Журнал

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнёров и 10 млн руб. Что было дальше?

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнеров и 10 млн рублей. Что было дальше?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Недовольные франчайзи «Даблби» подадут в суд на Анну Цфасман. В компании решают, как преодолеть репутационный кризис

Недовольные франчайзи «Даблби» подадут в суд на Анну Цфасман. В компании решают, как преодолеть репутационный кризис
Фото: Семен Кац/Inc.

Несколько франчайзи сети кофеен «Даблби» из разных стран планируют подать коллективный иск в суд на имя основательницы компании Анны Цфасман. Партнёры обвиняют руководство сети в нереалистичных обещаниях быстрых денег, отсутствии поддержки в бизнесе и излишней любви к расчётам наличными. В «Даблби» считают, что франчайзи сами виноваты в том, что не сумели создать нужную атмосферу в своих кофейнях, и пересматривают критерии отбора новых партнёров.


Первая кофейня «Даблби» открылась в Милютинском переулке в центре Москвы в мае 2013 года. Её создатели — экс-гендиректор сети «Кофеин» Анна Цфасман и шеф-бариста Ольга Мелик-Каракозова (покинула компанию в 2014 году). Цфасман объясняла, что занялась собственным бизнесом после того, как инвесторы «Кофеина» решили снизить качество зерна. «Даблби» позиционируется как монокофейня, специализирующаяся на кофе повышенного качества (speciality).

Мажоритарными акционерами сети являются совладельцы чайной фабрики Ahmad Tea в России Глеб Смирнов и Сергей Дашков. По данным «Контур.Фокус», им принадлежит 75% в ООО «ДАБЛБИ», «МИР ДАБЛБИ», «ББ КОФЕ» и «СДС ББ». Анна Цфасман, занимающая должность гендиректора, владеет 14% в тех же юрлицах, еще 11% принадлежит директору по развитию сети Ольге Бабковой. Выручка ООО «Даблби» в 2017 году составила 980 млн руб., сообщал «Коммерсант» со ссылкой на ЕГРЮЛ. По итогам 2016 года выручка компании составила 666,3 млн руб.

Цфасман говорит о 86-88 открытых на данный момент точках, но её партнеры из-за рубежа считают, что она завышает число кофеен, и на самом деле их число не превышает 70. По данным РБК, на май 2018 года работали 68 точек «Даблби», а с мая 2017 по май 2018 года сеть выросла всего на 4 точки. При этом ещё в 2017 году, по данным компании, уже работали 77 точек сети.


В чём обвиняют «Даблби»?


Несколько франчайзи «Даблби» планируют подать коллективный иск в суд на имя основательницы компании Анны Цфасман. Об этом Inc. рассказали в компании KRK Group — бывшем PR-подрядчике сети кофеен; информацию подтвердили 3 партнёра сети — совладелец кофейни в «IQ-квартале» «Москва-Сити» Никита Рябинин, а также Елена Кузнецова и Виталий Мыздриков, развивавшие точки в Барселоне и Дубае соответственно. Предприниматели жалуются на ложные обещания со стороны Цфасман на старте сотрудничества, отсутствие договоров и требования о выплате наличными паушальных взносов и взносов за обучение барист.

Несмотря на обилие претензий, пока недовольные партнёры не готовы пояснить, какая именно информация будет указана в коллективном иске, потому что над этим сейчас работают их юристы. Предприниматели сомневаются, что смогут возместить собственные убытки по итогам суда, и утверждают, что затеяли разбирательство, чтобы предупредить других о проблемах сети. Результатом иска может стать доначисление налогов «Даблби», считает Рябинин; он утверждает, что наличные средства, уплаченные партнёрами руководителям сети, не проходили через бухгалтерию компании и, соответственно, не облагались налогами. По словам Рябинина и Мыздрикова, иск на имя Цфасман подадут летом этого года.

Ранее, в конце апреля, Рябинин уже подал заявление в полицию о проверке действий Цфасман и группы лиц по ст. 159 УК РФ («Мошенничество»). Он утверждал, что ещё в 2017 году передал Цфасман 2 млн руб. наличными (а позднее — еще более 1 млн руб.) за долю в кофейне «Даблби» в Тбилиси, но сделка купли-продажи до сих пор не оформлена. По его словам, он принял решение бороться с сетью публично, узнав о претензиях других предпринимателей. Теперь Рябинин убеждает их подать коллективный иск. Он уже успел пообщаться более чем с десятью недовольными партнёрами сети из разных стран — но большинство из них не готовы судиться открыто, пока идёт процесс расторжения контрактов с «Даблби».

