Журнал

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Алексей Ивановский
создал приложение для развития креативности. Есть ли у него будущее?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

ПРИДУМАТЬ 23 июня

Александр Зеленин и его отец изобрели стоячее рабочее место-тренажёр, чтобы отучить людей от сидячего образа жизни. Вот что выходит из этой идеи

ПРИДУМАТЬ 23 июня

Александр Зеленин и его отец изобрели стоячее рабочее место-тренажёр, чтобы отучить людей от сидячего образа жизни. Вот что выходит из этой идеи

Текст
Мелинда Тайжетинова

Александр Зеленин всегда хотел открыть большое и полезное дело, а пока искал его, успел запустить сеть автомоек, кондитерский цех и службу заказа такси. Когда из-за сидячего образа жизни у него начала болеть спина, он придумал концептуально новый продукт: стоячее рабочее место (или стендфит) «Стоя». Разработать прототип помог отец — на это ушла всего неделя в гараже. В последующие 4 года, не прекращая дорабатывать продукт, Зеленин продал 150 «Стой» — они появились в коворкингах и офисах Москвы, Санкт-Петербурга, Ижевска, Казани и Уфы — и привлек инвестиции, но пока не вывел компанию в ноль. Предприниматель, его конкуренты и пользователи стендфита рассказали Inc., получается ли у «Стои» оседлать тренд на ЗОЖ — и при чём здесь школьная привычка раскачиваться.


«Стоя» — это рабочее место-тренажёр с возможностью раскачивания. Кто-то использует его для занятий: встаёт и начинает работать. А кто-то для отдыха: встаёт и сразу раскачивается, — это помогает эффективно переключаться между задачами.

Я сам активный пользователь «Стои» и провожу на ней 2–4 часа в день в зависимости от задач. Мой рекорд — два с половиной часа без перерывов: слушал вебинар.

В режиме хобби я занимался «Стоей» с середины 2016 года, а с 2019 — это мой фулл-тайм проект. В компании нас шестеро: четыре человека в команде продвижения и два человека в команде производства — следят за сборкой и комплектацией.

С чего всё начиналось (и неужели опять гараж)

В первый раз я попробовал работать стоя, когда из-за постоянного стресса и сидячего образа жизни у меня появились проблемы с поясницей. Мне не понравилось: затекали ноги, было неудобно, я ловил себя на том, что сутулюсь и не получаю удовольствия от работы. Я не мог долго работать стоя: что-то придумывал, конструировал для себя, но всё равно постоянно переминался с ноги на ногу и терял концентрацию.

Между вопросами с поясницей и появлением «Стои» прошло несколько лет: я успел получить психологическое образование, увлечься психофизиологией и йогой, загорелся идеей баланса. Однажды во время долгой пересадки в аэропорту я вдруг ощутил всю боль от того, что делаю со своим телом, и мне сильно не понравилась эта информация.

А уже через две недели на паре (я тогда учился на дизайнера) нам задали придумать решение какой-то своей проблемы, которая может возникать и у других людей.

В этот момент у меня в голове что-то щёлкнуло. Я представил аэропорт, где все люди стоят под наклоном, и решил: надо попробовать.

На следующие выходные я пришел к отцу в гараж и объяснил идею. У папы свой дом и руки растут из правильного места, так что через неделю мы сделали первый прототип.

У нас получилась ложа с наклоном, но стоять на ней можно было только по-солдатски и не больше 25 минут. Тогда я понял, что это не рабочая история, и ненадолго отпустил её.

Аттракцион из рессоры

Добавить раскачивание я решил, когда наблюдал за детьми на площадке. Они качались на каком-то пружинистом аттракционе, а я понял, что раскачивание может забрать на себя усталость от статичного положения.

Вы в первом классе качались на стуле? Те, кого я спрашиваю, чаще всего отвечают «да». Я копнул историю этого раскачивания и нашёл, что оно помогает бороться со стрессом. Как только на уровне подсознания организм чувствует напряжение, он начинает двигаться: происходит интуитивное раскачивание. Мы ещё не успели понять, что устали, а тело уже покачалось и растворило этот стресс. Первоклассники испытывают достаточно серьёзное напряжение и раскачиванием приводят в баланс свою нервную систему.

Идея с раскачиванием на металлических прутках не сработала. Но в то время у меня была небольшая сеть автомоек, и однажды я увидел, что на мойке валяется рессора. Я принес её в гараж, папа сделал ещё один прототип, с рессорой, и тогда я понял: вот оно, решение. Динамическое положение, в котором можно находиться достаточно долго.

Прототип на рессоре попробовали мы с отцом, другие родственники, друзья, которые не испугались, и у всех была примерно одна и та же реакция — улыбка.

Как привлечь внимание детей

Я продолжал заниматься «Стоей» в режиме хобби. Попросил отца изготовить ещё семь прототипов. Каждый из них обходился нам в 6—10 тыс. руб. Мы бесплатно установили их в спортзале, офисах и школе, чтобы собрать фидбэк.

Выяснили, что 65% посетителей спортзала так и не поняли, что это такое, но зато почти четверть — стали использовать «Стою» регулярно. А школьная учительница писала, что не знает, как правильно пускать детей на «Стою»: хотят все сразу.

