• Usd 66.91
  • Eur 76.68
  • Btc 6469.03 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Смелые и ветреные: как заработать на школе яхтинга (даже в городе, где нет моря)

Смелые и ветреные: как заработать на школе яхтинга (даже в городе, где нет моря)

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

Основатель и CEO Hyperloop Transportation Technologies Дирк Алборн: «Мы ценим мозги больше, чем деньги»

  • Наталья Суворова, специальный корреспондент Inc.

Первый коммерческий трек хайперлуп — нашумевшей транспортной системы, которая позволит перемещаться на дальние расстояния по тоннелям со скоростью более 700 км/ч, — будет построен в ОАЭ в 2020 году. Об этом 18 апреля объявила Hyperloop Transportation Technologies (HTT) — одна из трех компаний, которые одновременно и независимо друг от друга разрабатывают технологию «гиперпетли». Идею вакуумного поезда на магнитной подушке выдвинул в 2013 году основатель Tesla и SpaceX Илон Маск. HTT уже привлекла более $100 млн инвестиций. Среди инвесторов компании много внештатных сотрудников, которые работают в обмен на опционы,  — благодаря этой модели HTT быстро растет и развивается в разных странах мира. Основатель и генеральный директор Hyperloop Transportation Technologies Дирк Алборн на Российском венчурном форуме в Казани рассказал Inc., почему собирается сделать проезд на хайперлуп бесплатным для пассажиров, почему его конкуренты из Hyperloop One допустили ошибку, выбрав в соинвесторы российского бизнесмена Зиявудина Магомедова, и как мощное коммьюнити помогает его компании превращать «гиперпетлю» из безумной идеи в коммерческий продукт.


Голый пассажир

— В чем цель создания системы хайперлуп?

— Мы хотим кардинально изменить систему транспорта. Сейчас она устроена абсолютно неправильно. Во всем мире нет ни одной прибыльной системы метро или ж/д — все они очень сильно зависят от государственных субсидий. Нью-Йорк каждый год теряет $2,2 млрд на работе сабвея — настолько их метро убыточно. Правительство Германии вливает в систему железных дорог 2 млрд евро в год. И так по всему миру. В отличие от них хайперлуп — система с очень низкой операционной стоимостью, а значит, мы сможем отбить инвестиции и стать прибыльными в достаточно короткий срок — всего 8-12 лет. Такого никогда еще не было. И потом, это отличная возможность построить транспортную систему так, как вы бы ее строили в 2018 году (а не в начале 1900-х). Мы можем сделать общественный транспорт намного комфортнее, чем сейчас. Признайтесь, вы же не любите путешествовать? Вам нравится оказываться в новом месте, но процесс попадания туда — ужасен. Так не должно быть.

— И как хайперлуп изменит эту систему?

— Я считаю, что проезд на хайперлуп должен быть бесплатным. Вместо того чтобы брать деньги за билеты, можно монетизировать эту систему гораздо более эффективно за счет времени, которое пассажир проводит в капсуле. Представьте, сколько денег компании тратят на рекламу, чтоб завлечь к себе потребителя: в кино, в луна-парк, в студию массажа, куда угодно. А в транспорте потребитель — вот он, готовенький, причем на продолжительное время — от нескольких минут до многих часов. На днях я провел в самолете 11 часов, и никто не пытался развлечь меня в это время и заработать на мне деньги. Мы планируем создать экосистему сервисов, которая позволит монетизировать время пассажира, — это гораздо эффективнее торговли билетами. Во-вторых, если мы говорим о будущем транспортной индустрии, у нас есть проект под названием «Голый пассажир». Это про создание бесшовного опыта перемещения в пространстве — когда все транспортные технологии будут достаточно умными, чтобы оказывать услуги автоматически. Идея в том, что пассажир будто бы голый — у него нет с собой ни кошелька, ни телефона, и тебе нужно домчать его максимально быстро из точки А в точку Б. Мы будем использовать биометрию, чтобы идентифицировать клиента, платежи будут проходить автоматически, робокары будут знать точное время отправления поезда, если поезд опаздывает, можно получить альтернативу, все координируется и оптимизировано — а пассажир в это время может заниматься своими делами. Мы не можем моментально телепортировать людей в нужное место, но мы можем сделать их путь настолько эффективным и приятным, насколько возможно.

