Журнал

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Алексей Ивановский
создал приложение для развития креативности. Есть ли у него будущее?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

РАЗОБРАТЬСЯ 24 апреля

«Пандемия — время стартапов»: Ольга Ускова — о переменах в технологиях и обществе

РАЗОБРАТЬСЯ 24 апреля

«Пандемия — время стартапов»: Ольга Ускова — о переменах в технологиях и обществе

Текст

Валерия Давыдова

Фото

семен кац

Пандемия трансформирует бизнес и общество: стремительно меняются бизнес-модели, технологии и рынки, а также отношения между людьми, контрагентами и государствами. Глава Cognitive Technologies Ольга Ускова рассказала Inc., как в начавшемся кризисе успел измениться ландшафт международного бизнеса, когда ждать конца карантина и почему происходящее не следует считать случайностью.

Нет никакого «после»

За последние несколько месяцев многие интернациональные бизнес-инструменты, наработанные за 25―30 лет, перестали работать. Мы наблюдаем за изменением социальной карты мира: страны закрывают границы, высылают рабочих-мигрантов, меняют концепции развития целых отраслей.

Поскольку в каждой стране своя экономическая формация и модель управления, сейчас соревнуются управленческие механизмы. Социалистическая модель Китая пока что показывает лучший организационный эффект в контексте пандемической угрозы, чем, например, США. Это глобальное соревнование, которое точно приведёт к перестройке лидерских позиций и изменениям сфер влияния в целом. Ситуация, в которой оказался сейчас весь мир, сыграет важную роль в расстановке политических сил во всех странах.

Очень резко стало востребовано всё, что связано с новым технологическим укладом, ― это сейчас вопрос номер один. Плюс обозначились вопросы, когда большой объём производства находится вне страны и это создаёт дополнительные экономические риски для производителя.

Всё, что мы наблюдаем вокруг, ― совершенно революционная перетряска всех инфраструктурных слоев. Большинство считает реальность, в которой мы живем, случайным отрезком времени и употребляет понятия «до» и «после». Я предлагаю не считать всё происходящее случайностью и не говорить о том, что будет некое «после».

Карантин до декабря

Мир изменился, и теперь мы будем жить с новым вирусом. Существует много штаммов вируса гриппа, и многие из нас весной и осенью болеют этим гриппом. Кто-то даже умирает от него — но мы же не впадаем из-за этого в панику.

Человечество в своё время просто привыкло жить вместе с тем или иным вирусом. Мы придумывали прививки, которые не стопроцентно спасают, но снижают его активность. С коронавирусом произойдёт то же самое. Может быть, теперь в нашей жизни, помимо весеннего и осеннего гриппа, появятся весенний и осенний коронавирус и мы привыкнем существовать и в таком режиме ― потому что этот вирус не исчезнет с лица земли.

Недавно я участвовала в большом международном экспортном совещании глав компаний, которые занимаются ИИ. Оно проходило в закрытом формате, и я не имею право рассказывать обо всём.

Но могу сказать, что лидеры глобальных корпораций обсуждают продление работы в условиях карантина как минимум до декабря.

Это связано с волатильностью самой пандемии: штамм вируса мутирует (причем этих штаммов уже несколько), вакцину разработать не успевают, социальные слои стремительно меняются, а гибридная система производства ― сочетание онлайна и офлайна ― выходит на первый план, причем законодательство к этому не вполне готово.

Пандемия — время стартапов

У компаний меняется принцип работы ― скажем, мы (Cognitive Pilot) за этот период создали целую онлайн-фабрику. Сейчас почти 82% штата ― на удалёнке. После того как пройдет пик заражений, часть будет переведена в офлайн, но частично люди продолжат работать в таком же режиме.

Неоднократно я сталкивалась с комментариями, что нашей компании повезло, мол, технологический бизнес сейчас взлетает, а ресторанный, туристический, зрелищный ― ждёт стагнация. На самом деле эти бизнесы не исчезнут ― люди всегда будут испытывать потребность во вкусной еде, выпивке и в зрелищах.