О претензиях партнёров «Даблби» к Цфасман еще в декабре прошлого года сообщал РБК. Тогда ни Цфасман, ни прочие представители сети не сочли нужным прокомментировать претензии. В компании KRK Group, которая на тот момент занималась PR-сопровождением «Даблби», Inc. объяснили, что молчать решила Цфасман. «Ситуация могла бы развиваться по-другому, если была бы другая задача. Анна Цфасман решила, что комментировать это не будет и данный вопрос будут решать юристы», — рассказал владелец KRK Group Даниил Кириков. Как объяснила Inc. сама Цфасман, она решила не отвечать, так как из-за характера вопросов РБК ей показалось, что ответы будут вырваны из контекста.


Возможный конфликт интересов

Никита Рябинин имеет отношение к KRK Group — он управляет офисом компании в Люксембурге и занимается кейсами компании «в финансовой и юридической сферах». Он не участвовал в работе по PR-сопровождению «Даблби», но теперь KRK Group оказывает ему информационную поддержку в борьбе с бывшим заказчиком. В компании рассказали Inc., что оказывали услуги «Даблби» в течение 2-х лет, но прекратили сотрудничество из-за серьезной задолженности. «На сегодняшний день, у нас, к сожалению, скопилась задолженность, около полугода. Мы долгое время пытались договориться, готовили гарантийное письмо, но когда условия не были исполнены, мы расторгли договор», — заявил Кириков. Он подчеркнул, что, компания не вмешивалась в разборки Рябинина с «Даблби», пока договор действовал: «Раньше у нас были какие-то разногласия в рамках рабочих моментов, но на ситуацию с Никитой Рябининым мы не влияли из-за конфликта интересов». Соосновательница сети кофеен Ольга Бабкова объяснила наличие долга низким качеством услуг, оказанных KRK Group, и добавила, что на данный момент юристы компаний уже уладили все разногласия. «Причины для подобного давления нам непонятны и, скорее всего, они не имеют отношения к деловой стороне вопроса», — сказала она.


Как реагируют на обвинения в «Даблби»?


Бабкова и Цфасман ответили на претензии недовольных партнёров: по их мнению, хозяева убыточных кофеен проявили недостаточно участия в судьбе заведений и не сумели создать в них притягательную атмосферу. «Кофейня — это очень маленькая и атмосферная история. Если нет хозяина на месте — это редко может хорошо работать. А многие люди думают так: я сейчас вывеску повешу, и всё будет получаться само, — хотя и такие примеры мы наблюдаем иногда», — заявила Inc. Бабкова. «Если франчайзи не присутствуют в своих кофейнях и не занимаются бизнесом — общепит сам собой не работает, как и любой другой бизнес», — вторит ей Цфасман.

В «Даблби» также пояснили, что инициатива выплачивать паушальные и другие взносы наличными всегда исходила от партнёров сети. По словам Бабковой, конкретно в случае с паушальными взносами предприниматели хотели рассчитываться наличными, чтобы не платить НДС согласно официальному договору. «Никто из наших сотрудников не предлагает подобные виды оплат, нам это, как компании, невыгодно. Франчайзи не хотят платить НДС полностью, поэтому ищут возможные пути для экономии, что иногда выходит всем боком. В итоге больше мы никому навстречу не пойдем», — заявила она. Тот же аргумент она приводит в ответ на претензию партнёров к дороговизне обязательного обучения барист (более 100 тыс. руб.) в академии «Даблби». «Когда человек приходит учиться, мы заключаем с ним договор и платим стипендию. Но это не делает его рабом — крепостное право давно отменено. В ученическом договоре прописано, что работодатель обязан устроить его на работу “в белую” и тогда сдавший экзамен бариста должен отработать как минимум 1 год на этом месте», — сказала Бабкова.

