• Usd 69.97
  • Eur 81.39
  • Btc 6258.95 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Девелопер Александр Гончаров — о конфликте туристического бизнеса и чиновников в Тульской области, будущем коттеджных поселков и взятках

Девелопер Александр Гончаров — о конфликте туристического бизнеса и чиновников в Тульской области, будущем коттеджных поселков и взятках

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

OpPopArt: как арт-дилер раскрутила свою онлайн-школу в Instagram и зарабатывает на лекциях 1 млн рублей в месяц

  • Наталья Суворова, специальный корреспондент Inc.

Получив диплом искусствоведа, Анастасия Постригай организовывала арт-вечера и долгое время занималась продажами антиквариата и картин — это приносило прибыль, но не радовало. А вот когда она ушла из арт-дилерства и стала читать лекции об искусстве, то стала получать от работы удовольствие. Анастасия раскрутила свой аккаунт в Instagram до 470 тыс. подписчиков и на его базе вырастила полноценную онлайн-школу с 18 видео-курсами по искусству, мастер-классами, кураторами и лояльной аудиторией. Сейчас OpPopArt приносит 29 млн рублей выручки в год и в среднем около 1 млн прибыли в месяц. Анастасия Постригай рассказала Inc., как дочь Виктора Вексельберга Ирина подтолкнула ее к созданию школы, что помогло набрать и монетизировать подписчиков в Instagram и зачем нужна «Бешеная сушка» для мозгов.


Деньги на доверии

— Мне нравится говорить, что я в свой бизнес не вложила ни копейки. Мой стартовый капитал — это мой труд и обаяние, — говорит основательница онлайн-школы OpPopArt Анастасия Постригай.

Свой бизнес она начала в 2014 году с аккаунта в Instagram, в котором стала писать про искусство, а продолжила тем, что записала пробный видеоурок, в котором на фоне скульптур Церетели в одном из двориков Москвы прочитала лекцию об искусстве — живым и интересным языком, так, чтобы было понятно даже школьнику. Сегодня ее онлайн-школа OpPopArt, где слушателей учат разбираться в современном и классическом искусстве, дизайне и моде, приносит в среднем 1 млн рублей чистой прибыли в месяц.

До того как основать школу, Постригай, искусствовед по образованию, несколько лет проработала в антикварном бизнесе и арт-дилерстве. Ни то ни другое не подходило ей по характеру: в антикварный салон за день могли зайти всего 2 человека — и те курьеры, — на общительную девушку такая изоляция наводила тоску. Арт-дилерство же требовало изворотливости, готовности «навариться» на клиенте — и после каждой удачной сделки Анастасия чувствовала себя виноватой.

— Ты видишь, что у человека глаза горят, что он готов купить эту картину, — он ее купит, какую бы цену ты ему не назвал. Так однажды я нашла для клиента определенную живопись под заказ за €8 тыс. — и по правилам этого бизнеса продала ее более чем за €35 тыс. Но мне было очень неприятно от того, что я столько заработала на человеке, и после этого я решила уйти, — вспоминает Анастасия.

Андрей Рапуто/Inc.

Идею открыть арт-школу Постригай подала Ирина Вексельберг, дочь бизнесмена Виктора Вексельберга, которая благодаря отцу уже много лет была связана с искусством и антиквариатом. С ней Постригай познакомилась в 2014 году, когда задумала создать образовательный портал для молодых антикваров и вывести традиционно закрытый антикварный бизнес в диджитал-среду. Она расписала бизнес-план проекта и сделала питч в акселераторе Startup Woman — но вместо похвал от потенциальных инвесторов услышала жесткую критику в адрес проекта.

— Жёстче всех его раскритиковала именно Ирина Вексельберг: она говорила, что антикварный бизнес — это кулуарные продажи, и выходить в онлайн люди не захотят. Они привыкли приносить крупные суммы в чемоданчиках под коньячок, и эта схема не меняется, — говорит Постригай.

Анастасия так расстроилась, что после питча попросила Вексельберг ее проконсультировать, — та назначила ей встречу.

— На встрече она проговорила мне минусы моего проекта, а потом спросила: «Что вам больше всего нравится делать?» Я сказала, что читать лекции об искусстве, — она говорит, вот и занимайтесь лекциями, а монетизация придет, — вспоминает Постригай.

