• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Инфографика: кто и сколько инвестировал в стартапы в первой половине 2019 года

Инфографика: кто и сколько инвестировал в стартапы в первой половине 2019 года

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

«В Долине по-прежнему можно зарабатывать, но кормушка уже закрыта» — Кори Пайн, автор книги о темной стороне Кремниевой долины

«В Долине по-прежнему можно зарабатывать, но кормушка уже закрыта» — Кори Пайн, автор книги о темной стороне Кремниевой долины
Фото: Justin Sullivan/Getty Images

Британец Кори Пайн поселился в Кремниевой долине в 2015 в надежде поднять денег на свой стартап (из этого ничего не вышло). В итоге он написал книгу о темной стороне жизни в Долине. Несостоявшийся стартапер и начинающий писатель Кори Пайн рассказал Inc., от каких иллюзий стоит избавиться тем, кто мечтает об успешном бизнесе в царстве стартапов.


Выгорание, ложь боссов и низкие зарплаты для иммигрантов

— Вы пишете, как плохо живется людям в Долине. Я недавно брала интервью у сотрудников Google, Facebook и Uber — они все получают огромные бонусы, бесплатную еду на работе и довольно счастливы.

— Ну, во-первых, вы не сможете под запись общаться с людьми, которые говорят плохо о компании.

— Все интервью были анонимные.

— Если мы говорим о программистах и топ-менеджерах, они, может, и чувствуют себя хорошо, но если речь идет, например, о работе на складах, там совсем другое дело. Эти компании так много говорят о сбалансированном рабочем дне (work-life balance) и равенстве, потому что у них с этим серьезные проблемы. Они нанимают выпускников университета, потому что это дешевле. Делают иммигрантам H1B визы, а потом платят им меньше.

Конечно, есть и довольные люди, но я-то хотел показать именно темную сторону, о которой мало знают, а не провести всестороннее взвешенное исследование.

— Вам было легко договориться об интервью?

— Большинство разговоров велись неформально. Часто я просто приходил на конференцию или на встречу, наблюдал и задавал вопросы. Поэтому я изменил многие имена в книге — эти люди искренне мне открывались, и я бы не хотел, чтобы они попали в неприятную ситуацию. При этом я ничего не придумал. Юрист моего издательства скрупулезно подходил к проверке и заставлял меня предоставлять доказательства ко многим фактам.

— Вы встречали счастливых и довольных людей в Долине?

— Честно говоря, я рассчитывал встретить больше. Я подходил к людям на конференциях или вечеринках, и они могли выглядеть счастливыми, но после бокала-другого, начинали рассказывать о проблемах. О сложностях и стрессе, ошибках их боссов, лжи и так далее. Кстати, это вполне могли быть те же самые люди, с которыми общались вы — у них есть причины и любить, ненавидеть свою работу. Сотрудники технологических очень часто жалуются на выгорание.

— Вы думаете это особенность стартап-сообщества или это свойственно всем предпринимателям и вообще людям, которые много работают?

— В стартап-сообществе это наиболее заметно. Люди посвящают себя работе, а их боссы это поощряют. Потребность в продуктивности сейчас выше, это видно на примере быстрорастущих стартапов. Компании говорят о гибком рабочем расписании, хотя на самом деле это просто способ взломать привычный распорядок дня и правил установленных условий труда. Технологические компании устраивают ужины в офисе и выходы на природу, чтобы люди как можно больше времени в итоге проводили на работе.


«Время легких денег закончилось»

— Как приехать в Кремниевую долину и прийти к успеху?

— Надо понимать, что время легких денег закончилось. Все меньше компаний проводят IPO, корпорации накапливают деньги. Люди, которые в этом разбираются, говорят что это сигналы к замедлению и падению рынка. Самые умные компании копят деньги и готовятся войти в период спада. Это можно увидеть на примере компаний, которые проводили IPO в последние два-три года. Я не думаю, что время 2013 и 2014 годов, когда можно было заработать легкие деньги, когда-нибудь вернется. Конечно, в Долине по-прежнему можно получать финансирование и зарабатывать, но кормушка уже закрыта.

— А как вы сами попали в Долину?

— После финансового кризиса 2008 года я еле сводил концы с концами. Я думал, чем мне заняться, и увидел, что технологический сектор растет, там много денег, предприниматели привлекают миллионы долларов и счастливы. Я решил попробовать. В 2012 я стал главным редактором компании Demotix — медиа стартап, который продавал фотографии фриланс-фотографов различным изданиям. Мы базировались в Лондоне, а основным инвестором была Corbis Corporation из Сиэтла, принадлежащая Биллу Гейтсу. После того, как мне пришлось уйти из-за непреодолимых противоречий с владельцем, я стал думать, что делать дальше. Этот эпизод оказал на меня большое влияние, потому что я увидел, как жестко корпорация навязывает свои правила. При этом, на технологическом рынке все это позиционируют как изменение жизни к лучшему.

Фото: Кори Пайн

Тогда я читал много позитивных текстов о жизни и стартапах в Долине. Казалось, стать миллиардером не так уж сложно. На деле оказалось все совсем не просто. В то время, когда я писал книгу — 2015 год — практически ничего не говорилось о негативной стороне работы в стартап-индустрии. Я понял, что нужно это отразить, чтобы люди не впадали в заблуждение.

