Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе и технологиях в России
Разобраться

Венчурный инвестор Владислав Солодкий — о горячих темах для финтех-стартапов и опасностях ICO

  • Настя Березина, автор Inc.

Владислав Солодкий заинтересовался финтехом пять лет назад — по его словам, тогда «такого слова еще не было». В 2012-м он запустил собственный венчурный фонд Life.SREDA и инвестировал $40 млн в 13 финтех-стартапов — американские мобильные банки Simple и Moven, немецкие Fidor bank и SumUp, британский фонд Anthemis Group и другие. Два года назад Солодкий открыл в Сингапуре фонд Life.SREDA II, который сосредоточился на азиатских финтех-стартапах. Инвестиции на общую сумму уже более $10 млн получили 8 компаний: сингапурские Fastacash, YoloLite, DataDepot и BAASIS, филиппинские Ayannah и Lenddo, индийский Mobikon и вьетнамский SoftPay, — и все эти проекты успешно развиваются. Солодкий рассказал Inс., чем рестораны привлекают стартаперов, почему ICO превратилось в казино и что мешает развитию финтеха в России (проблема — в менталитете фаундеров и Центробанка).


О стартапах и клиентах

Стартаперам в финтехе надо ориентироваться на малый и средний бизнес. Исторически финтех-стартапы стали появляться в основном для розничных клиентов, но сейчас активно развиваются новые решения для бизнеса. Традиционные банки такого рода клиентов исторически недообслуживают. В любом банке — два основных блока: розничный и корпоративный. Блок малого и среднего бизнеса потерялся между ними. Это золотое дно для стартапов. К тому же, сами по себе финтех-стартапы — это на 90% представители малого и среднего бизнеса.

Финтех активно работает с unbanked-клиентами (которые никогда не были клиентами банков. Таких людей — больше 2,5 млрд, многие из них живут в странах с развивающейся экономикой.

Финтех-стартап начинается с понимания клиента, а не с технологии. Надо идти в сферу, где потребителей плохо обслуживают (или вообще не замечают). Но если ты для клиента — первая финансовая услуга, ты его образовываешь, меняешь его потребительские привычки и остаешься с ним надолго.

Одна из самых горячих тем в финтехе за последний год — вторая волна бума на необанки (онлайн и мобильные банки). Особенно быстро развиваются решения для предпринимателей, для gig economy (банки для фрилансеров, или для работников маркетплейсов, или on-demand сервисов).

Работая с малым и средним бизнесом, финтех может получить более высокий чек и маржу. Небольшие компании готовы платить за хороший продукт и не требуют огромных скидок, как корпорации. Плюс — у них большие потребности в капитале.


Перспективные направления в финтехе для МСБ (по версии Владислава Солодкого)


• Необанки для бизнеса

• Онлайн-факторинг

• Онлайн-бухгалтерия

• Онлайн-трейдинг

• Insurtech (финтех-страхование)

• Онлайн-кредиты для студентов

Фото: Marc Tan/Inc.

Об экспансии финтеха

Для финтех-стартапов выигрышнее всего стартовать с сегмента Food & Beverage: с большой сервисной составляющей, огромным спросом на кассы, кредиты и mPOS-терминалы. Быстро внедряются удешевляющие и упрощающие технологии и технологии с вау-эффектом для клиента (например, предзаказы с планшета). Фаундеры тоже рвутся первым делом в F&B, где красивый и быстрый результат. Новую технологию в кафе журналисты, блогеры или инвесторы могут заметить, просто придя туда поесть. А если она произведет на них впечатление, может случиться виральный эффект.

Китайские Alipay и WeChat Pay начинают экспансию на новые рынки с F&B. Сейчас, например, они заходят в Таиланд, где первым делом идут в кафе и рестораны. Год назад AliPay так же выходил в Великобританию, добавив к общепиту зоны Duty Free в аэропортах. Это не только сервис, но и lifestyle-точки — технологии плюс эмоциональная составляющая и дополнительная ценность для клиента.

