Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе и технологиях в России
Новости

Неисполнение договора отделили от мошенничества. Как это поможет бизнесу

Credit: iStock

Впервые с момента появления в Уголовном кодексе (УК) новой версии «предпринимательской» статьи, которая предусматривает ответственность за невыполнение договорных обязательств в сфере бизнеса, Верховный суд (ВС) рассказал, что следует считать мошенничеством в бизнесе. Пленум ВС во вторник изучил судебную практику по делам о мошенничестве, присвоении и растрате, пишет газета «Ведомости».


В 2015 году Конституционный суд объявил недействующей статью 159.4 УК, которая позволяла предпринимателям рассчитывать на более мягкое наказание по сравнению с обычными мошенниками. Летом 2016 года в силу вступила новая редакция статьи, которая предусматривает для бизнеса те же санкции, что и за обычное мошенничество. Однако порог для этих правонарушений повысили с 2,5 тысяч рублей до 10 тысяч.

Под соответствующую квалификацию будут подпадать лишь действия предпринимателя или члена органа управления коммерческой организации. При этом действия должны быть связаны с умышленным неисполнением обязательств по договору, стороны в котором — ИП или коммерческие организации. Все остальные преступления следует квалифицировать как обычное мошенничество. Верховный суд отметил, что не имеет значения, что сделал виновный с похищенным (потратил или пустил в оборот), если преступление совершили с умыслом, который возник до получения похищенного.

По словам общественного омбудсмена по защите прав предпринимателей Андрея Назарова, давно было понятно, что дело близится к такой узкой трактовке мошенничества в предпринимательстве. Это сильно понижает гарантии защиты бизнеса от силового давления: исходя из этой трактовки получается, что если бизнесмен заключает сделку с бюджетной организацией или частным лицом, то это не предпринимательство. Подобный подход может противоречить Конституции, которая дает равные гарантии всем видам собственности.

Однако требование обосновывать наличие умысла у подозреваемого появилось с подачи бизнес-омбудсмена, поскольку сейчас следствие не доказывает, а лишь подразумевает наличие умысла. Это дает возможность квалифицировать как криминал почти каждое неисполнение договорных обязательств (вне зависимости от причин). Назаров сетует, что Верховный суд дает широкое толкование. Однако следователям все же придется обосновывать умысел.

Неисполнение договорных отношений предпринимателем в отношении другого бизнесмена не может быть предметом уголовного расследования — это вопрос арбитражного суда, заявил изданию адвокат Юрий Гервис. Если установлено, что один предприниматель должен другому, то для этого предусмотрена гражданская процедура взыскания. А если в деле есть криминал, то для этого не требуется долгое предварительное расследование (часто это видно из документов). Гервис добавил, что сегодня для следствия не существует преюдиции решений арбитражного суда. Вероятно, ее следует сделать обязательной.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram!

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России