• Usd 65.59
  • Eur 76.23
  • Btc 6657.82 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Ричард Флорида: «Главное – не технологии, а креативность»

Ричард Флорида: «Главное – не технологии, а креативность»

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

Он работал в России, помогал Илону Маску, а теперь вырастил конкурента SpaceX

Он работал в России, помогал Илону Маску, а теперь вырастил конкурента SpaceX
Фото: Vector

В начале 2000-х инженер Джим Кэнтрелл одним из первых поверил в казавшиеся тогда безумными космические идеи Илона Маска. Однако с создателем SpaceX ему оказалось не по пути. Кэнтрелл проработал на руководящих должностях еще в нескольких компаниях, а 2 года назад внезапно создал собственную – Vector, – и теперь планирует максимально снизить стоимость космических запусков. В эту бизнес-идею уже поверили и инвесторы (стартап привлек $90 млн), и клиенты (готовы к подписанию договора на общую сумму в $1 млрд). Основатель Vector рассказал, почему ему пришлось расстаться с Илоном Маском, откуда возьмется большой спрос на ракеты и чему космическая индустрия может научиться у автомобильной.


Vector в цифрах


$90

млн. инвестиций привлек стартап.


130

сотрудников работает сейчас в компании.


$1,5

млн. будет стоить коммерческий запуск ракеты Vector-R.


8

коммерческих запусков планирует провести компания в 2019 году.


$1

млрд. – договоры на такую сумму готовится подписать компания.


«Серая» зона


Кэнтрелл вырос в Калифорнии и, по его признанию, «горел» совсем не космосом, а автомобилями. Вот почему в 14 лет он устроился механиком в кузовную мастерскую, а 4 года спустя записался на учебную программу по машиностроению в Университете штата Юта.

Как-то на глаза Кэнтреллу попалось объявление от Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства: студентам предлагали спроектировать марсоход. Практически забросив учебу, он с головой окунулся в решение этой задачи и в итоге получил стипендию калифорнийской Лаборатории реактивных двигателей NASA (там начинающему инженеру довелось участвовать в создании механизма Mars Snake). Но вскоре Кэнтрелла переманил Национальный центр космических исследований Франции – ему предложили отправиться в СССР, чтобы поработать в совместном советско-французском проекте.

«Это была серая зона. Сегодня, вероятно, мне бы не разрешили этого сделать, но тогда я просто делал это», — вспоминает предприниматель.

В Штаты Кэнтрелл вернулся сразу после развала СССР — в 1991 году. И тут же  столкнулся со сложностями при поиске работы. «Никто не хотел нанимать меня. Все считали меня предателем», — говорит он. А в крупных аэрокосмических компаниях от поработавшего в СССР инженера шарахались как от огня. «В Lockheed Martin меня сопровождали до долбаного туалета и стояли рядом с кабинкой. Настолько опасным я им казался», — рассказывает предприниматель.

В итоге Кэнтрелл вернулся в родной университет, где стал работать в Лаборатории космической динамики. Именно в это время на него вышел Илон Маск…


Полеты с Маском


По воспоминаниям Кэнтрелла, в июле 2001 года он ехал по делам на своем кабриолете, когда ему позвонили с неизвестного номера. Человек на другом конце провода тараторил об ископаемых видах топлива, космическом туризме и необходимости сделать человечество мультипланетарным. «Примерно за 30 секунд общения по телефону он раскрыл мне философию своей жизни», — вспоминает Кэнтрелл.

Звонившим оказался Илон Маск. В ходе последовавшей затем встречи он рассказал, что хочет создать компанию, которая будет отправлять грузы в космос. От Кэнтрелла Маску нужны были знания и связи в российской космической программе.

Спустя несколько месяцев появилась SpaceX. Кэнтрелл стал одним из первых ее сотрудников и занял должность вице-президента по развитию бизнеса. В период с 2001 по 2002 год он вместе с Маском неоднократно летал в Москву, однако там создателя SpaceX никто не воспринимал всерьез. Маску тогда едва исполнилось 30 лет и у него не было образования, хотя бы отдаленно связанного с ракетостроением. При этом на переговорах он занимал жесткую позицию и не шел ни на какие уступки.


Как-то на пути домой после очередной неудачной встречи в России Маск заявил Кэнтреллу и присоединившемуся к поездке Майклу Гриффину (возглавлял NASA с 2005 по 2009 год): «Думаю, мы можем строить ракеты самостоятельно». В ответ на смех собеседников Маск показал таблицы с расчетами тяги, размера конструкций и массы топливных элементов — оказалось, что он очень хорошо разбирается в ракетах.


«Мы хотели найти какую-то ошибку. Конструкции переходников между ступенями были немного легче, но казалось, что всё в порядке. Фактически это была ракета Falcon One. Илон сказал: «Когда мы вернемся в США, мы откроем компанию и построим эту ракету». Вот так началась компания SpaceX», — вспоминает Кэнтрелл.

Следующие несколько месяцев компания привлекала в свой штат ценных специалистов — он вырос до 30 человек. Кэнтреллу удалось привлечь в SpaceX Криса Томпсона (он занял пост вице-президента по развитию) и Тома Мюллера — технического директора, который работал над ракетными двигателями. 15 лет спустя стоимость компании оценивали уже в $25 млрд. По данным Bloomberg, она занимает 3 место среди самых дорогих частных компаний с венчурным участием.

