Журнал

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнёров и 10 млн руб. Что было дальше?

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнеров и 10 млн рублей. Что было дальше?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

ВЗЛЕТЕТЬ 4 августа

«Не бойтесь быть маленькой рыбой в большом пруду». Марк Андриссен — о новаторстве, мастерстве инвестиций и умении признать чужую правоту

ВЗЛЕТЕТЬ 4 августа

«Не бойтесь быть маленькой рыбой в большом пруду». Марк Андриссен — о новаторстве, мастерстве инвестиций и умении признать чужую правоту

Текст

Юлия Арнаутова

В 1996 году на обложке журнала Time оказался 24-летний Марк Андриссен. К тому времени он поучаствовал в разработке первого широко распространённого браузера NCSA Mosaic, основал корпорацию Netscape и стал одним из богатейших программистов Кремниевой долины. В июле 2009 года Андриссен и его партнёр Бен Хоровиц запустили венчурный фонд Andreessen Horowitz — сейчас это один из самых сильных фондов в мире: он проинвестировал сразу несколько стартапов, выросших в многомиллиардные бизнесы, — Facebook, Twitter, Groupon и Zynga. Андриссен первым начал публично консультировать стартапы — сначала в своём блоге Pmarca, а затем в Twitter-аккаунте. В 2014 году его даже назвали «отцом твитшторма», после того как в течение полугода он написал больше постов в Twitter, чем все основатели соцсети за 8 лет (а именно 21,8 тыс. твитов, то есть по 5 твитов в час)! Андриссен не боится решительных шагов и смены позиции: в 2007 году он призывал отказаться от графика и планирования, а уже в 2020 году рассказал, что его отношение к расписанию кардинально изменилось, когда он от программирования перешёл к менеджменту и работе с клиентами. Вот самые интересные идеи Марка Андриссена о стартапах, продуктивности и риске.

О новаторстве и технологиях

Нужно полностью убрать эго из своих представлений и идей — а это очень непросто сделать. Каждый успешный венчурный инвестор совершал действительно серьёзные ошибки, когда упускал стартапы, в которые он мог и должен был инвестировать, но не сделал этого. Почему мы упускаем возможности? Почти всегда потому, что у нас есть теория о том, почему что-то не сработает. Мы разрабатываем идею, а затем находим все доказательства, которые её поддерживают, и игнорируем все доказательства, которые опровергают её. Мы запираемся в своих же представлениях. Такое мышление работает против нас, ведь зачастую то, что не сработало когда-то в прошлом, может сработать позже. То, что MySpace не достиг масштабов Facebook, не означало, что Facebook не сможет. Мы должны оставаться максимально непредубеждёнными и постоянно быть готовыми пересмотреть свои предположения.

Чтобы сделать что-то новаторское, не обязательно знать то, чего не знает никто. Нужно верить в то, во что верят лишь немногие. Прорывные идеи выглядят абсолютно сумасшедшими, и их непросто принять. Иногда мне даже не важно, будет ли работать моя идея, — я просто сам не могу поверить, что она пришла мне в голову: «Ну ладно Google, ладно Twitter, но Airbnb?! Люди, живущие в домах друг друга без страха быть зарубленными топором?»

Я твёрдо верю, что большинство людей, которые совершают великие дела, делают их впервые. Инновации не рождаются в больших устоявшихся компаниях. Такого никогда не было и не будет. Инновации — это нечто новое, что на первый взгляд выглядит безумно. Они приходят от 19-летних разработчиков и из стартапов, о которых никто не слышал.

Я бы скорее выбрал для работы человека, горящего желанием сделать что-то впервые, чем кого-то, кто уже делал это раньше и не испытывает особого энтузиазма.