Цфасман утверждает, что она вообще не вела и не ведёт переговоры с франчайзи, а занимается стратегическими вопросами развития компании. Хотя претензии иностранных партнёров связаны в том числе с тем, что Цфасман лично убеждала их активнее вкладываться в маркетинг и открывать новые точки после нескольких убыточных месяцев, что приводило к ещё большим финансовым потерям. По её словам, в целом, дела у сети идут хорошо: «Кофейни, как демократичные заведения, всегда выигрывают от кризисных ситуаций в стране, значительно увеличивается количество гостей, правда, средний чек падает. У нас средний рост по обороту составляет 10% к прошлому году, а многие кофейни показывают +20%. Плюс узнаваемость бренда помогает». Цфасман утверждает, что в красной зоне (то есть в нуле или минусе) пребывают всего 4-6 точек сети; в сети считают, что в общем случае кофейня должна выходить в прибыль в течение полугода после открытия.

На прошлой неделе руководство «Даблби» устроило серию встреч с партнёрами, рассказала Цфасман. «Довольных франчайзи у нас большинство, и [финансовые] показатели у них хорошие», — заявила она. В компании прямо сейчас пересматривают стратегию выхода на новые рынки: если раньше первую и единственную точку «Даблби» в новом для сети городе мог открыть партнёр, то теперь, возможно, компания будет открывать первые несколько точек своими силами и только затем обрабатывать запросы франчайзи, чтобы минимизировать риски краха кофеен.

Помимо этого, по словам Цфасман, в компании стали серьезнее относиться к подбору партнёров. Ранее для многих предпринимателей из-за рубежа покупка франшизы была возможностью легализоваться в странах проживания: проще говоря, русскоязычным эмигрантам нужен был собственный бизнес для получения гражданства. «Нам казалось, задор легализоваться в чужой стране говорит о том, что человек будет биться, чтобы все получилось, мы полагали, что это сильный стимул построить успешный бизнес. На самом деле эти вещи оказались совсем не связаны», — сказала Цфасман. Также в компании будут обращать более пристальное внимание на происхождение денег партнёров — причём для подобных проверок даже привлекут специалистов.


Каковы перспективы иска?


Риторика недовольных партнёров, скорее всего, свидетельствует о том, что у них нет серьезных аргументов для спора с компанией по существу, утверждает эксперт Franshiza.ru Анна Рождественская. «Не совсем понятно, какие именно цели преследуют франчайзи, говоря о гипотетической неуплате налогов со стороны “Даблби”. Если партнеры считают свои права нарушенными, то они, как правило, пытаются решить отношения друг с другом (пусть даже через суд). Идет разбирательство об условиях договора, о том, считать ли этот договор заключенным, о возврате части стоимости франшизы и так далее. А если люди очень сильно обижены или понимают, что на этом этапе им не хватает юридической аргументации в споре, то они начинают запугивать, угрожать и пытаться воздействовать через силовые структуры или СМИ», — говорит она. Причём, по словам Рождественской, наличие договоров не обязательно, чтобы определить, выполнила ли сеть договорённости с партнёрами. «Даже если стороны не подписали договор физически, в суде он может быть признан заключенным. В судебном процессе может быть дана оценка и письменным доказательствам (распискам, актам выполненных работ и т. д.), и даже деловой переписке по электронной почте, если в ней согласованы существенные условия сотрудничества и конкретные действия сторон. В итоге суд может решить, что де-факто сотрудничество происходило», — говорит она. Сам факт расчетов в наличной форме (по расписке) при определенных условиях может свидетельствовать о нарушении финансовой дисциплины в организации, но не говорит о невыполнении договорных обязательств, считает Рождественская.

Такие истории случаются достаточно редко, но количество разбирательств между держателями франшизы и их партнёрами растёт в последнее время. «Это не так распространено, потому что у нас вообще бизнес по франшизе не развит», — утверждает старший партнер коллегии адвокатов «Железников и партнёры» Роман Щербинин. В отношениях такого рода недовольство чаще возникает у франчайзи, которые требуют выполнения определенных условий от держателя торговой марки, рассказывает Щербинин, ссылаясь на собственный опыт. «Если посмотреть судебную практику, то за последние 2 года количество дел по франчайзингу, которые идут в суд, выросло в разы», — утверждает Рождественская. По её словам, ещё несколько лет назад юристы избегали кейсов, связанных с франчайзингом, «потому что это слишком специфичная сфера», — но сейчас люди уже не боятся решать подобные конфликты через суд.