Журнал

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнёров и 10 млн руб. Что было дальше?

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнеров и 10 млн рублей. Что было дальше?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

РАЗОБРАТЬСЯ     26 августа

Дом на краю света. Кто в России зарабатывает на глэмпингах и как преуспеть в этом бизнесе

Текст: Анна Трубина 
Фото: RussiaDiscovery

Глэмпинг — это лагерь с уютными шатрами или домиками с отельным комфортом в условиях дикой природы. Лидер мирового рынка глэмпингов — Великобритания, где за прошлый год открылось 500 новых локаций. В России рынок очень молодой: первый глэмпинг запустился только в 2016 году, а в прошлом году открылось всего 37 локаций. Но их уже можно найти в самых разных регионах России, например, на Камчатке, Кольском полуострове и в Тульской области. Вероятно, в следующие несколько лет на фоне пандемии и смены предпочтений потребителей новые глэмпинги будут появляться все чаще. Inc. изучил отечественный рынок глэмпинга и узнал, что за люди строят свои лагеря в красивейших уголках России — и получается ли у них устойчиво зарабатывать.

В 2016 году Дмитрий Гасилов купил участок на берегу Оки размером в гектар, чтобы спускать лодку на реку и кататься с друзьями. Для лодки понадобилось хранилище, для хранилища — сторож. Вскоре встал вопрос, что делать с участком, чтобы он не приносил убытки. Так как весной, когда река разливается, под воду уходит практически весь участок, строить на нём что-то глобальное было невозможно.

Гасилов начал изучать туристические форматы, которые могли бы подойти для его земли, и наткнулся на формат глэмпинга, который уже был на слуху за рубежом. Хотя в России тогда ничего подобного ещё не существовало, предприниматель решился стать первопроходцем.

Гасилов оперативно решал инфраструктурные проблемы — с санузлами и электричеством, а с «номерами» помог знакомый, который шил палатки, похожие на вигвамы. Всего через два месяца после старта кемпинг «Гуляй-город» открылся для посетителей.

— Открывая глэмпинг, нужно понимать, что следующие несколько лет ты проведёшь в лесу без семьи и друзей, несмотря на погоду, без выходных, по крайней мере летом, — рассказывает Гасилов. — Первый год это интересно, на второй год привыкаешь, на третий уже тяжело.

Очень тяжёлое хобби

Вячеслав Баташов работал инспектором в Кроноцком заповеднике до 2014 года, когда женился и захотел больше времени проводить с супругой, а также понял, что вряд ли сделает карьеру в заповеднике. Тогда они с партнёром начали строить свой туристический бизнес — организовывать групповые и индивидуальные туры по Камчатке.

Позже Вячеслав продолжил заниматься этим самостоятельно и в 2017 году открыл туроператор «Камчатка-глэмпинг». С глэмпингом компания не была связана, на открытие лагеря тогда ещё не было денег, но таким образом Баташов начал создавать фундамент, на котором позднее стал строить бренд GlampStory. Себя он в шутку называет плохим маркетологом, а глэмпинг — способом привлечения туристов на Камчатку.

Фото: GlampStory

Камчатка — сложный регион в плане климата и рельефа: короткое лето, суровая зима, особо охраняемые природные территории и вулканы. Поэтому Баташов выбрал место на океане, где запрещена капитальная стройка, нет сильного ветра, как в горах, людям нравится встречать закаты и рассветы в уютной палатке с видом на океан.

В 2018 году Баташов открыл пробный лагерь на берегу Тихого океана, вложив в него 500 тыс. руб. Изначально он работал на этой территории без разрешений. Но поскольку побережье стало популярным местом для сёрф-кэмпов, вскоре из-за нагрузки на природу местное правительство запретило размещаться там новым арендаторам.

Сейчас GlampStory арендует территорию у АНО «Камчатский туристский информационный центр». Также с 2018 года GlampStory совместно с проектом бизнес-блогера Дмитрия Портнягина Transformator travel организовывает для предпринимателей летние туры на Камчатку. Однако, по словам Баташова, глэмпинг почти не приносит ему дохода. — Это нельзя назвать бизнесом. Это хобби. Очень тяжёлое хобби, — признается он.