Финтех-стартапам стоит обратить внимание на только на необанки, но и на insurtech (новые онлайн сервисы для страхования). Этот сегмент стремительно развивается, и такие стартапы как Cuvva (мобильное автострахование) без лишнего шума и массированной рекламы набирают много клиентов уже сейчас.


На мировом рынке очень быстро растут маркетплейсы — например, Uber, Grab, Etsy и Airbnb. Их водители, арендодатели, дизайнеры и прочие поставщики услуг не являются ни сотрудниками этих компаний (а значит, не могут быть застрахованы), ни обычными розничными клиентами. Традиционные страховые компании им не могут ничего предложить. Это возможность для insurtech-стартапов.


Посмотрите на растущий сегмент коворкингов. Речь не только про стремительно набирающий капитализацию WeWork — бум такого рода бизнесов наблюдается в США, Китае, Австралии, Великобритании, Бразилии, Гонконге. Это не просто новый тип офисов — это еще и новый тип предпринимателей. Такие компании (от 1 до 50 сотрудников) тоже нуждаются в финансовых и страховых сервисах нового поколения.

Рынки Европы и США насыщены финтехом. Стартапы сначала конкурировали с банками, а потом — друг с другом. Самый интересный рынок сейчас — это Азия. Там огромное число людей, у которых в ходу только наличка. Финтех-стартапы первыми могут оказать им финансовые услуги. Китай вышел на первое место по объемам инвестиций в финтех с начала 2016 года, Россия четыре года назад входила в топ-10, но сейчас составляет статистическую погрешность.

Финтех через год-два будет азиатским. В США это — удел хипстеров (они любят новинки), а в Азии — масс-маркет. В Индии финтех поддерживается государством. Эта тенденция сохранится, если за это время не «рванет» Африка, конечно.

Гиганты из Китая и Индии со временем могут выйти в другие страны и скупить другие финтехи (или традиционных игроков) и конкурентов по всему миру, —AliPay в начале этого года подал заявку на покупку американского Moneygram, начал массово инвестировать и покупать в Азии.

Финтех-стартапы убили банки в Китае: они уступают позиции AliPay и WeChat Pay. В Сингапуре еще два года назад никто не боялся финтеха, а сейчас капитализация AliPay почти в два раза превышает капитализацию сингапурского DBS — крупнейшего банка в Юго-Восточной Азии.

Фото: Marc Tan/Inc.

О финтехе в России

Бурный рост финтеха в России пока невозможен. Здесь рынок очень протекционистский: интересы традиционных банков — хотя и неэффективных зачастую — защищает государство в лице ЦБ. Для роста финтехов нужно, чтобы им давали легкие лицензии, позволяющие существовать как отдельным компаниям (как это в Великобритании) или последовательно запрещать наличные (как в Швеции).

Первый вице-премьер Игорь Шувалов, когда был у нас в офисе в Сингапуре, спросил меня: почему в России финтех не «летит»? Я ему рассказал о новом типе лицензирования, лояльном отношении к «серой зоне» (когда ты делаешь что-то новое, что не противоречит законам, но и еще не регулируется новыми) и планомерном запрете наличных. Он рассмеялся: кто в же в России с нашим уровнем теневой экономики кэш запретит? Это же расстрельное решение.

В России нет системы поддержки стартапов экосистемой на всех этапах развития. Большинство проектов погибают — к очередному раунду финансирования их попросту некому поддержать.


99% процентов российских стартапов хотят делать продукт только для своей страны. Это в корне неправильно: финтех — часть диджитал-мира. В нем ты либо постоянно масштабируешься, либо умираешь. Стартап должен показывать свою способность к масштабированию. Иначе инвесторы не поверят в проект.


Российские программисты готовы работать в любой точке мира, а вот фаундеры — почему-то хотят развивать компанию из дома. Вопрос: ты занимаешься патриотизмом или бизнесом? Можно было бы ограничиться Россией, если бы наш рынок был сравним с американским, китайским или индийским по размерам.

