Журнал

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Алексей Ивановский
создал приложение для развития креативности. Есть ли у него будущее?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

ПРИДУМАТЬ 13 октября 2020

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

ПРИДУМАТЬ 13 октября 2020

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Текст: Анна Трубина

Видео: София Журавкова


Дизайнер Алексей Ивановский несколько лет отдал российским медиа — работал в журналах «Афиша», «Большой город» и W-O-S. Параллельно интересовался цифровыми технологиями и мечтал сделать свой продукт, но не знал какой. В октябре 2016 года закрылся W-O-S и Ивановский ушел на фриланс. Спустя два года нашёл инвестора, готового спонсировать эксперименты, среди знакомых — и вместе с другом-программистом Андреем Черногузовым начал создавать образовательное приложение с фокусом на творчество. Предприниматели шли на ощупь, так как имели лишь отдалённое представление о том, что за продукт они делают, но это не помешало им прицелиться на американский рынок и зарегистрировать компанию в Нью-Йорке. В феврале 2020 года приложение выпустили в свет. Алексей Ивановский рассказал Inc., как вышло, что только спустя два года разработки он понял, каким будет его приложение, а участники рынка объяснили, может ли виртуальное образование заменить реальное.

Алексей Ивановский, основатель W1D1

Я был арт-директором и дизайнером в W-O-S. В 2016 году издания не стало, нужно было что-то делать, и следующие два года я проработал в Петербурге на фрилансе.

Всё это время меня интересовал вопрос, что могут дать цифровые среды и приложения. Понятно, что в них можно быстро покупать билеты и бронировать путешествия, общаться в мессенджерах. Но есть ли что-то дальше, можем ли мы создавать новое благодаря приложениям?

Подавляющее большинство знакомых, когда мне было 18 (в 2007—2008 гг.), я знал из ЖЖ. Люди тогда занимались одним и тем же: было модно выкладывать пленочные фотографии и возвышенные цитаты из книжек, которые ты наполовину прочитал. Эти акты творчества объединяли, помогали пройти через порог «свой-чужой». Для меня наше приложение — инструмент, который помогает людям пройти через этот порог.

Сейчас W1D1 — это ежедневные челленджи, в которых люди занимаются творчеством, смотрят на вещи под другим углом и, если хотят, делятся этим с другими людьми. Здесь нет осуждения, работы можно публиковать анонимно.

Мы пытаемся решить задачу творческого развития в самом широком смысле с помощью мобильного приложения. Это очень размытая штука, такой размытой мы и хотим её оставить.

Наша целевая аудитория — молодые городские жители, которые связаны с творческими профессиями или хотят быть ближе к художественному миру.

Мы хотим проверить, можно ли благодаря приложению стать более любопытным, внимательным. Учёные не выяснили, как измерять прогресс развития творческих навыков, кроме непосредственного опроса. У нас тоже нет задачи измерять прогресс цифрами. Главное, люди заходят и выполняют задания, потому что им это нравится.

Если тебе нужно сделать странную вещь и то же самое делают тысячи людей во всем мире, становится проще. Ты знаешь, что сегодня в мире есть 500 человек, которые ходят и рассматривают отражения в лужах. И это знание объединяет пользователей в тайное общество абсолютно уехавших людей. Это вообще не про прямую пользу или решение бытовых задач. Это про искусство и связь между людьми.

Инвестор знал, что мы ничего не умеем

Когда я ещё работал арт-директором, мы пересеклись с Андреем Черногузовым и сделали вместе несколько проектов: он как разработчик, а я в качестве дизайнера. За время совместной работы мы сдружились и стали командой, поэтому решили создавать проект вместе: я CEO, Андрей — CTO. Ему было интересно перенести свои знания «реакта» и веб-разработки в целом в нечто мобильное, а мне — создать свое приложение.

Есть такая максима — «не работай с друзьями», я с ней не согласен. Просто ваши цели должны совпадать. Мы начали создавать W1D1, не понимая, что делаем. Андрей никогда не делал приложения, я никогда не делал бизнес. Идеальная ситуация, чтобы пойти и что-то начать.

Сначала долго пытались понять, что хотим сделать, собирали команду для проекта. Хотели, чтобы это было про творческое образование, — но от этого можно двигаться в миллион разных сторон.

Когда мы нащупали историю с ежедневными заданиями, то зачем-то спонтанно переехали в Нью-Йорк. Там зарегистрировали компанию, чтобы всегда иметь доступ к американским рынкам и инвестициям, и запустили первые тесты на TestFlight. В США я набрал много контактов, познакомился со многими людьми, которые перевозили свои компании в Штаты из других стран. Там очень здоровая бизнес-среда, мне надавали множество советов. Но прямого выхлопа не было.

