Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе и технологиях в России
Взлететь

Бизнес-кодекс: Демьян Кудрявцев, медиаменеджер, издатель газеты «Ведомости»

  • Алёна Сухаревская, специальный корреспондент Inc.

Выпускник журфака Ленинградского государственного университета Демьян Кудрявцев свои первые медиапроекты делал в Израиле (репатриировался в 1990-м). Как соучредитель CityLine (один из первых интернет-провайдеров), он в 1996 году приехал в Россию и занялся развитием контентных проектов в рунете. Через 10 лет Кудрявцев возглавил ИД «Коммерсантъ» (по данным «Медузы», руководил продажей издательского дома Алишеру Усманову) и покинул его летом 2012-го. Два с половиной года назад Кудрявцев купил газету «Ведомости» и часть активов издательского дома Sanoma Independent Media (в том числе газеты The Moscow Times и журналы National Geographic, Men’s Health и Women’s Health). В прошлом году, при информационной поддержке своих журналов, Кудрявцев запустил бюро путешествий «Поехали!» и Ostrov — магазин одежды для активных путешественников. В интервью Inc. он рассказал, почему цель предпринимательства — далеко не всегда деньги, как он помог выжить главной деловой газете страны и как страх и надежда клиента помогают продавать ему куртки.


О маленьких радостях и компромиссах предпринимателя

Собственник — основная движущая сила развития российского бизнеса. Акционеры-учредители СМИ несут на себе максимальную ответственность за существование издания либо путем финансирования — либо интеллектуально вкладываясь в его развитие. Поэтому они не могут просто дать денег или, наоборот, получать доход лежа на диване. Ни один русский бизнес — от металлургических заводов и до районной газеты — сегодня так не работает, и не нужно лицемерия, что отстранение собственников (от работы медиа — Inc.) нужно или возможно сегодня.

Русское управление бизнесом гораздо менее системно, гораздо более персонализировано, чем на Западе, оно аритмично, в нем авралы сменяют застой. Медиа в этом смысле мало отличаются от другого бизнеса. Риски иногда другие, вызовы другие, политики больше, но это все просто вызовы.


783,4

млн рублей — выручка издателя* газеты «Ведомости» в 2016 году.


1,25

млрд рублей — совокупная выручка изданий, которые купил Кудрявцев, в 2016 году.


>€10

млн — стоимость газеты «Ведомости» с учетом долга.


8,2

млн рублей — выручка «Ясно Communication Agency» в 2015 году.


30

млн рублей — прогнозируемые продажи магазина одежды Ostrov в 2017 году.

инансовые результаты ООО «Бизнес Ньюс Медиа» включают в себя показатели газеты «Ведомости» и конференций «Ведомостей».

Источники: «СПАРК-Интерфакс», СМИ, данные компаний


Я не считаю себя настоящим бизнесменом. Деньги, успех, меня недостаточно мотивируют. Основное приложение моей деятельности — я сам и мои близкие, а главный проект — сама жизнь. Я делаю ее интересной и поэтому иногда иду на избыточные, не оправданные в бизнесе риски, ценю поражения не меньше побед. Очень удобно, что я сам оцениваю результат.

Предпринимательство для меня — это способ жить, один из путей изменять пространство и получать удовольствие. Иногда получаешь его от маленьких вещей, которые объективно достижениями не являются — не измеряются величиной компании, деньгами. В The Moscow Times у нас были прекрасные обложки, я —горжусь — создал команду, и мы с ними так реформировали издание, что эти обложки состоялись. А потом обложки закончились, и это не приносит мне горя. Так что результат позитивен.

Жизнь без компромиссов невозможна, тем более невозможна предпринимательская деятельность, тем более в России. Надо понимать, во имя чего компромисс. Ради сиюминутного комфорта лучше на компромисс не идти. А во имя великой цели — скорее всего, ты ошибаешься: великая цель не строится на грязных компромиссах. А все, что посередине, надо каждый раз оценивать. Нет никакого «всегда», есть частный случай, в котором ты оцениваешь риски, оцениваешь свой комфорт и дискомфорт от тех или иных действий — и потери окружающих.