— Разве скорость хайперлуп не противоречит этой концепции? Чем больше времени пассажир проводит в капсуле, тем больше на нем можно заработать.

— Большинство поездок все равно будут занимать в среднем 30 минут, но по очень низкой стоимости (обслуживания системы, и пр. — Inc.). В этом плане хайперлуп должна стать частью общей экосистемы транспорта — и работать скоординированно с автомобилями, робокарами, дронами, поездами, самолетами.

— Почему же тогда авиакомпании не снижают цену на полеты на дальние расстояния прямо сейчас, чтобы вместо этого сделать упор на рекламу?

— В таком масштабе, как мы планируем, этого еще никто не делал, но в прошлом были попытки, которые можно назвать успешными. Например, лоукостер Ryanair не рассматривает плату за билеты как основу своей бизнес-модели (хотя исполнение, на мой взгляд, ужасное). Их авиаперелеты часто стоят $1.


Hyperloop Transportation Technologies в цифрах:

источник: данные компании


800

человек со всего мира сотрудничают с компанией


48

компаний сотрудничают с HTT


$20

млн — стоимость строительства одного километра трассы hyperloop


$100

млн — общий объем привлеченных инвестиций


8-12

лет — ожидаемый срок окупаемости коммерческого трека hyperloop


300

тыс. человек — коммьюнити вокруг HTT


1200

км/ч — максимальная скорость, до которой смогут разгоняться капсулы hyperloop

Фото: Семен Кац/Inc.

— Так вы будете брать деньги за рекламу?

— Мы не оператор, мы — технологическая компания. Наша бизнес-модель — это лицензирование. Мы будем работать с транспортными компаниями, которым будем выдавать стоимость, которую мы должны покрыть, а заодно предлагать им технологии, которые позволят им более эффективно обслуживать клиентов. И дальше уже оператору решать. Так что у оператора будет стимул обеспечивать пассажирам как можно больше удобства. Реклама является частью этой системы, но в целом это будет работать скорее как AppStore для транспорта. Например, возвращаетесь из международной поездки — и прямо в самолете активируете сервис, который забирает ваш багаж, чистит его и отправляет на ваш адрес (чтобы по прилете вы не шли за чемоданом, а сразу ехали домой). Или заказываете беспилотный автомобиль, в котором вам сделают массаж. Вы будете не покупать услугу передвижения в вагоне определенного класса, а исходить из того, как именно вы хотите провести это время с максимальной пользой и комфортом. Пока такого, к сожалению, нет.

— Бизнесам в каких отраслях такая система откроет возможности в первую очередь?

— Во всех. От отдельных профессионалов (например врачей или сервисов маникюра) до крупных компаний. Каждый бизнес может придумать услуги, которые будут востребованы клиентом в пути. Представьте, если бы в самолете можно было бы заказывать и получать еду из разных ресторанов? Это было бы удобнее для клиентов.

— А на кого это повлияет негативно?

— Хайперлуп — это не про то, как выпихнуть конкурентов с рынка, а про новые возможности, которые откроются благодаря появлению новой транспортной экосистемы. Но по мере трансформации некоторые вещи изменятся. Например, сегодня только радио в машине зарабатывает на том времени, которое вы проводите в дороге. Как только появятся робокары, автомобильное радио прекратит существование, потому что ваше внимание в машине больше не будет приковано к дороге. Еще станет меньше авиаперелетов на короткие расстояния — потому что людям удобнее будет перемещаться на хайперлуп. Уже сегодня в местах, где есть высокоскоростные поезда, люди предпочитают их самолетам, и авиалинии вынуждены учитывать это при формировании цен на билеты.