Тогда мы уже получили первые небольшие инвестиции. В Америке почти сразу всё израсходовали, потому что тратили неразумно. Например, платили большие зарплаты людям, которых нужно было увольнять. У инвестора, конечно, появились вопросы, но мы составили новый план, как расходовать деньги, и продолжили строить проект.

Мы изначально находились в условиях, когда можно сильно ошибаться, — наш инвестор на уровне friends & family — он знал, что мы ничего не умеем. Это позволило нам крепко лажать, извиняться и переделывать. Эти отношения изначально были прозрачными: они не про успешный успех, все знали, что мы идём экспериментировать.

Мне кажется, он вложился, потому что увидел у нас горящие глаза. Это была инвестиция именно в людей, тогда ведь не было сформулированной идеи. Он привык обжигаться, но всё же пробовать новое и давать шансы другим. Он просто хотел увидеть, что мы можем сделать.

К счастью, в мире большое количество богатых людей, которые готовы давать другим людям возможности. У нас пока нет договорённости о публичных заявлениях по поводу инвестиций, поэтому я не могу назвать его имя и сумму, вложенную в проект.

Наукоподобная чушь

Мы работаем над приложением третий год. Можно было всё сделать и вдвое быстрее, но мы не понимали, как ускоряться. Сейчас тоже не особо понимаем, но это не так расстраивает.

Из-за того что мы крутимся внутри этой идеи, нам не видно, как она менялась. Фундаментально всё строилось вокруг одного: ежедневные творческие задания. Просто мы постоянно их переупаковывали.

Изначально мы думали, что это будет бизнес-приложение и мы будем продавать его для развития команд внутри корпораций. В Нью-Йорке мы ходили в офисы акселераторов в небоскребах: приходили со светлыми глазами, рассказывали, что хотим развивать сотрудников компаний ежедневными челленджами.

Конечно, все говорили: «Господи, это такая блистательная идея», что на их языке означает: «Ребят, вы нам вообще не нужны». Потому что «да» в США — это деньги на счету.

У нас не было ничего за душой: ни экспертизы, ни оснований для доверия. Когда нас спрашивали про выгоды, мы делали круглые глаза. Как объяснить выгоду от творческого развития сотрудников? Существует большой корпус исследований, связанных с творческим развитием, но он нам не помогает.

Для меня очень понятная аналогия с нашим приложением — HeadSpace. Они говорят: «Мы сделаем ваших сотрудников на 100% спокойнее». В большей степени это чушь, никаких исследований за этим не стоит, и все это понимают. Но это очень понятный язык, он хорошо ложится на уши learning & development специалистов компаний. Мы ничего подобного даже близко сказать не могли.

Если тебе не стыдно — ты опоздал

Всё, что было нужно, мы прошли: деньги заканчивались и появлялись, люди перегорали, мы с Андреем ссорились. Были 3—4 месяца, когда компания кое-как существовала, а мы из состояния статики и ресёрча переводили всё в жизнь — надо было что-то выложить и начать зарабатывать.

Сначала в Петербурге, а потом в Нью-Йорке мы очень долго пытались запустить хотя бы тестовую версию в AppStore — мне не хватало лидерского опыта. Сейчас я думаю, что релизить приложение надо рано: если ты запустил и тебе за приложение не стыдно, ты опоздал. Пусть ничего не работает и всё будет не идеально.

Перед запуском я много общался с потенциальными пользователями, и ни один не сказал: «Если бы анимация была плавнее, я бы пользовался». Для ранних пользователей главное, чтобы были ключевые фишки, а всё остальное может быть сделано из говна, палок и гвоздей.

Мы сделали приложение для себя, поэтому оно существует в AppStore, так как мы пользуемся айфонами. Нам этого более чем достаточно, чтобы проверять гипотезы. Когда мы немного вырастем — запустим приложение для Android.

Страх взять деньги

На карантине у нас еженедельно было 5 тыс. пользователей, но мы только тратили деньги на хранение данных. Тогда приходили отзывы из провинциальных городов от людей, для которых выполнение задания оказывалось главным событием дня. Стало понятно, что бизнес я ещё не построил, но что-то важное нащупал.

Главный этап в нашем развитии настал в августе, когда мы ввели платную подписку. Раньше просто боялись брать деньги. Вы не представляете, как сложно человеку не из бизнес-среды брать деньги за свой продукт.

Сейчас приложение стоит $6 в месяц. Кому-то кажется, что это дорого. Но это не значит, что нужно снижать цену. Просто для некоторых пользователей не очевидна польза от приложения, поэтому мы будем увеличивать пользу, а не снижать цену.