Анастасия последовала этому совету осенью 2014 года, когда сидела в декрете с маленьким сыном. Единственным развлечением для молодой мамы был Instagram, куда она стала писать небольшие заметки об искусстве. Название аккаунта родилось быстро — Op (как символ умения говорить об искусстве легко), Pop (часть ее девичьей фамилии Попова), Art. Написанные грамотным и простым языком истории о художниках и картинах понравились публике — поначалу Анастасия не использовала никаких инструментов для продвижения, но за первые полгода набрала 3,5 тыс. подписчиков. Тогда у неё возникла идея создать для них платный продукт.


OpPopArt в цифрах:

Источник: данные компании


200 тыс.

рублей — инвестиции в создание первых 2-х видеоуроков.


474 тыс.

подписчиков в Instagram


~100

человек подписываются на каждый видеокурс ежемесячно.


>30

сотрудников работает в школе.


29 млн

РУБЛЕЙ — выручка за 2017 год.


~12 млн

рублей — прибыль за 2017 год.


50 тыс.

тыс. прошло через школу с момента основания.

Андрей Рапуто/Inc.

Первый платный курс OpPopArt представлял собой 40-минутное видео с лекцией «Как быстро и легко научиться разбираться в искусстве», к которому прилагался список книг в PDF и ссылок на полезные сайты и фильмы, а также чек-лист из 12 шагов, которые предлагалось сделать пользователю, чтобы понимать искусство. Снимать на телефон Постригай не хотела, а на профессиональную съемку денег у нее не было. Тогда она решила обратиться к основателям онлайн-магазина Allbrighty Илье Александренко и Дмитрию Каримову — они выпускали чехлы для телефонов и сувениры с изображениями картин известных художников.

— Я показала им свой проект в Instagram и предложила сделать нативную рекламу внутри видео. Одна из моих рекомендаций для зрителей звучала так: «Если хотите разбираться в искусстве — окружите себя искусством», и там я предложила дать ссылку на магазин. Они мне дали 75 тыс. рублей — просто без договоров поверили и перевели мне деньги, — вспоминает Постригай.

Постригай наняла профессионального оператора; 40-минутное видео снимали 3 дня — в кафе, в Музее современного искусства на Петровке и на московских улицах. Анастасия предложила его своим подписчикам в Instagram, при этом сделав упор на полезность и применимость урока, — убеждала зрителей, что посмотрев его, они смогут ходить по музеям без экскурсовода, «читать» картины, как книги, и научатся поддерживать интеллектуальные разговоры об искусстве. Подход сработал: в первые же 3 месяца видео скачали более 30 человек (по 690 рублей за урок) — так из потраченных 75 тыс. рублей удалось вернуть 20 тыс. рублей.

— После этого продажи немного затормозились — кто хотел купить, купил, а остальные хотят только бесплатный контент. Тогда я поняла, что надо заняться платным продвижением в Instagram и искать новые лиды.

Научившись грамотному продвижению, уже через месяц Постригай полностью отбила затраты.

Андрей Рапуто/Inc.

«Началась жара: сели в поезд и летим»

Чтобы увеличить число подписчиков и потенциальных покупателей, Постригай решила прокачаться в диджитал-маркетинге и записалась в школу к блогерше и специалистке по продвижению в Instagram Арпине Саркисян (потратила на курс 9 тыс. рублей — это дало ей приток в 10-15 тыс. новых подписчиков). Параллельно она устраивала арт-вечера — читала лекции об искусстве в ресторанах (с площадками договаривалась по бартеру), а чтобы привлечь больше гостей, помимо лекции делала и развлекательную программу — приглашала певиц, профессиональных ведущих, устраивала мастер-классы и проводила розыгрыши призов. У неё уже был опыт организации таких вечеров во времена работы арт-дилером (тогда она устраивала корпоративные арт-вечеринки для сотрудников «Билайна», Альфа-банка, PwC и других компаний). На каждую вечеринку собиралось от 50 до 100 человек — это позволяло Анастасии не только заработать на билетах (по 500-800 рублей за вход), но и повысить узнаваемость бренда OpPopArt за пределами своего блога. Кроме того, она оттачивала ораторское мастерство:

— Моей самой благодарной аудиторией были айтишники: руководитель технического направления в «Билайне» был большим поклонником искусства и регулярно звал меня читать лекции на корпоративных мероприятиях. ИТ-шники очень восприимчивы к истории искусства — это совершенно чужая для них сфера, и как правило, им интересно узнавать новое. Это помогло мне дополнительно прокачать свои ораторские навыки, — вспоминает Анастасия.

