Журнал

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Алексей Ивановский
создал приложение для развития креативности. Есть ли у него будущее?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

Мораторий на банкротство: Что это значит? Что с ним не так? Отвечают юристы

Мораторий на банкротство: Что это значит? Что с ним не так? Отвечают юристы
Фото: ClarkandCompany

Одной из мер господдержки экономики в период эпидемии в России стал полугодовой мораторий на банкротство. Но по мнению юристов, этого срока недостаточно и сразу после его окончания поднимется волна банкротств. Рассказываем, как изменится положение должников и кредиторов во время и после моратория и кому он пойдет на пользу.

Механизм моратория на банкротство закреплен в Федеральном законе № 98-ФЗ от 1 апреля и детализирован постановлением Правительства РФ от 3 апреля № 428. Перечень «пострадавших» отраслей утверждён постановлением Правительства № 434.

Мораторий на банкротство — это временное ограничение на возбуждение дел о банкротстве в отношении уязвимой категории должников. По задумке правительства, введение моратория должно предоставить пострадавшим предпринимателям время на выход из затруднительного положения без риска потери контроля над компанией, с которым обычно сопряжен процесс банкротства.

Мораторий вводится в отношении следующих должников:

  • системообразующих и стратегических организаций — то есть наиболее важных для экономики РФ предприятий независимо от их принадлежности к той или иной отрасли;
  • организаций и ИП, чья деятельность в соответствии с кодом ОКВЭД принадлежит к сферам, наиболее пострадавшим в условиях эпидемии.

Проверьте, распространяется ли на вас действие моратория

Федеральная налоговая служба разработала сервис, позволяющий по коду ИНН или ОГРН узнать, относится ли предприятие к «пострадавшей» отрасли. По данным ФНС, в перечень вошло более 1,3 млн организаций.

Что изменил мораторий?

Ключевое последствие моратория на время его действия — запрет подачи кредиторами заявлений о признании должника банкротом. Если заявление было подано до даты введения моратория, то оно подлежит возвращению судом с сохранением права повторной подачи после снятия моратория.

Пока действует мораторий, должник не обязан обращаться в суд с заявлением о признании себя банкротом. В обычных условиях руководители или акционеры компании, которые обладают сведениями о неплатежеспособности компании и не обращаются в суд с заявлением о банкротстве, могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по ее долгам.

При этом ряд ограничений, прописанных в Федеральном законе № 98-ФЗ, на практике фактически равен введению в отношении таких компаний первой процедуры банкротства, например:

  • Не допускается удовлетворение требований учредителя должника о выделе доли в имуществе в связи с выходом из состава участников, выкуп компанией собственных акций или выплата действительной стоимости доли;
  • Не допускается выплата дивидендов или иное распределение прибыли между учредителями должника;
  • Не допускается прекращение денежных обязательств путем зачета.

Также изменился режим деятельности компаний в течение трех месяцев после отмены моратория. Например, в делах о банкротстве, возбужденных в это время, автоматически признаются ничтожными любые сделки по передаче имущества и по принятию обязательств и обязанностей, совершенные в период действия моратория.

Представляется, что так законодатель хотел поддержать не только (а возможно, даже не столько) должников, но и их кредиторов. В условиях простого запрещения подавать заявления о банкротстве компании, на которые распространяется мораторий, недобросовестные лица могли бы вывести средства из своих предприятий, заключая мнимые сделки на крупные суммы. Признание таких сделок ничтожными уменьшает вероятность таких действий.

Но это ожидаемо не распространяется на договоры, заключаемые в рамках обычной хозяйственной деятельности. К таким договорам относятся, например, договор энергоснабжения, договоры, связанные с обслуживанием рабочего места т.д. Как правило, речь идет о недорогих сделках, которые поддерживают жизнеспособность предприятия.

Почему такой мораторий неэффективен?

До момента принятия Федерального закона № 98-ФЗ российская правовая действительность не знала такого понятия, как «мораторий на банкротство». Если иные меры поддержки экономики в той или иной мере касаются изменения режима уже существовавших институтов, то «мораторий» является абсолютной новеллой.

Из этого вытекает вполне понятное опасение, знакомое любому юристу: в отсутствие судебной практики и разъяснений высших судебных инстанций фактическое применение на практике положений о моратории непредсказуемо.

«Технические» ограничения наподобие запрета на подачу заявлений будут работать, и суды, следуя букве закона, просто не будут принимать такие заявления к производству. Однако обеспечить соблюдение ограничений, связанных с запретом на распоряжение имуществом и совершением сделок, кажется невозможным. И даже право впоследствии оспорить такие действия в судебном порядке не видится мерой, гарантирующей интересы кредитора.

Даже если должник совершил ряд сделок, чтобы вывести средства, то потенциальным кредиторам придется добиваться ничтожности этих сделок через суд, что подразумевает те или иные затраты без стопроцентной гарантии, что суд признает эти сделки ничтожными.

Срока моратория — 6 месяцев — также недостаточно для реабилитации предприятий, особенно с учётом того, что ликвидные фонды многих из них сократились практически до нуля, а деятельность фактически остановлена. Адаптация к новым условиям, синхронизация бизнес-процессов с изменившейся реальностью займёт существенно больше времени, даже при скором завершении эпидемии и снятии ограничительных мер.

Сам мораторий не является эффективным средством для поддержки пострадавших компаний. Мораторий запрещает кредиторам банкротить компании на протяжении 6 месяцев, но при этом сами компании сохраняют возможность подавать заявление на признание себя банкротами. После моратория гарантированно поднимется волна банкротств, так как за 6 месяцев кризиса, который только набирает обороты, компании из пострадавших отраслей вряд ли смогут оправиться, в то время как множественные долги перед кредиторами никто списывать не собирается — придётся всё вернуть.

Какой мораторий нужен России?

Чтобы меры в сфере банкротного права сработали эффективно, стоило ввести мораторий, например, по немецкой модели, в рамках которой нет запрета на подачу заявления о признании должника банкротом, но контролирующие должника лиц, как и в России, временно избавлены от обязанности подавать заявления о банкротстве.

При этом немецкий закон разрешает совершать любые сделки во время моратория, лишь бы они были направлены на поддержание платежеспособности должника. Например, в Германии разрешено брать долгосрочные займы под обеспечение, а отдельные должники могут погасить свои долги.

В целом для успешности моратория необходимо сменить его градус на сохранение платежеспособности, ослабить меры ответственности, разрешить те или иные сделки, положиться на добросовестность предпринимателей.

Если предприятие безнадёжно, то незачем запрещать его банкротить. Уходит драгоценное время, и сами кредиторы могут впасть в банкротство.

Несовершенства нового закона, вводящего мораторий, уже вызвали реакцию бизнес-сообщества. Так, РСПП предложил внести следующие поправки, учитывающие интересы кредиторов:

  • Смягчить режим в отношении выплаты дивидендов затронутых компаний;
  • Устранить возможность признания сделок ничтожными в течение трех месяцев после снятия моратория;
  • Ввести разрешительный порядок вместо обязательного моратория, чтобы компании сами решали, стоит ли им распространять режим моратория на себя.

Госдума планирует рассмотреть эти поправки, так что не исключено, что они будут приняты.

Резюме

Представляется, что мораторий на банкротство, распространённый, наряду с другими мерами, на несущественный перечень предприятий, не сможет предотвратить масштабную рецессию. Хотя надежда на расширение мер поддержки сохраняется, предпринимателям, по всей видимости, вновь приходится рассчитывать только на себя.