Платят за приложение несколько сотен людей. Нам нужно ежемесячно расти вдвое, чтобы к Новому году набрать 5 тыс. подписчиков и подобраться к самоокупаемости.

Я рад, что теперь у нас есть несколько сотен платящих людей, а не тысячи пользующихся бесплатно. Не важно, заработали мы за месяц $2 тыс. или $5 тыс., потому что дорога от нуля до первых денег важнее, чем дорога от $5 тыс. к $50 тыс.

Этап перехода на подписку показал, как мне мешает предыдущий бэкграунд. Мой набор скиллов кардинально изменился. По сути, я осваиваю новую профессию, и она не имеет к дизайну никакого отношения. Моя задача — привлекать пользователей и следить за развитием проекта. К счастью, я обнаружил в себе способность заниматься такой работой, — хотя это как ехать на горящем велосипеде через горящее поле с горящей в руках бензопилой.

Бренды учат креативу

Наверное, сейчас самый интересный этап в жизни приложения. Нам стало понятнее, что мы делаем, мы отстроили процессы. Приложение становится модульным, в нём появляются возможности, помимо ежедневных заданий.

Мы хотим ежемесячно выпускать новые модули (форматы). Скоро запустим дневники: за 21 день приложение проводит человека от одних тем к другим, задавая вопросы. Так как у нас всё анонимно, люди смогут читать чужие ответы на те же вопросы. После дневников добавим ещё что-нибудь. В какой-то момент приложение просто превратится в бесконечный ongoing эксперимент, а пользователи станут его частью.

Я вижу в проекте огромный потенциал для взаимодействия с другими бизнесами посредством рекламы и взаимного пиара. Например, могу запросто представить себе задание, приуроченное к выходу какого-нибудь фильма. У нас были коллаборации с салоном оптики Pimp your eyes, магазином одежды Liars Collective, яхтенной школой «Сила ветра» — люди выполняли их задания.

Мне не нужно конкурировать с офлайн-школами, потому что они всегда дороже. К тому же в России подобных мест полно только в Москве и Санкт-Петербурге. В остальной России такого офлайна нет, и мне интереснее обслужить этих людей.

Сможет ли W1D1 закрепиться на рынке творческого образования? Кому нужно приложение?

Сергей Попков,

сооснователь Skillbox

С точки зрения исполнения W1D1 сделан очень круто и необычно. Это продукт в духе времени, созданный с учётом последних трендов в дизайне: легкий интерфейс, деликатный визуал. Сервис устроен как тренажёр, суть продукта понятна.

Но есть вопрос насчет целевой аудитории. Приложение рассчитано на практикующих специалистов в области графического дизайна. С помощью микрозаданий, мини-квестов они будут прокачивать свои скиллы. Это интересная концепция, но целевая аудитория, на мой взгляд, слишком узкая. Неподготовленный человек вряд ли сходу разберётся, что такое W1D1, как этот сервис работает и зачем он нужен. Поэтому главный вопрос — как будет развиваться продукт.

Особенно интересно, какую образовательную нишу хочет занять команда W1D1. Например, традиционный подход к образованию предполагает, что человек освоит профессию, а его жизнь и материальное положение изменятся к лучшему. Приложение эту задачу не решает, оно предлагает некое дополнение — микроинструмент, который точечно помогает прокачивать творческие навыки. Это может быть интересно состоявшемуся специалисту, который работает, параллельно где-то учится, а W1D1 использует как стимулятор для креатива.

Виктор Захарченко,

венчурный партнер Genesis Investments

Есть несколько трендов, влияющих на популярность подобных приложений. Самый главный и сильный из них задаёт TikTok, где множество челленджей, которыми увлекаются люди.

Второй тренд — посторигинальный контент (или постконтент), когда за основу взято что-то уже существующее, а оригинальная часть добавлена автором. Сейчас я вижу, что закончился рост продаж мобильных телефонов, настала точка насыщения, — поэтому на первое место выходит борьба за время аудитории. Задания, как в W1D1, хорошо удерживают внимание, а это интересно инвесторам.

Идея self learning — тоже большой тренд. Он уступает обучению с преподавателем, но захватывает благодаря геймификации.

По-моему, проект не рассчитан на массы, это такая уютная ламповая история, которая создаётся для определённой аудитории. Приложение попадало в воронку Genesis Investments, но проект пока на слишком ранней стадии.

Анастасия Погожева,

основательница лектория Level One

Мы всегда видели всё, что про креативность, больше как b2b-сегмент. Поэтому меня удивляет опыт ребят, но, может, это разница российского и американского рынков.