Летом 2015 года Постригай выпустила второй платный продукт— 3-часовой курс «Как разговаривать с детьми об искусстве». Деньги на него — 180 тыс. рублей — она собрала с помощью краудфандинга через Instagram (о сборе средств она объявила в своем аккаунте). Для курса она сделала интервью с психологом о том, как дети воспринимают искусство, и дала рекомендации родителям, как привить ребёнку любовь к искусству, во что с ним играть и куда ходить.

К этому моменту число подписчиков выросло до 30 тыс. человек и продолжало расти. Постригай уже не справлялась в одиночку — и пригласила в проект директора по развитию Янни Ролански, которая помогала организовать краудфандинг для второго видеокурса. Янни взяла на себя управление командой и бизнес-процессами, Анастасия осталась в роли CEO и идейной вдохновительницы. К сентябрю 2015-го они вместе превратили OpPopArt в полноценную онлайн-школу: зарегистрировали ИП на имя Постригай и запустили 3-месячный базовый онлайн-курс по истории искусства.

— После этого началась жара: мы как будто сели в скорый поезд и с тех пор на нем летим, — говорит Постригай.

Девушки поставили KPI — продать до конца года курсов на 300 тыс. рублей — и запустили продажи в конце октября. К тому моменту они сняли всего 3 из запланированных 12 уроков (на это пошли деньги от арт-вечеров и первых 2-х курсов), а остальное снимали уже на поступления с продаж. Для этого Постригай наняла оператора (5 тыс. рублей за съемочный день) и монтажера на почасовую оплату.


Мария Бородецкая

сооснователь и CEO лектория  «Синхронизация»


Объем рынка лекций по гуманитарным дисциплинам — истории искусства, кино, литературе, философии, и др. — в Москве можно оценить примерно в 5,5-6 млн рублей в месяц. Такая цифра получается, если взять за основу два крупнейших московских лектория, «Синхронизацию» и Level One, где лекции по таким направлением составляют до 70% от общего объема, плюс отдельные небольшие лектории — частные и при музеях.

По данным исследования, которое провела библиотека им. Некрасова, пока еще менее 5% людей в Москве выбирают лекции как досуг. Поэтому лектории конкурируют не столько друг с другом, сколько с барами, кинотеатрами и другими видами досуга. При этом, чтобы привлечь слушателей, важно соблюсти баланс между популярной темой и качеством материала. Чем сложнее лекция — тем меньше потенциальный объем рынка: например, если мы запустим курс из 30 занятий по дадаизму, вряд ли мы соберем на него аншлаги. Поэтому мы часто используем популярные темы (например, «История искусства в 10 картинах») в качестве «крючка», чтобы, условно, вытащить человека из бара и привести к нам — а после этого слушатели часто остаются и покупают более сложные, глубокие, фундаментальные курсы.

Объем рынка лекций постоянно растет — как в оффлайне, так в онлайне. Оба формата имеют свои преимущества и ограничения: проблема оффлайна в том, что лекторию в таком формате сложно масштабироваться (не так легко найти хороших лекторов в Тамбове и Саратове). При этом онлайн сложнее для восприятия — среди тех, кто покупает курс «живых» лекций на полгода, его заканчивают почти 90% слушателей, а по онлайну таких данных нет. Зато онлайн дает возможность смотреть фильмы, выполнять тесты, ходить по виртуальным галереям искусств по всему миру, и использовать прочие форматы в обучении.


Разрабатывать отдельную площадку для видеокурсов не стали — воспользовались уже существующими сервисами. Сейчас школа использует ресурс GetCourse — платит фиксированную сумму за возможность использования онлайн-площадки для своих курсов в расчете на определенное количество пользователей (на это уходит 50-60 тыс. рублей в год), а если их приходит больше, чем планировалось, — доплачивает отдельно.

Чтобы продажи «полетели», Постригай пришлось вложить массу сил и денег в продвижение, а также в построение отдела продаж (сейчас там работает 5 менеджеров). В компании даже придумали собственный сленг для продаж, говорит Анастасия:

— Мы называем наших клиенток барышнями и никогда не используем внутри школы слово «продавать». Мы не продаем, мы «обнимаем» барышень — окружаем их заботой, получаем от них обратную связь и под них разрабатываем новые интересные им курсы, — говорит она.

