Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе и технологиях в России
Разобраться

Бизнес о кризисе: «Мы готовимся отрывать зад от стула и работать, работать, работать»

Бизнес о кризисе: «Мы готовимся отрывать зад от стула и работать, работать, работать»
Изображение: The Big Short

Новости день ото дня все больше пугают: мир на пороге третьей мировой, против России вводят все больше санкций, каждую неделю наблюдаются скачки курсов валют. Кризис стал естественным фоном. Мы спросили у российских предпринимателей, готовы ли они к катаклизмам и что делают, чтобы пережить угрозу. Владельцы компаний тщательно планируют свои дела, не волнуются о том, что они не могут контролировать, продумывают худший сценарий, готовятся много работать и прокачивают стрессоустойчивость как у Чака Норриса.


Алексей Петропольский

руководитель юридической компании Urvista


В России любой бизнесмен должен обладать стрессоустойчивостью уровня «Чак Норрис», потому что он может потерять все в любой день. К сожалению, люди уже привыкли к скачкам курса в 200%, так что падение рубля на 10-20% не трагедия для стабильной компании. Внешнеполитическая истерия — это вообще уже часть российского менталитета, но бизнес в стране по-прежнему существует и приносит прибыль. Так что компании, которые пережили предыдущие кризисы, уже научились подстраиваться под экономические перепады и скачки.

Готовиться нужно к тому, что спрос на услуги уменьшится, как и количество денег у людей. Просто потому что любой скачок курса или санкции способствуют повышению цен в целом. Налоги тоже будут повышаться. Плюс нужно готовиться к новому правительству, которое в любом случае начнет передел на внутренних рынках. Оно будет «сбивать с тронов» людей из прошлого правительства и пытаться всеми способами аффилироваться с бизнесом. Для компаний, чья деятельность связана с госзакупками или просто с госструктурами, серьезно изменятся правила игры. Небольшие новые компании смогут проявить себя и забрать госзаказы, если смогут найти подход к новым людям в правительстве и встроиться в систему.

Юристы готовятся к шквалу банкротств — неустойчивые компании однозначно будут уходить с рынка. И если для бизнеса нынешняя экономическая ситуация — это проблема, то для юридической отрасли скачки курса — это время жатвы, которое принесет дополнительные источники дохода.


Александр Ларьяновский

управляющий партнёр Skyeng


На любой кризис есть две реакции: эмоциональная и рациональная. С эмоциями справиться легче всего: загружайся работой, пока не станет пофигу на все остальное.

Чем меньше времени на рефлексию по поводу чего-то, что ты не контролируешь, тем спокойнее. Беспокойство достаточно легко снимается планированием. Делай план А, план Б, продумывай, тренируйся.

Прошлая волна кризиса  — 2014 года  — дала нам резкое ускорение бизнеса. Вполне вероятно, что и в этот раз у людей возникнет потребность в инвестициях в собственное развитие. Мы будем изменять цены на занятия с носителями языка  — повышать или понижать, в зависимости от курса доллара, но сейчас с native speakers занимаются менее 10% наших учеников, поэтому большинство все же это не затронет.

Мы все еще стартап, поэтому мы в любом случае пересматриваем стратегию раз в квартал.


Лориана Сардар

сооснователь каршеринга BelkaCar


Хотя санкции и не коснутся нас напрямую, так как никто из аффилированных лиц компании не входит в санкционный список, косвенно мы все же можем ощутить на себе их последствия, а именно сложности работы с контрагентами и банками. Кризис отразится на всех участниках рынка — это связано и с ростом курса валют (ведь многие статьи расходов привязаны к валюте), и с ухудшением кредитных условий на лизинг и другие продукты.

Мы всегда держим в голове худший сценарий, который в первую очередь приведет к росту расходов, снижению маржинальности и увеличению стоимости услуги для конечного потребителя. Но надо отметить, что каршеринг всегда был антикризисным продуктом. В кризис людям сложнее приобрести новый автомобиль, использовать такси на постоянной основе тоже дорого, а каршеринг как раз недорогая альтернатива. Мировой опыт показывает, что в кризисные годы спрос на услуги каршеринга растет.

Мы смотрим на происходящее более-менее спокойно, поскольку кризис вряд ли затронет наш сервис: и выручка, и расходы компании завязаны на рубле. Однако наших клиентов это коснется, так как в ряде компаний закупки осуществляются в валюте.

Поскольку сама система, по которой работает сервис, призвана повысить эффективность отдела продаж, подобные события нам на руку: компании начинают пересматривать свои процессы и искать инструменты повышения эффективности. Мы готовимся отрывать зад от стула и работать, работать, работать. Коллегам советуем поступать так же.


