• Usd 63.26
  • Eur 73.96
  • Btc 6648.98 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Новые и холодные: как производители мороженого пытаются перещеголять друг друга и урвать часть рынка у ледяных глыб

Новые и холодные: как производители мороженого пытаются перещеголять друг друга и урвать часть рынка у ледяных глыб

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

«АМГ Партнерс»: как бывший юрист ЮКОСа, корпоративный консультант и известный ресторатор зарабатывают на юридическом консалтинге

  • Наталья Суворова, специальный корреспондент Inc.

Основатели бюро «АМГ Партнерс» известны не только среди юридического сообщества: это бывший юрист ЮКОСа и правозащитник Светлана Бахмина, адвокат и совладелец любимых московской либеральной тусовкой ресторанов «Жан-Жак», «Джон Донн» и «Маяк» Дмитрий Ямпольский и специалист по корпоративному праву Мария Благоволина, консультировавшая международные компании. Объединив разные компетенции и опыт, они построили юридическую компанию, которая решает проблемы клиентов по принципу «службы одного окна» (компаниям помогает заключать сложные сделки, предпринимателям — избегать «сумы и тюрьмы», семьям — делить биткоины при разводе), и зарабатывает на этом (в 2017 году выручка компании составила 60 млн рублей). Все это — на крайне непрозрачном рынке, который почти не регулируется и полон сомнительных контор с неадекватным ценником и методами «решения вопросов» из 90-х. Партнеры рассказали Inc., когда готовы засудить собственного клиента и когда — помогать бесплатно, как страхуют себя от финансовых рисков и чего ждут от нашествия роботов-юристов.


В 2017 году посетитель одного из московских ресторанов разместил в Instagram пост о том, что во время посещения заведения отравился. Юристам пришлось провести целое расследование — просматривать камеры видеонаблюдения, опрашивать поваров и врачей, — чтобы доказать, что пост — неправда (в итоге рассказ об отравлении был удален, на его месте появились извинения). Делом занималось бюро «АМГ Партнерс», которое создали бывший юрист ЮКОСа Светлана Бахмина, корпоративный консультант Мария Благоволина и адвокат и предприниматель Дмитрий Ямпольский — чтобы защищать интересы бизнеса и зарабатывать на этом.

Их преимуществом стало сочетание разных компетенций: Светлана Бахмина благодаря ЮКОСу знала, как устроена работа юристов в крупных компаниях и какие услуги им нужны от внешних консультантов, а печальный опыт тюрьмы помог ей более тщательно подходить к оценке рисков. Мария Благоволина, успевшая поработать в международной юридической компании Allen & Overy, хорошо представляла себе, как должен быть устроен образцовый юридический бизнес изнутри. Наконец, Дмитрий Ямпольский — не только адвокат, но и бизнесмен — умел на каждое дело взглянуть глазами заказчика и подсказать, что именно хочет получить от юридического консультанта предприниматель.

За счет этого партнерам удалось «закрыть» сразу несколько направлений — от корпоративного и трудового права до интеллектуальной собственности и криптовалют — и работать по принципу «одного окна»: не решать отдельные задачи, а вести переговоры, представлять интересы клиента в советах директоров, участвовать в заключении сложных сделок и т. д.

— Проблема локальной юридической помощи в том, что она помогает решить маленькую часть от общего объема задач. Но бизнес хочет получить от юриста не просто формальный совет, а комплексное решение, которое поможет ему организовать всю деятельность. Недостаточно написать один договор в рамках сделки — важно посмотреть на всю сделку целиком, — говорит Ямпольский.


«АМГ Партнерс» в цифрах:

источник: данные компании


30

клиентов получают юридическую поддержку в первом квартале 2018 года.


10–25

тыс. рублей — стоимость часа работы юриста, в зависимости от квалификации.


11

юристов постоянно работают в компании.


60

млн рублей — выручка за 2017 год.


$2

млн — планируемая выручка компании на 2018 год.

Дмитрий Ямпольский, Мария Благоволина и Светлана Бахмина. Фото: Семен Кац / Inc.

Юристы с железной хваткой

Партнеров познакомил общий знакомый — Александр Гофштейн, адвокат из бюро Генриха Падвы: Ямпольский и Благоволина много работали с ним по уголовным делам, а Бахмина была его подзащитной. Недолго думая, они назвали компанию его инициалами.