Одним из эффективных способов поднять продажи стали тарифы — вместо того чтобы просто назначить цену на каждый курс, Постригай стала предлагать несколько вариантов для каждого курса. Например, самый простой тариф «Вольнослушатель» за курс из 12 уроков стоит 8,5 тыс. рублей, «Студент» с возможностью проверки домашних заданий куратором курса — 15,5 тыс. рублей, а тариф «Магистр» — без домашних заданий и без ограничения доступа к урокам по времени — 28,5 тыс. рублей.

Кроме того, основательница стала придумывать креативные задания к урокам, чтобы заставить слушателя «мыслить как художник».

— Например, я рассказываю про рококо — а ученикам надо в PowerPoint воссоздать интерьер в этом стиле. В это время человек настолько глубоко погрузится в эту эпоху, что она навсегда закрепится в его сознании, — говорит Постригай.

В результате поставленную планка в 300 тыс. рублей преодолели очень быстро: той же осенью продажи перевалили за 1 млн рублей. Стало ясно, что продукт по-настоящему востребован, — и Анастасия начала запускать новые и новые курсы: о русском искусстве, современном искусстве, арт-лабораторию для детей и т.д., а потом запустили еще и продвинутый курс, рассчитанный на 2 года. Сегодня он стоит от 59 тыс. рублей в год, 290 тыс. рублей за 2 года — это специальный VIP-тариф, который включает личного куратора и полное сопровождение ученика. Постригай не раскрывает, сколько именно VIP-тарифов было продано («несколько», говорит она), но по ее словам, курс был задуман скорее как имиджевый продукт — для тех, кто хочет получить индивидуальный подход. «Люди никогда не будут идти на него потоком — иначе пропадет ореол избранности и эксклюзивности вокруг этого курса», — говорит она.

Сейчас в OpPopArt каждый месяц стартует 3-месячный онлайн-курс, посвященный определенной тематике — русское искусство, современное искусство, базовые лекции по искусству и пр. (в среднем на каждый такой курс подписывается около 100 человек). Кроме того, в школе бывают тематические месяцы — например, посвященные жанрам, колориту, композиции и пр. Чтобы увлечь максимальное количество людей, Постригай придумала предлагать для разных категорий целые блоки из нескольких курсов — например подборку курсов на 4 месяца для аналитиков, художников или арт-дилеров.

— Мы собираем такой пазл, потому что поняли, что людям нужна свобода. Не нужно им навязывать, что именно они должны учить каждый месяц, — лучше предложить выбор и отталкиваться от клиента, — говорит Анастасия.

Основные расходы школы приходятся на ФОТ (в компании работает более 30 постоянных сотрудников) и техническую часть — Постригай постоянно прокачивает систему управления amoCRM, интегрируя в нее Whatsapp, платежные системы и другие «примочки». По ее словам, каждая такая интеграция обходится в 30-50 тыс. рублей — для них она наняла IT-специалиста в штат, а всего в месяц расходы отнимают 1,2-1,5 млн рублей (включая зарплаты). В 2017 году выручка школы составила 29 млн рублей, а прибыль — около 12 млн рублей.

Кстати, сотрудников в школу тоже часто ищут через Instagram, говорит Анастасия: несколько кураторов курсов пришли после того, как она опубликовала объявление о поиске в аккаунте школы.

— Таким образом приходят лояльные и заинтересованные в нашем проекте люди, — говорит она.


«Качать не попу, а мозги»

Осенью 2016 года Анастасия Постригай и директор по развитию школы Янни Ролански придумали создать аналог проекта «Бешеная сушка» популярного блогера Василия Смольного — «качать не попу, а мозги». По созвучию с фамилией Смольного родился «Институт благородных девиц» (основательницы сокращенно называют его ИБД) — онлайн-проект на стыке игры и образования, который дает широкие знания в области культуры.

ИБД рассчитан на 6 недель обучения, и каждая посвящена отдельному виду искусства — живописи, литературе, музыке, моде в рамках одного стиля или эпохи (например н русского искусства начала XX века, ар-деко, и пр.). Участие стоит 3 тыс. рублей — за эти деньги каждый участник получает онлайн-урок с лекцией, а в конце — список книг и фильмов на нужную тему и домашнее задание (если его не сдать вовремя, участник вылетает из игры). «Задания устроены так, чтобы выходить из зоны комфорта и раскрывать свой творческий потенциал», — говорит Постригай. Подробностей она не раскрывает — говорит, тайна — один из элементов, который делает игру увлекательной.

