• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Олег Железко, Da Vinci Capital: «За последние 10 лет хорошие деньги заработали те, кто инвестировал вне России»

Олег Железко, Da Vinci Capital: «За последние 10 лет хорошие деньги заработали те, кто инвестировал вне России»

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

Бизнес Казахстана, — о рынке b2g, низких налогах, рисках вечного президентства и отсутствии проверок

Бизнес Казахстана, — о рынке b2g, низких налогах, рисках вечного президентства и отсутствии проверок
Фото: Simon Dawson/Getty Images

Пока в столице Казахстана продолжаются протесты против переименования её из Астаны в Нурсултан в честь первого президента, предприниматели готовятся к переменам. Преемник Назарбаева Касым-Жомарт Токаев говорит, что намерен поддерживать стартаперов. Inc. спросил предпринимателей Казахстана, насколько легко живется бизнесу в республике.


Рамиль Мухоряпов

сооснователь и гендиректор холдинга Chocofamily. Компания-лидер на рынке e-commerce Казахстана.


Казахстан занимает 28 строчку в мире в рейтинге Doing Business — это говорит о многом. Президенту Назарбаеву точно надо сказать спасибо, что он всегда поддерживал и защищал предпринимателей. В Казахстане можно зарегистрировать компанию за 5 минут через интернет. В стране низкие налоги: 12% НДС, 10% индивидуальный подоходный налог, 11% социальный налог, 20% налог на прибыль корпораций.


Что касается IT отрасли, то в рамках программы «Цифровой Казахстан» для сектора беспрецедентные льготы: 0% налог на прибыль, 0% индивидуальный подоходный налог, 0% социальный налог.


В Казахстане идет процесс декриминализации экономических преступлений — практически нет арестов предпринимателей. А с 2014 по 2016 год в стране вообще был мораторий на проверки субъектов малого и среднего бизнеса.

Наш пример: за 8 лет работы в компании не было ни одной (!) проверки со стороны регулирующих органов. Можете представить себе такое в России? Налоговые органы внедрили систему оценки рисков — проверяют в первую очередь тех, у кого подозрительно низкий коэффициент налоговой нагрузки.

Работают программы поддержки предпринимательства — мы не пользовались, но ряд знакомых предпринимателей получают субсидию процентной ставки по кредиту: если аккредитованный банк согласен выдать тебе кредит, государство в лице фонда поддержи «ДАМУ» покроет 7% ставки за свой счет. Это очень существенно.

В предпринимательском сообществе критике подвергается в основном высокая степень участия государства в экономике. Это ведет к появлению класса псевдо-предпринимателей, занимающихся тендерами в гос- и квазигоссекторе, — поле для коррупции. Есть планы по проведению приватизации и даже цель снизить долю государства в экономике до 15%, но пока мы все же достаточно далеки от этого.


Айсана Ашим

журналист и предприниматель, основатель The Village Казахстан


Мне 27 лет, я ровесница независимости Казахстана и всю жизнь жила при Назарбаеве. Как предприниматель скажу, что при Назарбаеве было не так уж плохо. Из плюсов: довольно простая процедура открытия бизнеса, не такие высокие налоги, отсутствие рэкета, сниженное количество лицензируемых видов бизнеса и проверок (до 3-х лет после запуска), выдача кредитов на льготных условиях — к примеру, до 18 месяцев можно было платить только проценты по кредиту без выплаты основного долга.


Минусы тоже были, скажем, девальвация национальной валюты и малое покрытие интернета (только в последние годы оно расширилось). А еще маленькое население (18 млн), огромная территория — отсюда сложная логистика.


Бизнес активно шел только в мегаполисах — Алматы, Астане, в последние годы еще в Шымкенте. Еще в стране мало производства — бизнес в основном в сфере услуг и торговли.


Алексей Ли

предприниматель, основатель систем онлайн-продажи билетов в театры и кино «Тикетон» и авиабилетов «Авиата». («Авиата» занимает второе место в списке крупнейших торговых онлайн площадок в Казахстане). CEO онлайн-супермаркета Arbuz.kz.


В целом я очень доволен инфраструктурой для бизнеса, которая была создана в эти годы. У нас ТОО (ООО) открывается за секунды через портал правительства, многие остальные процедуры также проходят электронно, включая и налоговую отчетность и пр. Мы явно ушли далеко вперёд от «лихих 90-х» и даже от 2000-х. У нас практически нет случаев явного вымогательства и коррупции, незаконных и внеплановых проверок различными службами, никто не «кошмарит» бизнес. Конечно, иногда такое случается, но это, мне кажется, скорее исключения из правил. Если со стороны бизнеса есть правильная реакция с жалобой в инстанции, то дальше всё решается в правовом поле.

Из минусов — конечно, с «пожизненным» президентом все учитывали страновые риски. Соответственно, во-первых, мультипликаторы при инвестировании отличаются в разы от развитых стран, а во-вторых, по аналогии с РФ, иностранный капитал в страну заходит гораздо сложнее и местный капитал также уходит в гораздо большей пропорции за рубеж, чем следовало бы.


Ларион Лян

основатель холдинга «IC-Group», одной из крупнейших клининговых компаний на территории Республики Казахстан.


На самом деле в Казахстане работать можно и нужно. В Казахстане очень много национальных компаний. По сути, весь рынок в Казахстане — это рынок BtoG (business to government). Говорят, чтобы развиваться, нужно быть чьим-то племянником или сыном, но, на самом деле, это все вчерашний день. Я из простой семьи, у меня не было никаких связей, однако сегодня портфель наших клиентов — это на 60% BtoG.

При нынешней системе есть все условия для развития малого и среднего бизнеса. Обвинять государство — это не про меня. Надо просто осознавать, что ты — причина той или иной ситуации, надо уметь брать ответственность.


Я считаю, что российский рынок намного интереснее, но если взять налоговую сторону, в России условия намного жестче.


Мы начинали компанию непосредственно с уборки квартир, все дочерние организации открывали для усиления основной компании, которая занимается клининговыми услугами. Мы производим бумагу, текстиль, бытовую химию, у нас есть прачечная. Более 350 корпоративных клиентов, более 6 тыс. сотрудников, работаем в 17 регионах.