Лагерь на даче

Важнее всего, создавая глэмпинг, найти подходящее место. Глэмпинг — экологический бизнес, здесь нет капитальной застройки, основатели лагерей пытаются не наносить своими действиями урон природе. Однако из-за вытаптывания травы уплотняется почва, а из-за громких разговоров и постоянного пребывания людей у животных начинается стресс, рассказывает эксперт Greenpeace Михаил Крейндлин.

Основатели глэмпингов, с которыми поговорил Inc., любят путешествовать — отсюда знание, где может находиться лагерь: рядом не должны жить люди, а вокруг должна быть дикая природа, которая недоступна жителям городов, — горы, лес или океан. Также лагерь можно устроить на территории загородного отеля: в этом случае не будет проблем с инфраструктурой.

Ирина Мамай купила землю под бизнес в Тульской области в 2011 году, чтобы создать оздоровительный комплекс, который бы перенял опыт европейских санаториев и одновременно удовлетворил запрос россиян на отдых за городом. Ирина долго не могла определиться, как конкретно использовать землю, но в итоге остановилась на формате глэмпинга, в котором увидела «классную идею, чтобы начать — а уже потом на этой базе создавать оздоровительный проект».

Фото: Зелёная тропа

Её глэмпинг «Зелёная тропа» открылся в июле 2018 года. Ранее Ирина 10 лет работала в туризме — в 2004 году она открыла лоукост-туроператор «Чиптрип» — и за счёт своих связей быстро распространила информацию о новом проекте. По словам Мамай, в первые же выходные августа все 22 шатра глэмпинга были заняты гостями.

— Инстаграм взрывался, и мы поняли, что нужно делать зимнюю часть, — вспоминает она. Уже к декабрю 2018 года в лагере открыли домики, в которых можно жить зимой.

А в 2020 году в России заработал первый глэмпинг, созданный на дачном участке. Татьяна Долгова создала «Дачу» на земле, которую еще в 1950-х гг. выделили её дедушке. Раньше участок в 25 соток передавался из поколения в поколение, но со временем за ним перестали ухаживать.

Фото: Зелёная тропа

В деревне, где находится «Дача», всего 7 домов, и все они располагаются далеко друг от друга. Поэтому Татьяна с семьёй решили создать здесь глэмпинг: поставили три домика, отделали старую летнюю кухню и сделали из неё веранду. В строительство и обустройство домиков, а также инфраструктуру глэмпинга Долгова вложила около 1 млн руб.

Помимо лагеря, на участке находится дом, в котором Татьяна и её семья живут на выходных. Участок достаточно велик, чтобы гости не замечали хозяев, утверждает Долгова.

Жилищный вопрос

Когда Дмитрий Гасилов открывал «Гуляй-город», никто в России ещё не производил жильё для глэмпингов. Но теперь на рынке появилось сразу несколько производителей тентов, палаток, куполов, домиков. Крупнейший из них — компания «Дикий дом».

«Дикий дом» появился в 2018 году, когда в строительной компании Fantalis (занимается гостиничным девелопментом) заметили, что один из кемпингов под управлением приносит серьёзный доход, и решили развиваться активнее в этом направлении. Но палатки в кемпингах быстро выходили из строя, и нужно было придумать какой-то навес — его за пару месяцев спроектировала архитектор Fantalis Жанна Кира.

— Тогда глэмпинги уже были популярны за рубежом, поэтому мы посчитали, что открытие своего производства — прибыльная и интересная концепция, — вспоминает Кира. — 1,5—2 года назад был караул: мы все не понимали, что делать, любая непришитая пуговица становилась катастрофой. За это время мы набили шишки, часть работы теперь автоматизирована.

«Дикий дом» долго и дорого раскачивался, рассказывает Кира: чтобы о производителе узнали, сотрудники звонили в разные компании и предлагали купить палатки под глэмпинг — но люди не понимали, что это и зачем это нужно. Чтобы рассказать об этом рынке, команда «Дикого дома» запустила сайт со статьями и видео о глэмпингах, а также создала Ассоциацию глэмпингов России, на съездах которой глэмпельеры знакомились бы и делились опытом.