После фидбэка я понял, что из этой истории может получиться самостоятельный проект. Особенно это утвердилось, когда у меня купили первую «Стою». Это был человек из фокус-группы, на которой мы хотели проверить «Стою» в частной клинике. На следующий день после исследования он позвонил мне и попросил изготовить для него «Стою» за 5 тыс. руб.

Это была первая продажа, потом была ещё одна — всё это пока гаражные прототипы. Всего папа помог мне сделать 20 прототипов, а потом у меня появился первый производственно-инвестиционный партнёр: он инвестировал в «Стою» несколько млн руб. деньгами и изделиями — и после этого мы начали развиваться как бизнес. Сейчас у меня и нашего операционного директора 53% компании, у двух наших инвестиционных партнёров — 47%.

Поставить на ноги Чубайса

Наши клиенты смотрят в сторону здорового долголетия и ищут способы продлить жизнь без медицинского вмешательства. Грубо говоря, мы делим их на тех, кто вынужден работать стоя, и тех, кто просто решил работать не сидя. Наша целевая аудитория — фрилансеры, топ-менеджеры и пенсионеры. Но есть и другие покупатели.

В b2b — это компании, которые заботятся о здоровье сотрудников и понимают, что «Стоя» — это материализованное проявление заботы. Мы проводили опрос в паре офисов и выяснили, что у сотрудников «Стоя» ассоциируется с заботой о них: «Вот, работодатель поставил, чтобы меньше сидели, чтобы были эффективнее, чтобы были здоровее. Спасибо ему, красавчик».

Коворкинги — тоже наши клиенты. Мы шутим, что со «Стоей» так же, как с ресторанами, в которых есть хотя бы одно вегетарианское блюдо: в любом коворкинге она воплощает ЗОЖ-тренды.

Точнее, она про ЗОТ — здоровый образ труда, — мы сами придумали это в компании.

Сейчас «Стои» можно попробовать в коворкингах SOK, «Ключи», технопарке «Нобель» в Ижевске. Среди наших клиентов — Игорь Манн, B2B-Center, «РТ Лабс», Xsolla. Год назад я защищал по «Стое» магистерскую диссертацию в МФТИ на кафедре технологического предпринимательства, и завкафедрой у меня был Анатолий Чубайс. После этого в «Роснано» тоже закупили несколько штук на пробу.

В среднем, один b2b-клиент покупает две—три «Стои» и часто заказывает индивидуальный принт. Поскольку производство пока не массовое, а себестоимость заметно выше плановой, доход с одного клиента посчитать непросто. Плановая маржинальность «Стои» — 38,5%.

Михаил Бродников

управляющий директор сети коворкингов SOK

Мы закупили четыре «Стои», по одной в каждый коворкинг, и я не могу сказать, что у нас есть постоянные приверженцы такой работы. Мне кажется, это устройство для временного использования (10–15 минут), а не для постоянной работы, это некий интертеймент. Я видел, как люди говорят на «Стое» по телефону: привстанут, качаются и разговаривают, — это прикольный сценарий, но это поговорил и ушёл.

У «Стои» есть своя специфика. Во-первых, нагрузка на вестибулярный аппарат из-за постоянного раскачивания. Во-вторых, она не фиксированная, на пружине, и ноутбук неоднозначно расположен на ней. Есть волнение за технику, что она возьмёт и упадёт. Не очень хочется уронить ноутбук за 200 тыс. — а когда он на столе, ты его только залить можешь.

Я думаю, это альтернативный способ работы, но он никогда не заменит работу в кресле. Люди отдыхают и развлекаются по-разному, но уже веками работают одинаково. Образ того, как человек работает, как он сидит в кресле или стоит за столом, настолько глубоко в нас — ничто не сможет его изменить.

Тест-драйв по спинам

Мы находим новых клиентов через презентации. Это классный канал для нас, потому что немногие решаются взять и купить «Стою», не попробовав. Мы планировали зайти в несколько городов через презентации в этом году, выйти на онлайн- и офлайн-ретейл. Но пандемия всё поменяла: последняя презентация была в феврале — и мы быстро переориентировались и начали продвигаться в интернете.

Сейчас наш самый активный канал продвижения — Instagram, хотя сначала мы делали ставку на Facebook. Мы подключили обе соцсети одновременно, но в Instagram аудитория росла быстрее, и мы решили сосредоточиться на нём. У нас есть b2b-клиенты, которых мы периодически обзваниваем, чтобы лучше прицелиться в таргетинге, узнать, всё ли устраивает, и получить от них предложения по доработкам.

Ещё хорошо работает сарафанное радио: около трёх недель назад мы запустили в пробный тест-драйв «Стои» в Москве. Пустили по рукам (в нашем случае не по рукам, а по спинам), то есть отдали человеку, он через неделю отдал следующему, тот передал следующему, и т. д. Если вы договорились с нами о тест-драйве, «Стою» доставляют вам домой, а следующий клиент забирает её уже от вас. Это снимает барьер «хочу попробовать»: человек тестирует «Стою» там, где хочет, и не 15 минут, а неделю.