— На рынке масса юрфирм, названных по фамилиям основателей, — причем широкому рынку эти фамилии ничего не говорят. А если состав партнеров меняется, каждый раз добавлять и убирать фамилию? Нам этого не хотелось, поэтому мы выбрали нейтральное название, — говорит Мария Благоволина.

До этого у Ямпольского и Благоволиной уже было юридическое бюро «Седов Ямпольский» (партнер Леонид Седов вышел из бизнеса и занялся производством тортов), — на его базе и появились «АМГ Партнерс». Вкладываться в новый бизнес пришлось по минимуму — у Ямпольского уже был офис в тихом переулке возле Остоженки, и Бахмина со своей командой просто въехали туда (поэтому партнеры затрудняются назвать начальные инвестиции). Молодому поколению клиентов не нужен офис — многие общаются по Skype или FaceTime, но его наличие — скорее вопрос солидности и престижа для юрфирмы, говорит Мария Благоволина.

На прямую рекламу партнеры тратиться не стали — она просто не работает, говорят они. В этом они учли ошибку Светланы Бахминой, которая, начиная работать в «СПБ», пыталась размещать рекламу своей фирмы в приложениях к газетам «Ведомости» и «КоммерсантЪ», но получила «пустые» звонки «от каких-то неуравновешенных граждан». Большая часть клиентов приходила и приходит в «АМГ Партнерс» благодаря личным связям и репутации основателей. Например, несколько международных компаний пришли вслед за Благоволиной, которую знали ее еще по Allen & Overy, — она подчеркивает, что не «уводила» клиентов: это считается неэтичным и может испортить конторе репутацию на рынке. Лучше всего работало сарафанное радио и профессиональные успехи:

— В моей практике был случай: два владельца компании делили бизнес, шла корпоративная война. Оппоненты пытались нас переманить или убедить выйти из дела, а когда не получилось, запомнили — и в следующий раз обратились к нам, говоря, что им нужны такие надежные юристы «с железной хваткой», — рассказывает Бахмина.

Сейчас большая часть клиентов «АМГ Партнерс» — средний бизнес, однако есть и несколько крупных компаний из разных отраслей — в том числе международная платежная система, нефтетрейдер, производитель медицинского оборудования и др. Со многими бюро работает по несколько лет.


Партнеры АМГ



Светлана Бахмина

Бывший юрист компании ЮКОС. В 2004 году ее арестовали после очередного допроса в рамках «дела ЮКОСа», после чего осудили по обвинению в присвоении имущества компании и неуплате налогов. Правозащитники выступали за ее помилование, Светлана вышла на свободу

досрочно в 2009 году; в заключении она родила дочь. После освобождения основала собственную юридическую фирму «СПБ» («Система поддержки бизнеса»), а с 2017 года стала совладелицей и партнером в «АМГ Партнерс». Кроме того, Бахмина стала соучредителем благотворительного фонда «Протяни руку», который помогает заключенным и их семьям (в том числе освободившимся женщинам с маленькими детьми), и запустила проект «Открытый список» — это база данных жертв массовых репрессий в СССР.



Мария Благоволина

Потомственный юрист, внучка известной московской адвокатессы Марии Сергеевны Благоволиной. Благоволина-младшая окончила МГИМО, работала в консалтинговой компании Allen & Overy, где занималась трудовым и корпоративным

правом. В 2012 году Дмитрий Ямпольский пригласил ее управляющим партнером в его компанию «Седов Ямпольский», которая в 2017 году преобразовалась в «АМГ Партнерс».



Дмитрий Ямпольский

Адвокат и бизнесмен, совладелец ресторанной группы Table Talk (в нее входят сети ресторанов «Жан-Жак», «Джон Донн», кафе «Март», «Квартира 44», «Маяк» и др). Окончил юрфак МГУ, с 2000 года работал в бюро Генриха Падвы, где

специализировался на уголовных делах, а в 2012 году вместе с корпоративным юристом Леонидом Седовым открыл юридическое бюро «Седов Ямпольский». Является сооснователем холдинга W1, куда входят агентство недвижимости W1 Evans, консалтинговая фирма W1 Advisory и фонд прямых инвестиций W1 Partners. В этом году Ямпольский открывает две компании в Великобритании: Visit Health по вызову на дом медсестер и образовательный проект Ray Education. Активно занимается благотворительностью — входит в правление фонда помощи хосписам «Вера» и является соучредителем фонда «Друзья».

