• Usd 69.97
  • Eur 81.39
  • Btc 6258.95 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

GrowGrow: как построить бизнес за $80 благодаря любителям марихуаны и легалайзу в Грузии

GrowGrow: как построить бизнес за $80 благодаря любителям марихуаны и легалайзу в Грузии

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

KODE: попасть в «высшую лигу» разработчиков приложений, собрав лучших программистов в «местности смерти»

  • Надежда Румак, автор Inc.

Решив заниматься разработкой мобильных приложений, 29-летний программист Алексей Козак буквально «бросил всё» и уехал в незнакомый город за 1,6 тыс. км от дома — чтобы не было искушения не довести замысел до конца. В 2013 году мобильная разработка только набирала обороты в России, но ради возможности поймать тренд и и творчески реализоваться он фактически отдал друзьям бизнес по обслуживанию компьютерного «железа». Спустя четыре года созданная им компания KODE занимает 4 место в Рейтинге mobile-разработчиков, работающих с крупнейшими заказчиками (среди них авиакомпании Utair и «Победа», Бинбанк и РосЕвроБанк, Ernst & Young).  Клиентов привлекает репутация компании, которая отказывается просто выполнять заказы и спорит о каждом пункте в ТЗ. За умение решать бизнес-задачи заказчики готовы хорошо платить — сейчас годовой оборот KODE составляет более 60 млн рублей. Алексей Козак рассказал Inc., как дружба с конкурентами помогла получить первые заказы, зачем он свозит в Калининград программистов со всей страны и как собирается достичь мировой известности и заработать миллиард, чтобы сделать своих сотрудников миллионерами.


Алексей Козак по образованию инженер-системотехник — «это такая классная, без тени иронии, советская специальность, в которой учат и программированию, и «железному» устройству компьютеров». Его первый бизнес не был связан с разработкой ПО: небольшая компания обслуживала в Пензе компьютерную технику на аутсорсе. Но Козаку казалось, что он не использует весь потенциал своих знаний: «Обслуживание техники — это всё-таки не создание чего-то нового».

В 2013 году он заметил, что некоторые из новых приложений в магазине Google Play быстро набирают популярность. Козак понял: зарождается новая индустрия с оборотами в триллионы долларов, которая будет быстро расти. Чтобы начать новый бизнес, он перебрался из Пензы в Калининград, к старому знакомому, который готов был стать его партнёром (впрочем, в итоге не стал). Свой старый бизнес Козак отдал друзьям (передал базу контактов, перезаключил договоры на другого ИП (коллеги через пару месяцев прислали ему небольшую компенсацию в 20 тыс. рублей), продал машину, собрал вещи и уехал:

— Я там раньше не был, но мне всегда нравились небольшие города. Мне пришлось сбросить груз старых социальных связей и уехать за 1,6 тыс. км от дома — этот приём называется «помещение в местность смерти». Так великие флотоводцы сжигали свои корабли, чтобы не было и мысли отступить.

Козак уже был зарегистрирован как ИП (для простоты расчётов выбрал УСН 6%), а позже оформил ООО. В первые две недели в Калининграде Алексей познакомился с Николаем Николенко — он разрабатывал приложения на iOS и стал техническим директором и миноритарным соучредителем компании. Стартовый капитал составил 10 тыс. рублей — на них сняли офис в 30 кв. м и купили листы ДСП, из которых сами собрали мебель. Технику не закупали — работали на личных ноутбуках. В августе 2013 года компания открылась; оставалось найти заказы.


Российский рынок мобильной разработки

По данным исследовательской компании App Annie, мировой рынок мобильной

разработки вырастет к 2020 году до $6,3 трлн (в 2016 году его объём составлял $1,3), а общее число пользователей достигнет 6,3 млрд. В 2021 году пользователи проведут в приложениях в общей сложности 3,5 трлн часов.

Называя основным драйвером роста Китай (прогнозируемый объём рынка — $2,59 трлн к 2020 году), исследователи ссылались на данные Alibaba Group, по которым в 2017 году на долю мобильных приложений пришлось 79% всех платежей в китайском ретейле (на 14% больше, чем в 2016).

В 2016 году в России только 14% покупок в интернет-магазинах были сделаны через мобильные приложения. Несмотря на рост (почти треть всех расходов на российском ИТ-рынке пришлась на мобильные устройства), игроки, опрошенные CNews, оценивали перспективы сдержанно: качество российской разработки страдает оттого, что разработчики не умеют масштабировать проекты, а заказчики — оценивать. Но уже в начале 2018 года App Annie назвала Россию одним из драйверов развития мирового рынка мобайла, оценив объём российского рынка в $580 млн.



KODE в цифрах

источник: данные компании


63

млн рублей — оборот компании в 2017 году.