Стоячий кинотеатр

По-хорошему мы начали заниматься продажами только в конце марта: с того времени продали около 70 «Стой». До этого основной задачей была доработка. Чтобы получить фидбэк и доработать продукт, мы продали 78 фабричных прототипов и 2 гаражных. Проделали достаточно большой путь с эдвайзерами: врачами, остеопатами и специалистом по эргономике. Функционалом уже можно хвастаться, но над дизайном ещё нужно поработать.

Я бы хотел сказать, что «Стоя» — это круто, здорово и модно. Но пока я могу сказать только «здорово».

Компания не прибыльна. В мае мы перешагнули полмиллиона рублей выручки. Выйти в ноль мы должны были в четвёртом квартале этого года, но коронакризис внёс свои коррективы. Сейчас мы не строим долгих планов: движемся мелкими шагами и ищем рабочую масштабируемую модель в новых реалиях.

Я не вижу смысла выходить в масс-маркет с новым продуктом. Я вижу смысл идти сразу в топ, потому что такой шутки раньше не было. Сейчас нам выгодно ещё какое-то время смотреть в премиум-сегмент и не снижать цену. Так мы сможем больше зарабатывать и инвестировать в развитие, разработку и расширение модельного ряда. Только после этого стоит выходить в масс-маркет.

Первое, что мы хотим сделать, — обновить дизайн. Второе — расширить линейку моделей. У нас есть запросы на детскую версию, а до пандемии вели переговоры с кинотеатрами. Ещё нужно работать над объяснением: что такое «Стоя», для чего она.

В ближайшее время планируем поднять стоимость и сконцентрироваться на b2b-клиентах и состоятельных фрилансерах. Также хочется расширить географию продаж и зайти в ретейл. Наша задача — выйти на тысячу продаж в месяц в ближайшие два года. Ведём переговоры с производствами, способными удовлетворить наши потребности по объёму, качеству и себестоимости, а также ищем инвесторов.

Неогранённый алмаз

Я работаю предпринимателем с 2001 года, и за это время успел запустить несколько проектов: сеть автомоек, кондитерскую, пункт приёма металлолома, летнее кафе, испытательную лабораторию и службу такси.

Во всех этих компаниях продукт был не моим — это были либо известные схемы, либо какие-то франшизы. «Стоя» — это моё изобретение, и оно поменяло моё отношение к продукту. Например, теперь мне не нужно запоминать информацию о продукте, как раньше, — я и так всё про него знаю. Мне не нужно мотивировать себя двигаться вперёд: я и сам хочу этого. «Стоя» научила меня любить критику и воспринимать её как неогранённые алмазы: я не оправдываюсь за кого-то, а отвечаю за себя.

Через десять лет я хочу увидеть «Стою» там, где люди подвержены последствиям сидячего образа жизни, потому что это зло, причем зло очень неявное, подкрадывающееся, но имеющее массу негативных последствий. Надеюсь, что «Стоя» станет общеупотребляемым девайсом среди людей, ведущих здоровый образ жизни.


Бизнес про «Стою»: интересно, но технологически несовершенно и рынка нет

Александр Щербаков

сооснователь компании Ergostol — она производит регулируемые по высоте столы, за которыми можно работать и сидя, и стоя

Мне нравятся любые идеи, которые содействуют эргономике. Я пробовал что-то подобное, когда мы начинали проект по регулируемым столам, но я работаю не только за ноутбуком. У меня есть дополнительный монитор, есть крепление для него, чтобы он был на уровне глаз, на столе постоянно что-то лежит: те же блокнот с ручкой есть. Я не могу взять ноутбук и пойти куда-то с ним: мне всё это нужно. «Стоя» подойдет тем, кому для работы нужен только ноутбук.

Вещь классная — есть в этом устройстве что-то интересное. Но технологически оно абсолютно несовершенное: листы фанеры с пружиной. Если бы туда добавили регулировку уровня столешницы, анатомическое повторение корпуса тела…

В рамках современного мира это очень простой вариант исполнения. Скопировать можно моментально. Никто этого не делает, потому что рынка, скорее всего, не будет.

Я не представляю, что в большую организацию кто-то купит сто штук таких. Это баловство. Идея хорошая, реализация — прикольная, но это не массовое производство. Чтобы развиваться дальше, должно быть что-то другое.

Сергей Хомяков

CEO биржи производителей мебели Furnad.сom

Как изобретение, «Стоя» — это что-то новое для рынка. Это хорошая альтернатива обычным сидениям, которые не несут нагрузки на ноги. Но по такой стоимости — это не массовая история. Для компании цена оправдана, потому что они потратили много денег на НИОКР и патент, но аналоги смогут делать дешевле.

Аренда — отличная бизнес-идея для подобных проектов. Сложно купить такой продукт, не протестировав.

С точки зрения производства, конструкция достаточно простая. Самое главное — как всё это собрано и научные испытания.

Дизайн мне в целом нравится, но можно ещё пофантазировать. «Стоя» не в каждый интерьер впишется. Она не выглядит полноценным рабочим местом — над этим ещё нужно поработать.