Базовая потребность не изменилась, но изменились формы обслуживания и логистики. Чем быстрее отрасль или бизнес освоит новый тип сервиса и маркетинга, тем быстрее они опять окажутся в спросовой нише.

При такой жёсткой перестройке неизбежно сменятся лидеры.

Пандемия ― это время молодых стартапов, потому что у них появилась возможность резко встать на ключевые позиции в новых отраслях.

Рынок не исчезает, он перестраивается, меняет структуру и лидеров.

Всем хочется хорошо организованного развлечения с понятным интерфейсом. К примеру, онлайн-кинотеатр Okko, которому без году неделя, закрывает эту потребность — и он поднялся сейчас предельно быстро.

Очень много стартапов, которые ставят целью снизить зависимость от присутствия человека, сейчас взлетят. Раньше нам нужно было убеждать всех в том, что важно снизить человеческий фактор в агроработах. Сейчас такой вопрос даже не поднимается. Никому уже не нужно объяснять, почему надо поставить робота на поле, снизить зависимость от самочувствия механизатора и его действий во время реализации ключевых сельхозпроцессов, таких как уборка урожая.

Азия набирает вес

В январе мы заказывали у одной европейской компании важную для нас деталь, компоненту в сборке роботов для сельского хозяйства. Это известная глобальная компания с многомиллиардным оборотом, не было сомнений в её надёжности. Но в марте вместо поставки нам сообщили, что заводы компании закрыты до конца мая и никаких поставок нет.

Завод компания, может, и закрыла, но в России нужно убирать поля, и мы нашли альтернативного производителя — что примечательно ― в России. Сейчас этот производитель уже запустил новую партию, и мы больше не вернёмся в прежнюю цепочку.

Когда та замечательная глобальная компания снова откроется в конце мая, то не досчитается многих клиентов, которые убрали её из списка поставщиков. Кто-то стал работать с Китаем, кто-то с Россией, кто-то с Сингапуром ― мир не монолитен, практически для любого типа продукции есть альтернатива.

Сейчас вес смещается в сторону Азии. Американские и европейские глобальные компании истерично закрывают свои офисы. Это очень серьёзное изменение экономических и производственных потоков.

Человек в центре катастрофы

Произошла глобальная катастрофа, и люди, как бы они друг к другу ни относились, должны сесть и договориться, ведь ситуация экстренная. Причём заметьте, что больнее всего эта ситуация ударила по развитым странам. Первое, чем все должны озадачиться, ― это социальная геополитика.

Такое количество растерянных людей в предельном стрессовом напряжении, столько сошедших с ума. Взять хотя бы последнюю историю: в США машинист локомотива попытался протаранить плавучий госпиталь, в котором находились больные коронавирусом. Мужчине 44 года, у него нет никаких медицинских показаний с точки зрения его невменяемости. Когда его задержали и допросили, мужчина сказал, что он бы повторил это ещё раз, потому что считает, что спасал свой штат от заразы, которая могла проникнуть с баржи на сушу.

В текущей ситуации, когда действия людей становятся неадекватными, необходима достаточно чёткая поддержка со стороны новых технологий.

Если бы на поезде стояла система контроля за действиями машиниста и экстренного торможения, то он бы просто не смог это сделать физически.

Кроме того, раз системы ИИ распространяются повсеместно, давайте думать о том, как переучивать людей, как их трудоустраивать, как контролировать развитие этих технологий и как не допустить атаку компьютерного вируса.

Если уж и рисовать картину апокалипсиса, то представьте себе, что вслед за биологическим вирусом, который сейчас косит людей, всех накроет компьютерный вирус. Представьте себе, что интернет ляжет, что всё, что мы сейчас выстраиваем онлайн, будет накрыто глобальным компьютерным вирусом, который разрушит удалённые системы.

Текущий период необходим, чтобы выстроить принципиально новую безопасность. Это время для задач другого уровня.