24

млн рублей — прибыль компании за 2017 год.


~7

млн рублей в год составляют налоги и другие платежи в бюджет.


50

сотрудников в штате.


250

входящих запросов на разработку обработали сотрудники отдела продаж.

Алексей Козак (справа). Фото: Сергей Торгашинов/Inc.

Из стартаперов — в высшую лигу

Знакомые помогли Козаку организовать встречу с коммерческим директором компании-разработчика мобильных приложений Redmadrobot Алексеем Макиным, которого он убедил отдать Kode несколько заказов.

— Не знаю, почему нам тогда доверились, — вспоминает Козак. — Навыками переговоров я не блистал, даже наоборот, был немногословен на первой встрече. Но на тот момент у них был избыток заказов, от многих небольших они отказывались и думали, кому бы отдать эти заказы, — жалко было упускать их совсем.


Как всё успеть, если вы маленький бизнес с большими амбициями

Вначале KODE приходилось работать

круглосуточно: еще не умели правильно оценить сложность проектов, постоянно не хватало времени (на разработку), денег (на оплату времени разработчиков). Сash-flow поддерживали авансами и набирали больше заказов, чем могли выполнить.

— Мы быстро росли и балансировали на грани рентабельности, с которой легко упасть в пропасть банкротства. Наши обязательства перед клиентами требовали жёсткого темпа, когда остановка — это смерть. А страх смерти и поражения — очень сильный мотиватор, — рассказывает Алексей Козак. — С ростом опыта и навыков оценки предварительные расчёты становились точнее.

Козак сам проектировал интерфейсы и одновременно был рекрутёром, коммерческим директором, бухгалтером, тестировщиком, менеджером проектов. Совмещение ролей и расстановка приоритетов — самое сложное в работе, говорит он. Чтобы выстроить внутренние процессы, пришлось перепробовать множество методик и планировщиков. В итоге остановились на комбинации «Getting Things Done» (система тайм-менеджмента и методика повышения личной эффективности, созданная коучем Дэвидом Алленом) и «Objectives and Key Results» (метод управления проектами, позволяющий синхронизировать командные и индивидуальные цели) с адаптацией под свои особенности.

— Я могу работать по 18 часов в сутки. Не устаю, потому что меняю виды деятельности, — могу составлять какой-нибудь договор, потом говорить с сотрудниками, потом заняться бизнес-планом. Я просто не делю время на «работу» и «отдых» и вообще стараюсь не воспринимать дела как «работу».


Так KODE получили первого заказчика — благотворительному фонду «Предание» нужны были приложения для iPhone и iPad; бюджет составил 150 тыс. рублей.

— Моя машина тогда стоила 50 тыс. рублей, и мне казалось, что на 150 тыс. рублей можно разработать новый Windows, но всё оказалось сложнее. Первые сотрудники появились хотя и быстро, но не в первый день, а клиенту надо было показывать работу — так что сначала структуру и прототипы я рисовал сам, — рассказывает Алексей. Приложение до сих пор можно найти в AppStore (рейтинг 4,8 звёзд).

Сначала KODE был подрядчиком для стартапов — без больших бюджетов и притязаний, — и мечтал о годовых контрактах на разработку. Радости разработчиков не было предела, когда к ним обратился «Пробизнесбанк», который хотел постоянно дорабатывать своё приложение, — но месяца через четыре ЦБ отозвал у банка лицензию (временная администрация сначала разобралась с вкладчиками и лишь затем озаботилась долгами перед подрядчиками, но к тому моменту на счетах банка не осталось средств). «Сумма ущерба составила несколько месячных бюджетов компании, было тяжело, — вспоминает Козак. — Мы устояли благодаря нескольким «ногам» — клиентам».

Первым по-настоящему крупным заказчиком KODE стала авиакомпания «Победа» (привели друзья из Redmadrobot). Она только что провела антисанкционный ребрендинг, отказалась от названия «Добролёт» и срочно готовила мобильный канал продажи. Для неё с нуля создали приложение, которое за 1,5 года скачали более 450 тыс. раз (сколько билетов через него продано, не разглашается; по словам Козака, «сотни тысяч»). «Так мы попали в высшую лигу», — говорит Алексей. После «Победы» пришли Utair, Бинбанк, РосЕвроБанк, EY,  Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина и другие.

При этом компания никогда не вкладывала деньги в продвижение. Первый сайт KODE без всякого SEO неожиданно на некоторое время оказался в топе Яндекса по запросу «разработка мобильных приложений». Параллельно Козак регистрировал компанию в рейтингах, рассказывал о выпущенных кейсах на профильных конференциях, просил у клиентов рекомендательные письма:

— Мы никогда не платили за рекламу: если ты заплатишь один раз, это превратится в правило. Лучшая реклама — репутация.