Людям сложно делать что-то проактивное. Отвечать на тесты, закрытые вопросы — это можно сделать игрой, и это не больно. А когда нужно что-то придумать, новое сделать — это больно. Кажется, энтузиастов, которые действительно считают, что им нужно развивать креативность (настолько, чтобы так страдать), не так уж много.

А компаниям, по крайней мере, российским, понятно, что есть департаменты, которым неплохо было бы поразвивать эту самую креативность. Когда есть давление и мотивация со стороны работодателя, этим проще заниматься.

Люди сидят в TikTok не просто для саморазвития, а потому что это мощнейшее подтверждение. В W1D1 у тебя не будет миллионов лайков, что бы ты прекрасного ни сделал. Его аудитория — это узкая часть креативного класса. Но если они смогут найти социализацию хотя бы на том уровне, что другие клёвые креативные ребята тебя высоко оценивают, может быть, кого-то это и будет достаточно мотивировать. Но большинство людей срубится примерно в начале.

Я не знаю, можно ли развивать креативность через лёгкие механики. Не так чтобы прямо вложиться и действительно себя развивать, а сначала потихоньку на что-то отвечать. Если они найдут способ постепенно развивать мотивацию, то, возможно, людей это сможет захватить. Пока я похожих продуктов не видела.

Василий Лебедев,

основатель школы «ИКРА»

Многие компании в креативной индустрии занимаются тем, что упаковывают различные методологии креативности в удобный вид, подходящий конкретному клиенту или заказчику. W1D1, по сути, аккумулирует разные подходы к креативной методологии, упрощая их в задачках и челленджах: посмотрите на объект под другим углом, найдите новые образы.

Творчество не существует в вакууме. Я не встречал креативность без критического мышления, коммуникации и коллаборации. Любой результат творческого мышления нужно уметь оценить, обосновать, презентовать. 90% результатов креативного мышления должны превращаться в инновацию, продукт, нужный человечеству. Это возможно делать только в команде с другими людьми. То есть это обычно сложнее, чем абстрактный креатив.

У школ есть преимущества, которых приложение дать не может: социализация, профессиональное определение, куда хотелось бы развиваться, проектная работа на конкретных кейсах и задачах. Приложение — это всё-таки набор развивающих упражнений, но не то же самое, что придумать полноценную креативную концепцию. Думаю, полноценный процесс можно перевести в цифровой формат: но не в приложение-развивашку, а образовательный курс.

Инна Чут,

соосновательница школы SKVOT

Поначалу приложение кажется странным, в нём сложно разобраться. Но как только ты вникаешь, складывается ощущение, что раньше этого не хватало. Это не такое приложение, в которое смотришь и что-то узнаёшь. Ты погружаешься в контекст и с какой-то новой для себя стороны смотришь на привычные вещи.

У нас много курсов, направленных на развитие креативности и кругозора. Мы рекомендовали приложение сразу в нескольких курсах и получили крутой фидбэк от учеников. Ежемесячно 200—300 наших слушателей скачивают приложение и выполняют задания. Хочется, чтобы у W1D1 было много конкурентов, чтобы приложения по-разному могли тренировать насмотренность и другие навыки.

Я думаю, что любые креативные школы и курсы конкурируют со всем: фильмами на Netflix, сериалами по дизайну, книгами. Когда люди принимают решение о покупке курсов, они сравнивают их вообще со всем, что может дать какие-то знания.

Мне кажется, мы не конкурируем с приложениями и не будем, — мы можем объединять наши знания и возможности. Интереснее давать людям больше, чем они ожидают.

Василий Эсманов,

основатель Esmanov & Co

Это нужно, потому что это весело. У людей есть потребность получать задания, потому что ставить самому себе задачи сложно. И чем абстрактнее область, тем сложнее. Челленджи одалживают способность целеполагания. Вряд ли сидя на диване сам себе придумаешь задание создать из рисинок узор.

Это приложение в суперсложной творческой области помогает решить кучу проблем, например боязнь белого листа. W1D1 работает так же, как TikTok, но для более сложных творческих задач.

Изучать эффективность приложения по цифрам слишком наивно: вы же не измеряете дружбу или любовь в процентах. Круто, что многое люди научились измерять количествами, но во многих областях эти замеры либо ничего не значат, либо их сложно провести. Грусть некоторых областей творчества в том, что мы пытаемся их чем-то измерить. Творчество — не точная наука, что не делает его менее ценным.

W1D1 действует как терапия. Если человек чувствует, что это ему помогает, значит, это работает. Я не художник и не дизайнер, но меня увлекает этот процесс.

Скачать приложение меня убедил Алексей Ивановский — он прекрасный человек, мне интересно, как в приложении проступают его идеи.