Газета The Moscow Times

Осенью 2015 года Кудрявцев пригласил на должность редакционного директора The Moscow Times бывшего шеф-редактора

объединенной компании «Рамблер-Афиша» Юрия Сапрыкина. Новым главным редактором издания стал журналист Михаил Фишман. Кудрявцев и новая команда перезапустили газету — в частности, бывшее ежедневное издание стало еженедельным, с художественными обложками.

В начале июня 2017 года медиаменеджер Дерк Сауэр (основал газету в 1992 году) вернулся в состав владельцев The Moscow Times в качестве соучредителя некоммерческой организации в Европе, которой будут переданы лицензии на издание газеты в странах Европы, СНГ и Китае (китайская версия издается с мая 2017 года). Сауэр, который взял на себя управление изданием, первым делом закрыл печатную версию газеты — последний печатный номер вышел в начале июля. Тогда же из The Moscow Times ушли главный редактор Михаил Фишман и большая часть прежней редакции.

Мнение окружающих не так важно, а вот страдания, потери очень важны. Если в своем компромиссе ты рискуешь только своими представлениями, принять его проще, если же от этого страдают другие люди или в их жизни что-то меняется к худшему, подумай трижды.


Заявление об увольнении с должности гендиректора ИД «Коммерсантъ» Кудрявцев подал в декабре 2011 года после увольнения главного редактор «Ъ-Власть» Максима Ковальского, причиной чего была публикация избирательного бюллетеня с нецензурной надписью внутри номера, а не на обложке.

Я бы не публиковал знаменитую обложку с испорченным избирательным бюллетенем и даже не считал бы это компромиссом. Издательскому дому от этого было бы лучше, в нем не случилось бы надлома, который долго изживали, много прекрасных людей работали бы там до сих пор.

Социальная ответственность бизнеса в том, чтобы нашим детям на этой территории жилось лучше, чем нам. Порой слышу от крупных российских бизнесменов: «Ну, что я буду тут менять, если 40% населения не хочет этого». Но они не равны остальным. Их талант, возможности, ресурсы, капитал — это потенциал всей нации, сегодня сгустившийся в этих компаниях, людях. Они отвечают за то, что здесь будет происходить, не меньше, чем 40 или даже 86 процентов населения.

О «Ведомостях» и издательском бизнесе

Газета «Ведомости» должна была закрыться 2 года назад из-за ухода Sanoma и поправок к закону «О СМИ» по предельной доле иностранного владения. А она просуществовала на два с лишним года дольше, не изменив своим ценностям и миссии. Даже если она завтра закроется и разорится — были эти два с половиной года.

Наибольшая проблема сегодня для российских медиа, особенно общественно-политических, в том, что для них нет рынка капитала. Оценка компании и возможность привлечения денег уничтожены и общим кризисом, и изгнанием иностранцев, и страхом российского бизнеса перед токсичным медийным рынком из-за политических рисков.

У этой ситуации очень серьезные последствия: из журналистики уходят лучшие, их некем заменить. Новые не рождаются, а покупать специалистов, например, на Западе, нет денег. Замкнутый круг.

Для реформирования СМИ в эпоху технологического кризиса нужен капитал, возможность его привлечь, чтобы технологически перевооружить целую отрасль. Государственные медиа вне конкуренции финансово и организационно.

Я не издатель в прямом смысле. Я управляю газетой «Ведомости» только на корпоративном уровне. Я могу увидеть проблему и начать ее решать или сказать менеджменту: «Я считаю, что вот это проблема, давайте все бросимся ее решать». Я могу выбирать, чем мне заниматься и где я больше полезен. Хотя, возможно, я был бы более полезен на операционном уровне, но я сохраняю эту дистанцию, потому что принципы сейчас не менее важны, чем эффективность.

