• Usd 63.26
  • Eur 73.96
  • Btc 6648.98 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Алиса Чумаченко — о токсичном геймерском сообществе, умении считать экономику проектов и хардкоре

Алиса Чумаченко — о токсичном геймерском сообществе, умении считать экономику проектов и хардкоре

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Философия венчура для начинающих: как инвестиции меняют мир и мировоззрение

Философия венчура для начинающих: как инвестиции меняют мир и мировоззрение
Изображение: Kill Bill

Создатель фонда Grishin Robotics Дмитрий Гришин не любил венчурных инвесторов, пока сам им не стал, а основатель Social Discovery Ventures и партнер полутора десятков фондов Дмитрий Волков вообще не подозревал о возможности привлечь венчурный капитал, когда начинал свой бизнес. Теперь Волков гордится своими инвестициями в проекты, способные изменить мир, а Гришин ощущает себя «тренером предпринимателей». На конференции Techsummit они рассказали, как венчур повлиял на них самих, почему нельзя инвестировать «в свободное от работы время» и как превратить одиночество в деньги. Inc. записал самое важное.


Участники


Дмитрий Волков

Предприниматель и сооснователь фонда Social Discovery Ventures, который инвестирует в проекты, объединяющие людей с общими интересами (в портфолио фонда — TripTogether, Lingualeo, Dating.com, Academia.edu и др.).


Дмитрий Гришин

Глава совета директоров Mail.ru Group и основатель инвестиционного фонда Grishin Robotics, инвестирующего в интеллектуальное оборудование, робототехнику и IoT.


Венчурные инвестиции требуют времени — это отдельный сложный бизнес


Дмитрий Волков

Инвестиции в венчурные фонды прекрасны тем, что ты можешь «занять заднее сиденье и заплатить водителю, который тебя куда-то отвезет». Может, он не знает, куда ехать, а может, у него есть какая-то стратегия. Но ты сидишь комфортно — нет необходимости постоянно принимать решения. Чтобы ехать самостоятельно, без водителя, нужно хорошо разбираться в навигации.

Нужно приложить много усилий, чтобы разработать и проанализировать воронку; нужно совершать сделки и курировать компании — это работа full time. Если вам хочется этим заниматься и у вас нет другого бизнеса — тогда именно так, наверное, и стоит делать.

Дмитрий Гришин

Крайне ошибочно управлять сразу двумя или тремя венчурными фондами, и еще, не дай Бог, в разных странах. Также ошибочно считать, что операционный бизнес — это серьезно, и там ты full time, а заниматься VC можно как-то понемножку, иногда, по вечерам. Самый опасный вариант — когда человек, который управляет фондом, параллельно занимается 25 другими делами. Не надо сразу вкладывать в венчур половину состояния, — это отдельный сложный бизнес, у него свои правила.


Приобщение к VC меняет отношение к бизнесу


Дмитрий Волков

Я с 20 лет занимаюсь своим собственным бизнесом. Начинал буквально в подвале — не знал, что можно пойти к каким-то людям и они дадут тебе деньги. Считал, что бизнес — это когда делаешь что-то в течение месяца, а потом считаешь продажи и расходы (может, это спасло меня от каких-то рисков, а может, я не реализовал какую-то возможность). Работая в одной-единственной компании (у меня не было возможности устроиться куда-то на работу), я не знал, как делают бизнес другие люди.

Благодаря венчурными инвестициям я это узнал. Одна из иллюзий, которые у меня были: бизнес — это раз и навсегда, как жена, которой ты обязался быть верным всю жизнь. Пообщавшись с венчурными инвесторами, я по-другому стал рассматривать свой собственный бизнес. Он может быть ликвидным и неликвидным, его можно делать с партнёрами или без и т.д.

Дмитрий Гришин

Если ты спортсмен — все внимание приковано к тебе: либо выиграешь, либо проиграешь. Но ты ограничен своими возможностями. Если ты тренер — ты отдаешь лавры спортсменам, но взамен получаешь возможность агрегировать их опыт. Когда тренируешь 50 спортсменов, начинаешь понимать, что и как надо делать, чтобы выиграть.

Фазы «спортсмен» и «тренер» некоторым образом связаны с жизненными этапами. В VC тоже — по аналогии со спортом — есть фаза «предприниматель» и фаза «тренер предпринимателей». Инвестор делает ставки на нескольких предпринимателей и проживает с ними сразу несколько жизней.


Занятие венчурными инвестициями расширяет кругозор и позволяет влиять на будущее


Дмитрий Волков

Недавно я инвестировал в девайс, который увеличивает нейропластичность (свойство человеческого мозга восстанавливать утраченные в результате травм функции — Inc.) — в связи с этим узнал довольно много о том, как работает моторная кора. Инвестировал в то, во что верю, что будет частью будущего и о чем приятно поболтать со сверстниками.