Фото: «Гуляй-город»

В ноябре и декабре — застойное время для глэмпинга — компания проектирует новые модели, разрабатывает интерьеры жилищ, шьёт тенты и палатки на склад.

Один из новых вариантов жилья на российском рынке — хижины. Константин Волков увидел хижину в норвежских горах и счёл, что она выгодно отличается от того, что было доступно на российском рынке.

— На турбазах создается ощущение, что ты находишься на хорошо обустроенной даче, где нет единения с природой и много людей по соседству, — говорит Волков. — Палатки не дают достичь желаемого комфорта и больше подходят для южных регионов, чем для Карелии, где я живу.

Так он решил создать в России глэмпинг, где люди жили бы в хижинах, похожих на норвежские. Подходящего производителя не нашёл, поэтому решил всё делать сам. С друзьями–инженерами спроектировали будущую хижину, сняли ангар и сделали в нём прототип хижины, который в июле 2019 года поставили в один карельский глэмпинг. По словам Волкова, в лагере хижина пользовалась спросом, её бронировали даже осенью, когда заканчивался сезон и брони на палатки не было.

Волков решил продолжать дело и вложил 4 млн руб. в цех и оборудование, чтобы строить домики на продажу частным клиентам, гостиницам и глэмпингам, а также для своего лагеря Travelhut, который он собирался открыть в мае 2020 года. Для своего глэмпинга Волков построил 6 хижин, но проиграл аукцион на аренду земли и открытие лагеря перенесли на сентябрь — конец глэмпингового сезона. Когда планы сорвались, Волков выставил их на продажу, чтобы заработать хоть что-то. Но во время пандемии хижины никто не покупал и продаж у Travelhut не было.

Сколько стоит глэмпинг

По словам основательницы маркетингового агентства для глэмпельеров Lifestyle camping agency Ольги Майкоповой, с точки зрения условий проживания, существует три категории глэмпингов и каждая из них требует разного объёма стартовых инвестиций в проект.

2–5 млн руб.

Небольшое количество шатров, мебель из IKEA или сделанная самостоятельно, только самая необходимая инфраструктура: общественный туалет и парковка.

Пример — «Дача» Татьяны Долговой.

7–9 млн руб.

Большее количество шатров, есть общественные зоны, например кинотеатр или ресторан. Могут быть доступны завтрак, туалет или душ внутри жилища, а также ортопедические матрасы и более качественная мебель.

Пример — «Зелёная тропа» Ирины Мамай.

15 млн руб. и выше.

Множество шатров и локаций для развлечений — велопрокат, кинотеатр, ресторан и т. п. В стоимость проживания могут быть включены трехразовое питание в ресторане, экскурсии, услуги гидов и инструкторов.

Примеры — RussiaDiscovery и «Лес и море».

По словам Майкоповой, глэмпинги окупаются в среднем за три года. Чем больше мест для размещения гостей — тем быстрее окупится лагерь. Чтобы иметь возможность быстро отбить инвестиции, нужно установить минимум 10 палаток, оценивает соосновательница «Дикого дома» Жанна Кира.

Можно вложить меньше в благоустройство и на первом этапе поставить только то, что генерирует деньги, — рассуждает она. — Глэмпинг не может существовать без номерного фонда, санузла, общественной зоны, где был бы ресепшн. В среднем такой вход обойдется в 6 млн руб.

В регионах практически нет качественных глэмпингов — поэтому в новые глэмпинги будут вкладывать всё больше денег, считает Гасилов. Инвестиции в создание качественного лагеря с нуля он оценивает в 10 млн. руб.

Фото: «Дикий дом»

Из-за того что создательница «Зелёной тропы» Ирина Мамай изначально не знала, что делать с земельным участком, всего в создание бизнеса она вложила около 25 млн руб. Например, много денег ушло на мелиорацию земли, хотя это необязательно для глэмпинга. Для своих будущих проектов Ирина составила новую финансовую модель, согласно которой в глэмпинг можно вложить 10— 11 млн руб., а окупится он за 3,5 года.