Чтобы мотивировать участников, в игре есть призы — 100 тыс. рублей за 1 место, картина или предмет антиквариата стоимостью до 100 тыс. рублей — за 2 место, шубы и другие призы за 3-е, а в конце сезона проводится тематическая вечеринка, куда все участники приходят в костюмах определенной эпохи. «Всё это помогает лучше мотивировать учеников — людям нравится получать подарки», — говорит Постригай. По ее словам, в проекте уже приняли участие более 2,5 тыс. учениц, а общая выручка от него превысила 7 млн рублей. Прибыль Анастасия не раскрывает, однако говорит, что маржа у проекта хорошая: расходы идут всего на 1 съемочный день, когда записываются уроки, аренду виртуального кабинета на Getcourse, зарплату куратора и организацию «выпускного». «Рекламная кампания ИБД — отличный повод разместить информацию о школе на разных ресурсах. Это работает и как привлечение новых лидов. и как новый продукт для нашей лояльной аудитории», — говорит предпринимательница.

Скриншот со страницы проекта
Андрей Рапуто/Inc.

Беспощадный Цукерберг

Прошлым летом из-за изменения алгоритмов Instagram охват аудитории OpPopArt в этой сети резко сократился. Для бизнеса, основной поток клиентов которого приходит именно из Instagram, это стало огромной проблемой.

— Я была беременна, и это был для меня ужасный стресс. Тогда мы почувствовали удар по бизнесу — охват каждого поста упал с 70-80% подписчиков до 20%, — говорит Анастасия.


Армен Апресян

искусствовед, журналист, автор лекций об искусстве


Судя по количеству лекториев в Москве («Прямая речь», «Синхронизация», и др.), интерес к лекциям об искусстве растет. Во многом это вызвано тем, что в России традиционно об искусстве и литературе говорят специально обученные люди на специфическом языке. А сейчас появились те, кто умеет рассказывать об этом простым и живым языком, и люди готовы за это платить. Кроме того, в Москве народ пресыщен различными способами досуга и несколько утомился от цифровой информации, им хочется живого, человеческого общения. Поэтому лекции об искусстве можно считать нишей для бизнеса, но надо помнить про ценовой порог, — как правило, народ не очень хочет платить больше 800 рублей за лекцию (если только там не будет приглашенной звезды). Поэтому надо все хорошо просчитывать.

Правда, подход конкретно этой школы мне не близок. Когда авторы обещают: «Вам не надо будет заканчивать факультет истории искусств, чтобы разбираться в искусстве», — это абсолютное шарлатанство. Такие короткие курсы могут дать человеку возможность соприкоснуться с темой, слегка погрузиться в нее, — но научиться разбираться в искусстве, прослушав часовую лекцию, невозможно.


Хотя к тому моменту у школы уже существовали странички в других крупных соцсетях (Facebook, ВКонтакте), они были в основном информационными — дублировали оригинальные посты в Instagram. Чтобы увлечь подписчиков, пришлось «изворачиваться», говорит Анастасия, — совершенствовать контент и придумывать новые «фишки». Так придумали проект «Муза»: Анастасия стала сниматься в образе героини той или иной картины, — это был оригинальный контент, который был интересен подписчикам. Кроме того, она стала делать инста-сериалы в Stories (например, сериал из 6 серий о жизни Ван Гога смотрели в прямом эфире 2,5-3 тыс. человек, говорит она), а также вести эфиры с тематическими лекциями. В середине эфира можно ненавязчиво вставить рекламу платных продуктов OpPopArt (особенно эффективно предложить людям 50%-ную скидку на курс на ближайшие 24 часа с оплатой в рассрочку, говорит Анастасия).

— Лучшие продажи — это комплект из трех онлайн-курсов — я делаю именно на прямых эфирах. Я знаю, что новые подписчики хотят учиться, и даю им эту информацию и скидку — тех, кому не нравится реклама в эфире, вежливо прошу подождать 3 минуты, как правило, люди нормально реагируют, — говорит она.

Благодаря Instagram у школы есть ядро благодарных клиентов — каждый пост OpPopArt собирает 10-12 тыс. лайков и несколько десятков комментариев, а лояльные подписчики периодически покупают новые курсы. Но у высокой зависимости от одной площадки есть и обратная сторона — Анастасия каждый день без отпусков и выходных мониторит посты, отвечает на комментарии и анализирует поведение пользователей.

— Я живу с телефоном в руке, и Instagram — это мой третий ребенок. Я много чего могу делегировать, но это никому делегировать не могу, потому что это игла, на которой мы сидим. Даже в отпуск не могу поехать нормально, потому что телефон — это продолжение моей руки, — говорит она.