Фото: Семен Кац/Inc.

Мир с хайперлуп

— Какие у вас сейчас связи со SpaceX и Илоном Маском?

— У нас всегда были дружественные отношения, и мы поддерживаем многие студенческие команды, которые участвуют в конкурсе на лучшую капсулу для хайперлуп, который проводит SpaceX. Но никаких формальных деловых отношений у нас нет.

— Новая компания Маска, Boring Company, похоже, тоже сместила фокус на развитие хайперлуп. Не боитесь появления еще одного сильного конкурента на этом поле?

— Насколько я знаю, пока они фокусируются на бурении тоннелей, что только дополняет нашу деятельность. Концепция Маска заключается в том, чтобы перемещать по тоннелям машины и пассажиров, но хайперлуп отличается от этого. Тем более эти тоннели могут быть использованы и для нашей системы. Надеюсь, в будущем так и получится. Мы были бы рады предоставить технологию для строительства.

— А вы готовы сотрудничать с Hyperloop One?

— Сотрудничество — это часть ДНК нашей компании. Я общался с ними несколько раз, но, к сожалению, пока безрезультатно. Вообще мы хотим использовать лучшее, что есть на рынке, — поэтому важно, чтобы был рынок. Но, к сожалению, не все разделяют наш подход.

— Вы когда-нибудь мечтали о телепортации? Как думаете, она когда-нибудь станет реальностью?

— Конечно, кто же о ней не мечтал. Но насколько я знаю, до реальной телепортации человечеству еще далеко. Думаю, другие технологии — например, виртуальной или дополненной реальности — могут дать опыт, похожий на телепортацию.

— Каким будет мир, в котором хайперлуп будет таким же распространенным видом транспорта, как автобус или метро?

— Хайперлуп позволит улучшать инфраструктуру даже в таких местах, которые сейчас не могут себе это позволить — потому что строительство хайперлуп будет финансироваться частными компаниями и генерировать прибыль. Новый уровень связности между городами изменит наше отношение к мега-агломерациям: ведь можно будет жить в отдаленных пригородах и спокойно добираться до центра всего за несколько минут.

Фото: Семен Кац/Inc.

Первый коммерческий трек

— Почему вы решили строить первый трек именно в Абу-Даби?

— Во-первых, в таких странах, как Объединенные Арабские Эмираты, как правило, всего один человек принимает решения. Это немного упрощает процесс. Во-вторых, они хотят заполучить все самое инновационное и продвинутое, поэтому заинтересовались сотрудничеством. Наконец, проработав в ОАЭ два года, мы заручились поддержкой королевской семьи — а именно шейха Фалаха бин Зайд аль-Нахайяна — и заключили партнерство с девелоперской компанией Aldar Properties. Они уже заплатили за первый кусок земли под трассу, так что сейчас мы начнем процесс получения разрешений на строительство и, надеюсь, на базе этого скоро начнем строиться.

— Во сколько обойдется строительство трека?

— У меня нет пока точного расчета, но я исхожу из оценки в $20 млн за 1 км трассы. Это будет трек длиной около 10 км — но мы делаем проект в несколько фаз, а потом будем соединять их в более длинный трек. Но стоимость запуска — это второстепенный вопрос. Если ты готов отбить инвестиции, то всегда найдешь инвестора, — это же бизнес.

— На какой стадии развития сейчас находится проект?

— Всего две недели назад мы запустили собственный инновационный центр логистики XO Square в Бразилии — и работаем с целой экосистемой компаний, которые решают проблемы логистики. Плюс совсем недавно в наш R&D-центр в Тулузу прибыли первые трубы, из которых мы уже начали строить тоннель. Сначала мы собираемся построить пробный трек длиной 320 м, затем еще один длиной 1 км. Наконец, в прошлом году мы начали изготовление первой пассажирской капсулы, — ее должны доставить в Тулузу в июле-августе этого года. Мы уже провели тесты, теперь осталось всё оптимизировать и собрать систему воедино в большом формате — этим мы и занимаемся в Тулузе.