Чтобы открыть GlampStory на Камчатке, Вячеслав Баташов взял заём в 1,8 млн руб. в Фонде поддержки предпринимательства — пришлось заложить две машины. Помимо заёмных средств, он вложил еще около 1,7 млн руб. своих сбережений. Сейчас бизнес работает в ноль — чтобы начать окупать его, нужно больше палаток и времени.

Как стать глэмпельером

В России есть тренд к объединению глэмпельеров: в 2019 году прошла первая встреча Ассоциации глэмпингов России (её организовал «Дикий дом»), также существует общий чат, в котором коммуницируют до 50 предпринимателей, — это почти половина всех российских глэмпельеров.

Помимо продажи жилищ, «Дикий дом» занимается ещё и консалтингом (правда, с этого направления пока зарабатывают меньше) — его специалисты выезжают на участок, где планируется расположить глэмпинг, подсчитывают финансовую модель, дают рекомендации по уборке, инструкции для персонала, подсказывают, как расположить палатки, чтобы гостям не мешало солнце. Такой пакет услуг стоит 350 тыс. руб.

— Наша задача — сделать так, чтобы гости остались не с воскресенья по понедельник, а с понедельника по воскресенье, — говорит глава проекта Жанна Кира. Сейчас «Дикий дом» совместно с Агентством стратегических инициатив готовит обучающий курс для предпринимателей, которые хотят выйти на рынок глэмпинга.

Запустить глэмпинг помогает и агентство Lifestyle camping agency Ольги Майкоповой. Часовая консультация стоит 2,5 тыс. руб., людям с опытом в сфере обычно достаточно двух часов, новичкам — трёх часов, утверждает Майкопова.

По её наблюдениям, открывая глэмпинг, люди зачастую много думают об инфраструктуре и о том, как обустроить лагерь, но забывают о маркетинге — и из-за этого у них не получается привлечь туристов.

Главная трудность в операционной деятельности глэмпингов — работа с персоналом, считает Дмитрий Гасилов: мало кто готов жить в лесу целый сезон (с мая по конец сентября) — поэтому нужно заранее продумывать, куда селить людей во время сезона. Для сотрудников снимают дачи или квартиры в близлежащих посёлках, кто-то работает вахтой, кто-то приезжает каждый день из соседнего города.

В среднем численность персонала глэмпинга составляет от 10 до 40 человек. Например, в «Гуляй-городе» работают до 20 человек: 6 человек в технической службе — это рабочие и охрана; 3—4 горничные и уборщицы; 10 работников ресторана (6 поваров, 4 официанта); 4 руководителя.

Фото: «Дикий дом»

В глэмпинге GlampStory на Камчатке платят сотрудникам подневно — в среднем по 2—3,5 тыс. руб.; в лагере «Зелёная тропа» администраторы получают около 35 тыс. руб. в месяц, разнорабочие и горничные — 30—40 тыс. руб., повара — 50 тыс. руб. По данным Ольги Майкоповой, администраторы в глэмпингах Московской и Ленинградской областей получают примерно 50 тыс. руб. в месяц; в недорогих лагерях в регионах администраторы получают 900 руб. за смену, горничные — 700 руб. за смену, разнорабочие — 1 тыс. руб.

К тому же платить зарплату части персонала нужно круглый год, а не только в сезон, рассказывает Гасилов: заново каждый год можно искать только обслуживающий персонал, но не управленцев и продажников.

Дефицит средств размещения

На прошлогоднем съезде Ассоциации глэмпингов России прогнозировалось, что в 2020 году откроется около ста новых лагерей. По подсчётам Ольги Майкоповой, этот прогноз сбылся. Тем, кто запустил лагерь в текущем сезоне, очень повезло, говорит она: чтобы привлечь туристов, из-за закрытых границ достаточно просто написать в интернете, что глэмпинг есть и он работает. По её словам, в большинстве лагерей места забронированы вплоть до сентября.