Есть такая странная вещь: когда один слой индустрии становится общедоступным, другой слой может стать невероятно ценным. Посмотрите, музыкальная индустрия сократилась, верно? Количество денег, которое люди тратят на записанную музыку, уменьшилось в разы. Зато американский рынок продаж концертных билетов вырос в 4 раза за последние 15 лет (к 2019 году). И это логично: «Поздравляю, мистер Потребитель, теперь у вас есть неограниченный доступ ко всей записанной музыке, которую вы хотите. Бесплатно. Теперь у всех есть музыка!» И в этом нет статуса. Больше нет лейблов звукозаписи. Нет пластинок на вашей полке. И если вы ухаживаете за мужчиной или женщиной, они приходят к вам домой и вы хотите похвастаться своей музыкой, это больше не работает. Это не эффектно и совсем не весело. Это как потребительский рай, только без веселья. Теперь удовольствие — это поход на концерт. Кстати, я не трачу столько денег на музыку в записи и поэтому у меня больше денег, чтобы купить билеты на концерт. И вот доходы концертного бизнеса взлетают бешеными темпами.

После многолетнего изучения экономической истории и истории культуры я глубоко убеждён в том, что технология действительно является движущей силой. Несколько сотен лет назад внезапно произошел этот вертикальный взлёт, которому предшествовали тысячелетия натурального сельского хозяйства. И качество жизни взлетело по всему миру. Не равномерно, а начиная с Европы и постепенно расширяясь. В основном это всё заслуга технологии. Это печатный станок, это интернет и так далее. У нас есть потенциал значительно продвинуться и сделать жизнь лучше практически для каждого в течение следующего столетия или нескольких столетий. Технология — это рычаг для того, чтобы брать природные ресурсы и превращать их во что-то лучшее. Создание технологий — это самое интересное и, безусловно, самое полезное дело, которое я могу представить.

Программное обеспечение пожирает мир. Во-первых, любой продукт или сервис, который может стать программным, — станет программным. Во-вторых, каждая компания на любом из рынков должна стать разработчиком программного обеспечения, если её продукты переходят в разряд программных. И в-третьих, как следствие, в конечном счёте, на каждом рынке выиграет лучшая софтверная компания. И это не обязательно означает, что победит новая компания, которая начинает свою деятельность как разработчик программного обеспечения, выходя на существующий рынок. Но это также не означает, что победит компания, уже зарекомендовавшая себя на рынке и впоследствии ставшая софтверной.

О продуктивности и саморазвитии

У слишком занятых руководителей есть три проблемы. Во-первых, у них просто никогда нет времени подумать. А это довольно важная вещь. Во-вторых, им трудно приспосабливаться к изменениям обстоятельств. И когда руководители до такой степени вникают во всё происходящее в компании, что становятся микро-менеджерами. Хорошая новость в том, что они всегда в курсе всех дел организации. Плохая новость — они тормозят работу компании. Экстремальная форма — а я работал с парой таких людей, — руководители, рядом с офисом которых собираются очереди. Люди ждут, чтобы войти в их кабинет, и очередь растягивается далеко по коридору. Такие руководители становятся «узким местом» в организации, и работа деморализует сотрудников, потому что, что бы это ни было, это полная противоположность делегированию.

Свободное время имеет решающее значение, потому что это выпускной клапан. Можно долго работать на максимальных оборотах, если знаешь, что у тебя скоро будет время для себя. Если не отвести себе достаточно свободного времени, ты обижаешься на свой собственный календарь. Когда я был моложе, у меня не было понятия отдыха от дел. Но с возрастом тело начинает бунтовать. И, очевидно, если у тебя есть семья, работа нон-стоп не самое лучшее решение.

Никогда не боритесь с прокрастинацией — лучше используйте её в своих интересах, чтобы делать что-то полезное. Например, я ненавижу звонить по телефону. Ненавижу это. Люблю отправлять электронные письма, встречаться с людьми лично (иногда), но ненавижу звонить по телефону.

Пока я избегаю телефонных звонков, я могу сделать так много, что в это сложно поверить.

Зачастую вы узнаёте о чём-то, потому что кто-то рассказывает вам об этом. Так что нужно всегда быть живым и бдительным в каждом взаимодействии. Иногда люди открывают вам глаза на большие возможности, новые области. Я называю такие открытия «вещами из будущего». Что-то происходит в мире. Это происходит только в одном месте. Но… Вау, это то, что в конечном итоге может распространиться повсюду.