Светлана Бахмина, Мария Благоволина и Дмитрий Ямпольский. Фото: Семен Кац / Inc.

Засудить клиента

Хотя у каждого из партнеров уже был опыт ведения бизнеса, удержать на плаву новую компанию поначалу было тяжело. Чтобы сэкономить, IT и бухгалтерию, не говоря уже о PR, с самого начала отправили на аутсорс. Так же работают, например, с аудиторами — привлекают их на проекты по сопровождению сделок, потому что держать в штате слишком дорого. В компании сейчас работает 11 юристов и всего 3 человека из «поддержки» — административный директор, секретарь и бухгалтер.

Однако экономия не помогла, когда компания столкнулась с волной неплатежей, в том числе от постоянных клиентов, — в 2017 году многие бизнесы не могли получить доступ к деньгам, замороженным в подвергшихся санации банках. В таких случаях приходилось подолгу ждать оплату счетов — или даже полностью их списывать:

Мария Благоволина и Дмитрий Ямпольский. Фото: Семен Кац / Inc.

— Разморозка часто требует времени — не пойдешь же ты судиться со своим давним клиентом в такой ситуации, — говорит Бахмина.

Впрочем, с некоторыми клиентами приходится поступать по всей строгости. Например, в практике Светланы Бахминой был случай, когда компания по поставке игровых автоматов обратилась за помощью в ведении судебного дела, а потом предъявила претензию, что считает полученные услуги и консультации бесполезными. Компания отказалась оплатить последний счет и потребовала вернуть часть аванса.

— Это были небольшие деньги, но мы впервые с таким столкнулись и очень удивились. Пришлось идти в суд и доказывать, что услуги были выполнены, — и мы еще взыскали с них сумму, которую они были нам должны. Мы сначала не планировали требовать эти 50 тыс. рублей через суд, потому что это дорого и логистически сложно, но получив иск, вынуждены были защищаться, — говорит Бахмина.

У новых клиентов, чтобы перестраховаться, «АМГ Партнерс» просит предоплату до 50% от предполагаемого вознаграждения. В России это пока не самая распространенная практика — но едва ли не единственный способ застраховаться от недобросовестных клиентов. Как правило, стоимость юридических услуг зависит от времени — это либо почасовая оплата (час работы помощника юриста стоит от 5 тыс. рублей, партнера высокого уровня — от 20-25 тыс. рублей), либо фиксированная сумма, рассчитанная исходя из предполагаемого объема работы. Но в расчетах легко ошибиться:

— Можно угадать — потратишь, как планировал, 100 часов и заработаешь 1 млн рублей. Но иногда не угадал и потратил 200 часов — а миллион остался все тот же, — говорит Бахмина.

Поэтому «АМГ Партнерс» предлагают клиентам абонентскую плату: так компании проще рассчитывать ежемесячный бюджет, а клиенты получают возможность обращаться к юристам по любым вопросам. Количество часов в месяц оговаривается заранее, и если объем работы сокращается, абонентская плата может быть и снижена — для бюро это все равно выгоднее, чем отпустить клиента на почасовую оплату.

Фото: Семен Кац / Inc.


Нерегулируемые юристы

В России зарегистрировано более 100 тыс. юридических фирм, причем почти половина из них — после 2011 года (данные Европейского университета в Санкт-Петербурге). Среди них есть и крупные западные компании — такие, как британские Allen & Overy и Clifford Chance, американская Cleary Gottlieb и др., — они обычно занимаются трансграничными слияниями и поглощениями, консультируют крупный бизнес по корпоративным вопросам. Большая четверка — PWC, Deloitte, Ernst & Young и KPMG — это аудиторские компании, у которых есть свои юридические департаменты. Но более 60% от всего рынка юридических услуг — конторы численностью в несколько человек.

При этом российский юридический рынок (в отличие от адвокатской деятельности) почти никак не регулируется. Чтобы учредить юридическую компанию, даже необязательно иметь диплом юриста. Для клиентов это создает сложности: уровень оказания юридических услуг низок, а их стоимость у разных компаний может различаться в десятки раз (так, представление интересов компании в Арбитражном суде Москвы по делу о нарушении контрагентом договора поставки стройматериалов может стоить от 70 тыс. до 3,5 млн рублей). Но для юрфирм вроде «АМГ Партнерс» это скорее благо:


Александр Железников

управляющий партнер коллегии адвокатов «Железников и партнеры»:


— В юридической среде попытка «решать вопросы» коррупционным путем — настолько распространенное явление, что президент Путин в одной из своих программных речей указал на необходимость отказаться от практики применения уголовного права в области хозяйственных отношений. Возбуждение уголовных дел друг против друга — это очень распространенная практика еще с 90-х. Но «решала» идет против закона об адвокатской деятельности, который запрещает гарантировать клиенту какой бы то ни было результат. Мы периодически сталкиваемся с тем, что этого требуют некоторые клиенты, — приходится объяснять, что мы занимаемся уголовным процессом, а не уголовным результатом.