Надо понять, зачем вы инвестируете. Если вам завтра могут понадобиться деньги на дом в Майами — к черту венчурные фонды, это не подходит. Если есть желание приобщиться к будущему и готовность 10 лет ждать, когда вы получите деньги (а ведь можете и не получить), — можно выбирать венчур.

Дмитрий Гришин

Когда я был предпринимателем, я, честно говоря, очень негативно относился ко всем VC. Это смешно, но я их не очень любил: мне казалось, что они занимаются каким-то бесполезным делом — просто перекладывают деньги из одного места в другое. Отчасти, наверное, так оно и есть. Но начав заниматься венчурными инвестициями, я понял, что мир гораздо больше, чем мне казалось, — кругозор расширился автоматически, хотя, возможно, в моем случае это связано с тем, что я в основном занимаюсь инвестициями в другой стране.


Когда инвесторов много — они не могут принять серьезное решение


Дмитрий Гришин

Серийному предпринимателю, который хочет выжать из очередного бизнеса максимум ценности, все равно у кого брать деньги. В остальных случаях много инвесторов — это плохо: вы не увидите такого в топовых сделках Силиконовой долины, обычно на раунд не больше трех участников.

Проблема массовых инвестиций в том, что обычно это просто случайные люди, которые не факт, что поддержат компанию в трудную минуту. Возможно, они даже не поймут, что дела у предпринимателя идут плохо и надо принять какое-то серьёзное решение. У профессионального фонда все-таки есть обязанность бороться за компанию.


Будущее за сервисами, помогающими провести время с удовольствием и пользой (желательно в компании)


Дмитрий Гришин

Мне часто задают вопрос: «Если роботы будут делать все за нас, куда денутся люди?». Мне кажется, не будет такого, что люди резко останутся без работы. Скорее всего, такой ситуации не допустят государства, которым не нужны бунты и перевороты, — будут постепенно сокращать рабочую неделю, проводить социальные реформы. Зато у людей появится больше свободного времени для развлечений.

Дмитрий Волков

Две вещи, которыми люди будут заниматься в условиях роста экономики и автоматизации, — это либо edutainment, либо развлечения с какой-то дополнительной ценностью, когда человек понимает, что растет интеллектуально. Когда базовые потребности удовлетворены, начинают расти индустрии развлечений и образования.

Вот пример: за исключением Нью-Йорка, Сан-Франциско и 2-3 других городов, все городки Америки выглядят одинаково — там некуда податься. Конечно, люди много времени проводят онлайн, но у них все равно есть потребность социализироваться. Центрами притяжения становятся моллы, где можно встречаться, проводить время вместе, — думаю, у них в этом смысле замечательное будущее.

Дмитрий Гришин

Есть еще один печальный тренд, на котором сейчас растет огромное количество бизнесов, — одиночество. Люди стали системно более одинокими. Растут продажи настольных игр — оказалось, что для людей это способ встречаться и общаться. За механизмами, которые позволяют людям делать что-то вместе, огромное будущее.


Лучшие консервативные инвестиции — дети и наука


Дмитрий Гришин

Моя самая консервативная инвестиция — банковский депозит в долларах. А самая любимая консервативная — дети, наверное.

Дмитрий Волков

Моя самая консервативная инвестиция — в философию. Я 15 лет параллельно со всей этой активной бурной деятельностью ею занимаюсь: сначала получил второе высшее, потом написал кандидатскую и докторскую; сейчас закончил вторую монографию. Что бы ни произошло с экономической ситуацией во всем мире, неизменным будет мой интерес к философии.

Еще у меня есть инвестиции в золотые слитки, хотя я не знаю, для чего они нужны. Перетаскивать их с места на место реально очень тяжело. Но в учебнике я прочитал, что это нужно.


Про криптовалюты: уйти от госрегулирования


Дмитрий Волков

Когда про биткоин еще не говорили так активно, я приехал в Ригу на конференцию с участием деятелей блокчейн-индустрии. Не ожидал услышать ничего нового, но неожиданно увидел на сцене страстных людей с трясущимися руками. Я вошел в зал как раз когда они говорили: «Я ненавижу!» — целая толпа, им только флагов не хватало! Кого же они ненавидят? Госрегулирование.

Я сразу прикупил биткоинов. До этого был уверен, что это полный фейк, но увидел, сколько ненависти у людей накопилось к Большому Брату, который регулирует банковскую сферу, торговлю; следит, смотрит. Выступавшие были в основном из Америки, но говорили как революционеры, готовые встать на броневик: «Если за мой доллар я не могу купить ведро конопли — это не доллар!». Контроль со стороны банков, которые собирают всю доступную информацию о клиентах, многих нервирует.


Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России