Однако сам Кэнтрелл менее чем через год внезапно ушел из SpaceX. «Илон слишком часто кричал на меня. Мне хватило. И, откровенно говоря, меня не интересовало то, что он тогда делал. Я правда не думал, что он рассматривал это как коммерческую деятельность», — признается предприниматель (в SpaceX не стали комментировать его заявления).

Но именно Маск тогда научил Кэнтрелла важному правилу: делай то, что любишь, и делай то, в чем ты бесспорно хорош. Следующие несколько лет предприниматель занимался консалтингом в космической отрасли, но в конечном итоге разочаровался в индустрии и открыл компанию Vintage Exotics — она реставрирует и воссоздает винтажные автомобили.


Готовность к запуску


В 2013 году Кэнтрелл обратил внимание на рост числа стартапов в космической отрасли и задумался о собственном проекте. «Я начал замечать, что космос вновь становится веселой и интересной сферой», — вспоминает Кэнтрелл. Все сомнения в готовности отрасли к появлению новых компаний отпали после того, как в 2014 году Google купила производителя спутников Skybox.

Кэнтреллу показался наиболее перспективным запуск наноспутников (небольших космических аппаратов массой от 1 до 2 кг) — в этой сфере тогда уже работали компании Spire, Planet Labs и Capella Space. Он продал свои акции SpaceX (сумма сделки осталась в тайне) и в марте 2016-го запустил компанию Vector вместе с Эриком Бреснардом и инженером Джоном Гарви (именно он обучал Маска ракетостроению). Вскоре к стартапу присоединились и несколько сотрудников Vintage Exotics.


Кэнтрелл сделал ставку на конвейерное производство — оно, по его расчетам, позволит создавать и запускать сотни небольших грузовых ракет каждый год (и продавать место в них за несколько миллионов долларов). «Сейчас автомобилестроение и ракетостроение — два совершенно разных мира, — говорит предприниматель. — Я подумал, что мы можем сделать процесс создания ракет более похожим на систему.


Рынок достаточно большой, чтобы выдержать все эти небольшие запуски. Если мы сможем массово производить ракеты, то мы сможем позволить покупателям когда угодно лететь куда угодно».

Кажется, потенциал Vector убедил инвесторов. Уже в течение первого года работы космический стартап привлек более $30 млн от таких инвесторов, как Sequoia Capital и Shasta Ventures. Сейчас, по словам Кэнтрелла, компания закрывает раунд финансирования на $60 млн, приближаясь к общей сумме привлеченных средств в $90 млн.

Стартап уже провел два тестовых запуска 12-метровой ракеты Vector-R. Свой первый коммерческий пуск компания планирует совершить к концу этого года.


Иэн Бойд

профессор авиа- и ракетостроения в Университете Мичигана, научный советник ВВС США


Сейчас в год по всему миру запускают около 100 ракет. Главным фактором, который мешает компаниям заняться массовым производством ракет, выступает экономика: спроса на большое количество запусков попросту не было.

Запуски ракет всегда стоили дорого: даже на пуск ракеты SpaceX, предложившей отправлять в космос многоразовые ракеты, тратят около $60 млн. Однако ситуация меняется, и сейчас можно создать небольшие космические аппараты вроде наноспутников, из-за которых потребуется проводить больше запусков. Но пока спроса со стороны производителей спутников не хватает для поддержки всех производителей небольших ракет.


«Равновесие страха»


В основе бизнес-модели Vector лежит эффект экономии на масштабе: компания предлагает сокращать издержки, производя товар в больших объемах, как это делают в автомобильной промышленности. Опыт в сфере автомобилестроения позволяет компании внедрять тактику конвейера при строительстве ракет и создавать готовый продукт за считанные дни. Обычно на создание ракеты уходит от 12 месяцев.

По мнению Кэнтрелла, его компании удастся поддержать отрасль. «Само существование этих ракет стимулирует спрос на них», — считает предприниматель. Среди конкурентов Vector — компания Rocket Lab, впервые запустившая в этом году 17-метровую ракету Electron, и проект Relativity Space, который создает ракеты с помощью 3D-принтера. Кроме того, SpaceX по-прежнему остается надежным вариантом для компаний, которые хотят запустить спутник в космос.


Для клиентов Кэнтрелла стоимость коммерческого запуска ракеты Vector-R будет начинаться от $1,5 млн, а более крупной Vector-H — от $3,5 млн. В следующем году в планах стартапа — как минимум 8 коммерческих запусков, а к 2020 году компания планирует увеличить этот показатель до 25.


Однако Кэнтрелл рассчитывает этот план перевыполнить и совершать не менее 100 пусков в год. По словам Кэнтрелла, в Vector подписали или близки к подписанию договоров об участии в запусках на общую сумму примерно $1 млрд.

В сентябре Vector получила патент на жидкостные кислородно-пропиленовые ракетные двигатели — это должно сократить затраты на космические миссии. По словам менеджера программы NASA Тимоти Чена, новый тип топлива максимизирует тягу и снижает затраты. «По сути, он позволяет Vector создать ракету с минимальными затратами», — отмечает эксперт.

Сейчас в Vector работает 130 сотрудников и компании нужно быстро расти, обходить новых конкурентов, а также не потратить все деньги, чтобы не отпугнуть инвесторов. «Это — равновесие страха, в котором я нахожусь ежедневно. Однако здесь нечего доказывать. Речь идет о реализации. Поэтому я действительно думаю, что пока мы не терпим неудач, мы можем превзойти наши цели», — говорит Кэнтрелл.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России

Gett для Бизнеса

Вам шашечки, или ехать?

Узнать больше

Gett для Бизнеса

Все фишки
и секреты сервиса