Когда тебе говорят, что ты ошибаешься, — это отличный способ саморазвития. Вообще говоря, большинство людей в основном ненавидят, когда им говорят, что они не правы. Они относятся ко всем своим идеям как к своим детям — сказать им, что их идея глупая, всё равно что обозвать дураком их ребенка. На этом диалог заканчивается. Я стараюсь тратить как можно меньше времени на подобные споры. Тем не менее люди, которые любят менять своё мнение, существуют. И что интересно, это люди, которых все ненавидят. Это менеджеры хедж-фондов. Кажется, у действительно хороших менеджеров хедж-фондов есть такая особенность: если вы вступите с ними в жаркий спор, они выслушают всё, что вы говорите. Ваши слова не всегда заставят их передумать, но иногда они говорят: «О, а вот это интересная мысль». А потом: «Спасибо!» — что странно, ведь обычно спор так не заканчивается. Они благодарят вас за то, что следующим утром вернутся в офис и полностью изменят ход своей работы.

О планировании и возможностях

Мир — очень податливое место. Если вы знаете, чего хотите, и стремитесь к этому с максимальной энергией, отдачей и страстью, мир часто перестраивается вокруг вас гораздо быстрее и проще, чем вы думаете.

Вместо планирования карьеры сосредоточьтесь на развитии навыков и реализации возможностей. Я считаю, что огромная часть того, что люди называют «планированием карьеры», является не чем иным, как постоянной готовностью увидеть возможности, которые представляются вам спонтанно, когда вы оказались в нужном месте в нужное время, — и воспользоваться ими. Именно в этом отличие людей, чья карьера выстреливает, как ракета, от людей с менее впечатляющими успехами.

Я также постоянно удивляюсь, какое количество людей проживает всю жизнь и не ищет возможности самостоятельно. Даже если они нутром чувствуют, чем именно хотели бы заниматься. Не будьте одним из таких людей. Жизнь слишком коротка.

Мастерство инвестирования в разделении процесса и результата. Мы по максимуму пытаемся оптимизировать процесс. Результаты приходят, когда приходят — через 5, 6, 8 или 10 лет. Я скептически отношусь к игре, в которой люди пытаются оглянуться назад и описать причинно-следственную связь между своими действиями и результатами. Это всегда неопределенно и отрывочно.

Я не азартный человек. Я не чувствую скачков адреналина от ставок или результатов игры. Там, где речь идет об азартных играх я просто сижу в ожидании эмоций, и ничего не происходит. Мой пульс абсолютно ровный. И тогда рациональная часть моего мозга говорит: «Ну, математическое ожидание этой штуки отрицательное, что, чёрт возьми, ты делаешь?» Так что мне становится невесело в первые же 10 секунд, и я просто ухожу. Одна из особенностей нашей компании в том, что мы недостаточно празднуем наши успехи. Мы не получаем достаточно драйва от победы. Мы чрезвычайно конкурентоспособны, но выигрыш не так важен. Моя цель — не продержаться подольше. Моя цель — добиться успеха в долгосрочной перспективе. Это не одно и то же.

Я больше не задаю себе вопрос: «Это сработает?» Вместо этого я спрашиваю себя: «Если это сработает, каким может быть результат? Как это может повлиять?» Новая технология, которую вы рассматриваете для своего бизнеса, может стать путем выхода на новый рынок или способом сократить затраты. Если она действительно сокращает затраты — это хорошо. Но сокращает ли она затраты на миллион или миллиард долларов? Вот какой вопрос может быть релевантным, а не просто «сработает или не сработает».

