют на его эффективность на рабочем месте и, как следствие, на развитие бизнеса. Поэтому в сентябре 2017 года я принял решение нанять психотерапевта сначала для топ-менеджеров компании и руководителей среднего звена, а когда увидел первые положительные результаты, предложил и остальным сотрудникам принять участие в этом эксперименте.

Кто-то из коллег согласился сразу, кто-то сказал, что подумает. Стоимость услуги составляет 2,5 тыс. рублей, из них 500 рублей платит сотрудник, остальное — компания. Таково требование психотерапевта.

Мы не проводили точные исследования эффективности, но первые результаты я увидел через 2 недели. В целом, улучшился микроклимат в коллективе, сотрудникам стало проще договариваться друг с другом и сократилось количество конфликтных ситуаций. Стоит добавить, что возросла осознанность в поступках, в личной жизни и в работе.



Вита Барышникова

HR-директор Skyeng


Чем выше позиция человека в компании, тем большую роль в его успешности начинают играть не только конкретные управленческие навыки, но и высокий уровень энергии, устойчивости, внутренней целостности и веры в свое дело. Личные проблемы и сложные рабочие ситуации могут забирать слишком много ресурсов, поэтому нам важно быстро и эффективно помогать нашим топам справляться со всеми сложностями, чтобы они могли направлять силы на рост и развитие компании. Это позиция взаимной заботы и абсолютного win-win. Психотерапия и коучинг здесь лучшие варианты по многим параметрам.

Мы периодически проводим встречи наших топов с психотерапевтами и коучами. Это может быть желание самого сотрудника или же рекомендация руководителя. В любом случае, без импульса со стороны самого человека такой процесс не запустится. И мы не считаем, во сколько это обходится, а смотрим на общую окупаемость проекта, — суммы, которые мы могли бы потерять, несравнимо больше.


Приведу пример, как общение с психотерапевтом помогло компании: один из наших ключевых сотрудников планировал увольнение из-за сложного эмоционального состояния. Его уход из компании в тот момент был бы очень критичным. На психотерапию он решил пойти сам.

После короткого курса человек понял, что его состояние не было связано с работой, а потому увольнение не поможет. Сейчас он по-прежнему работает — и в компании, и над собой — и продолжает успешно развивать свое бизнес-направление.


Но важно понимать, что психотерапия и коучинг, к сожалению, не волшебные таблетки, вмиг избавляющие от проблем. Однако это современные и эффективные инструменты для повышения уровня осознанности и энергии, которые иногда могут стать ключевым фактором в принятии решений и управлении командой.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России