Те два с чем-то года, что я этим занимаюсь, мы идем с постоянным уменьшением убытка, хотя медленнее, чем я планировал. Надеемся, что по итогам 2018 года компания совокупно будет в прибыли не только на бумаге, но и по всем стандартам отчетности. Но пожертвую ли я прибылью ради инвестиций в развитие или ради сохранения чего-то нужного, сейчас сказать не могу. Многое решаю не я, а совет директоров вместе с менеджментом.


Биография Демьяна Кудрявцева

Уроженец Ленинграда, Кудрявцев окончил факультет журналистики Ленинградского университета. В 1996 году стал одним из партнеров российского

интернет-провайдера CityLine, где отвечал за маркетинг и развитие первых медиа-проектов в рунете — сайта «Анекдот.ру» и блога Антона Носика «Вечерний Интернет». В 2001 году CityLine купил главный конкурент — Golden Telecom — за $29 млн.

Как писала «Медуза», к 1999 году Кудрявцев сблизился с олигархом Борисом Березовским и фактически контролировал его медиаактивы — телеканал ОРТ и издательский дом «Коммерсантъ», а с 2006 по 2012 год возглавлял ИД «Коммерсантъ».

В 2014 году Кудрявцев основал коммуникационное агентство «Ясно Communication Agency». А с 2015 года семья Кудрявцева владеет несколькими изданиями, включая газеты «Ведомости» и The Moscow Times, журналы Men’s Health, Women’s Health, National Geographic и другие (ранее — в составе ИД Sanoma Independent Media). Кудрявцев, по его словам, первоначально планировал купить только треть ИД, принадлежавшую финской Sanoma. Но в связи с законом о СМИ, ограничившим доли иностранного владения, свои доли продали американские Pearson (ранее издавала газету Financial Times) и Dow Jones (издает The Wall Street Journal) — каждая владела по 33,3% компании-издателя «Ведомостей». По данным источников «Ведомостей», газету оценили в 10 с лишним млн евро, с учетом долга.


По итогам 2016 года издатель «Ведомостей» АО «Бизнес Ньюс Медиа» показало прибыль в размере 58 млн рублей, однако в эти показатели входит также результаты журнала HBR и конференций «Ведомостей»

Может ли деловое издание в России приносить прибыль? Безусловно. Вопрос, какой ценой. Балансируя между качеством, риском, инвестициями в будущее, независимостью, размером сегодняшнего оборота, надо решить, что для тебя наиболее важно и чем ты готов пожертвовать.

Платную подписку (на сайте «Ведомостей» — Inc.) запустили много лет назад, без меня. Важна ли она критически для нашей выручки? В нынешнем виде — нет. Чтобы платная подписка имела настоящий смысл, нужны реформы. Но это все-таки значимая составляющая в структуре доходов, отказ от нее не компенсируется  рекламой и другими методами.

Я руководил «Коммерсантом» в богатые времена. Это был больший издательский дом, чем «Ведомости», с другими возможностями для экспериментов. За ним стоял акционер — Алишер Усманов, который много лет поддерживал нас в этом поиске, эксперименте, и на это у него были деньги не только от ИД «Коммерсантъ».

Руководитель должен быть жестким в своих принципах и воззрениях и гибким в своих методах и инструментарии. Это очень важно, потому что мы живем в постоянно изменяемом мире, под него надо все время подстраиваться, но не прогибаться.

В реальной работе я часто конфликтую. Я не очень хороший руководитель для подчиненных — недостаточно вежливый, недостаточно внимательный. Я штрафую, увольняю, повышаю голос. «Ведомости» не знают меня с этой стороны, практически.