— Что сложнее всего преодолевать HTT на пути от идеи до коммерческого воплощения хайперлуп?

— Законодательное регулирование. Хайперлуп — это совершенно новое понятие. Это не самолет, не поезд, поэтому под него приходится создавать совершенно новый набор регулирующих норм, — и это большой челлендж. Для этого приходится постоянно сотрудничать с правительствами стран по всему миру — Индонезии, Индии, ОАЭ, Южной Кореи, Словакии. В Европе нам очень помогает правительство Франции — с землей, зданиями, строительством и финансовыми средствами. Первый шаг для появления хайперлуп — это расчетно-аналитическое обоснование проекта (feasibility study). Как раз такое мы проводим сейчас в Чехии, а также в США, где мы исследуем возможность проложить трек из Кливленда в Чикаго. Затем нам надо встретиться и обсудить все с нашей страховой компанией (мы уже больше года работаем с немецким страховщиком Munich Re — в своем последнем исследовании рисков они пришли к выводу, что готовы застраховать нашу систему), а потом — с государственными институтами безопасности, чтобы выработать правильные нормы регулирования.


Hyperloop Transportation Technologies (HTT)


Компанию основали в 2013 году в Калифорнии бизнес-партнеры Дирк Алборн и Бибоп Греста на базе Jumpstarter — онлайн-платформы, которая позволяет компаниям строить вокруг своих проектов сообщество единомышленников на основе краудсорсинга. Когда Илон Маск опубликовал ресерч с концепцией хайперлуп, Алборн спросил коммьюнити созданного им портала Jumpstarter, стоит ли воплотить эту идею в жизнь, — и был поражен, сколько людей с готовностью вызвались работать над ней.

HTT начала работу, заручившись поддержкой президента  технического директора SpaceX Гвинн Шотвелл.

В последующие три года HTT заключила партнерство с крупными компаниями в различных отраслях, например с разработчиком инженерного ПО Ansys, международной инженерной компанией Aecom и разработчиком вакуумной технологии Oerlikon Leybold.


Фото: Семен Кац/Inc.

Мозги дороже денег

— HTT работает по необычной модели — внештатно привлекает к работе сотрудников и целые технологические компании в обмен на опционы. Какие преимущества дает такая модель?

— Это позволяет собрать вместе людей, которые пассионарны, имеют знания и необходимый набор навыков, — и это избавляет от необходимости заново изобретать базовые вещи. Мы ценим мозги больше, чем деньги. Это и есть наш «секретный ингредиент», который позволяет нам расти. Например, наш конкурент Hyperloop One привлек более $260 млн инвестиций — но на строительство трека пошло в лучшем случае $10 млн. Все остальные деньги пошли на разработку и подготовку. А мы сделали гораздо больший объем разработки в самых разных областях — благодаря тому, что сотрудничаем более чем с 800 людьми и 48 компаниями по всему миру. Некоторые из этих компаний — лидеры в своей отрасли. Например, наш партнер Oerlikon Leybold Vacuum — это изобретатели вакуумной помпы, Carbures — поставщики композитных материалов для Boeing и Airbus, а также мы работаем со многими другими компаниями в строительной отрасли, менеджменте, пиаре, маркетинге и пр. Это позволяет нам работать очень эффективно и тратить деньги только на строительство продукта — а не на планирование и разработку. Наконец, за нашей компанией стоит целое движение — у нас около 300 тыс. единомышленников, и это очень помогает. Были случаи, когда люди писали мне на Facebook и предлагали познакомить меня с мэром какого-то города, потому что считали, что это будет полезно обеим сторонам.