Рынок впечатлений

Самый развитый рынок глэмпингов — в Великобритании, где первый глэмпинг открылся еще в 2005 году. По данным Ассоциации глэмпингов России, в 2020 году в Британии работает примерно 2,5 тыс. таких лагерей.

Для сравнения, в 2019 году в России было всего 63 глэмпинга. За год они приняли 50 тыс. туристов, оборот рынка составил 132,3 млн руб., утверждает основательница Lifestyle camping agency Ольга Майкопова.

По прогнозам Майкоповой, в 2025 году в России будет 250 глэмпингов, 460 тыс. туристов, а рыночный оборот составит 525 млн руб. По оценкам туристической компании RussiaDiscovery, в 2024—2025 гг. в России будет не менее 500 глэмпингов.

На рынке есть проблема с классификацей глэмпингов, утверждает Павел Шершнев из туристической компании RussiaDiscovery: иногда люди просто ставят в лесу обычные палатки и называют такие лагеря глэмпингами, хотя в глэмпинге главное — комфорт и высокий уровень сервиса.

— Если человек приедет в не очень хороший лагерь в первый раз, вряд ли он захочет поехать в другой глэмпинг, — говорит Ольга Майкопова.

В России пока нет специальных норм, которые регулировали бы деятельность глэмпингов. Так, пожарная безопасность чаще всего организуется по правилам, существующим в детских лагерях, говорит основательница Lifestyle camping agency Ольга Майкопова. Но не все инструкции подходят для глэмпингов: например, шатры нужно отапливать печкой — то есть использовать открытый огонь, который запрещён в детских палаточных лагерях.

Фото: RussiaDiscovery

Однако когда летом 2019 года в Хабаровске сгорел детский палаточный лагерь, глэмпельеры обеспокоились. Теперь ассоциация работает над созданием документа, который регламентировал бы работу российских глэмпингов.

Один из самых крупных глэмпинг-проектов в России создаёт туристическая компания Вадима Мамонтова RussiaDiscovery, которая организует «активные и приключенческие» туры в разные уголки России (выручка в 2019 году — 288 млн руб.). Собственные локации должны дополнить основной бизнес RussiaDiscovery, который страдает из-за отсутствия приличных вариантов жилья в отдалённых уголках России, куда возит своих клиентов компания.

Наши туристы предпочитают определённый уровень комфорта. Глэмпинги позволяют относительно просто построить комфортный лагерь на удалённых территориях, — объясняет директор по развитию RussiaDiscovery Павел Шершнев.

В 2019 году компания запустила два глэмпинга — на Кольском полуострове и в Хабаровском крае. Проект на Кольском полуострове стоил 4,2 млн руб, выручка за 2,5 месяца работы составила 5,6 млн руб., чистая прибыль — 3 млн руб., рассказывает Шершнев. Стартовые инвестиции в проект в Хабаровском крае составили 4,3 млн, за 4 месяца он заработал 4,7 млн руб. выручки и принес чистую прибыль в размере 2,4 млн руб.

Фото: RussiaDiscovery

Сейчас RussiaDiscovery продаёт только пакетные предложения, например тур на Кольском полуострове на 5 дней по 85 тыс. руб. за одного человека.

— Средняя маржинальность лагеря — 40%, в некоторых случаях достигает 50% при оптимизации операционных затрат. Эффективность лагеря повышается, когда размещение в глэмпинге продаётся как часть туристической программы: то есть нельзя купить отдельно размещение в лагере, можно купить только многодневную программу, — объясняет Шершнев.

По его словам, RussiaDiscovery планирует создать в России сеть из 15 глэмпингов. Первый лагерь сети должен открыться в Карелии в 2021 году — в него собираются инвестировать 10 млн руб.

Глэмпинг только начинает становиться трендом в России, поэтому в ближайшие годы количество лагерей сильно вырастет, говорит Жанна Кира из «Дикого дома».

— Сейчас у всех меняется парадигма: даже самые богатые люди отходят от отдыха в пятизвездочных отелях и едут на Камчатку в джипах Tundra.