Там, где «прут» финтех-стартапы в Сингапуре или Великобритании, фаундеры — в большинстве иностранцы, привлеченные государственными мотивационными программами. В России об этом не задумываются.

Российских фаундеров, чтобы начали мыслить глобально, надо вырывать из привычного рынка: активно вывозить за рубеж и знакомить с коллегами.

Российские стартапы могут попробовать свои силы в Азии. Там, в отличие от Запада, нет шор из-за санкций, а азиаты искренне считают Россию частью своего региона.

Финтех не может существовать на базе одного банка. Нужны платформы, работающие по модели BaaS (bank-as-a-service) — аренда банковской  инфраструктуры вместо создания или покупки. В России пока что такой инфраструктуры нет (в Азии, кстати, тоже).

Финтех-ассоциации Латинской Америки сделали офигенно умный ход: они договорились между собой и с регуляторами стран, что регуляторную базу для финтеха разработают одновременно для всего региона. В своей стране неправильно создавать условия только для себя: твои компании должны «бесшовно» выходить наружу, а иностранцы — приходить к тебе. В России на уровне банков пока нет понимания, что нужна мировая интеграция.

Российские банки скорее заигрывают с финтехом своими инновационными лабораториями. Это как с девушкой — ты встречаешься, но жениться не собираешься. Так и тут — пиар, хакатоны, конференции, награды есть, а бизнеса нет.

Фото: Marc Tan/Inc.

Про ICO и блокчейн

По объему привлеченных инвестиций финтех вышел на первое место среди всех венчурных индустрий еще 2 года назад. Но в блокчейн-стартапы из этих денег пришло совсем немного. Если вычесть все, что касается криптовалют, майнинга и спекулятивной торговли, — то объем инвестиций в блокчейн составляет 2,3% от всех инвестиций в финтех. Огромный же потенциал применения блокчейна лежит как раз за пределами чисто финансовых сервисов — например, в области государственного управления.

Сейчас ICO показывают феноменальные результаты, но есть две бомбы замедленного действия. Сейчас в СМИ полно статей о проектах, которые за 7 минут собрали $50 млн в криптовалюте, но на следующий день вам надо платить зарплату сотрудникам и рассчитаться с партнерами. Попробуйте заплатить биткоинами поставщику воды в офис или курьеру.

ICO очень любят те, кто намайнил кучу криптовалюты, а в кэш ее в таких объемах не превратить. Теперь они массово скидывают криптовалюту, покупая доли в компаниях. Перекладывают риск в пирамиде на следующее звено. А что происходит с владельцем? Он должен людям часть своей компании,  ничего не получив. Он начинает убеждать своих сотрудников, партнеров, клиентов тоже принимать крипту — и так по цепочке. Вот они-то и будут основными проигравшими. Это вторая бомба.

За практикой ICO скрываются очень правильные фундаментальные идеи, но пока что это казино.  Любой банкир скажет, что на МММ тоже можно заработать, — вопрос просто в том, когда ты выскочишь. Тот, кто делает это первым, — зарабатывает больше всех. Последние платят не только за себя, но и за пир остальных.

Плюс  ICO в том, что к инвестированию привлекаются потенциальные клиенты.  Одновременно с финансированием получаешь обратную связь: нужен ли твой продукт, как его лучше изменить.

Сейчас многие компании хотят сделать ICO ради ICO. Чтобы не было проигравших, на рынок должны выйти люди с токенами, обеспеченными материальной ценностью. И тогда это будет реально новый, продвинутый вариант обмена ценностью.


Что такое ICO

ICO ИЛИ INITIAL COIN OFFERING — первичная продажа стартапом цифровых монет (токенов) для

привлечения инвестиций. Токены привязаны к качественным показателям стартапа. Позже их можно использовать на платформе проекта в качестве внутренней валюты или торговать ими на биржах. Однако большинство токенов не дает их владельцам доли в компании или прав собственности. Рассчитывать на получение будущих прибылей стартапа тоже не приходится. Не случайно некоторые сравнивают токены с краудфандинговой кампанией, а не с традиционным венчурным финансированием.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России