О риске

Люди, которые профессионально занимаются финансами, не думают об отдельных инвестициях изолированно — они рассматривают все инвестиции как часть общего портфеля. Риск любого отдельного вложения не так важен — важно то, как риски (и потенциальные доходы) всех инвестиций объединяются в общий портфель. Я считаю, что на карьеру тоже нужно смотреть как на портфель рабочих мест/ролей/возможностей. Как только вы начнете мыслить таким образом, вы сможете стратегически думать о своей карьере на 50 лет вперед. Когда вам предоставляется возможность, тщательно анализируйте связанные с ней риски. Но делайте это в контексте вашего портфеля рисков за всю жизнь и с четким осознанием того, что риск может быть хорошей идеей, если он ведет к ещё более серьезным возможностям.

Почти у любого решения есть ряд потенциальных недостатков — но все их можно проанализировать количественно и взять под контроль. Это важно, потому что в жизни обычно нет возможностей без риска.

Никогда не бойтесь быть маленькой рыбой в большом пруду. Быть большой рыбой в маленьком пруду — отстой, ведь вы быстро дойдете до предела того, чего можете достичь, и никому не будет до вас дела. Используйте по максимуму время нахождения в самом динамичном и захватывающем пруду, который только можно найти. Только там могут быть большие возможности. Это же правило поможет вам выбрать город для жизни.

На мой взгляд, жить где-либо, кроме центра вашей индустрии, — это ошибка.

Многие люди — те, кто не живут в этом месте, — не хотят слышать это. Но это правда. Географическое положение все еще (даже в эпоху интернета) критически важно, если вы хотите максимально расширить свой доступ к лучшим компаниям, лучшим людям и лучшим возможностям. Вы всегда можете найти исключения, но они являются как раз тем, чем являются, — исключениями.

Наконец, всегда обращайте внимание на издержки неиспользованных возможностей. Делать одно — значит не делать другое. Эта форма риска часто игнорируется, а зря.

О книгах

Я действительно все время читаю, с самого детства. В основном это попытка заполнить недостающими кусочками большие пропуски в пазле. Что, чёрт возьми, происходит и почему? Мир — невероятно сложное и нестабильное место, и пытаться понять его — это занятие на всю жизнь.

В основном я читаю либо то, что максимально актуально на данный момент, либо гениальные вещи на все времена. Я пытаюсь убрать все, что посередине. На мой взгляд, хороших объективных авторов, которые могут работать в «средней зоне», т.е. писать о том, что произошло на прошлой неделе, в прошлом месяце, году или даже десятилетии, крайне мало. Прямо сейчас с нами всеми происходит некое важное событие [COVID-19]. Коронавирус — это ситуация, которую я изучаю каждый день: слежу за всем, что происходит вокруг нее в науке и экономике, потому что это критические вопросы. При этом я стараюсь избегать всех комментариев и интерпретаций. С другой стороны, есть очень большое количество вечных вещей, которые действительно прошли испытание временем.

Можно провести всю жизнь, читая только вневременные произведения, чем и занимались умные люди раньше.

Проблема необходимости заканчивать каждую книгу состоит в том, что вы не только тратите время на ненужные вам книги, но также тормозите чтение в целом. Если я не могу начать следующую книгу до тех пор, пока не закончу эту, но я не хочу читать эту, я могу вообще пойти смотреть телевизор. Прежде чем вы это поймёте, вы совсем перестанете читать на месяц-другой и потом спросите себя: «Что я сделал?!» Можно подойти к вопросу по-другому и читать одновременно десяток книг. Скорее всего, вы постоянно будете выбирать ту, которая вам наиболее интересна, и месяц спустя у вас скопится стопка работ, которые вы теоретически читаете, но при этом не ушли дальше третьей главы. Вы никогда не вернетесь к ним. Это как рубашка в шкафу, которую вы не надели ни разу за год и от которой пора избавиться.

В материале использовались цитаты Марка Андриссена из его статей Guide To Personal Productivity, Guide To Career Planning,Why Software Is Eating The World и Why Marc Went From ‘We’ll Never Do Bio’ to Betting on Bio Founders, эссе It’s Time To Build, интервью The Observer Effect и Stanford Graduate School of Business.