— Что было дальше?

— Я поехал в Сан-Франциско, чтобы лучше в этом разобраться. Я сам не мог определиться со своей ролью: бизнесмена или журналиста, потому что я хотел работать над стартапом и рассказать историю. В итоге, это сыграло мне на руку. Большинство людей, с которыми я общался, не хотели, чтоб я где-либо их упоминал. Они делились со мной как со своим. Я хотел сам прожить этот опыт и посмотреть, каково это — поднимать деньги и встречаться с инвесторами.


«Люди работают больше за меньшие деньги»

— Какой главный вывод вы сделали из своего опыта — и хотели бы передать читателям?

— Основной посыл в том, что есть целый набор политических и экономических идей, которые маскируют себя под идею спасения мира. Параллельно, мы видим всплеск дезинформации и пропаганды в политике. Я думаю, это не случайно происходит тогда, когда технологические компании в мире стали доминировать. Люди работают больше за меньшие деньги. Технологические компании разрушают идею того, как труд относится к капиталу. Я так же думаю, что не случайно людей выселяют из городов, когда стартапы вроде Airbnb меняют рынок недвижимости и стремятся к доминированию. В общем, я бы хотел, чтоб люди не верили хайпу и красивой картинке. Все эти компании пришли не для того, чтобы спасти вас или кого-то еще, они хотят денег. В такой радикальной форме они стремятся вернуть нас в «Позолоченный век».

— В книге вы говорите, для победы важны удача и связи, а насколько много при этом человек работает — не так важно. Но разве «налаживание связей» это не труд?

— Вы можете знакомиться сколько угодно, но всегда будут выпускники Стэнфорда или другие люди, близкие к большим именам в Долине, которые будут сильнее вас в нетворкинге. Это звучит очевидно, но люди слышат голоса успешных предпринимателей и думают, что можно приехать в Долину и легко поднять деньги. Многие верят, что лишь благодаря упорной работе, они станут успешными. Но в реальности это так не работает. Важно только, кого ты знаешь и насколько ты удачлив.

— То есть у иммигрантов нет шансов?

— У мигрантов в целом условия хуже. В среднем их зарплата ниже, чем зарплата американцев, их по умолчанию больше эксплуатируют. Конечно, есть исключения. Я не говорю, что вы не можете получить финансирование только потому что вы эмигрант. Просто это сложнее. Виза и другие вещи созданы для того, чтобы создать рабочую силу, но не равные возможности для всех. Одна из глав в моей книге посвящена феномену body shops — компании в Долине оплачивают визы, но предлагают условия труда, которые просто незаконны по разным параметрам. Вы можете соглашаться с моими выводами или нет, но это — реальность, и люди должны быть к ней готовой.


Хорошая погода и рестораны — только для людей с доходом от $100 тыс. в год

— Вы запускали свой стартап в Сан-Франциско?

— Я запустил свой стартап в Лондоне, моя жена пишет кандидатскую диссертацию, поэтому мы много путешествуем. Там я читал много изданий о стартапах — Hacker news, Techcrunch, и так далее. Я готовил исследование еще до того, как я переехала в Сан-Франциско на несколько месяцев. Я приезжал и говорил, что работаю над книгой. Это не вызывало особого интересно — откровенно говоря, люди там не читают книги.

— Когда вы поняли, что ваш стартап не летит?

— Я думаю, когда я второй раз представлял свой стартап инвесторам. Было довольно сложно попасть к ним в офисе, плюс я увидел, что идея которую я презентовал, не находила отклика. Примерно через полгода я понял, что она не работает, но зато я получил деньги на книгу от издателя. Так что для меня все хорошо сложилось.

Сейчас я работаю над тем, чтобы сделать из книги сериал. Надеюсь что это позволит рассказать о проблеме еще более широкой аудитории.

— Есть ли что-нибудь, что вам нравится в Кремниевой Долине?

— Хм, дайте подумать, меня ни разу не спрашивали об этом. Я думаю, погода. Мне нравится солнце, а в районе залива всегда солнечно. И рестораны очень хорошие. Но если ты зарабатываешь меньше $100,000 в год, жить там сложно.


«Культура позитива — это попытка скрыть проблемы»

— Как насчет предпринимателей, которые горят своими идеями? Вам не кажется, что это круто?

— Ну, это просто мне не близко. Меня вдохновляют люди, которые делают что-то хорошее и не то, что обязательно принесет им деньги. Люди, которые приходят к успеху, несмотря ни на что. Кремниевая долина выстраивает образ места, где люди становятся успешными вопреки всему, но я этого не увидел.

Я думаю, что культура позитива и разговоры о новом и лучшем мире — это просто вакцина от того, чтобы реагировать на критику и говорить правду. Владельцы корпораций культивируют эти идеи, чтобы сотрудники молчали. Как только появляется критика или кто-то говорит, что компания движется не в правильном направлении, человека можно обвинить в том, что он негативно мыслит и снижает эффективность других. Культура позитива — это попытка скрыть проблемы.