— Почему вы сделали выбор в пользу такой распределенной по всему миру системы удаленных сотрудников?

— Мы давно все делаем онлайн — покупаем продукты, ищем пару, чтобы пойти на свидание, наконец, даже разводимся. Но строить бизнес обычно предпочитаем с партнерами, с которыми можно встретиться лично. Между тем, поиск партнеров и сотрудников онлайн позволяет сотрудничать с лучшими инженерами, пусть даже они сидят в Японии, вместо того чтобы нанимать тех, кто просто оказался поблизости. Можно найти человека с опытом конкретно в нужной тебе профессиональной области. Организовать процессы в такой компании не так уж просто — но мы этому учимся. В HTT мы используем эту систему всего на 30%, так что нам есть куда расти. Но даже это намного эффективнее, чем традиционные компании.

— На каких условиях вы привлекаете временных сотрудников?

— Из 800 человек у нас примерно 60 в штате. Внештатники должны посвящать работе минимум 10 часов в неделю (штатные — по 40-60 часов). При этом они организованы в команды, у команд есть четкие задачи и сроки их выполнения, — так что это не просто кучка фрилансеров, которые так проводят свободное время.

— Какая доля компании принадлежит вашим контрибьюторам в виде опционов?

— Пока эти опционы не конвертированы в акции, контрибьюторам не принадлежит конкретная доля. Обычно из налоговых соображений люди конвертируют свои опционы только в случае события ликвидности (например продажи контрольного пакета компании крупному инвестору или IPO — Inc.). Мы продолжаем раздавать опционы с каждым новым раундом инвестиций, поэтому эта доля продолжает расти и у нее нет предела. Мне приходится много воевать с инвесторами, чтобы заставить их понять, что раздача опционов позволяет нашим контрибьюторам создавать ценность для компании. Многие из тех, кто с нами начинал, уже стали миллионерами — по крайней мере, на бумаге.

— Наверное, это сильно мотивирует ваших сотрудников.

— Деньги для них — не самый сильный драйвер. Для большинства людей важно делать что-то существенное, — конечно если их зарплата покрывает базовые нужды. Поэтому такая модель дает людям выбор. Всегда вопрос — хотите ли вы создать компанию, которая стоит миллион, или владеть 10% компании, которая стоит миллиард?

— Сколько всего инвестиций привлекла HTT?

— Чуть более $100 млн. Из них кэшем — $33 млн. Но поскольку мы используем нетрадиционную модель сотрудничества, то считаем инвестиции не только в виде кэша, но и в виде услуг и человекочасов работы. Кроме того, у нас есть гранты на землю — например во Франции и в Бразилии, где мы сотрудничаем с правительствами. Мы нашли более умный способ работать, так что наши деньги тратятся непосредственно на строительство.


Конкуренты по хайперлуп


Два ключевых конкурента в области разработки хайперлуп — Hyperloop Transportation Technologies (HTT) Дирка Алборна и Virgin Hyperloop One Ричарда Брэнсона.

Идею создания хайперлуп — системы поездов на вакуумной подушке, которые перемещались бы по тоннелю с помощью технологии магнитной левитации со скоростью свыше 700 км/ч, — в 2013 году выдвинул основатель SpaceX и Tesla Илон Маск. Сославшись на сильную занятость, он предложил желающим заняться разработкой этой системы.

За дело взялись сразу несколько компаний. Первой после публикации  появилась HTT — на сегодня она привлекла более $100 млн инвестиций, ведет переговоры с правительствами семи стран и к 2020 году обещает построить первый коммерческий трек хайперлуп между эмиратами Абу-Даби и Дубаем.