Если бы я был операционным управленцем, я бы проводил реформы в «Ведомостях» значительно решительнее и жестче. Многие хорошие люди и профессионалы, возможно, остались бы без работы — не по их вине, меняется рынок. Но когда надо реформировать по сути последнее независимое бизнес-издание, нельзя руководствоваться только прямолинейной эффективностью. Это как в культуре и образовании: иногда твой компромисс состоит в том, чтобы больше потерять, но дольше защищать ценностные рубежи.

Мы не занимаемся авторскими СМИ. Человек, который у нас работает, должен ценить дело больше, чем себя. Даже в «Коммерсанте», где чуть ли не каждая фамилия сама по себе бренд, все должны понимать, что издание — больше и важнее них, а для журналиста единственный способ состояться — работать на общий успех.


О гражданстве

Не то чтобы кто-то пришел ко мне и сказал: «Вот это пишите, а это не пишите, иначе вам будет плохо, — например, лишим вас гражданства». Это так не работает, связь непрямая.

По крайней мере, до того как я владел «Ведомостями», меня ничего не лишали. С другой стороны, может, лишили бы, я просто не знаю. Если об этом думать, то, как сороконожка, тут же забываешь, с какой ноги ходить. Мы делаем то, что считаем правильным. И поскольку живем не в безвоздушном пространстве, понимаем, что есть последствия и риски.

Формально отсутствие гражданства не угрожает нашему издательскому бизнесу. Я сейчас ничего не предпринимаю, чтобы попытаться заново получить гражданство или вернуть аннулированное.

В эпоху перемен главный редактор должен быть чудовищно трудоспособен. Редактора, даже самого талантливого, но ленивого, почивающего на лаврах или усталого нанимать сегодня нельзя. Мы не в той коммерческой ситуации, чтобы себе это позволить.

Критерии эффективности редактора или начальника очень просты — в отведенный срок что-то должно стать успешнее, чем было. Влиятельность, цитируемость, прибыльность издания, взаимоотношения внутри и так далее.

Закон о СМИ сегодня не работает и вносит путаницу. Наталья Синдеева (основатель и генеральный директор телеканала «Дождь» — Inc.) имеет право вмешиваться в контентную политику телеканала «Дождь», потому что она генеральный продюсер. Но она, как собственник, взяла и назначила себя генеральным продюсером — и история про закон сразу закончилась. Таких примеров много —  Константин Ремчуков, собственник и главный редактор «Независимой газеты», владелец и главный редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев, владелец и издатель «Медузы» Галина Тимченко, хотя они в другой юрисдикции («Медуза» зарегистрирована в Латвии — Inc.), и другие.

Сегодня СМИ — не только редакция, но еще и технологический продукт, а издатель — профессионал, который в чем-то разбирается лучше, чем редакция, и должен иметь возможность влиять на ситуацию. Закон, написанный 25 лет назад, мешает ему, если он его не игнорирует. Невозможно отделить редакционные процессы от продакшена сегодня формальным бюрократическим актом. Только внутренняя договоренность и самоограничения, только публичная прозрачность.

О страхах, надежде и малом бизнесе

Мне кажется, что у меня счастливая бизнес-судьба. Я любил своих начальников, партнеров, акционеров, подчиненных и не требовал от них особой взаимности. Мне иногда жалко, что из-за ошибок этих людей или собственных что-то большое не состоялось или состоялось не так, как надо, но обычно я не думаю об этом.

Я горжусь CityLine (интернет-провайдер, который Кудрявцев создал вместе с галеристом Емельяном Захаровым и еще четырьмя партнерами в 1996 году — Inc.), как прорывным для России технологически проектом. Компания была лидером рынка, потому что мы просто жили на работе и тратили свои деньги. Это очень помогает эффективности. Но еще это была очень важная история про создание коллектива, с которым мы потом много чего делали.

Создавая клуб путешественников  «Поехали!» и магазин туристической одежды Ostrov, мы пошли за спросом. Мы поняли, что у журналов National Geographic и Men’s Health есть активная мужская аудитория, которая много ездит, — соответственно, ей нужны и туры, и экипировка для них. Так появилась история с клубом.