Фото: Сергей Торгашинов/Inc.

«Ваше ТЗ не отражает реальность»

На репутацию компании работают показатели её клиентов. Приложение, созданное KODE для одного из первых заказчиков — компании Foodfox (сервис по доставке еды в Москве), — получило золото в 2016 году Tagline в номинации «Лучшее приложение услуги», а в 2017 году компания была продана сервису «Яндекс. Такси» за 500 млн рублей. Приложение Бинбанка, для которого KODE разработал часть функционала, в 2017 году обогнало в рейтинге Markswebb Сбербанк и Альфабанк (2 место после приложения Тинькофф).


Максим Десятых

партнёр и креативный директор Redmadrobot:


Сегодня рынок мобильной разработки состоит из множества небольших компаний. Те, кто в рейтингах ниже второй строчки, работают без прибыли, регулярно страдая от кассовых разрывов.

Сейчас в развитии рынка я могу выделить три основных тренда. Во-первых, консолидация: крупные компании продолжат расти, в том числе за счет поглощения мелких. Во-вторых, уходит в прошлое хантинг отдельных специалистов, — опыт показал, что отдельные боевые единицы в этом деле не помогут, важна команда и организация процессов внутри нее. В-третьих, компании расширяют перечень услуг: опыт аутсорс-разработки трансформируется в создание собственных продуктов или, например, консалтинг.


— Мы решаем бизнес-задачи клиентов, — объясняет Козак. — Говорим: ваше ТЗ не отражает реальность и ожидания пользователей. Если делать по бумажке от клиента, то с вероятностью 95% результат вы положите на полку и похвастать им будет нельзя. Нужно решать задачу, а не выполнять задание.


Кейс: как разрабатывали приложение для Utair

— Старайтесь работать напрямую со стейкхолдерами, а не с техническими исполнителями. Хороший кейс — это когда задачи не спускаются откуда-то сверху, а формулируются вместе с разработчиками. Так мы работали, например, с авиакомпанией Utair.

На старте проекта мы проанализировали слабые места существующего приложения и десятки приложений других авиакомпаний, метапоисковиков и travel-агентств. Потом провели с командой и топ-менеджерами заказчика выездную сессию — погрузились в предметную область, синхронизировали цели, проанализировали показатели, которых от нас ожидали. Когда определили наиболее важный функционал, необходимый пользователям и бизнесу, от первоначального ТЗ отказались.

Обычно сначала собираются требования, затем создаётся дизайн, который уже дальше передаётся в разработку, но из-за сжатых сроков мы стартовали одновременно всей командой (аналитика,  дизайн, разработка, серверная часть), — это усложнило управление проектом, но сократило срок запуска. Помогли ежедневные синкапы (sync-up — рабочая встреча по текущему проекту — Inc.) с менеджером заказчика и внутренние синкапы с командой. Кроме того, заказчик ввел дополнительную финансовую мотивацию — плату за скорость исполнения, — эти деньги мы распределили между участниками команды.

На рынке мобильных приложений в России около двухсот компаний. «Конкуренция всегда была большая — и тогда, и сейчас, — говорит Алексей Козак. — Но мы вплотную подобрались к московским и питерским топам, которые начали работать на пять лет раньше нас, когда только появился AppStore, — это Redmadrobot, e-Legion, Touch Instinct и другие. Иногда мы побеждаем их на тендерах и конкурсах».

Фото: Сергей Торгашинов/Inc.

Найти, перевезти, вырастить, поглотить

Для репутации KODE важны не только клиенты, но и потенциальные сотрудники. По его признанию, основная проблема всех компаний отрасли — нехватка квалифицированных специалистов: программистов, бизнес-аналитиков, дизайнеров, менеджеров проектов. Через год работы в 500-тысячном Калининграде KODE «пересобеседовал» всех основных специалистов на рынке IT, но найти нужных людей не мог — и сейчас набирает сотрудников по всей стране.


Дмитрий Костин

генеральный директор Touch Instinct:


За 2017 год верхние 20% рынка мобильной разработки суммарно выросли на 80% и продолжат в том же темпе. Верхушка рынка агрегирует поток заявок и распределяет его по остальным игрокам. Это видно по количеству студий, желающих работать по «партнёрке». В результате небольшим компаниям не хватает заказов, их поглощают более крупные игроки.


Около 10% сотрудников (в основном программисты) работают удалённо, других приходится перевозить. Для этого компания ввела программу релокации: по ней новым сотрудникам и их семьям оплачивают прилёт в Калининград, помогают с поиском квартиры, при необходимости дают консультации по устройству членов семьи, обеспечивают перевозку вещей, адаптируют в корпоративную среду. Благодаря программе в компании работают сотрудники из Омска, Екатеринбурга, Москвы, Минска, Барнаула, Томска, Пензы и Астаны. Кроме того, KODE присоединили новосибирскую студию Siberian.pro, которой отдают часть своих заказов.