Hyperloop One создал в июне 2014 года основатель венчурного фонда Sherpa Capital и один из ранних инвесторов Uber Шервин Пишевар. Летом 2017 года компания протестировала первую рабочую капсулу и тоннель хайперлуп в штате Невада (капсула разогналась до 309 км/ч), а в компанию инвестировал британский бизнесмен, основатель Virgin Ричард Брэнсон. Тем не менее компанию постигла череда скандалов: в декабре 2017-го Пишевар ушел в долгосрочный отпуск после ряда обвинений в сексуальных домогательствах, а в марте 2018-го один из ключевых инвесторов, российский бизнесмен Зиявудин Магомедов, оказался под арестом по обвинению в бюджетных хищениях и создании преступного сообщества.

В 2017 году еще один бывший со-основатель Hyperloop One Броган БамБроган основал компанию Arrivo, которая планирует построить хайперлуп в Денвере.

В марте 2018-го к работе над хайперлуп присоединилась новая компания Илона Маска — The Boring Company — которая уже начала рыть тоннели между Лос-Анджелесом и Сан-Франциско и между Вашингтоном и Нью-Йорком, чтобы построить там инновационную систему транспорта.


Фото: Семен Кац/Inc.

О России и конкурентах

— Вы слышали про арест Зиявудина Магомедова, чей венчурный фонд Caspian VC был одним из ключевых инвесторов вашего конкурента — Hyperloop One?

— Конечно, слышал. Он был не просто инвестором, а вице-президентом компании. И в течение нескольких часов после его ареста его должность поменяли на члена совета директоров.

— Как вы думаете, как его арест отразится на ваших конкурентах?

— Не знаю, как на них, но на нас он точно отразится не слишком хорошо. Мы развиваем одну и ту же индустрию, поэтому их успех — это хорошо для нас, а скандал вокруг них — плохо. А вокруг Hyperloop One уже было 4 больших скандала. Сначала был скандал вокруг отмывания денег, и один из сооснователей покинул компанию. Затем был скандал с подозрениями в изнасиловании, потом в сексуальных домогательствах, и ушел еще один сооснователь (Шервин Пишевар в декабре 2017 года ушел в долгосрочный отпуск в связи с подозрениями в домогательствах — Inc.). А теперь их инвестора обвиняют в организации преступного сообщества. Такие вещи вредят имиджу всей отрасли. Люди подходят ко мне и начинают говорить об этом, но не понимают, что речь идет о разных компаниях, для них это один хайперлуп — и они просто хотят, чтобы эта технология стала реальностью.

— Вы по-прежнему заинтересованы в инвестициях из России после истории с арестом Магомедова?

— Я был в России много раз за последние 20 лет, у меня здесь много друзей, и я немного знаю, как это работает. Ничего не могу сказать про ГК «Сумма» и то, как они вели бизнес, но Hyperloop One, судя по документам, первое время очень боялись связываться с русскими и не очень хорошо отзывались о них. Так что, думаю, они просто ошиблись в выборе партнера. Я встречался с президентом Путиным дважды в Петербурге и надеюсь в этом году снова с ним встретиться. Россия — одна из ключевых стран для нашей технологии. У вас очень большие расстояния, и это открывает колоссальные возможности. Например, Москва — огромный город, вы создаете вокруг нее города-сателлиты, но никто не хочет жить в них, потому что все хотят быть поближе к центру. А мы предлагаем технологию, по которой вы сможете оказаться в центре за полчаса, даже если живете в сотнях километров. Поэтому мы вели и ведем переговоры с несколькими организациями в России, хотя конкретных договоренностей пока нет.

— Вы рассматриваете сотрудничество с Россией даже в условиях ее растущей международной изоляции?

— К сожалению, нам приходится иногда обращать внимание на политику, потому что мы не хотим проблем. Но я стараюсь больше концентрироваться на человеческих связях. Опять же, я был в России много раз, у нас здесь есть участники команды, и я большой фанат этой страны. В вашей стране хотят делать новые вещи, есть отличное знание математики, программирования, аэрокосмического инжиниринга. Поэтому я считаю, что правильный момент для сотрудничества придет.


Редакция благодарит парк «Зарядье» за помощь в организации фотосъемок

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России