В маленьком бизнесе, например в одежном ритейле, политические риски напрямую видны только через колебания курса рубля. Но он тяжелее по другим причинам: из-за кризиса в целом и потому, что поздно начали. Серьезнейшие игроки этого бизнеса создавались еще в 1990-е. С марками одежды нужно выстраивать длинные отношения.


Клуб путешественников и магазин одежды Кудрявцева

В 2016 году Кудрявцев запустил клуб путешественников «Поехали!» и магазин одежды для путешествий и активного

образа жизни Ostrov (генеральным директором последнего стал руководитель агентства Кудрявцева «Ясно Communication Agency» Александр Карпов). Этот бизнес создан «при информационной поддержке» изданий Men’s Health, National Geographic и «Ведомостей», отмечает сам медиаменеджер.

По данным на сайте клуба «Поехали!», соавтором путешествий стал блогер и путешественник Сергей Доля. Финансовые результаты проекта отдельно не раскрываются. По словам Кудрявцева, этот бизнес высокорентабелен, но пока «очень маленький». «Поехали!» продает примерно 12 мест в экспедициях в месяц.

Магазин одежды Ostrov изначально задумывался как интернет-магазин «для путешественников и активных граждан», в конце 2016 года в торговом центре «Авиапарк» открылся оффлайн-корнер. По словам Кудрявцева, Ostrov — «больший» бизнес, нежели «Поехали!». По итогам 2017 года продажи магазина должны составить 30 млн рублей, пока план выполняется, отмечает предприниматель.

Потребностей у аудитории две — это страх и надежда. Бизнес зарабатывает на них. При продаже новостей это очевидно. Но и человек, который покупает куртку, надеется, что доживет до следующей зимы, и побеждает страх, что замерзнет. Но можно об этом и не думать — за вас будет думать аудитория, она так устроена, — главное — хорошо делать куртки и продавать их.

Бизнес можно делать разными органами: можно головой, можно душой, можно желудком, можно гениталиями, можно как угодно. Я в разное время веду себя по-разному, но в целом — это как спорт, гормональное такое.

Чем больше в компании людей, принимающих решения и представляющих себе картину и задачи в целом, тем лучше. Можно заседать на уровне собственник, генеральный директор, главный инженер завода, а можно звать на совещания начальников цехов, или директора по сбыту и начальника транспортного цеха. В этом смысле медиа не сильно отличаются от других предприятий.

О полетах в космос

Для меня профессиональный выбор не может быть причиной сожалений или радости. Критерием является интересная жизнь. Ее можно обеспечить себе, ну, плюс-минус, при любой профессии в XXI веке. Я очень хочу в космос. Но не хочу становиться космонавтом.

Человек хочет победить пространство, время и неизвестность. Летать быстро, жить долго, знать больше. Все технологии, направленные на решение этих задач, могут быть очень перспективными. Но с другой стороны, я не знаю технологий, предназначенных для чего-то другого.

Жизнь, которой живет Илон Маск, вызывает восхищение. Смысл нормального общества в том, чтобы таких людей, как Илон Маск, были тысячи. Собственно говоря, тысячи таких людей и делают общество нормальным. Из русских я могу назвать Сергея Адоньева (основатель и совладелец оператор Yota — Inc.) и Павла Дурова (создатель «ВКонтакте» и Telegram — Inc.). Кроме того, что они делают и как, они мне интересны и важны человечески.

У меня хорошая голова, но ограниченные ресурсы. Если бы у меня были неограниченные ресурсы, я бы покупал издание только при очень ограниченных мозгах. Я бы лучше купил университет. Потому что хороший университет может запустить любое издание и любой космический корабль.

При участии Ольги Сенаторовой

Поделиться
Подписаться на самые важные материалы
о бизнесе и технологиях в России