Величина юридической конторы — признак не качества, а, скорее, цены. Малому и среднему предпринимателю вряд ли стоит обращаться в «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», потому что это адвокатский «Газпром». Справедливая цена услуг — один из признаков адекватности, а адекватность юриста — лучшая рекомендация.


— На рынке стало появляться больше фирм среднего уровня: опытные юристы уходят из крупных международных фирм, хотят заниматься чем-то своим, при этом у них есть понимание того, какие именно услуги нужны бизнесу. Хотя конкуренция растет, все равно больше клиентов приходит именно к нам, — говорит Благоволина.

Другая проблема — ошибки юристов, которые приводят к убыткам или другим негативным последствиям. В таких случаях международные юридические компании используют «страховку от ответственности»: если предприниматель последовал совету юриста и понес убытки, он обращается за возмещением вреда в страховую компанию. В России такая практика почти не применяется, говорит Благоволина:

— Мы не используем такую страховку, поскольку институт страхования ответственности в России очень плохо развит. Вообще юридический рынок должен регулироваться — должен быть порядок, принципы и критерии оказания услуг.

Бывают и обратные ситуации: юристы предлагают клиенту план действий, а клиент отказывается. В этом случае «АМГ Партнерс» могут отказаться от сотрудничества:

— Если путь, который мы предлагаем, не устраивает клиента — такое сотрудничество невозможно. Бывали случаи, когда клиент не слушал наши рекомендации, обращался к другим юристам, а результат был тот же негативный, что мы «предсказывали» на первой встрече. К сожалению, некоторые проблемы, как и болезни, не лечатся, — говорит Светлана Бахмина.

У юридического бизнеса есть и темная сторона — когда юристы выступают в роли тех, кто «договаривается» со следователями и судьями и «решает вопросы». Это противозаконно, однако является распространенной практикой, рассказали Inc. источники на юридическом рынке.

Наконец, работа в области юриспруденции связана с постоянными этическими коллизиями. Например, однажды «АМГ Партнерс» выступила на стороне крупного ресторанного холдинга из структур Дмитрия Ямпольского против инвалида-колясочника, который добивался реализации права на доступную среду. По словам Марии Благоволиной, истец успел замучить исками весь ресторанный рынок — по его многочисленным жалобам было очевидно, что он зарабатывает сутяжничеством, злоупотребляя своим положением, хотя со стороны судебная тяжба с инвалидом могла выглядеть иначе. При этом бюро считает необходимым заниматься благотворительностью — бесплатно оказывает юридические услуги фондам «Вера», «Друзья», «Протяни руку».

— НКО — сложно регулируемая область: юристы следят, чтобы не было злоупотреблений, чтобы была открытость, был контроль за тратой средств, за наймом сотрудников и волонтеров и пр. Объем работ иногда огромный, — признается Мария Благоволина.

Дмитрий Ямпольский, Мария Благоволина и Светлана Бахмина. Фото: Семен Кац / Inc.

Дележ совместно нажитых биткоинов

Растить бизнес основатели «АМГ Партнерс» планируют во многом за счет нового направления — консультирования блокчейн- и криптовалютных проектов. Услуги в этой сфере нужны, поскольку бизнес там уже есть, а регулирования еще нету, говорит Мария Благоволина. Многие приходят консультироваться о рисках ICO и особенностях других юрисдикций, а недавно бюро столкнулось с серией абсолютно новых запросов — когда семьи не знают, как делить биткоины при разводе (криптовалюты в России пока что имуществом не считаются).

Светлана Бахмина. Фото: Семен Кац / Inc.

— К нам не так давно пришла клиентка, которой предстоит развод. С домом понятно, с машиной понятно, счета в банке тоже можно поделить, а еще она вспомнила, что муж покупал биткоины, — как делить содержимое криптокошелька? Криптовалюта может стать инструментом для нечистоплотного вывода семейных денег (или денег бизнес-партнеров), а значит, число запросов в этой сфере будет расти, — говорит Благоволина.