В общей сложности школа OpPopArt тратит на продвижение 300-350 тыс. рублей в месяц — это рекламные посты у блогеров, таргетированная реклама в Instagram и Facebook. Хотя с Facebook у Анастасии Постригай не получилось так же эффективно наладить систему продаж через качественный контент (каждый месяц она тратила на создание контента и настройку таргетированной рекламы около 40 тыс. рублей): на странице школы 21 тыс. подписчиков, всего 15% из них видят новые посты, говорит она.

— Facebook — это машина для пожирания денег. У нас столько смм-щиков сменилось, которые настраивали страницу, — но продает только «таргет», а такого, чтобы кто-то увидел пост на страничке и купил, практически не бывает, — говорит она.


Как продвигать свой бизнес в Instagram:

Cоветы Анастасии Постригай


1.

Максимально продвигайте персональный бренд

Именно он должен продавать ваш продукт в Instagram и других соцсетях. «Мы, компания» или «Мы, школа» не работает — всегда должно присутствовать «лицо» основателя. Поэтому используйте местоимение «я». Люди должны знать вас и доверять вам, поэтому в соцсетях необходим личный контент — разумеется, в определенных рамках. Не стоит рассказывать про домашние проблемы, но личные истории, особенно те, которые имеют отношение к продукту.


2.

Покупайте таргетированную рекламу

Не верьте, что бесплатные методы продвижения вам помогут. В современном мире соцсетей, с нынешними алгоритмами, которые постоянно меняются, это практически невозможно. Контент — это прекрасно, но в продвижение нужно вкладывать деньги.


3.

Давайте рекламу у маленьких блогеров

Полезно давать рекламу у маленьких блогеров — тех, у кого до 50 тыс. подписчиков. К большим обращаться не эффективно: пост у них стоит очень дорого, а охват аудитории (из-за алгоритмов) будет меньше, да и лояльность у их подписчиков намного ниже. Например, помимо аккаунта школы у меня есть личный аккаунт в Instagram на 18 тыс. подписчиков — посты в нем видят примерно 16 тыс., то есть почти 100%. По нынешним временам это бомба.


4.

Не подрывайте доверие своих подписчиков чужой рекламой

Не стоит бездумно размещать в своем аккаунте чужую рекламу — это подрывает доверие аудитории к вам. Уровень лояльности клиента напрямую конвертируется в продажи. Если вы хотите и на рекламе зарабатывать, и продукты продавать — так дело не пойдет, нужно выбрать что-то одно. У меня был один рекламный проект, в котором я рассказывала про партнеров. Я делала с ними ремонт — но я их впустила в свой дом, это была личная история, кроме того, пост был связан с темой интерьеров и вписался в концепцию проекта. В остальных случаях мы почти никогда не даем чужую рекламу в своем аккаунте.

Андрей Рапуто/Inc.

Сейчас школа OpPopArt планирует «расправлять щупальца в смежные с искусством области» — делать курсы по литературе, моде, архитектуре, дизайну. Анастасия Постригай уже запустила формат лекций с приглашенным экспертом — по четвергам выпускает 20-минутные лекции с киноведом Еленой Строгановой, а также планирует брать интервью у крупных галеристов Москвы, чтобы они каждую неделю рассказывали, как устроен российский арт-бизнес изнутри.

Кроме того, она стала предлагать ученикам арт-путешествия в Европу: в ходе этих поездок небольшая группа учеников (максимум 10 человек) выезжает в ту или иную страну, где посещает музеи и устраивает пленэры (сеансы рисования под открытым небом). В этом году такая группа ездила в Париж, а на ближайшее время запланированы выезды в Армению и Лондон.

— Путешествия — не очень прибыльный продукт, потому что у нас много расходов на организацию. Это проект не для зарабатывания денег, а, скорее, для собственного удовольствия и коммуникации с особенно близкими ученицами. Это самый высокий уровень лояльности — когда сидишь с ними в кафе, круглосуточно общаешься, — говорит она.

Основной акцент в развитии школы Постригай, как и раньше, планирует делать на персональный бренд.

— Клиенты хотят больше видеть меня и больше искусства — из этого рождаются новые продукты, — говорит предпринимательница.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России

Gett для Бизнеса

Вам шашечки, или ехать?

Узнать больше

Gett для Бизнеса

Все фишки
и секреты сервиса