— Чтобы соответствовать высоким стандартам, приходится выбирать лучших из лучших: за год мы отсмотрели больше тысячи кандидатов, провели 268 собеседований и увеличили штат с 28 до 50 человек, — говорит Козак.

Чтобы «выращивать» кадры, компания проводит для начинающих бесплатные курсы по мобильной разработке, даёт экспертную оценку проектам старшеклассников и студентов, поддерживает местное IT-сообщество, привозит спикеров на профильные митапы и конференции. Для Балтийского федерального университета им. Канта разработали программу курса «Android-разработка» (обязателен для студентов ряда специальностей).

«Первые два года, когда шёл активный рост, после выплаты зарплат в конце месяца у нас оставалась 1 тыс. рублей. Я как учредитель и генеральный директор первую зарплату получил только через год», — вспоминает Алексей Козак. Весь этот год он жил на накопления и особо не шиковал, ходил только на работу: «На 20 тыс. рублей в месяц тогда вполне можно было жить». Сейчас ФОТ составляет 90% расходов от 60-миллионного оборота компании; он же формирует основные налоги (для IT-компаний ставка платежей в ПФ снижена и составляет всего 14%, но налоги и прочие бюджетные платежи KODE приближаются к 7 млн рублей в год).

—  Всех сотрудников, кто верит в компанию и пройдет с нами путь к мировой известности, мы сделаем миллионерами. Это абсолютно точно, — уверяет Козак.

Фото: Сергей Торгашинов/Inc.

Цель — миллиард

Последние полтора года KODE — в стабильном «плюсе» с каждого контракта. В 2017 году 1 млн рублей потрачен на обновление парка техники разработчиков и около 1 млн рублей —на корпоративы. Команда дважды в год путешествует в Европу и проводит 2 локальных корпоратива. За 2017 год оборот компании составил 63 млн рублей, прибыль — 24 млн рублей. Прибыль частично распределяют, остальное вкладывают в развитие.


Николай Николенко

технический директор Kode:


Мы начинали компанию с командой из двух человек, а реализация проектов требовала 12-14 специалистов. Мы работали круглосуточно и без выходных. Были сложные моменты: несколько раз мы неверно оценивали масштаб работ. Проект оказывался вдвое дороже нашей оценки, однажды вместо заложенных 6 месяцев мы работали над задачей полтора года. Теперь мы выстроили систему: заказчик получает описание работы, где каждый этап оценен в часах работы специалиста. Там где у нас ТЗ на 10 листов функционала, у конкурентов — часто по два листа. Это помогает в работе с заказчиками.

— С одной стороны, мы подаём пример IT-сообществу — показываем, как нужно делать проекты, — говорит Козак. — В 2017 году Kotlin стал рекомендуемым языком для разработки Android-приложений, а мы на нём пишем уже второй год.

Распознавание голоса вышло на очень высокий уровень, формируется новый рынок голосовых интерфейсов — а у нас уже есть экспертиза, с которой ребята выступают на конференциях. С другой — решаем конкретные бизнес-задачи заказчиков: увеличение продаж, лояльности клиентов, качества клиентского сервиса. Заказчики готовы за это платить.

В 2018 году KODE планирует выпустить собственные IT-продукты, которые, по словам Козака, имеют потенциал заработать 1 млрд рублей и принести компании выручку в 1,5 раза больше, чем основные услуги по разработке.

Козак не готов раскрывать детали проекта, но цитирует американского миллиардера Марка Кьюбана, чтобы подчеркнуть масштабность намерений: «Работайте так, будто кто-то где-то работает 24 часа в сутки в надежде вас обставить».


Правила бизнеса KODE

Алексей Козак. Фото: Сергей Торгашинов/Inc.


1

Делайте полезный продукт: он будет вас мотивировать.


2

Учитесь у шахматистов — думайте на несколько шагов вперёд и постоянно адаптируйте свой план под меняющиеся условия.


3

Вы должны знать специфику вашего продукта назубок. Стек технологий, UX/UI, модели и потоки данных — вы должны разбираться во всем, чтобы адекватно применить в процессе разработки.


4

Контролируйте финансовую дисциплину. Наймите на должность финансового директора человека, которому доверяете.


5

Уделяйте больше времени «отличникам» и меньше — «троечникам» (обычно бывает наоборот).


6

Работайте не ради денег, а ради идеи.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России

Gett для Бизнеса

Все фишки
и секреты сервиса