Анатолий Хмелевской

сооснователь Shoe Brush


Страшно и обидно от происходящего. Судя по нашим партнерам, поставщикам и клиентам, никто не успел осознать, что происходит, — все напуганы и пока не понимают, чего ожидать. Пока все в ступоре и ничего не предпринимают, продолжают работать в обычном режиме. Непонятно, что произойдет завтра, — каждый день полон сюрпризов.

Я считаю, что мы смогли довольно неплохо подготовиться к подобной ситуации за последние два года, наладив выпуск профессиональной линейки средств в России. Это позволяет практически не зависеть от импорта. Арендная ставка может повыситься, но, думаю, нам удастся сохранить уровень цен на услуги. При нынешнем объеме аренда — не самая большая часть наших расходов, а другие косты мы постоянно оптимизируем и думаем, на чем можно сэкономить.

У нас были масштабные планы по расширению, но скорее всего пока будем действовать более аккуратно и работать над возможностью открыть подобный проект в европейских странах. Уверенности, что нынешнее обострение отношений с Западом не скажется на бизнесе, нет, но нужно хотя бы попробовать.


Майя Котляр

CEO компании по индивидуальному туризму MAYEL Travel


Продажи к летнему сезону у нас как шли, так и идут. Я уверена, что после любых экономических катаклизмов следует рост и стабильность. Любой экономический коллапс сказывается на рынке. Люди, особенно туристы, с которыми работает MAYEL Travel (основные наши клиенты имеют доход выше среднего), как ездили отдыхать, так и будут ездить, даже если курс доллара не останется на уровне 60 рублей. Клиенты просто устают за долгую зиму и им необходимы выезды на море.

В кризис 2014 года люди оправились после «психологического шока» от двойного ослабления рубля и продолжили путешествовать. Как ни парадоксально, наша компания с тех пор ежегодно увеличивалась в два раза. Это произошло на фоне гигантского «потопа» и резкой очистки рынка от «массовых» игроков. Все тоже самое происходит сейчас.


Михаил Перегудов

СЕО и основатель Партии Еды


Сиюминутно на наш бизнес очень плохо влияют скачки валют, потому что мы продаем продукты питания, часть из которых (около 40%) заказываем за рубежом. Но и стоимость продуктов, которые мы закупаем в России, также зависит от курсов валют. Например, на прошлой неделе все поставщики продуктов подняли свои цены на 10%, и, судя по всему, нам тоже придется увеличить цены наших коробок. Очевидно, это плохо скажется на показателях, часть клиентов, возможно, уйдет. Если говорить о долгосрочной перспективе, то мы стараемся не обращать внимание на подобные вещи, потому что они от нас не зависят.

Единственное, что утешает, — все игроки на рынке находятся в одинаковых условиях. И нужно работать и дальше максимально хорошо. Политическая напряженность в мире приводит к тому, что невозможно планировать что-то на длительный срок или инвестировать во что-то. Поэтому инвесторы предпочитают вкладывать в то, что быстро окупится и откуда можно быстро вывести деньги. И это одинаково плохо как для бизнеса, так и для экономики и страны в целом.

Что делать в такой ситуации, каждый решает для себя. Партия Еды уже пережила продуктовые санкции и кризис 2014 года, за которыми последовал рост нашего сервиса. Поэтому мы надеемся, что переживем и этот сложный период. Каким-то кардинальным образом менять стратегию, локацию или бизнес-процессы мы не собираемся.


Петр Иванов

сооснователь креативного агентства DEPARTÁMENT Creative Event Marketing


Сейчас мы делаем большое мероприятие в Европе для японского автомобильного бренда и брифуемся перед выездом из Милана в Цюрих, поэтому тема курса для нас особенно актуальна. Если курс рубля падает, а бюджет проекта уже утвержден — возникает риск сокращения объема услуг для гостей мероприятия. Это крайне нежелательно, поэтому в нашем договоре с клиентом существует пункт об одностороннем пересчете сметы, если колебания курса валют составили более 3%. Что собственно сейчас и происходит. Обычно курс валют неизбежно отражается на декорациях, потому что многие материалы закупаются там. Но пока мы сильно этого не почувствовали.

В кризис 2008 года, который случился на заре нашего бизнеса — когда компания была совсем молодой, — нам пришлось очень тяжко: отменились проекты, мы уволили всех сотрудников и остались вдвоём с партнёром. Даже искали работу на стороне, когда заказов не было несколько месяцев.

Глобально в моменты неопределенности или кризиса мы мотивируем ключевых специалистов на конечный финансовый результат — чистую прибыль. Тогда сотрудники глубже понимают экономику компании, имеют возможность влиять не только на доходы, но и на расходы, что позволяет находить новые источники экономии. Мы все плывем в одной лодке, и внутри коллектива нет недовольных даже в моменты жесткой оптимизации.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России