Чтобы развиваться в этом направлении, «АМГ Партнерс» уже начали расширять команду, а также завели Telegram-канал, где публикуют новости и юридические кейсы из области ICO и криптовалют. Основатели решили развивать компанию в эту сторону, в том числе и чтобы в ходе технического прогресса не остаться за бортом: с некоторыми функциями юристов уже справляются роботы (а в начале 2017 года глава Сбербанка Герман Греф объявил, что за счет автоматизации  собирается сократить штат юристов на 3 тыс. человек).

— Угроза, что роботы потеснят юристов, безусловно, есть, поэтому мы стараемся следить за тенденциями и смотреть, что предлагает рынок. Если появляется спрос на новые услуги, их нужно предлагать, — говорит Мария Благоволина.

По словам Ямпольского, юридическая отрасль сегодня работает уже не так, как 10 лет назад, — она становится все более мобильной.

— Сто лет назад адвокаты и юристы сидели в роскошных кабинетах, к ним записывались на прием, это был медленный процесс. Сейчас мне как предпринимателю нужна быстрая, адекватная и понятная услуга, которая приводит к конкретному результату в моем бизнесе. Юрист должен становиться консультантом не только в области права, — говорит Ямпольский.

В этом году компания планирует открыть офис в Лондоне, чтобы эффективнее представлять интересы клиентов за рубежом, — и хотела бы за счет этого расширения добиться выручки в $2 млн за 2018 год. Все это станет возможным, если не помешает политическая обстановка, отмечает Мария Благоволина: если потребность в услугах юристов из России в Великобритании останется, то и филиал будет открыт, — будут «решать по обстановке», говорит она.


Как преуспеть в юридическом бизнесе: лайфхаки и уроки «АМГ Партнерс»


1

Сэкономьте на офисе

Несмотря на то что некоторые клиенты привыкли обращать внимание на имидж — офис в центре, дорогую мебель, хороший кофе, — все равно главным остается качество работы.


2

Не фокусируйтесь на одном клиенте, даже если он крупный

В начале нашего бизнеса у нас все сотрудники были загружены одним крупным клиентом. Мы немного расслабились и меньше занимались развитием, чем стоило бы, — в результате безвозвратно упустили нескольких других клиентов (а также рисковали бизнесом, если бы якорный клиент нас «кинул»).


3

Будьте на связи 24 часа в сутки

Ценность юриста — умение быстро реагировать на запрос клиента. У больших юрфирм средняя скорость ответа ниже из-за более сложных внутренних процессов — используйте скорость как свое преимущество.


4

Цените свое время

Звонит друг или знакомый и говорит: «Меня увольняют, что делать?» Ты как юрист по трудовому праву подсказываешь, потом еще и еще, а потом получается, что работаешь бесплатно. Надо четко говорить: вот на это мы потратили полчаса и готовы это списать, но дальнейшие советы — это оплачиваемые услуги.


5

Берегите репутацию

Иногда важнее отговорить клиента от рискованной сделки и потерять деньги, зато сохранить репутацию, — потом этот клиент придет с еще более крупной сделкой. Важно понимать, что вы реально можете сделать для клиента, и честно ему об этом рассказывать — иначе нарушаешь принципы этики и профессионального самоуважения. Например, если мы не разделяем позицию клиента или не видим для нее правовых оснований, то не будем ее отстаивать.


6

Не работайте с теми, кто не разделяет ваши ценности

В небольшом коллективе очень важно, чтобы ваши взгляды на профессию и жизнь в целом совпадали. Стопроцентно работающего способа найма подходящих людей нет — я обычно полагаюсь на интуицию и жизненный опыт, обращая внимание, в том числе, на то, чтобы у человека был широкий кругозор, желание самосовершенствоваться и развиваться.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России

Сколько вы сэкономите, если подключите сотрудников к Yota?

Сколько вы сэкономите, если подключите сотрудников к Yota?

Сколько у вас сотрудников: 1

Сколько минут исходящих звонков по России нужно каждому: 1

Безлимитные SMS на месяц за 50 ₽

Стоимость услуг Yota в месяц: 9 990

Укажите ваши текущие расходы на связь: 200 000₽ / в месяц

Вы экономите:199 010

Подключиться